Справка Архангельского областного суда по результатам обобщения судебной практики по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц

   23 ноября 2006 года      


1. Предмет и цель обобщения      

Настоящее обобщение проведено в соответствии с планом работы Архангельского областного суда на второе полугодие 2006 года.   

Предметом обобщения является практика рассмотрения судьями районных (городских) судов Архангельской области дел по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц, рассмотренных за 9 месяцев 2006 года.   

В процессе обобщения изучены дела, рассмотренные судьями районных (городских) судов, практика судебной коллегии по гражданским делам областного суда, практика президиума областного суда.   

Целью данного обобщения является проверка законности соблюдения конституционного права граждан на труд, своевременности судебной защиты и правильности применения норм трудового законодательства при разрешении споров о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц, выработка единообразия судебной практики при рассмотрении таких категорий дел.      


2. Общий анализ дел      

По запросу Архангельского областного суда из районных (городских) судов области для изучения по теме обобщения по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц поступило 25 дел, рассмотренных за 9 месяцев 2006 года.         

Согласно представленным сведениям другие суды Архангельской области дела указанной категории не рассматривали.   

Анализ статистических данных свидетельствует о том, что количество обращений граждан в суды Архангельской области об оспаривании законности увольнения с работы снижается. Если за 9 месяцев 2005 года районными (городскими) судами области было рассмотрено 230 дел о восстановлении на работе, то за аналогичный период 2006 года только 207 таких споров, что на 23 дела меньше, или на 10%.   

Всего за 9 месяцев 2006 года судами области окончено 25 дел по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц, что составляет 12% от количества 207 дел о восстановлении на работе, или 0,5% от количества всех 4782 дел, возникающих из трудовых отношений, рассмотренных районными (городскими) судами и мировыми судьями Архангельской области.   

По представленным на обобщение 25 делам было вынесено 13 решений, из которых 10 обжалованы в кассационном порядке. Всего отменено 3 судебных решения. Утверждаемость составила от числа обжалованных решений - 70,0%, от числа рассмотренных дел - 88%.   

Только в трех случаях исковые требования были удовлетворены, из них по одному делу - частично, что составляет 23,1%. Это связано с тем, что по 12 делам спор между сторонами урегулирован до вынесения судом решения, поэтому производства по указанным делам судами были прекращены в связи с отказом истца от иска в 8 случаях и в связи с утверждением мирового соглашения в 4 случаях.   

Частных определений в адрес работодателей судами не выносилось.      


3. Подготовка и сроки рассмотрения дел      

Изучение поступивших на обобщение дел по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц показало, что требования ст. 150 ГПК РФ о подготовке дел к судебному разбирательству судьями не всегда выполнялись надлежащим образом, а предварительное судебное заседание в порядке ст. 152 ГПК РФ проводилось по семи из представленных дел, что составляет только 28%.   

Подготовка дел к судебному разбирательству с проведением предварительного судебного заседания проводилась: судьями Октябрьского районного суда по 4 делам из 8 представленных на обобщение; судьями Северодвинского городского суда - по 3 из 5 дел, представленных на обобщение.   

Только по одному из указанных семи дел был нарушен срок его рассмотрения, по причине того что истец трижды уточнял исковые требования и возникла необходимость истребования из штаба Северного флота, находящегося в г. Североморске Мурманской области, дополнительных документов, в том числе директив Министерства обороны о расформировании 67-й поликлиники г. Северодвинска (дело N 2-370 Северодвинского городского суда по иску Л. к войсковой части 20250 о восстановлении на работе в должности уролога-хирурга поликлиники).   

По другим 18 делам подготовка дел с проведением предварительного судебного заседания не проводилась. Ряд судей ограничивался направлением копии искового заявления ответчику, которому предлагалось в определенный срок представить письменное объяснение по иску, приказы о приеме и увольнении работника, иные доказательства в обоснование возражений по иску и в подтверждение законности увольнения, т.е. на усмотрение работодателя.   

Например: по делам N 2-248 и N 2-250 по иску К. и иску Ш. к областному государственному учреждению "Отряд государственной противопожарной службы N 7" (Коряжемский городской суд); по делу N 2-243 по иску Г. к комитету по культуре администрации Архангельской области (Октябрьский районный суд).   

При этом судьями не учтено положение ч. 2 ст. 147 ГПК РФ, предусматривающей, что подготовка к судебному разбирательству является обязательной по каждому гражданскому делу и проводится судьей с участием сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей.   

По одному из дел кассационной инстанцией вынесено частное определение в адрес Северодвинского городского суда в связи с формальным проведением подготовки дела к судебному разбирательству по иску С. к войсковой части 20250 о восстановлении на работе и восстановлении срока для обращения в суд, предусмотренного ст. 392 ТК РФ.   

Ответчик заявил о пропуске истцом срока для обращения в суд с исковым заявлением.   

Как отмечено судебной коллегией в частном определении, в нарушение требований ч. 2 ст. 147 ГПК РФ судья формально отнеслась к проведению подготовки дела к судебному разбирательству. В один день - 4 июля 2006 года судья вынесла сразу три определения о принятии искового заявления к производству Северодвинского городского суда, о проведении подготовки дела к судебному разбирательству и о назначении дела к судебному разбирательству.   

В то же время положения ст. 152 ГПК РФ предусматривают, что в целях процессуальной экономии в предварительном судебном заседании подлежат рассмотрению вопросы применения последствий пропуска истцом срока обращения в суд.   

Указанный же вопрос был рассмотрен судом в судебном заседании. Вышеотмеченные недостатки в работе суда в сфере правосудия недопустимы (Северодвинский городской суд, дело N 2-1175).   

Невыполнение требований закона по надлежащей подготовке дела зачастую влекло отложение его разбирательства по ходатайствам сторон и прокурора в связи с необходимостью представления ответчиком дополнительных документов, без которых невозможно было установить юридически значимые по делу обстоятельства.   

Так, дело по иску Д. к северодвинскому муниципальному унитарному предприятию "Спорттовары" в связи с заявленным истцом дополнительным требованием о восстановлении на работе мировым судьей судебного участка N 5 г. Северодвинска было передано по подсудности в Северодвинский городской суд, поступило 02.02.2006.   

Несмотря на наличие спора о законности увольнения Д. по п. 7 ст. 77 ТК РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора), судья при подготовке дела к судебному разбирательству не предложил ответчику представить документы об отсутствии вакансий, а при их наличии - документы, подтверждающие отказ Д. от предложенных вакансий.   

26 февраля 2006 года разбирательство по делу было отложено на 16.03.2006, в том числе предложено ответчику представить в суд список вакантных должностей, а в последующем - на 28.03.2006 для истребования от работодателя справки о заработной плате за последние 12 месяцев, документов по квалификационным требованиям к вакантным должностям, а от истца - документов об образовании.   

Решение по делу постановлено 28 марта 2006 г., т.е. спустя более 4 месяцев с момента поступления искового заявления к мировому судье и через один месяц 26 дней со дня поступления дела в городской суд (дело N 2-902).   

Между тем в силу ч. 2 ст. 154 ГПК РФ дело о восстановлении на работе рассматривается и разрешается судом до истечения месяца со дня поступления искового заявления в суд.   

Из 25 изученных дел рассмотрено с нарушенным сроком 3 дела, или 12%, что на 10,2% хуже среднеобластного показателя (1,8%) от числа рассмотренных всех гражданских дел районными (городскими) судами Архангельской области за 9 месяцев 2006 года. При этом с нарушенным сроком до 2 месяцев окончено 2 дела, или 8%, до 3 месяцев - 1 дело, или 4%. Из них: Северодвинским городским судом - 2 дела и Коряжемским городским судом - 1 дело.      


4. Срок обращения в суд с иском по спорам об увольнении      

В соответствии со статьей 392 ТК РФ и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" работник имеет право обратиться в районный суд с иском за разрешением спора об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки.   

Судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотивам пропуска без уважительных причин срока обращения в суд, а вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.   

Возражения ответчика на стадии подготовки относительно пропуска истцом без уважительных причин срока обращения в суд за разрешением спора об увольнении рассматриваются в предварительном судебном заседании. Признав причины пропуска срока уважительными, суд вправе восстановить этот срок. Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, суд принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования фактических обстоятельств по делу (ч. 6 ст. 152 ГПК РФ).   

Если же ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд после назначения дела к судебному разбирательству, оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства.   

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением спора об увольнении (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимости осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).   

При рассмотрении дел по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц суды в основном правильно применяли указанные положения норм трудового законодательства и разъяснения Пленума, учитывая также то, что при наличии заявления ответчика о пропуске месячного срока для обращения в суд бремя доказывания уважительности причин пропуска такого срока лежит на истце.   

Так, по упомянутому выше делу N 2-1175 решением Северодвинского городского суда от 18 июля 2006 г., оставленным без изменения кассационной инстанцией, было отказано в иске С. к войсковой части 20250 о восстановлении на работе по мотиву пропуска без уважительных причин срока для обращения в суд, предусмотренного ст. 392 ТК РФ.   

Судом установлено, что истец уволен с работы 31 августа 2005 г. в связи с ликвидацией поликлиники N 67 Беломорской военно-морской базы Северного флота на основании п. 4 ст. 77, п. 1 ст. 81 ТК РФ.   

Обратился он в суд с иском о восстановлении на работе 4 июля 2006 г., то есть спустя 11 месяцев.   

Разрешая вопрос о восстановлении пропущенного срока по заявлению истца, суд обоснованно указал, что С. не представлено доказательств уважительности причин его пропуска.   

Заблуждение истца относительно правомерности его увольнения до установления судом незаконности увольнения другого работника этой же организации по аналогичному спору не является уважительной причиной для восстановления пропущенного срока.   

Вместе с тем при определении даты начала исчисления месячного срока для обращения истца в суд по одному из дел Октябрьским районным судом была допущена ошибка.   

С. обратилась в суд с иском к военному комиссариату Архангельской области о восстановлении на работе, ссылаясь на незаконность увольнения 28 марта 2005 г. по п. 2 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников организации.   

В предварительном судебном заседании представитель ответчика заявил о пропуске истцом без уважительных причин месячного срока для обращения в суд с таким иском.   

Уважительность причин пропуска срока С. обосновала тем, что она не знала о наличии месячного срока для обращения в суд с заявлением о восстановлении на работе, считает такой срок несправедливым.   

Придя к выводу об отсутствии у С. уважительных причин пропуска месячного срока для обращения в суд с иском, суд правильно руководствовался ст. 392 ТК РФ и на основании ч. 6 ст. 152 ГПК РФ в предварительном судебном заседании 6 июля 2006 г. вынес решение об отказе ей в иске.   

Однако в мотивировочной части судебного решения суд необоснованно сослался на то, что установленный законом месячный срок для подачи в суд искового заявления о восстановлении на работе начинает истекать с даты ознакомления истца с приказом об увольнении.   

Изложенное судом противоречит требованиям ст. 392 ТК РФ, которая предусматривает, что месячный срок для обращения в суд за разрешением спора об увольнении исчисляется со дня вручения работнику копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.   

В материалах дела имеются сведения о выдаче работодателем под роспись С. трудовой книжки 28.03.2005, поэтому законность постановленного судом решения не вызывает сомнения (дело N 2-1014).   

Всего по делам, поступившим на обобщение, из 13 вынесенных судом решений было отказано в иске за пропуском без уважительных причин срока для обращения в суд с исковым заявлением в трех случаях, что составляет 23%.      


5. Применение материального закона      

Реорганизация юридического лица - это прекращение или иное изменение правового положения юридического лица, переход в порядке правопреемства прав и обязанностей от одного или нескольких юридических лиц (правопредшественников) к другому или другим юридическим лицам (правопреемникам), связанные с прекращением правопредшественников и (или) созданием правопреемников.   

Статья 57 ГК РФ различает 5 видов реорганизации юридического лица: слияние (два и более юридических лиц превращаются в одно); присоединение (одно или несколько лиц присоединяются к другому); разделение (одно юридическое лицо делится на два и более); выделение (из состава юридического лица выделяются одно или несколько других, при этом первое продолжает существовать); преобразование (юридическое лицо одного вида трансформируется в юридическое лицо другого вида).   

Следовательно, реорганизация юридического лица может вызвать расторжение трудового договора по следующим основаниям:   

- сокращение численности или штата работников организации (п. 2 ст. 81 ТК РФ);   

- смена собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера) (п. 4 ст. 81 ТК РФ);   

- отказ работника от продолжения работы в связи со сменой собственника имущества организации, с изменением подведомственности (подчиненности) организации либо ее реорганизацией (п. 6 ст. 77 ТК РФ);   

- отказ работника от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора (п. 7 ст. 77 ТК РФ - в редакции, действующей на момент рассмотрения судами дел, поступивших на обобщение) или отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (п. 7 ст. 77 ТК РФ - в редакции от 30.06.2006 N 90-ФЗ).   

На обобщение поступило дел по спорам об увольнении работников, связанных с реорганизацией юридических лиц: по п. 2 ст. 81 ТК РФ - 10 дел (40%), по п. 6 ст. 77 ТК РФ - 8 дел (32%), по п. 7 ст. 77 ТК РФ - 3 дела (12%). Дела об увольнении по п. 4 ст. 81 ТК РФ судами области в отчетном периоде 9 месяцев 2006 года не рассматривались.   

Увольнение по иным основаниям в случае реорганизации юридических лиц нормами Трудового кодекса не предусмотрено.   

По одному из изученных дел работодатель игнорировал указанные требования закона и при реорганизации юридического лица уволил работника по собственному желанию.   

Считая незаконным такое увольнение, Т. обратился в суд с иском к областному государственному учреждению "Центр обеспечения мероприятий гражданской защиты Архангельской области" о восстановлении на работе, указывая на то, что работал в должности оперативного дежурного в управлении гражданской защиты г. Котласа, 31 октября 2005 г. в письменном виде извещен о предстоящем увольнении в связи с реорганизацией, а на основании приказа был уволен с работы 31 декабря 2005 г. по п. 3 ст. 77 ТК РФ (личное желание), хотя с заявлением об увольнении по собственному желанию к ответчику не обращался.   

В судебном заседании представитель ответчика признал факт того, что истец не писал заявление об увольнении по собственному желанию, пояснив, что произошла реорганизация управления гражданской защиты, глава муниципального образования предложил всех сотрудников готовить к увольнению по собственному желанию, перевода на работу в МО "Котлас" не будет. Поэтому был издан приказ об увольнении Т. по собственному желанию.   

24 марта 2006 года стороны заключили мировое соглашение, утвержденное судом, по условиям которого ответчик обязался в срок до 1 апреля 2006 года изменить Т. формулировку причины увольнения на п. 2 ст. 81 ТК РФ (сокращение штата работников), произвести все выплаты в связи с увольнением по данному основанию, а также судебные расходы на сумму 4954,40 руб. Производство по делу прекращено (Октябрьский районный суд, дело N 2-270).   

В случае незаключения сторонами мирового соглашения Т. подлежал восстановлению на работе.   

Необходимо отметить также то, что, несмотря на очевидность допущенного работодателем грубого нарушения норм трудового законодательства при увольнении истца, Октябрьским районным судом не было вынесено частное определение в адрес должностного лица, издавшего приказ об увольнении Т., что предусмотрено ч. 1 ст. 226 ГПК РФ.   

При разрешении споров о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц может возникнуть вопрос о том, реорганизация или фактическая ликвидация организации была произведена.   

Суды правильно исходили из того, что в отличие от реорганизации ликвидация юридического лица правопреемство не допускает.   

