ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Демидов.

26 января 2010 года

город Ульяновск

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:
председательствующего Колобковой О.Б.,
судей Костенко А.П., Шлейкиной О.В.,
при секретаре Яковлевой Т.Ю.

рассмотрела дело по кассационной жалобе ЗАО «И***» на решение Засвияжского районного суда города Ульяновска от 16 октября 2009 года, по которому суд решил:

В удовлетворении исковых требований закрытого акционерного общества «И***» к Ч*** о взыскании задолженности, судебных расходов по оплате госпошлины и экспертизы отказать.

Заслушав доклад судьи Колобковой О.Б., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ЗАО «И***» обратилось в суд с уточнённым в ходе судебного разбирательства иском к Ч***. о взыскании задолженности.

В обоснование иска истец указал, что 14.03.2007 г. между ЗАО «И***» в лице генерального директора Р***. и ООО «С***» в лице директора Ч***. был заключен договор доверительного управления имуществом. Приказом ЗАО «И***» Ч*** была назначена управляющим кафе ЗАО «И***». Согласно агентскому договору от 01.01.2008 г., заключённому между ЗАО «И***» и ООО «С***», на Ч***., как на учредителя и директора «С***», возлагались обязанности по обеспечению своевременной оплаты налогов от деятельности кафе, принадлежащего ЗАО «И***», расходов по коммунальным платежам, счетов поставщиков кафе (п.3.1.1 договора). Для выделения финансовой деятельности управляющего кафе от иных видов деятельности ЗАО «И***» в марте 2007 г. был открыт самостоятельный расчетный счет ЗАО «И***» № *** в ЗАО Банк «П***», а с 13.02.2008 г. вместо него – расчетный счет № *** в Ульяновском отделении № *** Сбербанка РФ. Обладателем права первой и единственной подписи по которым и единственным обладателем сертификата ключа электронной цифровой подписи, дающего право доступа к информации по движению денежных средств и совершению операций с деньгами, являлась Ч***. Никто, кроме неё, к информации по указанным расчетным счетам доступа не имел. Согласно вышеуказанным договорам Ч***. должна была ежемесячно предоставлять Р***. отчеты о своей деятельности с приложением отчетов по кассе и отчетов по движению денежных средств, документы, полностью отражающие деятельность кафе. Кроме того, Ч***. состояла с ЗАО «И***» в трудовых отношениях, поскольку приказом от 14.03.2007 г. была принята на работу на должность управляющего кафе «Б***». 20.03.2009 г. уволена по собственному желанию. За время работы с 14.03.2007 г. по 20.03.2009 г. в должности управляющего кафе ответчица причинила ЗАО «И***» материальный ущерб на сумму 4 180 079 рублей, поскольку брала из кассы кафе денежные средства под отчет, однако авансовые отчеты и документы по ним не представляла, отчеты по деятельности кафе, договоры с поставщиками она генеральному директору за все время работы также ни разу не представляла. После увольнения Ч***. в ЗАО «И***» была назначена ревизионная комиссия, которая выявила задолженность ответчицы по подотчетным суммам. В связи с изложенным, ЗАО «И***» просило взыскать с Ч***. в свою пользу денежную сумму в размере 4 180 079 рублей, судебные расходы по оплате госпошлины в сумме 20 000 рублей и по оплате экспертизы в сумме 76 800 рублей.

Рассмотрев спор по существу, суд принял приведенное выше решение.

Определением суда от 19 ноября 2009 года исправлена описка, допущенная в решении суда, датой принятия решения вместо даты "16 сентября 2009 года" указана дата "16 октября 2009 года".

В кассационной жалобе, с учетом дополнений к ней, ЗАО «И***» просит отменить решение, считая его незаконным. В обоснование жалобы изложены доводы, аналогичные мотивам обращения в суд первой инстанции. Кроме того, по мнению автора жалобы, суд не применил ст. 243 ТК РФ, в соответствии с которой ответчица должна нести полную материальную ответственность. Считает, что в нарушение п.2 ст.12, ст. 186 ГПК РФ суд незаконно отказал истцу в содействии в реализации его права, создании условий для всестороннего и полного исследования доказательств, не удовлетворил его ходатайство о назначении по делу экспертизы давности изготовления представленных ответчицей корешков к авансовым отчетам и оценил эти документы как достоверные. При оценке доказательств судом нарушены требования ст. 67, п.2 ст. 71, п.3 ст. 61 ГПК РФ, что привело к принятию незаконного решения. Полагают, что суд необоснованно принял в качестве доказательств представленные ООО «С***» бухгалтерские документы, которые не имеют никакого отношения к бухгалтерскому учету и отчетности ЗАО «И***», и неправильно оценил заключение эксперта, все выводы которого свидетельствуют о наличии у Ч***. задолженности по подотчетным средствам. Достоверность представляемых ООО «С***» документов опровергается ранее принятыми в отношении Ч***. и У***. судебными решениями. Необоснованно судом применен и срок исковой давности к возникшим между сторонами отношениям. Несмотря на это, даже в пределах срока исковой давности имеется задолженность ответчицы по подотчетным суммам, которая должна быть с нее взыскана. Кроме того, ссылаются на то, что при ознакомлении с делом в суде кассационной инстанции представителю истца было представлено 7 томов дела, тогда как в суде первой инстанции дело было укомплектовано в 4 томах.

