Главная > Обзоры судебной практики > Обзор апелляционной практики рассмотрения гражданских дел Камчатского краевого суда за 3 квартал 2015 года (дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений)


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


КАМЧАТСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

ОБЗОР АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ ЗА 3 КВАРТАЛ 2015 ГОДА

Дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений


Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба.

Петропавловск-Камчатским городским судом удовлетворены требования КГПОБУ "Камчатский промышленный техникум" к К.А.Б. о взыскании ущерба, причиненного работодателю.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции правомерно не нашел оснований для привлечения ответчика к полной материальной ответственности на основании заключенного с ним договора о полной материальной ответственности, поскольку ответчик занимал должность преподавателя - организатора ОБЖ, а указанная должность, равно как и выполняемая им работа, в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации № 85 от 31 декабря 2002 года, не входит, следовательно, договор о полной материальной ответственности не мог быть заключен с ответчиком.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Установив, что материальные ценности передавались ответчику по товарным накладным, из которых устанавливается стоимость имущества на момент передачи, в накладных имеется подпись ответчика, суд первой инстанции пришел к выводу, что каждую накладную можно отнести к разовым документам, возлагающим на К.А.Б. полную материальную ответственность.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение факт причинения ответчиком по его вине прямого действительного ущерба работодателю, причиной возникновения недостачи явился ненадлежащий контроль ответчика за сохранностью вверенных ему ценностей. При этом доказательств отсутствия своей вины в образовавшейся недостаче ответчик суду не представил, как и доказательств того, что работодатель не обеспечил надлежащих условий для обеспечения сохранности материальных ценностей.

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда первой инстанции, поскольку им при рассмотрении настоящего дела неправильно распределено бремя доказывания между сторонами, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют установленным обстоятельствам дела.

Согласно пункту 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года № 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Статьей 239 ТК РФ установлено, что материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба (абзац 3 пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года № 52).

Из положений частей 1, 2 статьи 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 № 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Федеральный закон) следует, что фактическое наличие соответствующих объектов выявляется при инвентаризации, для проведения которой создается постоянно действующая инвентаризационная комиссия, обеспечивающая полноту и точность внесения в описи данных о фактических остатках основных средств, запасов, товаров, денежных средств, другого имущества и финансовых обязательств, правильность и своевременность оформления материалов инвентаризации. При проверке фактического наличия имущества в случае смены материально ответственных лиц принявший имущество расписывается в описи в получении, а сдавший - в сдаче этого имущества (пункты 2.2 - 2.10 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина РФ № 49 от 13 июня 1995 года).

В соответствии с частью 3 статьи 11 Федерального закона обязательное проведение инвентаризации устанавливается законодательством Российской Федерации, федеральными и отраслевыми стандартами.

Согласно пункту 22 Приказа Минфина РФ № 119н от 28 декабря 2001 года "Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов", пункту 27 Приказа Минфина РФ № 34н от 29 июля 1998 года "Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации", при смене материально ответственных лиц, при выявлении фактов злоупотребления или порчи имущества проведение инвентаризации обязательно.

Из материалов дела следует, что работодателем, являющимся истцом, суду не предоставлены надлежащие доказательства того, что им были обеспечены надлежащие условия для хранения имущества, вверенного работнику К.А.Б.

В судебном заседании ответчик пояснял, что для 40 единиц одежды, принятых им по разовым документам в 2011 году, не было выделено помещение для хранения. Он длительное время просил кабинет для этих целей у директора, в начале 2013 года получил отдельное помещение. При этом каких-либо приказов о порядке приема-передачи данного имущества, порядке его учета работодателем не издавалось. При закрытии кабинета, ключ от помещения им сдавался на вахту, и был постоянно у кого-то на руках. Перед уходом в отпуск в 2013 году ключ от помещения, где хранилась форма, передавался им директору, передача указанного имущества иному ответственному лицу им не производилась, поскольку работодателем указанные лица не назначались.

Как следует из объяснений представителей истца, данных в суде апелляционной инстанции, материальные ценности были получены К.А.Б. по разовым документам, порядок их хранения и учета работодателем не был определен. Фиксация помещений за преподавателями нормативно не закреплена. Один из ключей от помещения, где хранилось вверенное имущество, имелся у ответчика, сколько всего ключей имелось от данного кабинета, им не известно. Доступ в помещение, в котором хранились материальные ценности, имелся как у ответчика, так и у других работников училища и директора, ключ от кабинета находился на вахте. Порядок выдачи и сдачи формы учащимся работодателем не устанавливался и нормативно не закреплялся. При уходе ответственного за хранение лица (К.А.Б.) в отпуск инвентаризация данного имущества не проводилась.

