Главная > Обзоры судебной практики > Обзор апелляционной практики рассмотрения гражданских дел Камчатского краевого суда за 4 квартал 2015 года (дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений)


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


КАМЧАТСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

ОБЗОР АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ ЗА 4 КВАРТАЛ 2015 ГОДА

Дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений


Увольнение работника без соблюдения требований статьи 193 Трудового кодекса РФ (ТК РФ) об обязанности работодателя до применения дисциплинарного взыскания отобрать у работника объяснения по выявленным фактам неисполнения им служебных обязанностей является незаконным.

Усть-Большерецким районным судом Камчатского края удовлетворены исковые требования прокурора Соболевского района в интересах С. к ГБУЗ Камчатского края «Соболевская районная больница» о признании незаконным и отмене приказа главного врача ГБУЗ Камчатского края «Соболевская районная больница» об увольнении, восстановлении С. на работе в ГБУЗ Камчатского края «Соболевская районная больница» в прежней должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе ответчика, а также апелляционному представлению прокурора Соболевского района, судебная коллегия пришла к выводу об отмене решения суда по причине его незаконности, поскольку при его принятии имело место нарушение судом установленных статьей 194 ГПК РФ правил о тайне совещания судей.

Указанное нарушение установлено судебной коллегией из протокола судебного заседания от 4-5 августа 2015 года, согласно которому после окончания судебных прений суд удалился в совещательную комнату 4 августа 2015 года в 16 часов 45 минут, огласил решение в 17 часов 5 августа 2015 года. Исходя из этого и, принимая во внимание невозможность продолжения судебного заседания в ночное время, решение по делу не могло быть оглашено 5 августа 2015 года без нарушения тайны совещательной комнаты.

Перейдя после отмены решения к рассмотрению дела в соответствии с частью 5 статьи 330 ГПК РФ по правилам производства в суде первой инстанции, судебная коллегия нашла исковые требования С. подлежащими частичному удовлетворению.

В силу статьи 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в пункте 35 Постановления от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" следует, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части 1 статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.). Поскольку увольнение является одним из видов дисциплинарной ответственности, на него распространяется установленный статьей 193 ТК РФ порядок, который предусматривает, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не представлено, то составляется соответствующий акт.

В период работы в ГБУЗ Камчатского края «Соболевская районная больница» с января по апрель 2015 года С. неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности в виде выговора приказами от 12 февраля, 20 февраля, 30 марта 2015 года, в виде замечания - приказом от 26 марта 2015 года.

Приказом от 24 апреля 2015 года истец уволен с занимаемой должности на основании пункта 5 статьи 81 ТК РФ 24 апреля 2015 года за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, выразившееся в нарушении деонтологии и этнических норм, неисполнении приказов главного врача, нарушениях статьи 37 Федерального закона № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 года, Приказа Министерства здравоохранения Камчатского края и Камчатского территориального фонда медицинского страхования № 313/13 от 19 апреля 2011 года «Об утверждении правил медицинской документации». Основанием к изданию данного приказа, как следует из его текста, послужили замечания и выговоры, полученные С. в январе, феврале, марте и апреле 2015 года, мотивированное мнение профкома, акты медико-экономической экспертизы качества медицинской помощи ОАО СК «Согаз-Мед».

Как следует из текста приказа, в нем отсутствуют сведения о том, какие именно виновные действия С. были расценены ответчиком в качестве дисциплинарного проступка, послужившего поводом к его увольнению, когда, где и при каких обстоятельствах они были виновно им совершены. Тогда как, исходя из анализа статьи 192 ТК РФ и указанных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, при применении к работнику дисциплинарного взыскания в приказе работодателя должны быть изложены обстоятельства вменяемого работнику дисциплинарного проступка, указаны конкретные положения должностной инструкции, приказов, локальных нормативных актов работодателя, которые виновно были нарушены работником при исполнении трудовых обязанностей, и в чем именно эти нарушения выразились.

Указанным требованиям приказ об увольнении истца не соответствует.

В имеющихся в деле актах Камчатского филиала ОАО СК «Согаз-Мед»  содержится информация о том, что в результате медико-экономической экспертизы страховых случаев при изучении экспертом медицинских карт выявлен ряд перечисленных в этих актах дефектов оформления первичной медицинской документации.

Однако, как следует из объяснений представителя ответчика, С. с этими актами не ознакомлен, о выявленных экспертом нарушениях при оформлении медицинских документов иным способом уведомлен не был, в результате чего был лишен возможности дать объяснения по изложенным в актах обстоятельствам.

С учётом изложенного, а также в связи с отсутствием в деле других отвечающих требованиям относимости и допустимости доказательств виновного неисполнения С. трудовых обязанностей, оснований полагать, что ответчиком доказан факт совершения истцом дисциплинарного проступка в виде неисполнения возложенных на него трудовых обязанностей, и, как следствие, наличия основания для увольнения истца, не имеется.

Принимая во внимание, что истец не был ознакомлен с содержанием актов медико-экономической экспертизы либо иным образом уведомлен об имеющихся к нему у работодателя претензиях, нельзя согласиться и с утверждением ответчика о том, что им выполнена установленная статьёй 193 ТК РФ обязанность до применения дисциплинарного взыскания отобрать у истца объяснения по выявленным фактам неисполнения им служебных обязанностей. Представленные ответчиком акты об отказе С. от дачи объяснений во внимание приняты быть не могут по той причине, что исходя из текстов этих актов, а также приказов, которыми руководитель ответчика обязал истца предоставить объяснительные по выявленным страховой компанией дефектам оформления медицинской документации, истец не был проинформирован, о каких именно нарушениях он должен представить объяснительные.

С учетом установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих о незаконности увольнения С., в соответствии со статьей 394 ТК РФ подлежат удовлетворению его исковые требования о признании незаконным приказа об увольнении, о восстановлении на работе и о взыскании с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула.

Вместе с тем, требование С. об отмене приказа об увольнении удовлетворено быть не может, поскольку отмена изданных работодателем распоряжений относится к исключительной компетенции самого работодателя, и понуждение его к этому явилось бы вмешательством в его исключительную компетенцию.

Апелляционное определение № 33-1772/2015


В случае увольнения работника компенсации при увольнении подлежит столько дней отпуска, сколько приходится на отработанное им время.

Петропавловск-Камчатским городским судом Камчатского края удовлетворены исковые требования Б. к Центральному Банку РФ о взыскании недоначисленной компенсации неиспользованного отпуска, единовременной выплаты.

Удовлетворяя заявленные Б. требования, суд первой инстанции исходил из того, что у Б. возникло право на полную компенсацию за неиспользованный отпуск за период с 1 мая 2014 года по 30 января 2015 года, а не на компенсацию за неиспользованный отпуск пропорционально отработанному времени, поскольку ею было отработано у ответчика более 5,5 месяцев в рабочем году, и увольнялась она по сокращению штатов независимо от общей продолжительности работы у данного работодателя.

С указанным выводом суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.

Согласно части 5 статьи 37 Конституции РФ, каждый имеет право на отдых; работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.

Порядок начисления и размер денежной компенсации за неиспользованные отпуска устанавливаются и рассчитываются в соответствии с ТК РФ, а также в соответствии с Положением «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы», утвержденным постановлением Правительства РФ № 922 от 24 декабря 2007 года.

Согласно статье 114 ТК РФ работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка.

В статье 115 ТК РФ закреплено, что ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней. Ежегодный основной оплачиваемый отпуск продолжительностью более 28 календарных дней (удлиненный основной отпуск) предоставляется работникам в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно статьям 121 и 122 ТК РФ в стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, включается время фактической работы. Оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно. Право на использование отпуска за первый год работы возникает у работника по истечении шести месяцев его непрерывной работы у данного работодателя. По соглашению сторон оплачиваемый отпуск работнику может быть предоставлен и до истечения шести месяцев.

В силу статьи 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за неиспользованный отпуск.