В возражениях на кассационную жалобу Ч*** просит решение суда оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав представителя истца А***., представителя ответчицы Б***., обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Из дела следует, что Ч***. с 14.03.2007 г. по 20.03.2009 г. работала в ЗАО «И***» в должности управляющего кафе «Б***», являющегося структурным подразделением ЗАО «И***», уволена с работы по собственному желанию по п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ на основании ее личного заявления.

В период работы ответчица как управляющая кафе получала под отчет денежные средства.

Предъявляя исковые требования, истец ссылался на то, что ответчица не отчиталась перед работодателем за расходование денежных средств, в связи с этим у неё имеется задолженность по подотчетным суммам в размере 4 180 079 руб., образовавшаяся за весь период ее работы.

Действительно, исходя из содержания ст. 243 ТК РФ, на работника возлагается материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей, а также в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Обязанность устанавливать размер причиненного ущерба и причину его возникновения Трудовым кодексом РФ, а именно статьей 247, возложена на работодателя.

В силу указанной нормы до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

Отказывая истцу в удовлетворении требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в установленном ст. 247 ТК РФ порядке проверка для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения работодателем проведена не была, документы, подтверждающие эти обстоятельства, отсутствуют, что уже само по себе лишает работодателя возможности возложить на Ч***. материальную ответственность за этот ущерб.

Суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание заключение ревизионной комиссии ЗАО «И***» от 05.08.2009 года, поскольку эта ревизия проводилась с нарушением требований, установленных ст. 247 ТК РФ, методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Минфина РФ от 13.06.1985 года. Ответчица о проведении этой ревизии не извещалась, объяснения для установления причины возникновения ущерба у нее не отбирались.

Более того, как пояснили допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей главные бухгалтера ЗАО «И***» К***. и Ка***. расходные ордера о выдаче под отчет денежных сумм Ч***. подписывались ими в начале августа 2009 года, т.е. после увольнения ответчицы.

Такие документы не могут быть приняты в качестве доказательств по данному делу.

В ходе рассмотрения дела ответчица не отрицала того обстоятельства, что действительно брала в период ее работы в ЗАО «И***» в должности управляющей кафе «Б***» из кассы предприятия под отчет денежные средства. Однако, по утверждению ответчицы и ее представителей, взятые под отчет денежные средства расходовались ею на нужды кафе, а бухгалтеру представлялись авансовые отчеты, остатки денежных средств сдавались.

В соответствии с пунктом 11 Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, регламентирующего выдачу денежных средств под отчет работникам предприятия лица, получившие наличные денежные средства под отчет, обязаны не позднее 3 рабочих дней по истечении срока, на который они выданы, или со дня возвращения их из командировки, предъявить в бухгалтерию предприятия отчет об израсходованных суммах и произвести окончательный расчет по ним. Выдача наличных денег под отчет производится при условии полного отчета конкретного лица по ранее выданному авансу.

Принимая во внимание положения п. 11 Порядка, суд первой инстанции обоснованно отверг доводы истца о том, что ответчица имеет задолженность по подотчетным суммам, полученным за весь период ее работы, т.е. с момента трудоустройства и до дня увольнения. Бухгалтерия предприятия не имела права выдавать Ч***. наличные денежные средства под отчет в случае непредставления последней отчета об израсходованных суммах и окончательного расчета по ним. В случае же нарушения установленного порядка ведения кассовых операций бухгалтерией предприятия и при отсутствии доказательств, с достоверностью подтверждающих факт неисполнения работником обязанности предъявления в бухгалтерию отчета об израсходованных суммах и производстве окончательного расчета по ним, на работника не может быть возложена ответственность по возмещению материального ущерба.

Учитывая, что по представленным истцом документам установить действительный размер ущерба не представляется возможным, суд правомерно отказал в удовлетворении иска в полном объеме.

Все представленные суду доказательства оценены правильно, в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Обоснованно не принято судом в качестве доказательства, подтверждающего размер причиненного истцу ущерба, заключение судебно-бухгалтерской экспертизы.

Из заключения судебно-бухгалтерской экспертизы № *** от 12.10.2009 года и пояснений эксперта в суде первой инстанции следует, что для проведения экспертизы сторонами были представлены документы, оформленные с нарушением требований действующего законодательства и правил ведения бухгалтерского учета. В связи с существенными недостатками по оформлению представленных на исследование отчетных документов, несоответствиями в их оформлении, контроль за правильностью составления которых осуществляет работодатель, расчет задолженности был произведен экспертом в трех вариантах.

Причем исходя из первого варианта расчета, эксперт выявил долг истца перед ответчицей в размере 122 268 рублей 20 копеек, по второму варианту долг ответчицы перед истцом в размере 1 159 617 рублей 12 копеек, а по третьему долг ответчицы перед истцом в размере 4 208 970 рублей 18 копеек.

Все выводы эксперта являются условно-вероятными, т.к. в связи с недостоверностью данных по ведению бухгалтерского учета, ненадлежащим оформлением бухгалтерских документов, грубым нарушением Инструкции ведения кассовых операций в Российской Федерации ЗАО «И***» сделать достоверные выводы о размере задолженности по подотчетным суммам, равно как и о наличии самой задолженности, не представилось возможным.

Суд первой инстанции, руководствуясь требованиями ст. 67 ГПК РФ, правильно оценил указанное выше заключение эксперта и обоснованно не принял в качестве доказательства, подтверждающего размер ущерба, приведенные в нем расчеты, т.к. условно-вероятное заключение эксперта не может быть положено в основание решения суда.

Иных доказательств, подтверждающих доводы истца, суду не представлено.

Судебная коллегия не может принять во внимание ссылку на необоснованный отказ суда в удовлетворении ходатайства о назначении по делу экспертизы давности изготовления представленных ответчицей корешков к авансовым отчетам. При отсутствии доказательств причинения истцу материального ущерба и его размера оснований для назначения такой экспертизы у суда не имелось.

Несостоятелен и довод истца о необоснованном применении судом срока исковой давности к возникшим между сторонами правоотношениям.

По смыслу ч.2 ст. 392 ТК РФ для обращения работодателя в суд с иском к работнику о возмещении ущерба, причиненного предприятию, установлен один год со дня его обнаружения.

Учитывая, что истцом предъявлены требования о взыскании сумм, полученных под отчет, днем обнаружения ущерба, в соответствии с пунктом 11 Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации следует считать третий рабочий дней по истечении срока, на который выданы денежные средства. Обязанность контроля за своевременностью представления отчетов о расходовании денежных средств и выявления факта недостачи возложена на работодателя.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что истцом предъявлены требования о взыскании сумм, полученных под отчет в период с 14.03.2007 года по 20.03.2009 года, суд обоснованно исходил из того, что по требованиям о взыскании ущерба за период с 14.03.2007 года по 17.08.2008 года срок исковой давности истцом пропущен.

Поскольку истцом не представлено доказательств уважительности причин пропуска срока, суд обоснованно применил к правоотношениям сторон срок исковой давности.

Не заслуживает внимания и довод жалобы о том, что в суде первой инстанции дело было укомплектовано в 4 томах, тогда как в кассационную инстанцию представлено 7 томов.

Как следует из дела, представитель истца А***. знакомилась с материалами гражданского дела 14.10.2009 года, заявление об этом имеется на л.д. 140 тома № 6, что уже само по себе опровергает приведенный выше довод.

Вместе с тем в судебном заседании 16.10.2009 года судом исследовались материалы дела, протокол судебного заседания от этой даты содержит сведения о наличии 7 томов дела, все имеющиеся в них документы оглашались судом перед удалением в совещательную комнату и принятием решения.

Замечания на этот протокол судебного заседания от представителей истца не поступали.

По мнению судебной коллегии, обстоятельства дела исследованы судом всесторонне, всем представленным доказательствам дана надлежащая оценка. Выводы суда по делу являются законными и обоснованными, так как они соответствуют установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего гражданского законодательства при его правильном толковании. Доводы кассационной жалобы истца являются аналогичными его мотивам обращения суд первой инстанции, которые являлись предметом исследования суда, в решении им дана подробная и правильная оценка.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что решение суда является правильным и по доводам кассационной жалобы отмене не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Засвияжского районного суда города Ульяновска от 16 октября 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу ЗАО «И***» - без удовлетворения.


председательствующий

судьи









Вернуться к судебной практике по делам о взыскании материального ущерба с работника


Вернуться к общему разделу судебной практики