При этом в материалах дела отсутствуют относимые и допустимые доказательства, свидетельствующие о том, что работодателем была исполнена возложенная на него законом обязанность по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного К.А.Б., а также доказательства нахождения у него утраченного имущества в момент его ухода в отпуск, проверки перед уходом в отпуск наличия вверенного ему имущества, с составлением акта о передаче другому ответственному лицу, доказательства ведения учета и отчетности по вещевому имуществу.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о неисполнении работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для сохранности товарно-материальных ценностей, вверенных работнику, что в силу статьи 239 ТК РФ является обстоятельством, исключающим материальную ответственность работника.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края отменила, приняв решение об отказе в удовлетворении исковых требований КГПОБУ "Камчатский промышленный техникум" к К.А.Б. о взыскании ущерба, причиненного работодателю.

Апелляционное определение № 33-1507/2015


Если по результатам специальной оценки условий труда изменились условия труда и перечень гарантий и компенсаций, предоставляемых работнику в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, необходимо внести соответствующие изменения в трудовой договор работника.

Разрешая исковые требования Н. о возложении на войсковую часть ...62 обязанность предоставить ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 4,64 рабочих дней при предоставлении основного оплачиваемого отпуска, взыскании с Федерального казенного учреждения "Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу" (далее по тексту ФКУ "УФО МО РФ по Камчатскому краю и Чукотскому автономному округу") за счет средств, выделяемых на финансирование войсковой части ...62, процентную надбавку за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда период с января по апрель 2015 года, компенсации морального вреда и судебных расходов и отказывая в их удовлетворении в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих доводы истицы о занятости в спорный период времени на работах с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда, которые являются необходимым условием для предоставления 14 дней дополнительного отпуска и выплаты 15% надбавки, при занятости на указанных работах не менее 50% рабочего времени.

При этом суд исходил из того, что медицинский пункт войсковой части ...62 к учреждениям здравоохранения не относится, а является структурным подразделением названной войсковой части, доказательств тому, что место работы истца в медицинском пункте войсковой части ...62 относится к одному из предусмотренных Списком производств, профессий или должностей с вредными условиями труда, утвержденным Постановлением Госкомтруда ССР и ВЦСПС от 25 октября 1974 года № 298/П-22, видов учреждений не имеется, аттестация рабочих мест работодателем не проводилась, результатов специальной оценки условий труда (СОУТ) в соответствии с требованиями Федерального закона № 426-ФЗ от 28 декабря 2013 года, подтверждающих вредность условий труда, не имеется. Табеля учета рабочего времени за 2015 год, обязанность по составлению которых возложена на истицу, также не содержат сведений о периодах ее работы во вредных условиях труда.

Судебная коллегия с такими выводами суда первой инстанции не согласилась ввиду следующего.

Согласно ст. ст. 21, 22 ТК РФ работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы. Работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату.

В соответствии со ст. 56 ТК РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. Сторонами трудового договора являются работодатель и работник.

Согласно абз. 5 ч. 2 ст. 57 ТК РФ обязательными для включения в трудовой договор являются условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты.

Статьей 129 ТК РФ установлено, что заработная плата это вознаграждение за труд, а также компенсационные и стимулирующие выплаты.

В соответствии со ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается только по соглашению сторон трудового договора. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме (ст. 72 ТК РФ).

Как следует из материалов дела, между Н. и войсковой частью ...62 заключен трудовой договор (с учетом изменений от 19 августа 2014 года), по условиям которого за выполнение обязанностей, предусмотренных настоящим трудовым договором, работнику устанавливается и выплачивается, в том числе, "процентная надбавка работникам, занятым на работах с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда, в размере 15%, когда не менее 50% рабочего времени заняты на этих работах" (п. 4.1.).

В соответствии с п. 5.1. трудового договора Н. установлен дополнительный отпуск за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 14 дней.

Таким образом, процентная надбавка за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда не выплачивается, если работником отработано менее 50% рабочего времени.

Несмотря на отсутствие аттестации рабочих мест и результатов специальной оценки условий труда (СОУТ) в соответствии с требованиями Федерального закона № 426-ФЗ от 28 декабря 2013 года, подтверждающих вредность условий труда, работодателем до 1 января 2015 года истцу ежемесячно выплачивалась названная 15% надбавка и к ежегодному отпуску предоставлялся дополнительный отпуск в количестве 14 дней, что не оспаривалось ответчиком в ходе судебного разбирательства.