В соответствии с пунктом 28 Правил об очередных и дополнительных отпусках, утвержденных Народным комиссариатом труда СССР 30 апреля 1930 года № 169, изданных на основании Постановления СНК СССР от 2 февраля 1930 года - протокол № 5/331, (далее - Правила об очередных и дополнительных отпусках), которые применяются в части, не противоречащей ТК РФ, работнику при увольнении должна быть выплачена компенсация за неиспользованный отпуск пропорционально отработанному им у данного работодателя времени. При этом работнику, проработавшему 11 месяцев, полагается полная компенсация неиспользованного отпуска. Согласно подпункту "а" абзаца 3 пункта 28 данных Правил полную компенсацию получают также работники, проработавшие от 5 ? до 11 месяцев, если они увольняются вследствие ликвидации предприятия или учреждения или отдельных частей его, сокращения штата или работ.

Из анализа вышеуказанных правовых норм следует, что в случае увольнения работника компенсации при увольнении подлежит столько дней отпуска, сколько приходится на отработанное им время.

При этом выплата полной компенсации лицам, уволенным, в том числе по сокращению штатов, исходя из положений пункта 28 Правил об очередных и дополнительных отпусках, предусмотрена в случае, если работник проработал в данной организации меньше года.

Пунктом 4.9 Положения ЦБ РФ от 2 декабря 2008 года № 330-П «О порядке и условиях предоставления отпусков работникам ЦБ РФ» также предусмотрено, что полную денежную компенсацию получают также работники, проработавшие от 5 ? до 11 месяцев, если они увольняются по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 части 1 статьи 81, пунктами 1, 5 части 1 статьи 83 ТК РФ (в том случае, если работник проработал меньше года). 

В качестве стимулирующих выплат в части 1 статьи 129 ТК РФ указаны доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты. Согласно части 2 статьи 135 ТК РФ данные выплаты устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативно-правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Главой 8 Положения ЦБ РФ «О системе оплаты труда работников Центрального Банка РФ» № 352-П от 28 декабря 2009 года предусмотрено, что единовременная выплата к ежегодному оплачиваемому отпуску производится работникам (за исключением работников, принятых на работу на условиях внутреннего и внешнего совместительства), имеющим стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, не менее шести месяцев, в размере двух должностных окладов при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска.

Единовременная выплата к ежегодному оплачиваемому отпуску (в том числе выплачиваемая работнику в соответствии с подпунктом 8.1.3 настоящего пункта) производится один раз в календарном году, в том числе в случае прекращения и возобновления трудовых отношений работника с Банком в одном календарном году.

При прекращении трудового договора по любым основаниям, за исключением случаев расторжения трудового договора по инициативе работодателя (статья 71 и пункты 3, 5-11 части 1 статьи 81 ТК РФ) или иного уполномоченного органа, имеющего право требовать расторжение трудового договора, единовременная выплата производится пропорционально неиспользованным дням ежегодного оплачиваемого отпуска, за которые выплачивается компенсация, но не более двух должностных окладов.     

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что истец отработала у ответчика более года, с учетом вышеуказанных норм права, судебная коллегия пришла к выводу о том, что оснований применять пункт 28 Правил об очередных и дополнительных отпусках и рассчитывать компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении, как за полный рабочий год, не имеется.

Из представленного ответчиком расчета следует, что истцом за спорный период работы использовано 5 календарных дней отпуска. При увольнении произведена компенсационная выплата за неиспользованный отпуск за период с 1 мая 2014 года по 30 января 2015 года (9 месяцев) за 37 календарных дней (55 к.д. / 12 мес. х 9 мес. – 5 к.д. использованного отпуска).

Таким образом, расчет компенсации за неиспользованный отпуск в пропорциональном порядке произведен ответчиком на основании действующего законодательства и является правильным, в связи с чем, исковые требования Б., как необоснованные, удовлетворению не подлежат.

Поскольку требование о взыскании с ответчика недоначисленной единовременной выплаты к ежегодному оплачиваемому отпуску является производным от требования о взыскании недоначисленной компенсации неиспользованного отпуска, оснований для удовлетворения исковых требований в данной части у суда также не имелось.

Исходя из изложенного, судебная коллегия решение суда отменила,  приняв  новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Б.

Апелляционное определение № 33-1729/2015



Судебная коллегия
по гражданским делам
Камчатского краевого суда

Отдел кодификации и обобщения
судебной практики


Источник


Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Обзоры судебной практики > Обзор апелляционной практики рассмотрения гражданских дел Камчатского краевого суда за 4 квартал 2015 года (дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений)