Главная > Обзоры трудовых споров > Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (первый квартал 2019 года)


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2019 ГОДА)





II. Споры, вытекающие из трудовых правоотношений

2. При увольнении работника в связи с ликвидацией организации работодатель должен представить суду доказательства действительного прекращения ее деятельности.

Ж. обратилась в суд с иском к муниципальному унитарному предприятию (далее - предприятие) о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование указала, что состояла в трудовых отношениях с ответчиком, работала в должности юрисконсульта, с 16 октября 2017 года - в должности старшего юрисконсульта. Определением Арбитражного суда Свердловской области от 10 марта 2014 года предприятие признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство. Определением Арбитражного суда Свердловской области от 03 сентября 2018 года срок конкурсного производства продлен на 6 месяцев, до 19 февраля 2019 года. Работодатель в марте 2018 года уведомил Ж. о предстоящем увольнении по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации. Приказом ответчика от 18 октября 2018 года она уволена по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации - по инициативе работодателя в связи с ликвидацией организации.

Полагала такое увольнение незаконным, ссылаясь на то, что организация существует, в настоящее время не ликвидирована, запись об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ отсутствует, ответчик ведет хозяйственную деятельность. Обращала внимание на то, что непосредственно перед ее увольнением в юридический отдел были трудоустроены работники на должность начальника юридического отдела, юрисконсульта, которые до настоящего времени работают на предприятии, а на момент ее увольнения юридический отдел имел численность шесть человек. Полагала, что при увольнении работодатель нарушил положения ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации о преимущественном праве оставления работника на работе, не принял во внимание ее высокую квалификацию, имеющиеся благодарности, а также наличие у нее на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с вынесенным решением, истец обратилась с апелляционной жалобой.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что истец работала у ответчика, предприятие в 2014 году признано несостоятельным (банкротом), в отношении ответчика открыто конкурсное производство, организация находится в стадии ликвидации, увольнение работников после внесения записи о регистрации ликвидации юридического лица объективно невозможно. Таким образом, трудовые отношения с работниками должника в конкурсном производстве подлежат прекращению до завершения процедуры ликвидации организации, соответственно, истец правомерно уволена по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации до завершения ликвидации ответчика. Поскольку увольнение произведено в связи с ликвидацией организации, суд пришел к выводу о том, что обязанность по выполнению требований ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации на работодателя не возложена, а наличие у истца несовершеннолетнего ребенка не является обстоятельством, препятствующим расторжению трудового договора по инициативе работодателя по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции о праве работодателя до завершения процедуры ликвидации увольнять работников при принятом решении о ликвидации, нахождении в стадии ликвидации, судебная коллегия по гражданским делам указала, что в этом случае ответчик должен доказать действительное прекращение деятельности организации, так как только при таких обстоятельствах увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации будет являться законным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения исков о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми расторгнут в связи с ликвидацией организации либо прекращением деятельности индивидуальным предпринимателем, обязанность доказать которое возлагается на ответчика, в частности, является действительное прекращение деятельности организацией или индивидуальным предпринимателем.

Доказательств действительного прекращения деятельности организации ответчик суду не представил. Суд первой инстанции это обстоятельство в качестве юридически значимого не установил и не дал правовой оценки тем доказательствам, которые имелись в деле по названному обстоятельству.

Из материалов дела следует, что до настоящего времени конкурсное производство не прекращено (продлено до августа 2019 года). Из отзыва ответчика на иск следует, что ответчик признавал то обстоятельство, что и на дату увольнения истца, и на момент рассмотрения дела судом ответчик вынужден осуществлять хозяйственную деятельность, так как является поставщиком тепловой энергии, горячей и холодной воды. Ответчик вынужден сокращать численность штатных единиц, ведется работа по передаче имущества в муниципальную казну, по окончании передачи имущества в муниципальную собственность ответчик прекратит ведение хозяйственной деятельности и завершит ликвидацию.

Судебная коллегия приняла во внимание и тот факт, что 01 октября 2018 года непосредственно перед увольнением истца и в период действия предупреждения об увольнении по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации ответчик принял на работу двух юристов. Это также подтверждает доводы жалобы истца о продолжении организацией деятельности, об отсутствии прекращения деятельности организации.

Поскольку ответчик признавал факт продолжения своей деятельности на момент увольнения истца, не ссылался на действительное прекращение деятельности, соответственно, оснований для увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации у ответчика не имелось, увольнение истца незаконно.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, постановил восстановить Ж. на работе в прежней должности с 19 октября 2018 года, взыскать с ответчика оплату вынужденного прогула в сумме 112 595 руб. 47 коп., компенсацию морального вреда в сумме 10 000 руб.


Апелляционное определение
судебной коллегии по гражданским делам
Свердловского областного суда
от 26 марта 2019 года по делу № 33-4995/2019

Источник

Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Обзоры трудовых споров > Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (первый квартал 2019 года)