Изложенное свидетельствует о том, что работодатель признавал осуществление Н. трудовых обязанностей в условиях, за работу в которых согласно п. 4.1. и п. 5.1 трудового договора подлежит выплате 15% надбавка и предоставляется дополнительный отпуск.

Согласно нормам ч. 2 ст. 57 ТК РФ одними из обязательных для включения в трудовой договор являются условия труда на рабочем месте и гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях.

Если по результатам специальной оценки условий труда изменились условия труда и перечень гарантий и компенсаций, предоставляемых работнику в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, необходимо внести соответствующие изменения в трудовой договор работника.

В соответствии с требованиями ст. 72 ТК РФ соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме. Следовательно, при изменении условий трудового договора с работником в письменной форме заключается дополнительное соглашение к трудовому договору, которое должно содержать новые условия труда на рабочем месте по результатам проведенной специальной оценки условий труда, а также отсутствие гарантий и компенсаций за работу с вредными и (или) опасными условиями труда. Порядок изменения определенных сторонами условий трудового договора предусмотрен ст. 74 ТК РФ.

Таким образом, в силу действующего законодательства обязанность по организации проведения специальной оценки условий труда и, соответственно, доказательств об изменении условий труда и перечня гарантий и компенсаций, предоставляемых работнику в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, лежит на работодателе.

Однако доказательств того, что с 1 января 2015 года по 30 апреля 2015 года условия труда Н. изменились либо ею отработано менее 50% рабочего времени в условиях, дающих право на выплату 15% надбавки, работодателем не представлено. Изменение определенных сторонами условий труда, в том числе об отсутствии гарантий и компенсаций за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, не производилось.

В связи с этим отсутствие в табелях учета рабочего времени за январь - апрель 2015 года сведений о работе истицы во вредных условиях труда, также само по себе, не свидетельствует о том, что она не работала в таких условиях, поскольку истица, выполняя возложенную на нее обязанность, составила такой табель за январь 2015 года, однако он не был утвержден работодателем из-за отсутствия документов, подтверждающих факт работы гражданского персонала медпункта с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда.

Исходя из названных выше норм права, судебная коллегия, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив и признав правильным представленный истицей расчет, пришла к выводу об удовлетворении ее исковых требований о взыскании процентной надбавки (в пределах заявленных исковых требований).

Рассматривая требование Н. о возложении обязанности по предоставлению дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 4,64 рабочих дней за период работы с 1 января по 30 апреля 2015 года при предоставлении основного оплачиваемого отпуска, судебная коллегия пришла к следующему.

По смыслу ст. ст. 1, 11, 12, 13 ГК РФ и ст. ст. 3, 4 ГПК РФ защита гражданских прав может осуществляться в случае, когда имеет место нарушение или оспаривание прав и законных интересов лица, требующего их применения; следовательно, предъявление иска (заявления) должно иметь своей целью восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в суд лица посредством использования предусмотренных действующим законодательством способов защиты.

Однако, как усматривается из материалов дела, с заявлением о предоставлении дополнительного отпуска за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда одновременно с основным оплачиваемым отпуском Н. к работодателю не обращалась.

При таких обстоятельствах требование Н. о возложении обязанности предоставить дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с тяжелыми, вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда в количестве 4,64 рабочих дней за период работы с 1 января по 30 апреля 2015 года при предоставлении основного оплачиваемого отпуска удовлетворению не подлежит в связи с отсутствием доказательств о нарушении работодателем прав истца.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Принимая во внимание, что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение факт нарушения работодателем прав истца на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы, судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для взыскания в его пользу компенсации морального вреда.

Решение суда первой инстанции отменено, исковые требования Н. удовлетворены частично.

Апелляционное определение № 33-1369


В силу части первой статьи 261 ТК РФ запрещается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края удовлетворены требования А. к Центральному банку Российской Федерации (далее по тексту Банк России), о признании незаконным ее увольнения, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе Банка России, который не согласившись с решением суда, просил его отменить и отказать в удовлетворении иска в связи с пропуском установленного ст. 392 ТК РФ срока на подачу искового заявления в суд, полагал, что в связи с ликвидацией Головного расчетно-кассового центра ГУ Банка России по Камчатскому краю А. не может быть восстановлена в занимаемой должности, считал, что, сокрыв факт беременности от работодателя, последняя злоупотребила своим правом, поэтому в восстановлении на работе ей должно быть отказано, судебная коллегия пришла к следующему.

В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата организации.

Увольнение работника по данному основанию, в силу положений статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации отнесено трудовым законодательством к увольнению по инициативе работодателя.

Как указано в преамбуле Конвенции Международной организации труда № 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства", заключенной в г. Женеве 15 июня 2000 года, защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является общей обязанностью правительств и общества.

В Трудовом кодексе РФ содержатся нормы, закрепляющие для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса РФ, регламентирующими расторжение трудового договора. Так, в соответствии с частью первой статьи 261 ТК РФ запрещается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. При этом названная норма не ставит возможность увольнения беременной женщины в зависимость от того, был ли поставлен работодатель в известность о ее беременности, и сообщила ли она ему об этом, поскольку это обстоятельство не должно влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных трудовым законодательством для беременных женщин при увольнении по инициативе работодателя. В таком случае правовое значение имеет лишь сам факт беременности на день увольнения женщины по инициативе работодателя.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, А. состояла в трудовых отношениях с Банком России, исполняя свои должностные обязанности в Головном расчетно-кассовом центре ГУ Банка России по Камчатскому краю.

На основании принятого Советом директоров Банком России 10 января 2014 года решения приказом Банка России № ОД-3236 от 17 ноября 2014 года постановлено ликвидировать Головной расчетно-кассового центра ГУ Банка России по Камчатскому краю в срок до 2 февраля 2015 года. А. 11 ноября 2014 года вручено уведомление о предстоящем расторжении с ней трудового договора на основании пункта 2 части первой статьи 81 ТК РФ.

Приказом № ЛСТ-142 от 27 января 2015 года А. уволена 30 января 2015 года по сокращению штата работников, в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 ТК РФ.

Согласно медицинской документации, представленной в материалы дела, на момент увольнения А. находилась в состоянии беременности, срок которой по состоянию на 2 марта 2015 года составлял 6 - 7 недель.

Правильно определив юридически значимые обстоятельства и установив, что на момент увольнения А. находилась в состоянии беременности, суд первой инстанции пришел к верному выводу о незаконности ее увольнения, как произведенного в нарушение норм действующего трудового законодательства, запрещающих увольнение беременных женщин, за исключением случаев, прямо указанных в законе, в связи с чем принял законное и обоснованное решение об удовлетворении ее исковых требований о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

В силу положений статьи 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением спора об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки (часть первая). При пропуске данного срока по уважительным причинам они могут быть восстановлены судом (часть третья).

Оценивая уважительность причины пропуска работником срока, предусмотренного частью первой статьи 392 ТК РФ, суд действует не произвольно, а проверяет и учитывает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе оценивает характер причин, не позволивших работнику обратиться в суд в пределах установленного законом срока.

На необходимость тщательного исследования судами таких причин при рассмотрении соответствующих заявлений работников указывается и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в пункте 5 которого приводится примерный перечень обстоятельств, которые могут расцениваться как препятствующие работнику своевременно обратиться в суд. Этот перечень не является исчерпывающим, и, разрешая конкретное дело, суд вправе признать в качестве уважительных причин пропуска установленного срока и иные обстоятельства, имеющие существенное значение для конкретного работника, в том числе дать оценку и такой причине пропуска работником срока для обращения в суд, как наличие обстоятельств, не зависящих от воли истца.

Из этого следует, что суд, реализуя свои дискреционные полномочия, вправе с учетом конкретных обстоятельств восстановить пропущенный срок обращения в суд по индивидуальному трудовому спору.

Установив обстоятельства, послужившие основанием пропуска А. срока на обращение в суд с иском по спору об увольнении, суд первой инстанции счел уважительными приведенные истцом причины его пропуска.

Оценивая уважительность причин пропуска срока на обращение в суд с иском, приведенных истцом, а также принимая во внимание незначительный период пропуска срока (4 дня), судебная коллегия согласилась с выводом суда о необходимости его восстановления, поскольку указанные обстоятельства, а именно нахождение на лечении в период с 16 февраля 2015 года по 10 марта 2015 года, являющиеся юридически значимыми, приходящиеся на окончание срока на обращение в суд, не зависели от истца, а потому подлежат признанию уважительной причиной пропуска срока предъявления иска по спору об увольнении.

Ввиду изложенного доводы ответчика об обратном судебной коллегией отклонены как необоснованные.

Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Апелляционное определение № 33-1311/2015



Судебная коллегия
по гражданским делам
Камчатского краевого суда

Отдел кодификации и обобщения
судебной практики


Источник


Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Обзоры судебной практики > Обзор апелляционной практики рассмотрения гражданских дел Камчатского краевого суда за 3 квартал 2015 года (дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений)