ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Обзор судебной практики по гражданским делам, рассмотренным в кассационном и надзорном порядке во втором полугодии 2009 года

Дела, возникающие из трудовых правоотношений.


1. Положения ст. 395 ГК РФ не могут применяться к трудовым правоотношениям.

Р-ва Ф. и Р-в Д. обратились в суд с иском к КФХ «Р**» о взыскании убытков в размере, соответственно, 4353 руб. и 9502 руб., понесенных вследствие неправомерного удержания денежных средств подлежащих взысканию по решению Янаульского районного суда от 17 января 2008 года о взыскании заработной платы, из расчета 11% годовых учетной ставки банка за каждый день просрочки от суммы задолженности с момента вступления решения в законную силу 11 марта 2008 года по 18 сентября 2008 года в связи с тем, что ответчик добровольно не исполняет свои обязательства.

Решением Янаульского районного суда от 17 января 2008 года в удовлетворении исковых требований Р-вой Ф. и Р-ва Д. к  КФХ «Р**» о взыскании убытков отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РБ от  30 декабря 2008 года решение Янаульского районного суда РБ от 06 ноября 2008 года  отменено, по делу вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований истцов: о взыскании убытков с КФХ «Р**» в сумме 3897 руб. в пользу Р-вой Ф. и о взыскании убытков в сумме 10375 руб. в пользу Р-ва Д.

Постановлением Президиума Верховного суда РБ от 29 июля 2009 года кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РБ от 30 декабря 2008 года  отменено, дело направлено на новое кассационное рассмотрение, с указанием на следующее.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

В соответствии с п.2 ст.395 ГК РФ, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на основании п.1 ст.395 ГК РФ, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Материалами дела установлено, что решением Янаульского районного суда РБ от 17 января 2008 года принято решение о взыскании задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда в пользу Р-вой Ф. в сумме 83995 руб. и в пользу Р-ва Д. - 173925 руб.

В связи с неисполнением данного решения суда Р-вы обратились в суд с иском о взыскании убытков на основании ст.ст.15 и 395 ГК РФ.

Судом отказано во взыскании убытков по предъявленным основаниям ввиду того, что определением от  18 сентября 2008 года на основании заявлений взыскателей Янаульский районный суд произвел индексацию взысканных судом денежных сумм за период с 11 марта по 18 сентября 2008 года в пользу Р-ва Д. в размере 9588 руб., в пользу Р.Ф. в размере 4552 руб.

Кассационная инстанция не согласилась с данным решением и, отменяя его, сослалась на разъяснение п. 1 и п.23 совместного Пленума Верховного Суда РФ №13 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 14 от 08.10.1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» о том, что в том случае, когда суд возлагает на сторону обязанность возместить вред в деньгах, на стороне причинителя вреда возникает денежное обязательство по уплате определенных судом сумм. С момента, когда решение суда вступило в законную силу, если иной момент не указан в законе, на сумму, определенную в решении при просрочке ее уплаты должником, кредитор вправе начислить проценты на основании пункта 1 статьи 395 ГК РФ.

При этом судебная коллегия не учла, что указанное положение содержится в абзаце втором п.23 данного Постановления.

А в абзаце первом  пункта 23 указанного постановления разъяснено, что   при разрешении судами споров, связанных с применением ответственности за причинение вреда, необходимо учитывать, что на основании статьи 1082 Кодекса при удовлетворении требования о возмещении вреда суд вправе обязать лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 Кодекса).

Спор же, возбужденный Р-выми, не связан с исполнением обязательства из причинения вреда и не вытекает из гражданско-правовых отношений. Данный спор вытекает из трудовых правоотношений, поскольку связан с исполнением  обязанности ответчика по выплате заработной платы.

Кроме того, суд кассационной инстанции не учел, что в силу ст.ст.15, 395 ГК РФ взыскание убытков возможно лишь с момента  возникновения права на получение задолженности  и с момента   нарушения данного права.

В данном же случае  истцами поставлен вопрос о взыскании в виде убытков  процентов в связи с невыплатой денежных сумм, присужденных судом.

Между тем, процент индексации указанных сумм уже был взыскан судом в порядке ст.208 ГПК РФ, что подтверждается определением Янаульского районного суда РБ от 18 сентября 2008г.

Кроме того, необходимо отметить, что регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона  применения норм гражданского законодательства противоречит статье 5 Трудового кодекса РФ, не предусмотрено статьей 2 Гражданского кодекса РФ и основано на неправильном  толковании и применении норм этих двух самостоятельных отраслей  законодательства. Трудовое право имеет свой предмет и метод регулирования общественных отношений, отличные от предмета и метода гражданского права.

Определением суда от 18.09.2008г. индексация присужденных судом сумм была произведена за период с  11 марта 2008г. (с момента вступления в законную силу решения суда о взыскании зарплаты)  до  сентября 2008г. (т.е. до рассмотрения заявления по индексации).

Кассационная инстанция не учла данное обстоятельство и вновь взыскала за указанный период проценты, руководствуясь ст.395 ГК РФ.


2. Вопрос о применении срока исковой давности по трудовому спору должен рассматриваться и разрешаться в отдельном определении или в самом решении, принятом по делу, но не путем вынесения дополнительного решения.

В-ва обратилась в суд с иском к ИП А-ву С. А. о признании трудового договора заключенным и взыскании заработной платы, мотивируя тем, что 21.01.2008 года принята ИП А. на работу продавцом в магазин «Д.», расположенный по адресу: г. Стерлитамак, ул. Мая, д. 0, ответчик трудовой договор не оформил, но к работе её допустил. 09.09.2008 года ушла в декретный отпуск и ответчик произвел оплату дородового отпуска в размере 3 150 рублей, однако компенсацию за очередной отпуск и заработную плату не выплатил, просила взыскать заработную плату в полном объеме.

Решением Стерлитамакского городского суда РБ от 13 августа 2009 года трудовой договор между продавцом В-ой и индивидуальным предпринимателем А-м А.С. признан заключенным с 21.01.2008 года.

С ИП А-а А.С. в пользу В-вой взыскана зарплат 11 076 рублей, компенсация морального вреда 30 000 рублей, судебные расходы 1 800 рублей.

В удовлетворении остальной части иска В-ой отказано.

Дополнительным решением Стерлитамакского городского суда РБ от 23 сентября 2009 года в применении срока давности обращения в суд при рассмотрении искового заявления В-ой к Индивидуальному предпринимателю А-ву А. С. отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан, а также  дополнительное решение этого же суда отменены, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Отменяя судебные постановления, судебная коллегия исходила из следующего.

В соответствии с ч. 2 ст. 152 ГПК РФ, при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд, судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Ответчик в своих возражениях к иску от 9 апреля 2009 года, то есть, до вынесения судом решения, заявил о применении по спору срока обращения в суд, предусмотренного ст. 392 ТК РФ, согласно которой работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Поскольку истица утверждала об уходе ее в декретный отпуск с 9 сентября 208 года и  о невыплате работодателем ей зарплаты с указанной даты, а в суд она обратилась 27 февраля 2009 года, то суду следовало обсудить вопрос о возможности применения при разрешении спора заявленного стороной ходатайства о сроке обращения в суд. Причем, по смыслу ст. 152 ГПК РФ указанный вопрос должен быть обсужден до разрешения спора по существу.

Суд, напротив, сначала разрешил спор по существу, а затем в дополнительном решении обсудил вопрос о применении срока обращения в суд.

Суд в дополнительном решении от 23 сентября 2009 года посчитал, что заявителем срок обращения в суд не пропущен, поскольку основным решением суда от 13 августа 2009 года заявленные ею требования признаны обоснованными.

Однако с указанными выводами суда согласиться нельзя, поскольку вопрос о пропуске срока обращения в суд не состоит в причинно следственной связи с  обоснованностью либо  необоснованностью заявленных требований. Срок обращения в суд зависит от его начала течения, который определен ст. 392 ТК РФ, как день, когда работник узнал, или должен был узнать о нарушении своего права.

Суд указал в дополнительном решении также и о том, что заявителем срок обращения в суд не пропущен, поскольку 31.10.2008 года А-в А.С. выплатил заявителю часть задолженности по зарплате в размере 3 150 рублей, признав долг, сославшись при этом на ст. 203 ГК РФ, согласно которой течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что  действия ответчика по выплате 31 октября 2008 года свидетельствуют о признании долга и прерывают срок обращения в суд, который с указанной даты начинает течь заново.

Между тем, суд установил, что между сторонами сложились трудовые отношения, а к трудовым правоотношениям нормы Гражданского кодекса РФ не применимы, поскольку к ним применяются положения Трудового кодекса РФ.



Источник





Вернуться к другим обзорам судебной практики по делам, возникающим из трудовых правоотношений


Перейти в раздел судебной практики

________________________________________

Если Вы хотите поделиться решением суда по трудовому спору, присылайте его через форму обратной связи