Так, Н., обращаясь в суд с иском к отделу внутренних дел города Котласа и Управлению Федеральной миграционной службы по Архангельской области о восстановлении на работе в должности инспектора паспортно-визовой службы, ссылалась на незаконность увольнения в связи с ликвидацией паспортно-визового отделения и сокращением штата его работников, полагая, что в ОВД города Котласа произошла реорганизация в форме преобразования паспортно-визового отделения ГОВД в отдел Управления Федеральной миграционной службы по Архангельской области в городе Котласе, а не ликвидация паспортно-визового отделения, изменился только собственник, поэтому она не могла быть уволена по п. 2 ст. 81 ТК РФ.   

Решением Котласского городского суда от 24.05.2006, оставленным без изменения кассационной инстанцией Архангельского областного суда, в иске Н. отказано, так как материалами дела подтвердился факт ликвидации, а не реорганизации паспортно-визового отделения ГОВД.   

Судом установлено, что Указом Президента РФ N 928 от 19 июля 2004 г. утверждено Положение о Федеральной миграционной службе Российской Федерации - федеральном органе исполнительной власти, образованном Указом Президента РФ от 19.03.2004, осуществляющем правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции.   

На основании Положения о Федеральной миграционной службе России разработано Положение об Управлении Федеральной миграционной службы по Архангельской области, структурным подразделением которого является отдел УФМС России по Архангельской области в г. Котласе.   

Федеральная миграционная служба РФ является вновь созданным федеральным органом исполнительной власти, а отдел Управления ФМС России по Архангельской области в Котласе - структурным подразделением созданного органа. Предусмотренные статьями 57, 58 ГК РФ признаки реорганизации юридического лица отсутствуют, поэтому не имела место реорганизация в форме преобразования паспортно-визового отделения Котласского ГОВД в отдел Управления Федеральной миграционной службы России по Архангельской области в городе Котласе (Котласский городской суд, дело N 2-469).      


5.1. Увольнение в связи с сокращением численности или штата работников      

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.   

Следовательно, законодатель предусмотрел увольнение по п. 2 ст. 81 ТК РФ в двух случаях:   

- по сокращению численности работников организации;   

- по сокращению штата работников организации.   

Сокращение численности - это уменьшение численного состава работников определенных должностей, а сокращение штата - это исключение из штатного расписания отдельных штатных единиц.   

Обобщение показало, что по ряду дел ни работодатели, ни суды не разграничивали указанные понятия.   

Например: на основании приказа руководителя ФГУК "Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник" был расторгнут трудовой договор со старшим механиком-судоводителем К. в связи с сокращением численности работников, п. 2 ст. 81 ТК РФ.   

Фактически в учреждении сокращены две имевшиеся в штатном расписании должности старших механиков-судоводителей, т.е. было сокращение штата работников организации, а не сокращение численности.   

Решением Приморского районного суда от 24.04.2006 К. в иске отказано. Придя к правильному выводу о законности увольнения истца с работы по п. 2 ст. 81 ТК РФ, суд в нарушение требований ч. 5 ст. 394 ТК РФ не уточнил причину формулировки увольнения К. - на сокращение штата работников организации, п. 2 ст. 81 ТК РФ (дело N 2-282).   

В ряде случаев в приказе о расторжении трудового договора работодатель указывал на увольнение по п. 2 ст. 81 ТК РФ в связи в сокращением численности или штата работников организации, т.е. не конкретизировал причину формулировки увольнения работника (Октябрьский районный суд, дело N 2-1014 по иску С. к военному комиссариату Архангельской области; Мирнинский городской суд, дело N 2-69 по иску К. к МУП "Жилищно-эксплуатационное управление").   

Указанные обстоятельства судом не должны быть оставлены без внимания, поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 394 ТК РФ суд обязан привести формулировку причины увольнения в точном соответствии с формулировкой настоящего Кодекса или иного федерального закона.   

При смене собственника имущества организации сокращение численности или штата работников допускается только после государственной регистрации перехода права собственности (ч. 4 ст. 75 ТК РФ).   

Подтверждением проведения в организации сокращения численности или штата могут служить приказы (распоряжения) руководителя, штатные расписания до проведения сокращения и после, данные о сокращении фонда заработной платы и т.п.   

Принятие решения о проведении в организации сокращения численности или штата работников входит в компетенцию работодателя, и суд не вправе входить в обсуждение вопроса обоснованности принятия такого решения.   

Суд лишь устанавливает факт сокращения численности или штата работников - основание увольнения и соблюдение процедуры увольнения работника.   

Обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагаются на работодателя.   

При разрешении споров об увольнении по указанному основанию судам следует проверять установленный законом порядок увольнения работника, в том числе с учетом изменений, внесенных в нормы Трудового кодекса РФ, в редакции Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ:      


а) предупреждение работника о предстоящем увольнении      

О предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации они предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (ч. 2 ст. 180 ТК РФ).   

По всем представленным на обобщение 10 делам указанной категории суды проверяли наличие письменного предупреждения и соблюдение работодателем срока предупреждения в два месяца до момента увольнения работника.   

В то же время увольнение работника до истечения двухмесячного срока предупреждения является только основанием для вынесения судом решения об изменении даты увольнения, с тем чтобы был выдержан двухмесячный срок с момента предупреждения работника и до дня фактического его увольнения с сохранением за этот период времени утраченного заработка, при отсутствии по делу иных оснований к восстановлению его на работе.   

Часть 3 статьи 180 ТК РФ предусматривает также случай досрочного расторжения трудового договора, но только с письменного согласия работника и с выплатой ему дополнительной компенсации в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.   

Вместе с тем изучение судебной практики кассационной инстанции показало, что при рассмотрении дел могут возникнуть различные ситуации. Так, на момент разрешения Северодвинским городским судом спора по иску Г. двухмесячный срок с момента предупреждения работника еще не наступил.   

Судом установлено, что истец работал в должности заместителя генерального директора по общим вопросам - первого заместителя генерального директора ОАО "СДМУ "Спецмашмонтаж".   

17 марта 2006 года ему вручено уведомление о сокращении его должности и предстоящем увольнении 31 марта 2006 года.   

Приказом N 82-к от 31.03.2006 он уволен с работы 31 марта 2006 года по сокращению штата, п. 2 ст. 81 ТК РФ.   

Решением суда от 11.05.2006 Г. было отказано в удовлетворении требования о восстановлении на работе.   

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда решение суда отменила по следующим основаниям.   

Отказывая Г. в иске о восстановлении на работе и обязывая работодателя издать приказ о его увольнении с 17 мая 2006 года и произвести перерасчет компенсации за неиспользованный отпуск с выплатой причитающихся сумм, суд не учел особенности настоящего спора, нарушил нормы материального права.   

Придя к выводу об увольнении истца с работы по п. 2 ст. 81 ТК РФ с нарушением двухмесячного срока его предупреждения, который на момент разрешения судом спора - 11 мая 2006 года еще не истек, суд должен был восстановить Г. на работе в прежней должности.   

В соответствии с действующим трудовым законодательством понуждать ответчика издавать приказ об увольнении работника по сокращению штата в будущем - 17 мая 2006 года суд не вправе, поскольку это противоречит закону (дело N 33-1735).    В случае разрешения спора 17 мая 2006 года и позднее суд мог бы изменить дату увольнения Г. по п. 2 ст. 81 ТК РФ на 17.05.2006 с сохранением ему заработной платы за период с 1 апреля по 17 мая 2006 года, отказав в иске о восстановлении на работе.      


б) преимущественное право на оставление на работе      

Увольнение работников по сокращению численности допускается с соблюдением требований ст. 179 ТК РФ, устанавливающей преимущественное право на оставление на работе для работников с более высокой производительностью труда и квалификацией (ч. 1 ст. 179 ТК РФ), а при равной производительности труда и квалификации предпочтение на работе отдается категориям работников, указанных в части второй настоящей статьи.   

Указанные требования закона по делам, поступившим на обобщение, судами соблюдались, а также учитывалось, что проверяется соблюдение преимущественного право на оставление на работе только среди работников по той должности, которая сокращается.   

Т. обращение в суд с иском к Центральному банку РФ в лице филиала Расчетно-кассового центра города Котласа Главного управления Центрального банка РФ по Архангельской области о восстановлении на работе мотивировала тем, что ответчиком при сокращении численности или штата не учтено ее преимущественное право на оставление на работе перед другими работниками, в частности, В.   

Как установлено судом, она работала в должности бухгалтера 1 категории учетно-операционного отдела филиала Расчетно-кассового центра г. Котласа Главного управления ЦБ РФ по Архангельской области (далее - РКЦ г. Котласа ГУ ЦБ РФ по Архангельской области).   

В РКЦ г. Котласа ГУ ЦБ РФ по Архангельской области была сокращена штатная численность на две единицы бухгалтеров 1 категории учетно-операционного отдела при сохранении штатной численности сотрудников сектора межбанковских и электронных расчетов, входящих в структуру этого отдела.   

О предстоящем увольнении Т. предупреждена 22 февраля 2006 года, в организации выборный профсоюзный орган не создавался. Ей была предложена вакантная должность бухгалтера 2 категории отдела автоматизированной обработки информации в Расчетно-кассовом центре г. Архангельска, от которой она отказалась.   

Приказом N 30-лс от 25.05.2006 истица уволена с работы 25 мая 2006 года по п. 2 ст. 81 ТК РФ.   

Решением Котласского городского суда от 24 июля 2006 года, оставленным без изменения кассационной инстанцией, в иске Т. отказано.   

При этом судебной коллегией правильно указано, что в РКЦ г. Котласа сокращены две единицы бухгалтеров 1 категории учетно-операционного отдела (код деятельности 0700), а единица бухгалтера 1 категории сектора электронных и межбанковских расчетов (код деятельности 0600) не сокращалась.   

Согласно Положению об учетно-операционном отделе РКЦ г. Котласа и Положению о секторе электронных и межбанковских расчетов учетно-операционного отдела РКЦ г. Котласа в состав учетно-операционного отдела входит сектор электронных и межбанковских расчетов, который является структурным подразделением учетно-операционного отдела РКЦ г. Котласа ГУ ЦБ РФ по Архангельской области. Создание сектора и его ликвидация производится на основании приказа ГУ ЦБ РФ по Архангельской области. Направления деятельности и функциональные обязанности бухгалтера 1 категории учетно-операционного отдела у Т. и бухгалтера 1 категории сектора электронных и межбанковских расчетов В. различны.   

Следовательно, сравнивать преимущественное право оставления на работе между Т. и В. не было необходимости, поскольку работодателем были сокращены две единицы бухгалтера 1 категории учетно-операционного отдела, а не единица бухгалтера 1 категории сектора электронных и межбанковских расчетов этого отдела, которую занимала В. и исполняла обязанности бухгалтера 1 категории с иными функциональными обязанностями - условиями труда.   

Преимущественного права на оставление на работе перед бухгалтерами 1 категории учетно-операционного отдела К., Х., Ш. и Ш., имеющими высшее специальное образование, т.е. более высокую квалификацию, истица со средним специальным образованием не имеет (Котласский городской суд, дело N 2-620).   

При нарушении работодателем требований ст. 179 ТК РФ работник подлежал восстановлению на работе.      


в) наличие вакантных должностей в организации      

Работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность). Увольнение по сокращению численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности, а в других местностях - если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (ч. 1 ст. 180, ч. 3 ст. 81 ТК РФ - в редакции Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ).   

Не является вакантной должность на период нахождения работника в отпуске по уходу за ребенком, поскольку эта должность свободна временно до его выхода на работу из отпуска.   

При разрешении споров суды правильно исходили и из того, что работнику должны предлагаться вакансии со дня его предупреждения о предстоящем увольнении и на день увольнения с работы.   

Так, решением Октябрьского районного суда г. Архангельска от 31.08.2006 было отказано в иске Ш. о восстановлении на работе в должности главного бухгалтера ОАО "Архангельский трест инженерно-строительных изысканий", который ссылался на то, что ему не была предложена вакантная должность начальника административно-коммерческого отдела, незаконно произведены сокращение штата и передача ведения бухгалтерского учета специализированной организации ООО "ИНВЕСТИКА (консалтинговая группа)".   

Суд правомерно мотивировал свое решение тем, что право выбора способа ведения бухгалтерского учета в организации принадлежит исключительно руководителю данного юридического лица (ст. 6 ФЗ "О бухгалтерском учете").   

Последовательность сокращения штатных единиц, равно как и очередность увольнения конкретных сотрудников является прерогативой работодателя, и проверка их целесообразности не входит в компетенцию суда.   

Вакантных должностей в ОАО "АрхангельскТИСИЗ", соответствующих квалификации истца, при проведении сокращения его должности не имелось, преимущественного права на оставление на работе он не имел, поскольку должность главного бухгалтера являлась единственной, о предстоящем увольнении истец был уведомлен персонально под расписку за два месяца.   

Согласно материалам дела Ш. предупрежден о предстоящем увольнении 3 мая 2006 года, уволен с работы 05.07.2006, а должность начальника административно-коммерческого отдела не была вакантной с 1 марта 2006 года (Октябрьский районный суд, дело N 2-1220).   

В случае нарушения работодателем требований ч. 1 ст. 180, ч. 3 ст. 81 ТК РФ работник подлежал восстановлению на работе.      


г) участие выборного органа первичной профсоюзной организации      

При разрешении спора об увольнении по сокращению численности или штата работника, являющегося членом профсоюза, суд обязан проверить соблюдение работодателем процедуры учета мотивированного мнения выборного профсоюзного органа данной организации с учетом положений статей 82, 373, 374 ТК РФ и разъяснений, содержащихся в пунктах 23 - 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2.   

Обобщение показало, что допущенные работодателем нарушения указанной гарантии при увольнении члена профсоюза судами устранялись, такой работник восстанавливался на работе в прежней должности.   

Например, решением Октябрьского районного суда г. Архангельска правильно было признано незаконным увольнение П. по п. 2 ст. 81 ТК РФ, она восстановлена на работе в должности старшего помощника начальника первого отделения военного комиссариата г. Архангельска.   

Как установлено судом, военные комиссариаты Исакогорского, Ломоносовского, Октябрьского, Соломбальского округов реорганизованы в форме слияния в городской военный комиссариат г. Архангельска Архангельской области, что привело к сокращению штата работников данной организации.   

П. на период увольнения по сокращению штата работников организации являлась председателем первичной профсоюзной организации Соломбальского РВК, входящей в состав Архангельской территориальной организации профсоюза работников Военно-Воздушных Сил РФ, и одновременно она работала старшим помощником первого отделения этого районного военкомата.   

Достоверно зная об этом, ответчик в нарушение требований ст. 374 ТК РФ уволил П. без предварительного согласия президиума Архангельской территориальной организации профсоюза работников Военно-Воздушных Сил РФ.   

Между тем в соответствии со ст. 374 ТК РФ увольнение на основании п. 2 ст. 81 ТК РФ руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.      


д) иные установленные законом гарантии      

Не допускается увольнение по сокращению численности или штата работников организации:   

- в период временной нетрудоспособности работника или в период пребывания его в отпуске (ч. 3 ст. 81 ТК РФ в прежней редакции или ч. 6 ст. 81 ТК РФ - в редакции Федерального закона от 30.06.2006 г. N 90-ФЗ);   

- беременных женщин, женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), других лиц, воспитывающих указанных детей без матери (ст. 261 ТК РФ).   

В случае нарушения работодателем указанных требований закона работник также подлежит восстановлению на работе.      


5.1.1. Особенности расторжения трудового договора по сокращению численности или штата с иными категориями работников      

Изучение судебной практики показало, что у судов возникают сложности при разрешении споров об увольнении по сокращению численности или штата сотрудников органов внутренних дел и муниципальных служащих, в отношении которых специальными нормативными актами предусмотрены дополнительные гарантии.   

