Главная > Обзоры судебной практики > Обзор апелляционной и кассационной практики Пермского краевого суда по гражданским и административным делам за первое полугодие 2017 года (дела, возникающие из трудовых споров)


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


ОБЗОР
АПЕЛЛЯЦИОННОЙ И КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ
ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА
ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ И АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ
ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2017 ГОДА

Дела, возникающие из трудовых споров


В связи с непринятием работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, если указанные действия дают основания для утраты доверия к работнику со стороны работодателя (пункт 7.1 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации), трудовой договор может быть расторгнут работодателем лишь с работником, на которого такая обязанность возложена законодательством о противодействии коррупции.

А., работавшая в ГБУЗ "Г." медицинской сестрой, была уволена по основанию, предусмотренному пунктом 7.1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Отказывая А. в удовлетворении требований о восстановлении на работе, суд первой инстанции исходил из правомерности увольнения с учетом допущенных с ее стороны нарушений законодательства о противодействии коррупции, выразившихся в совершении неправомерных действий по предоставлению выгоды себе и третьим лицам вопреки интересам общества и государства, что прямо противоречит государственной политике противодействия коррупции, оказывает отрицательное влияние на противодействие коррупции в государственном учреждении. В действиях А. суд усмотрел наличие конфликта интересов, о котором она работодателю не сообщила, что повлекло утрату доверия к ней.

Из материалов дела следует, что приказом главного врача ГБУЗ "Г." утверждено Положение о конфликте интересов, которое разработано в соответствии со статьей 13.3 Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" и распространяется на всех лиц, являющихся работниками Учреждения и находящихся с ним в трудовых отношениях, вне зависимости от занимаемой должности и выполняемых функций, а также на физических лиц, сотрудничающих с Учреждением на основе гражданско-правовых договоров.

Также судом установлено, что в регистратуре детской поликлиники ГБУЗ "Г." на территории учреждения осуществлялась продажа спирта по указанию А., в отношении которой проведена контрольная закупка сотрудниками полиции. От дачи письменных объяснений А. отказалась, считая себя невиновной.

Сославшись на то, что А. осуществляла поставку спирта с целью продажи в отделении поликлиники, где оказывается медицинская помощь несовершеннолетним детям, в ее действиях прослеживается личная заинтересованность в виде получения прибыли от продажи спирта, причинен вред деловой репутации учреждения, решением комиссии в связи с наличием конфликта интересов было принято решение об увольнении А. от занимаемой должности.

Судебная коллегия решение суда отменила, не согласившись с выводом о правомерности увольнения А., ее иск удовлетворила, указав следующее.

В соответствии с пунктом 7.1 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае непринятия работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, если указанные действия дают основания для утраты доверия к работнику со стороны работодателя.

Согласно статье 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" коррупцией является злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами.

Статья 10 указанного Федерального закона под конфликтом интересов понимает ситуацию, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий).

Делая вывод об обоснованности увольнения истицы по пункту 7.1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции не учел, что по данному основанию могут быть уволены лица, которые в соответствии с законом обязаны принимать меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, тогда как занимаемая истицей должность медсестры таковой не является, истица не является государственной или муниципальной служащей. Перечень граждан, которые должны представлять сведения о своих доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, указан в статье 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ "О противодействии коррупции".

(определение № 33-3575 от 05.04.2017)


Расторжение трудового договора с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, в случае сокращения численности или штата работников организации не допускается.

А. обратилась в суд с иском к ООО "П." о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, считая свое увольнение в связи с сокращением численности работников (по части 2 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) незаконным, поскольку на момент увольнения ее ребенку не исполнилось 3 лет, что исключает возможность ее увольнения по инициативе работодателя в соответствии с частью 4 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что А. была принята на работу в ООО "П." на должность бухгалтера, затем переведена на должность заведующей продовольственным складом. С ноября 2012 года она вышла в отпуск по уходу за ребенком, впоследствии родила второго ребенка и по февраль 2017 года находилась в отпуске по уходу за ребенком.

В январе 2017 года А. досрочно вышла из отпуска по уходу за ребенком и была допущена к работе в прежней должности на неполный рабочий день.

В феврале 2017 года А. вручено уведомление о сокращении должности в связи с уменьшением объема работ с 01 января 2017 года.

Одновременно ей вручено уведомление с предложением работы в должности продавца и разъяснением, что в случае отказа от предложенной работы трудовой договор будет прекращен в соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации. Данное уведомление А. подписать отказалась, о чем был составлен акт.

На следующий день истица обратилась к ответчику с заявлением об увольнении с работы по сокращению численности штатов досрочно с выплатой компенсации.

На основании данного заявления трудовой договор с А. был прекращен, она уволена с работы в связи с сокращением численности работников по пункту 2 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации с выплатой выходного пособия в размере среднемесячного заработка.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований А. о восстановлении на работе, суд первой инстанции исходил из того, что, будучи осведомленной о сокращении ее должности, она отказалась от предложенной вакантной должности и добровольно написала заявление об увольнении досрочно, тем самым реализовала свои права как сторона трудового договора, и поскольку согласие на увольнение было получено от истицы до истечения двухмесячного срока предупреждения, то ответчик освобождается от обязанности соблюдения процедуры увольнения, предусмотренной частями 1 и 2 статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации, в том числе предлагать вакантные должности и исследовать преимущественное право оставления на работе, в связи с чем суд посчитал, что на истца не распространяются гарантии, предусмотренные частью 4 статьи 261 Кодекса.

С данным выводом суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась, указав следующее.

В соответствии с частью 4 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5-8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса).

Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя установлен в статье 81 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно пункту 2 части 1 которой трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Учитывая, что положениями действующего трудового законодательства установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и на момент увольнения А. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата работников организации у нее на иждивении находился ребенок в возрасте до трех лет, вывод суда о законности увольнения А. по указанному основанию судебная коллегия признала неправомерным, решение суда отменила и приняла новое решение об удовлетворении требований истицы в полном объеме.

(определение № 33-6602 от 21.06.2017)


Наличие у сотрудника ФСИН судимости повлекло правомерное его увольнение по пункту "м" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

М. обратился в суд с иском к ГУФСИН России по Пермскому краю о восстановлении на работе, считая незаконным увольнение со службы по пункту "м" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации со ссылкой на приговор суда 1997 года, которым он осужден в несовершеннолетнем возрасте за преступление, предусмотренное статьей 158 УК РФ, к 1 году лишения свободы, условно на 1 год. На момент поступления на службу судимость была погашена.

Решением суда в удовлетворении исковых требований М. отказано со ссылкой на то, что наличие погашенной судимости является безусловным основанием для увольнения истца.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам решение отменено, принято новое решение об удовлетворении требований истца. Суд апелляционной инстанции посчитал, что увольнение истца произведено формально, без учета его морально-психологических качеств, длительного и безукоризненного прохождения службы в органах уголовно-исполнительной системы, сослался при этом на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Постановлении от 08 декабря 2015 года N 31-П, согласно которой пункт "м" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не предполагает безусловное увольнение сотрудников, судимость которых была снята или погашена до поступления на службу, без учета факторов, позволяющих оценить риски наступления неблагоприятных последствий при продолжении такими сотрудниками службы.

С выводами судебной коллегии президиум краевого суда не согласился, посчитав их ошибочными, апелляционное определение отменил, указав при этом следующее.

В силу статьи 21 Федерального закона от 21 июля 1998 года N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы" действие Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации распространено на сотрудников органов внутренних дел, переходящих на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, а также на лиц, вновь поступающих на службу в указанные учреждения и органы, впредь до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе.

В соответствии с пунктом "м" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 22 июля 2010 года N 157-ФЗ) сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы в связи с осуждением за преступление после вступления в законную силу обвинительного приговора суда, а также прекращением уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, за исключением уголовных дел частного обвинения, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием.

Соответственно, вступление в силу приговора суда по уголовному делу по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 158 УК Российской Федерации, является основанием для увольнения сотрудника уголовно-исполнительной системы по пункту "м" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел.

Учитывая, что характер и условия деятельности истца в системе Федеральной службы исполнения наказаний существенно отличаются от службы в Государственной противопожарной службе, оснований для распространения правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2009 N 7-П, на спорные правоотношения не имеется, так как в указанном Постановлении разрешены вопросы увольнения сотрудников Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, замещающих должности пожарных.

Невозможность прохождения истцом службы основывается на том, что в силу статьи 9 Положения о службе в органах внутренних дел, применяемой и к сотрудникам уголовно-исполнительной системы, гражданин Российской Федерации не может быть принят на службу в органы внутренних дел, если он имел или имеет судимость, за исключением уголовных дел частного обвинения.

Таким образом, федеральным законом установлен запрет нахождения на службе в уголовно-исполнительной системе лиц, осужденных за преступление, после вступления в законную силу обвинительного приговора суда, за исключением уголовных дел частного обвинения. Указанное требование связано с особым правовым статусом сотрудников уголовно-исполнительной системы, требованиями и ограничениями, предъявляемыми к ним в связи с прохождением государственной службы.

Неприменение в отношении истца пункта "м" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел ставит истца в привилегированное положение по отношению к лицам, поступающим на службу, в отношении которых имеется вступивший в силу обвинительный приговор суда, что влечет невозможность соблюдения условий контракта, заключаемого с данным лицом.

Таким образом, сам по себе факт возбуждения в отношении истца уголовного дела и последующее постановление обвинительного приговора препятствует дальнейшему прохождению им службы в ГУФСИН независимо от того, что судимость была погашена в установленном порядке.

(постановление № 44-г-39 от 26.05.2017)



Судебная коллегия по гражданским делам
Пермского краевого суда

Судебная коллегия по административным делам
Пермского краевого суда


Источник


Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Обзоры судебной практики > Обзор апелляционной и кассационной практики Пермского краевого суда по гражданским и административным делам за первое полугодие 2017 года (дела, возникающие из трудовых споров)