Увольнение сотрудников органов внутренних дел по сокращению численности или штата допускается только в случае невозможности в результате проводимых организационно-штатных изменений дальнейшего использования высвободившихся сотрудников, при их отказе от перемещения по службе либо перемещения на службу в другую местность.   

Нарушение ответчиком указанной процедуры увольнения сотрудника органа внутренних дел не было учтено судом при разрешении спора, что повлекло отмену судебного решения в кассационном порядке.   

К. проходил службу в должности старшего преподавателя специальных дисциплин учебного центра при управлении внутренних дел (УВД) Архангельской области.   

Приказом начальника УВД Архангельской области N 328 л/с от 31.10.2005 он уволен со службы с 11 ноября 2005 г. по п. "е" ст. 19 Закона РФ "О милиции" (по сокращению штатов).   

Не согласившись с увольнением, К. обратился в суд с иском к УВД Архангельской области о восстановлении на службе в прежней должности, мотивируя в числе прочего и тем, что ему не были предложены все имеющиеся вакантные должности.   

Решением Октябрьского районного суда от 13.03.2006 в удовлетворении исковых требований К. отказано.   

Отменяя данное решение, кассационной инстанцией правильно указано на то, что вывод суда о соблюдении ответчиком процедуры увольнения не основан на законе и материалах дела.   

В соответствии с п. 17.5 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД РФ от 14.12.1999 N 1038 (в редакции от 08.04.2005 N 250), увольнение по сокращению штатов может производиться в случае невозможности в результате проводимых организационно-штатных изменений дальнейшего использования высвободившихся сотрудников, при их отказе от перемещения по службе либо перемещения на службу в другую местность.   

Таким образом, специальным нормативным правовым актом, зарегистрированным в Минюсте РФ 10.04.2000 N 2190, в случае увольнения сотрудника милиции по сокращению штатов установлена гарантия, в силу которой сотрудник ОВД может быть уволен по такому основанию лишь при отказе от перемещения, в том числе на службу в другую местность.   

Следовательно, на период проведения мероприятий по сокращению штатов и до увольнения сотрудника ОВД ответчик обязан представить ему все имеющиеся в его распоряжении вакантные равнозначные или нижестоящие должности, по которым в силу своего состояния здоровья и квалификации мог исполнять служебные обязанности увольняемый сотрудник, а право выбора подходящей для себя должности для перемещения по службе, в том числе на службу в другую местность, принадлежит сотруднику ОВД (дело N 33-873).   

Увольнение муниципальных служащих по сокращению численности или штата допускается только с соблюдением гарантий, установленных областным законом "О муниципальной службе в Архангельской области" и уставом соответствующего муниципального образования.   

При разрешении спора о законности увольнения муниципального служащего Плесецкий районный суд не проверил соблюдение работодателем указанных требований закона, что стало основанием для отмены решения суда в кассационном порядке.   

М. обратилась в суд с иском к отделу жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и связи администрации МО "Плесецкий район" о восстановлении на работе в должности ведущего специалиста (экономиста) и оплате вынужденного прогула, ссылаясь на незаконность увольнения по п. 2 ст. 81 ТК РФ по тем основаниям, что сокращения ее должности не было, а также ответчиком нарушены процедура увольнения и гарантии муниципального служащего, предусмотренные областным законом при увольнении по сокращению штата.   

Решением суда от 13 июля 2006 года отказано М. в удовлетворении искового требования о восстановлении на работе.   

Отменяя указанное решение, суд кассационной инстанции правильно сослался на несоответствие выводов суда материалам дела и нормам закона.   

В соответствии с пунктами 2 и 3 ст. 15 Федерального закона РФ от 08.01.1998 "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" (в редакции от 25.07.2002 N 112-ФЗ) в случае ликвидации органа местного самоуправления, сокращения штата работников данного органа муниципальному служащему предоставляются гарантии, установленные законодательством Российской Федерации о труде для работников в случае их увольнения в связи с ликвидацией предприятий, учреждений, организаций, сокращением штата работников. Законами субъекта Российской Федерации и уставом муниципального образования могут быть предусмотрены дополнительные гарантии для муниципального служащего.   

Согласно ст. 24 областного закона "О муниципальной службе в Архангельской области" (применительно к настоящему спору) предусмотрено, что при сокращении штата органа местного самоуправления муниципальному служащему в случае невозможности работы в том же органе местного самоуправления должна быть предложена другая должность муниципальной службы в другом органе местного самоуправления данного муниципального образования с учетом его профессии, квалификации и занимаемой ранее должности.   

При невозможности трудоустройства муниципальному служащему, заключившему трудовой договор на неопределенный срок, гарантируется переподготовка (переквалификация) за счет средств местного бюджета с сохранением на период переподготовки денежного содержания по занимаемой ранее должности и непрерывного трудового стажа.   

Как следует из материалов дела, М. работала по договору на неопределенный срок в должности ведущего специалиста отдела ЖКХ, ТИС администрации МО "Плесецкий район", ей присвоен квалификационный разряд советника муниципальной службы 2 класса.   

Между тем, соблюдены ли ответчиком при увольнении М. гарантии, предусмотренные нормой областного закона, суд не проверил, не придав значения тому, что истец обладает статусом муниципального служащего (дело N 33-2232).      


5.2. Увольнение в связи со сменой собственника имущества организации, с изменением подведомственности (подчиненности) организации либо ее реорганизацией      

На обобщение не поступило дел о расторжении трудового договора по п. 4 ст. 81 ТК РФ в случае смены собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера).   

При разрешении таких споров следует устанавливать, произошла ли фактическая смена собственника имущества, с учетом разъяснений, содержащихся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2.   

Изменение состава участников (акционеров) хозяйственных товариществ и обществ не может служить основанием для увольнения руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера по п. 4 ст. 81 ТК РФ.   

Расторжение трудового договора возможно только с указанными лицами и не позднее трех месяцев со дня возникновения у нового собственника имущества организации права собственности (ч. 1 ст. 75 ТК РФ).   

Действующее трудовое законодательство предоставляет это право новому собственнику при отсутствии вины этих лиц и без указания причины увольнения.   

Расторжение трудового договора по истечении трех месяцев является незаконным, лицо подлежит восстановлению на работе в прежней должности.   

В случае увольнения руководителя организации, его заместителя или главного бухгалтера по п. 4 ст. 81 ТК РФ новый собственник обязан выплатить указанным работникам компенсацию в размере не ниже трех средних месячных заработков работника (ст. 181 ТК РФ).   

В то же время невыплата денежной компенсации при расторжении трудового договора не является основанием для признания судом увольнения незаконным, а суд при разрешении спора о восстановлении на работе обсуждает вопрос о размере такой компенсации и принимает решение о ее взыскании с учетом конкретных обстоятельств дела, но не ниже трех средних месячных заработков работника.   

Что касается иных работников организации, то смена собственника имущества не является основанием для их увольнения по п. 4 ст. 81 ТК РФ.   

Не подлежат увольнению также работники организации в связи с изменением подведомственности (подчиненности) организации либо ее реорганизацией.   

Действие прежнего трудового договора при данных обстоятельствах продолжается, его условия полностью сохраняются. Какого-либо письменного согласия работника на продолжение трудовых отношений при смене собственника имущества организации, изменении подведомственности (подчиненности) организации либо ее реорганизации не требуется.   

При разрешении спора по одному из дел, представленных на обобщение, суд неправильно установил юридически значимое обстоятельство, придя к выводу о ликвидации организации при наличии фактической реорганизации в войсковой части медицинской службы, когда работник не может быть уволен с работы по п. 1 ст. 81 ТК РФ, поскольку действие трудового договора продолжается.   

Так, Д. обратилась в суд с иском к войсковой части 20250 о восстановлении на работе в должности заведующей аптекой - провизором, полагая, что 67-я поликлиника не ликвидирована, а имела место реорганизация с передачей прав и обязанностей 67-й поликлиники в войсковую часть 20250, где открылись поликлиническое отделение и аптека поликлиники.   

Решением Северодвинского городского суда от 20.04.2006 Д. в иске отказано.   

Судебной коллегией Архангельского областного суда от 01.06.2006 решение суда отменено, вынесено новое решение, которым Д. восстановлена на работе в должности заведующей аптекой - провизором аптеки поликлиники федерального государственного учреждения Министерства обороны РФ "Войсковая часть 20250 - военный госпиталь" с 1 сентября 2005 года (дело N 33-1279).   

При этом суд кассационной инстанции не согласился с выводом суда о ликвидации 67-й поликлиники, сославшись на Директиву Министерства обороны РФ N Д-12 от 17.03.2005 и анализируя другие материалы дела, посчитал, что фактически медицинская служба Беломорской военно-морской базы была реформирована (реорганизована).   

Поскольку войсковая часть 20250 была назначена правопреемником 67-й поликлиники, ей передано все оборудование, имущество, помещения поликлиники, а также права и обязанности по выплате сотрудникам 67-й поликлиники всех причитающихся им денежных сумм, судебная коллегия пришла к выводу о том, что фактически произошла не ликвидация 67-й поликлиники, а ее реорганизация путем присоединения к войсковой части 20250.   

В соответствии с ч. 5 ст. 75 ТК РФ при реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) организации трудовые отношения с согласия работника продолжаются.   

По делу установлено, что численность гражданского персонала аптеки 67-й поликлиники и аптеки поликлиники военно-морского госпиталя не изменилась, до увольнения Д. не отказывалась продолжать работать в прежней должности в аптеке после реорганизации. Должность заведующей аптекой - провизора поликлиники, занимаемая ранее истцом, сохранилась. На указанную должность 14 ноября 2005 года был принят Т., который ранее ни в 67-й поликлинике, ни в войсковой части 20250 (военно-морской госпиталь) не работал.   

При таких обстоятельствах вывод суда о законности увольнения истца в связи с ликвидацией учреждения правильно признан не соответствующим обстоятельствам дела (Северодвинский городской суд, дело N 2-377).   

Однако, если работник отказывается от продолжения трудовых отношений в связи со сменой собственника имущества организации, а равно в связи с изменением подведомственности (подчиненности) организации либо ее реорганизацией, трудовой договор с ним должен быть расторгнут по п. 6 ст. 77 ТК РФ.   

Необходимо иметь в виду, что такой отказ от продолжения работы со стороны работника должен быть в письменном виде.   

Указанные требования закона судом при разрешении спора по иску Г. к муниципальному учреждению "Коряжемский культурно-досуговый центр" соблюдены.   

Истец оспаривал законность увольнения по п. 6 ст. 77 ТК РФ - отказ от продолжения работы в связи с реорганизацией, полагая, что он подлежал увольнению в связи с ликвидацией организации, так как был принят на работу монтажником сантехнических систем в МУ "Дом культуры бумажников", а в настоящее время такой организации нет.   

В судебном заседании он просил изменить формулировку причины увольнения на п. 1 ст. 81 ТК РФ - увольнение в связи с ликвидацией организации.   

Решением суда от 24 марта 2006 года в иске Г. отказано.   

Как установлено судом, истец работал монтажником сантехнических систем в МУ "Дом культуры бумажников".   

Постановлением мэра г. Коряжмы от 24.11.2005 было учреждено с 01.02.2006 новое муниципальное учреждение "Коряжемский культурно-досуговый центр" путем слияния двух юридических лиц: МУ "Дом культуры бумажников" и МУ "Коряжемский городской Дом культуры".   

На основании данного постановления директор МУ "Дом культуры бумажников" издал приказ о реорганизации учреждения с 1 февраля 2006 г., предупредив об этом работников 30 ноября 2005 г., в том числе Г.   

Должность истца осталась прежней, рабочее место также не изменилось.   

Г. в письменном виде отказался от продолжения работы в новой организации - МУ "Коряжемский культурно-досуговый центр".   

Приказом от 31.01.2006 он уволен с работы по п. 6 ст. 77 ТК РФ.   

В судебном заседании Г. также подтвердил, что работать в МУ "Коряжемский культурно-досуговый центр" не желает.   

При таких обстоятельствах суд правомерно признал законным увольнение истца с работы по вышеуказанному основанию (Коряжемский городской суд, дело N 2-143).   

С решением суда согласилась кассационная инстанция (дело 33-977).      


5.3. Увольнение по мотиву отказа работника от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора (п. 7 ст. 77 ТК РФ)      

При разрешении споров об увольнении работников по п. 7 ст. 77 ТК РФ суды в основном правильно устанавливали юридически значимые для дела обстоятельства:   

- законные основания для изменения существенных условий трудового договора, наличие изменения организационных или технологических условий труда;   

- уведомление работника в письменной форме не позднее чем за два месяца о введении таких изменений, если иное не предусмотрено Трудовым кодексом или иным федеральным законом (например, для работодателей в лице религиозных организаций указанный срок предусмотрен ст. 344 ТК РФ - не менее чем за семь календарных дней до их введения, а согласно ст. 306 ТК РФ об изменении существенных условий, предусмотренных трудовым договором, работодатель - физическое лицо предупреждает работника не менее чем за 14 календарных дней);   

- отказ работать в новых условиях;   

- предложение работнику в письменной форме иной имеющейся в организации работы, соответствующей его квалификации и состоянию здоровья, а при отсутствии такой работы - вакантной нижестоящей должности или нижеоплачиваемой работы, которую работник может выполнять с учетом его квалификации и состояния здоровья;   

- отказ работника от предложенной иной работы (вакансии).   

Например, по одному из дел П. обратился в суд с иском к филиалу ФГУП "Почта России" - управлению федеральной почтовой связи Архангельской области о восстановлении на работе в должности начальника цеха хозяйственного обеспечения, ссылаясь на незаконность изменения существенных условий трудового договора в части снижения размера должностного оклада с 6500 руб. до 4300 руб., так как часть функций цеха хозяйственного обеспечения, переданных в другие структурные подразделения, не входила в состав функций ЦХО, объем его работы не уменьшился, поэтому у работодателя не имелось оснований для его увольнения по п. 7 ст. 77 ТК РФ - за отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора.   

Решением суда от 07.06.2006, оставленным без изменения кассационной инстанцией, в иске П. отказано.   

При этом суд правильно исходил из того, что изменение существенных условий заключенного с истцом трудового договора последовало в результате структурной реорганизации управления ФГУП "Почта России" путем создания обособленного структурного подразделения "Архангельский почтамт", которому передана часть функций различных отделов, в том числе часть функций цеха хозяйственного обеспечения, а также выведены из цеха ряд штатных единиц, работники переведены в соответствующие подразделения.   

16 января 2006 года истец письменно предупреждался об изменении существенных условий труда. С 14.03.2006 по 10.04.2006 он находился в отпуске и на больничном. По выходу из отпуска 11.04.2006 ему были вручены для ознакомления Положение о ЦХО (с учетом изменений), дополнительное соглашение к трудовому договору и приказ об изменении должностного оклада с 11.04.2006, вакантные должности, от которых он отказался.   

12 апреля 2006 года П. вновь предложены вакантные должности, знакомиться с которыми он отказался, о чем составлены акты, и в этот же день он уволен.   

В судебном заседании истец также подтвердил свой отказ работать начальником цеха хозяйственного обеспечения с должностным окладом в размере 4300 руб. и отказ от ознакомления со списком имеющихся на предприятии вакансий.   

Проанализировав представленные ответчиком доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о законности увольнения с работы П. по п. 7 ст. 77 ТК РФ и с соблюдением процедуры его увольнения (Октябрьский районный суд, дело N 2-807).   

Вместе с тем по представленному на обобщение делу Коряжемским городским судом было вынесено незаконное решение в результате ошибочного вывода об изменение существенных условий трудового договора работника вследствие изменений в организации труда или в организации производства.   

А. работала продавцом в отделе магазина "Универмаг" села Ильинско-Подомское Вилегодского района Архангельской области.   

3 октября 2005 года она была уволена с работы по п. 7 ст. 77 ТК РФ (отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора).   

В исковом заявлении А. незаконность увольнения мотивировала тем, что работодатель в нарушение требований ст. 73 ТК РФ без каких-либо причин указал ей новое место работы в г. Санкт-Петербурге.   

Решением суда от 27.01.2006 в иске А. было отказано.   

Отменяя данное решение, судебная коллегия правильно указала на то, что суд не учел разъяснения, содержащиеся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2, о том, что исходя из ст. 56 ГПК РФ работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение существенных условий трудового договора явилось следствием изменений в организации труда или в организации производства, например изменений в технике и технологии производства, совершенствования рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства, и не ухудшало положения работника по сравнению с условиями коллективного договора, соглашения. При отсутствии таких доказательств прекращение трудового договора по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ или изменение существенных условий трудового договора не может быть признано законным.   

Как следует из материалов дела, доказательств наличия у работодателя изменений в организации труда или в организации производства суду не представлено, в том числе совершенствование рабочих мест не произошло. Открытие новой торговой точки в г. Санкт-Петербурге и закрытие торговой точки в магазине "Универмаг" села Ильинско-Подомское Вилегодского района Архангельской области свидетельствует о сокращении штатной численности продавцов отдела в магазине "Универмаг", а не об изменении существенных условий труда А.   

Ответчик, имея несколько торговых точек в Вилегодском районе, в том числе в селе Ильинско-Подомское, лишь одну из них в магазине "Универмаг" ликвидировал.   

Таким образом, у работодателя не имелось законных оснований для увольнения истицы с работы по п. 7 ст. 77 ТК РФ.   

В дальнейшем, до повторного разрешения спора судом ответчик отменил свой приказ и восстановил А. на работе (Коряжемский городской суд, дело N 2-12).      


6. Взыскание заработка за время вынужденного прогула      

В соответствии со ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.   

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.   

Следовательно, при восстановлении на прежней работе незаконно уволенного работника суд принимает решение о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула независимо от заявленного требования истца, поскольку это прямо предусмотрено законом - ч. 2 ст. 394 ТК РФ. Заработок взыскивается за период со следующего дня увольнения работника на день рассмотрения дела в суде.   

Аналогичным образом судом разрешается вопрос о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в случае признания увольнения незаконным и изменения формулировки основания увольнения по требованию истца на увольнение по собственному желанию на дату вынесения судом решения. Это следует из системного толкования ч. 1 - 4 ст. 394 ТК РФ.   

Изучение дел показало, что указанные требования закона не были учтены Северодвинским городским судом Архангельской области при вынесении решения 28 марта 2006 года, которым было признано незаконным увольнение Д. с работы 27 декабря 2005 г. по п. 7 ст. 77 ТК РФ, изменена формулировка увольнения на расторжение трудового договора по собственному желанию, ст. 80 ТК РФ, с 28 марта 2006 г. Однако во взыскании заработка за время вынужденного прогула отказано. При этом суд необоснованно сослался на ч. 5 и 6 ст. 394 ТК РФ (в прежней редакции).   

Отменяя решение суда в части отказа Д. в удовлетворении требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, суд кассационной инстанции правильно исходил из того, что требование об изменении формулировки увольнения и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула истцом было заявлено не в связи с неправильной формулировкой причины увольнения, а в связи с незаконным увольнением по п. 7 ст. 77 ТК РФ.   

Суд признал незаконным увольнение Д. с работы в связи с незаконным изменением существенных условий труда и по ее заявлению изменил формулировку основания увольнения на собственное желание. Поэтому требование о взыскании с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула подлежало удовлетворению (Северодвинский городской суд, дело N 2-39).   

Судам необходимо обратить внимание на то, что в настоящее время ч. 5 ст. 394 ТК РФ (в редакции Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ) предусмотрен также случай, когда к моменту вынесения решения работник после увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, в таком случае при изменении формулировки основания увольнения дата увольнения судом должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.   

Соответственно, при таких обстоятельствах средний заработок за время вынужденного прогула при изменении формулировки основания увольнения подлежит взысканию судом на день, предшествующий дню начала работы у этого работодателя.   

Расчет среднего заработка за время вынужденного прогула производится исходя из фактически начисленной работнику заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих увольнению (ст. 139 ТК РФ).   

Особенности порядка исчисления средней заработной определены Положением с таким же названием, которое утверждено Постановлением Правительства РФ от 11.04.2003 N 213 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы".   

Каких-либо спорных моментов по применению материального закона при расчете среднего заработка за время вынужденного прогула у судов не возникало. Суды правильно также исходили из того, что выплаченные при увольнении работнику выходное пособие и сохраненный заработок в порядке ст. 178, ст. 318 ТК РФ подлежат зачету при взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, о чем указывали в мотивировочной части решения (Мирнинский городской суд, дело N 2-69 по иску К.).      


7. Взыскание государственной пошлины      

Обобщение показало, что по вопросу взыскания государственной пошлины в случае удовлетворения исковых требований по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц у судов Архангельской области сложилась различная судебная практика.   

Кассационная инстанция проверяла законность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы и в размер взыскания государственной пошлины с ответчика в доход федерального бюджета не вмешивалась (было взыскано в большем размере, чем установлено законом).   

Так, решением Мирнинского городского суда были частично удовлетворены исковые требования К. Признано увольнение незаконным и отменен приказ МУП ЖЭУ об увольнении, она восстановлена на работе в прежней должности. Взыскана в ее пользу компенсация морального вреда.   

По настоящему делу суд взыскал с муниципального унитарного предприятия "Жилищно-эксплуатационное управление" государственную пошлину в доход федерального бюджета в размере 2000 руб., т.е. исходя из размера государственной пошлины, подлежащей уплате организацией при подаче искового заявления неимущественного характера (дело N 2-69).   

Решением Северодвинского городского суда был частично удовлетворен иск Д. Признано незаконным увольнение на основании приказа Северодвинского МУП "Спорттовары", изменена формулировка увольнения. Взыскана в ее пользу компенсация морального вреда.   

По настоящему фактически аналогичному делу для вопроса размера взыскания государственной пошлины суд взыскал с Северодвинского муниципального унитарного предприятия "Спорттовары" в доход федерального бюджета госпошлину в сумме 300 рублей. При этом в мотивировочной части решения не указан расчет и ссылка на норму материального права при определении размера государственной пошлины (дело N 2-39). Видимо, суд исходил из размера государственной пошлины в 100 руб., подлежащей уплате истцом (физическим лицом) при подаче искового заявления неимущественного характера, состоящего из трех удовлетворенных судом таких требований (100 x 3 = 300).   

Октябрьский районный суд г. Архангельска при вынесении решения о признании незаконным увольнения П., восстановив ее на работе в должности старшего помощника начальника первого отделения военного комиссариата г. Архангельска, вообще не разрешил вопрос о взыскании с ответчика государственной пошлины в доход федерального бюджета (дело N 2-1425).   

При разрешении вопроса о взыскании государственной пошлины судам следует учитывать, что в соответствии с ч. 2 ст. 88 ГПК РФ размер и порядок уплаты государственной пошлины устанавливается федеральными законами о налогах и сборах.   

По делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, по искам о требованиях, вытекающих из трудовых отношений, работники освобождаются от уплаты государственной пошлины (подп. 1 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ).   

Подпунктом 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ установлена уплата государственной пошлины при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, в размерах в зависимости от цены иска, а подпунктом 3 этой же нормы - при подаче искового заявления неимущественного характера в следующих размерах:    для физических лиц - 100 рублей;    для организаций - 2000 рублей.   

Согласно подп. 1 п. 1 ст. 333.20 НК РФ при подаче исковых заявлений, содержащих требования как имущественного, так и неимущественного характера, одновременно уплачиваются государственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характера, и государственная пошлина, установленная для исковых заявлений неимущественного характера.   

По заявлению имущественного характера, состоящему из нескольких самостоятельных требований, цена иска определяется исходя из каждого требования в отдельности (п. 10 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ).   

Ни нормы ГПК РФ, ни нормы НК РФ или иного федерального закона о налогах и сборах не устанавливают уплату государственной пошлины при подаче в суд общей юрисдикции искового заявления неимущественного характера, состоящего из нескольких таких самостоятельных требований, исходя из каждого требования неимущественного характера в отдельности.   

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов в федеральный бюджет, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.   

Анализ указанных норм материального права свидетельствует о том, что правильным является взыскание государственной пошлины с ответчика - работодателя в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований, в том числе исходя из требований неимущественного характера (независимо от количества таких требований) в размере 100 руб., а от суммы взысканной заработной платы за время вынужденного прогула в размере, исчисленном согласно подп. 1 п. 1 ст. 333.36 НК РФ.   

Следовательно, по всем вышеперечисленным решениям подлежала взысканию государственная пошлина в размере 100 рублей, а не 2000 рублей или 300 рублей. Заработная плата по указанным решениям судами не взыскивалась.      


8. Прекращение дел      

Из 25 дел по спорам о расторжении трудового договора в связи с реорганизацией юридических лиц были прекращены производства по 12 делам (48%). При этом 8 дел прекращено в связи с отказом истца от иска, что составляет 32% от числа рассмотренных дел или 66,7% от числа прекращенных.   

Производство по 4 делам прекращено в связи с заключением мирового соглашения и утверждением его судом, что составляет 16% от числа рассмотренных или 33,3% от числа прекращенных дел.   

Во всех случаях судом был принят отказ истца от иска или утверждено мировое соглашение, что по индивидуальным трудовым спорам не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Фактически такой спор между сторонами был урегулирован до принятия судом решения.   

При заключении мировых соглашений истцы отказывались от заявленных исковых требований, а ответчики - работодатели обязались в установленный сторонами срок:   

- изменить формулировку причины увольнения Т. на п. 2 ст. 81 ТК РФ с выплатой судебных расходов на сумму 4954,40 руб. и предоставлением всех причитающихся выплат по данному основанию увольнения (дело N 2-279, Октябрьский районный суд);   

- изменить дату увольнения Г. с выплатой ему заработной платы за это время и судебных расходов (дело N 2-243, Октябрьский районный суд);   

- выплатить определенные денежные суммы (дело N 2-955 по иску У., Октябрьский районный суд; дело N 2-935 по иску К., Северодвинский городской суд).   

По семи аналогичным делам Коряжемского городского суда по искам работников пожарной части N 86 ОГПС-7 к Управлению государственной противопожарной службы и гражданской защиты администрации Архангельской области об изменении формулировки причины увольнения с п. 6 ст. 77 ТК РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с реорганизацией) на п. 2 ст. 81 ТК РФ (сокращение штата работников организации) причиной отказа от заявленных требований явилось издание работодателем за день до судебного заседания приказа об изменении основания увольнения работников на п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ и внесении соответствующих записей в их трудовые книжки. Фактически заявленные требования истцов были удовлетворены ответчиком в досудебном порядке. Производство по делам судом правильно прекращено в связи с отказом истца от иска (дела N 2-227, N 2-228, N 2-229, N 2-236, N 2-237, N 2-248, N 2-250).   

Вместе с тем по ряду дел при принятии решений о прекращении производства судами допускались нарушения процессуальных норм.   

В соответствии с ч. 2 ст. 101 ГПК РФ при заключении мирового соглашения стороны должны предусмотреть порядок распределения судебных расходов.   

Несмотря на указанную норму закона, по двум делам при утверждении мирового соглашения суд не обсудил со сторонами вопрос о распределении судебных расходов и не взыскал по делу судебные расходы (Северодвинский городской суд, дело N 2-935 по иску К. к ФГУП "Центральная медико-санитарная часть N 58" о восстановлении на работе; Октябрьский районный суд, дело N 2-955 по иску У. к МУП "Жилкомсервис" о восстановлении на работе).   

В нарушение требований ч. 1 ст. 173 ГПК РФ Северодвинский городской суд прекратил производство по делу на основании письменного заявления Л. об отказе от исковых требований к ФГУ Министерства обороны РФ "Войсковая часть 20250 - военный госпиталь" о восстановлении на работе и другим требованиям, не приобщив такое заявление к материалам дела, о чем свидетельствует протокол судебного заседания от 07.04.2006 (дело N 2-370, Северодвинский городской суд).      


9. Исполнение решений      

Как отмечалось выше, по представленным на обобщение 25 делам вынесено 13 решений.   

Только в трех случаях исковые требования были удовлетворены, из них по одному делу - частично.   

Решение о восстановлении на работе по всем трем судебным постановлениям обращались к немедленному исполнению, что соответствует требованиям ст. 211 ГПК РФ, ст. 396 ТК РФ.   

Немедленность исполнения решения о восстановлении на работе означает, что работодатель, не дожидаясь вступления решения в законную силу, должен восстановить работника на работе на следующий день после вынесения решения судом.   

Обжалование судебного акта в кассационном или надзорном порядке не является основанием для приостановления решения суда в части восстановления на работе.   

Истцу судом выдается исполнительный лист о немедленном восстановлении на работе в день принятия такого решения.   

Изучение указанных выше трех дел свидетельствует о том, что судебные решения в части восстановления истца на работе исполнены.   

В то же время в деле Северодвинского городского суда нет данных о выдаче судом исполнительного листа, когда был издан приказ работодателем о восстановлении истца Д. на работе (дело N 2-377).   

Как пример правильной организации работы по исполнению решения суда следует отметить Мирнинский городской суд, дело N 2-69, по которому исполнительный лист о восстановлении К. на работе был выдан в день вынесения судом резолютивной части решения 14 марта 2006 г. В деле имеются: выписка из приказа директора МУП "ЖЭУ" от 16.03.2006 о восстановлении ее на работе на основании исполнительного листа от 14.03.2006; копии сопроводительных с исходящими номерами и датами о направлении исполнительных листов для исполнения; постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращенные исполнительные листы с отметками об исполнении. Эти документы позволяют проанализировать стадию исполнительного производства и установить своевременность исполнения решения суда (дело N 2-69).   

Исполнены в установленный законом срок также два решения о взыскании заработной платы и других компенсационных выплат.   

Нет сведений об исполнении решения Октябрьского районного суда от 02.05.2006 по делу N 2-464 в части взыскания с ОАО "Севтрансстрой" в пользу У. процентной надбавки, компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя, всего на сумму 38689 руб. 46 коп.   

Решение суда вступило в законную силу 26 июня 2006 г., дело с определением кассационной инстанции возвращено в суд 04.07.2006. Исполнительный лист о взыскании указанной суммы фактически направлен для исполнения в Службу судебных приставов-исполнителей Октябрьского ПССП 5 июля 2006 г. согласно сопроводительной от 04.07.2006, то есть своевременно.   

В силу ст. 13 Федерального закона "Об исполнительном производстве" решение суда должно быть исполнено судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа.   

Между тем на момент направления дела на обобщение 12.10.2006 сведений об исполнении решения суда по делу N 2-464 не поступало.   

Следовательно, нарушается основной принцип стадии исполнения решений, регламентирующий обязательность исполнения вступивших в законную силу судебных актов. В противном случае теряется смысл осуществления правосудия.   

С учетом изложенного судьям следует обратить внимание и взять под контроль исполнение судебных постановлений, поскольку согласно разъяснениям, содержащимся в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 от 10 октября 2003 г. "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации", сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле п. 1 ст. 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта. По смыслу ст. 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается как составляющая судебного разбирательства.      


Судебная коллегия по гражданским делам



Источник





Вернуться к другим обзорам судебной практики по делам, возникающим из трудовых правоотношений


Перейти в раздел судебной практики

________________________________________

Если Вы хотите поделиться решением суда по трудовому спору, присылайте его через форму обратной связи