Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с ликвидацией (п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 26.03.2019 № 33-4995/2019


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение в связи с ликвидацией неправомерно, если организация продолжает вести хозяйственную деятельность

« Поскольку ответчик признавал факт продолжения своей деятельности на момент увольнения истца, не ссылался на действительное прекращение деятельности (указывая, что прекратит деятельность после передачи имущественного комплекса в муниципальную собственность, что и до настоящего времени не произошло), соответственно, оснований для увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации у ответчика не имелось, увольнение истца незаконно »

Противоположная позиция:
Определение Московского городского суда от 29.01.2018 № 4г/6-324/18

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-4995/2019

26.03.2019

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Волковой Я.Ю.,
судей Сорокиной С.В., Зоновой А.Е.
при секретаре Маршихиной И.В.
с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Беловой К.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Жуковой Дарьи Леонидовны к Нижнетагильскому муниципальному унитарному предприятию «Горэнерго» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула, компенсации морального вреда по апелляционной жалобе истца на решение Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 10.12.2018.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения истца, поддержавшей доводы жалобы, объяснения представителя ответчика Сычевой А.О. (по доверенности от 24.10.2018), возражавшей против доводов жалобы, заключение прокурора Беловой К.С., считавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛ:

Жукова Д.Л. обратилась с иском к Нижнетагильскому МУП «Горэнерго», в котором с учетом уточнения исковых требований просила признать увольнение незаконным, восстановить её на работе в должности старшего юрисконсульта юридического отдела с 19.10.2018, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула за период с 19.10.2018 по 06.12.2018, компенсацию морального вреда 20000 руб. В обоснование иска истец указала, что с 01.02.2013 состояла в трудовых отношениях с ответчиком, работала в должности юрисконсульта, с 16.10.2017 - в должности старшего юрисконсульта. Определением Арбитражного суда Свердловской области от 10.03.2014 Нижнетагильское МУП «Горэнерго» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство. Определением Арбитражного суда Свердловской области от 03.09.2018 срок конкурсного производства продлен на 6 месяцев, до 19.02.2019. Работодатель в марте 2018 года уведомил её о предстоящем увольнении по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации. Приказом ответчика от 18.10.2018 она уволена по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, по инициативе работодателя в связи с ликвидацией организации. Полагала такое увольнение незаконным, ссылаясь на то, что организация существует, в настоящее время не ликвидирована, запись об исключении записи о юридическом лице в ЕГРЮЛ отсутствует, ответчик ведет хозяйственную деятельность, вследствие чего ответчик не вправе был ее увольнять по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Обращает внимание на то, что непосредственно перед ее увольнением в юридический отдел были трудоустроены работники на должность начальника юридического отдела, юрисконсульта, которые до настоящего времени работают на предприятии, а на момент её увольнения юридический отдел имел численность шесть человек. Полагает, что при увольнении работодатель нарушил положения ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации о преимущественном праве оставления работника на работе, не принял во внимание ее высокую квалификацию, имеющиеся благодарности, а также наличие у нее на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Указывала на то, что приказ об увольнении подписан не конкурсным управляющим, а исполнительным директором.

Решением Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 10.12.2018 в удовлетворении иска Жуковой Д.Л. отказано.

В апелляционной жалобе истец просит решение отменить, принять новое решение об удовлетворении иска. В обоснование жалобы указывает на нарушение судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Ссылается на недоказанность факта ликвидации организации ответчика, отсутствие уведомления в налоговый орган о такой ликвидации, непрекращение ответчиком финансово-хозяйственной деятельности, необоснованность вывода суда о наличии оснований для ее увольнения по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Разрешая спор, суд первой инстанции, ссылаясь на нормы п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 35 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», ст. 61, п. 9 ст. 63, ст. 65 Гражданского кодекса Российской Федерации, абз. 6 ч. 2, абз. 2 ч. 3 ст. 129, ч.ч. 1, 3, 4 ст. 149 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», разъяснения, данные в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016, установив, что истец работала у ответчика, Нижнетагильское МУП «Горэнерго» в 2014 г. признано несостоятельным (банкротом), в отношении ответчика открыто конкурсное производство, организация находится в стадии ликвидации, увольнение работников после внесения записи о регистрации ликвидации юридического лица объективно невозможно, пришел к выводу о том, что трудовые отношения с работниками должника в конкурсном производстве подлежат прекращению до завершения процедуры ликвидации организации, соответственно, истец правомерно уволена по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации до завершения ликвидации ответчика.

Суд счел ошибочными доводы истца о том, что наличие потребности у организации в работе юридической службы свидетельствует о незаконности произведенного увольнения. Указал, что довод истца о том, что работодатель принял на работу сотрудников для выполнения тех же должностных обязанностей, которые выполнялись истцом, является неподтвержденным, поскольку в юридическом отделе НТ МУП «Горэнерго» за последние несколько месяцев осуществлялись прием и увольнение сотрудников на иные должности: начальника юридического отдела и заместителя начальника юридического отдела, то есть на руководящие должности, и на должность юрисконсульта без категории, должностной оклад по которой значительно ниже, чем у старшего юрисконсульта. Поскольку увольнение произведено в связи с ликвидацией организации, суд пришел к выводу, что обязанность по выполнению требований ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации на работодателя не возложена, а наличие у истца несовершеннолетнего ребенка не является обстоятельством, препятствующим расторжению трудового договора по инициативе работодателя по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что ответчик приказом от 18.10.2018 уволил истца, занимавшую должность старшего юрисконсульта, 18.10.2018 по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с ликвидацией организации).

В силу п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции о праве работодателя до завершения процедуры ликвидации увольнять работников по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (при принятом решении о ликвидации, нахождении в стадии ликвидации) и отклоняя доводы жалобы истца об обратном по мотивам, приведенным в решении суда первой инстанции и являющимися правильными, основанными на верном применении закона, судебная коллегия учитывает, что и в этом случае ответчик должен доказать действительное прекращение деятельности организации, т.к. только в этом случае увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации будет являться законным.

Такой вывод основан на разъяснениях, содержащихся в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации». В силу этих разъяснений, обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения исков о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми расторгнут в связи с ликвидацией организации либо прекращением деятельности индивидуальным предпринимателем (пункт 1 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации), обязанность доказать которое возлагается на ответчика, в частности, является действительное прекращение деятельности организации или индивидуальным предпринимателем. Основанием для увольнения работников по пункту 1 части первой статьи 81 Кодекса может служить решение о ликвидации юридического лица, т.е. решение о прекращении его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, принятое в установленном законом порядке (статья 61 ГК РФ).

Доказательств действительного прекращения деятельности организации ответчик суду не представил (ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Суд это обстоятельство в качестве юридически значимого не установил и не дал правовой оценки тем доказательствам, которые имеются в деле по названному обстоятельству.

Из материалов дела следует, что ответчик находится в стадии конкурсного производства процедуры банкротства с 2014 г., до настоящего времени конкурсное производство не прекращено, продлено до августа 2019 г. Из отзыва ответчика на иск (л.д. 94) следует, что ответчик признавал то обстоятельство, что и на дату увольнения истца и после этой даты (на момент рассмотрения дела судом) «ответчик вынужден осуществлять хозяйственную деятельность, так как является поставщиком тепловой энергии, горячего и холодного водоснабжения на территории Дзержинского района Нижнего Тагила, п. Старатель, п. Уралец, п. Серебрянка, п. Висимо-Уткинск», ответчик вынужден сокращать численность штатных единиц, ответчиком ведется работа по передаче имущества в муниципальную казну, что ответчик подтверждал письмами от 15.10.2018, 13.11.2018, 20.11.2018, по окончании передачи имущества в муниципальную собственность ответчик прекратит ведение хозяйственной деятельности и завершит ликвидацию.

Судебная коллегия принимает во внимание и тот факт, что 01.10.2018, непосредственно перед увольнение истца и в период действия предупреждения об увольнении по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации ответчик принял на работу двух юристов (начальника юридического отдела и юрисконсульта), что также подтверждает доводы жалобы истца о продолжении организацией деятельности, отсутствия прекращения деятельности организации, наличии, в т.ч. и юридической работы. Вывод суда первой инстанции о том, что ответчик принимал юристов на иные должности, чем занимала истец, правового значения не имеет, учитывая, что данным обстоятельством подтверждается факт ведения активной хозяйственной деятельности ответчика.

Из штатного расписания, утвержденного приказом ответчика от 19.10.2018 № 156/1 и представленного суду ответчиком (л.д. 123), следует, что с 19.10.2018 (т.е. на следующий день после увольнения истца) в штате юридического отдела были ставки старшего юрисконсульта и две ставки юрисконсульта. Этот факт также подтверждает, что организация не прекратила деятельность, в т.ч. была востребована и работа юристов.

Поскольку ответчик признавал факт продолжения своей деятельности на момент увольнения истца, не ссылался на действительное прекращение деятельности (указывая, что прекратит деятельность после передачи имущественного комплекса в муниципальную собственность, что и до настоящего времени не произошло), соответственно, оснований для увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации у ответчика не имелось, увольнение истца незаконно.

Ссылка ответчика в отзыве на иск на то, что ответчик сокращает штатные единицы, не свидетельствует о законности увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, при том, что по иным основаниям (в т.ч. по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации) истец не увольнялась, а уровень гарантий при увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации и по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации различен, в частности, при увольнении по сокращению (в отличие от увольнения по ликвидации организации) работодатель должен учитывать требования ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации, предлагать иную работу.

Поскольку оснований для увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации у ответчика не было, увольнение Жуковой Д.Л., оформленное приказом Нижнетагильского муниципального унитарного предприятия «Горэнерго» от 18.10.2018, подлежит признанию незаконным.

Решение суда об отказе истцу в иске судебная коллегия отменяет по п. п. 1, 3 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, принимая по делу новое решение о частичном удовлетворении иска. Судебная коллегия по приведенным выше мотивам констатирует незаконность увольнения истца, с учетом ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации восстанавливает истца в прежней должности старшего юрисконсульта с 19.10.2018.

Согласно ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации подлежит взысканию оплата вынужденного прогула за период с 19.10.2018 по 26.03.2019 (105 рабочих дней) исходя из среднедневного заработка, рассчитанного ответчиком 1510 руб. 03 коп. (л.д. 126), т.к. расчет истца произведен не за 12 мес., предшествующих увольнению, ответчиком верно рассчитан среднедневной заработок. При этом, с учетом разъяснений, содержащихся в п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 (ред. от 24.11.2015) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», выплаченное истцу выходное пособие (45957 руб. 68 коп. – л.д. 125) подлежит зачету при определении суммы оплаты вынужденного прогула, подлежащей взысканию. Стороны спора согласованно пояснили судебной коллегии, что иных выплат выходного пособия, кроме этой суммы, не было. Расчет оплаты вынужденного прогула следующий: 1510 руб. 03 коп. х 105 - 45957 руб. 68 коп. = 112595 руб. 47 коп. Эту сумму (с удержанием при выплате НДФЛ в доход бюджета) судебная коллегия взыскивает с ответчика в пользу истца.

По требованию о взысканию компенсации морального вреда судебная коллегия, учитывая нормы ст. 237, ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, установленный факт нарушения ответчиком права истца на труд, незаконность увольнения, длительность нарушения права, причинение истцу в связи с этим нравственных страданий, при том, что истец, имея на иждивении малолетнего ребенка была лишена заработка и возможности трудиться, определяет ко взысканию компенсацию морального вреда в сумме 10000 руб., полагая такую компенсацию соответствующей требованиям разумности справедливости. Оснований для взыскания компенсации морального вреда в большем объеме нет по приведенным выше мотивам, вследствие чего в этой части иска коллегия отказывает истцу.

С учетом положений ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика в доход местного бюджета надлежит взыскать госпошлину в сумме 4201 руб. 91 коп. (по требованиям имущественного характера 3451 руб. 91 коп., по требованиям неимущественного характера о восстановлении на работе – 300 руб., о взыскании компенсации морального вреда – 300 руб., за апелляционное рассмотрение дела – 150 руб.).

Руководствуясь п. 2 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 10.12.2018 отменить.

Принять по делу новое решение, которым иск Жуковой Дарьи Леонидовны к Нижнетагильскому муниципальному унитарному предприятию «Горэнерго» удовлетворить частично.

Признать незаконным увольнение Жуковой Д.Л., оформленное приказом Нижнетагильского муниципального унитарного предприятия «Горэнерго» от 18.10.2018.

Восстановить Жукову Дарью Леонидовну на работе в прежней должности старшего юрисконсульта Нижнетагильского муниципального унитарного предприятия «Горэнерго» с 19.10.2018.

Взыскать с Нижнетагильского муниципального унитарного предприятия «Горэнерго» в пользу Жуковой Дарьи Леонидовны оплату вынужденного прогула за период с 19.10.2018 по 26.03.2019 в сумме 112595 руб. 47 коп. – с удержанием при выплате налога на доходы физических лиц, компенсацию морального вреда 10000 руб.

В удовлетворении остальной части иска Жуковой Д.Л. к Нижнетагильскому муниципальному унитарному предприятию «Горэнерго» отказать.

Взыскать с Нижнетагильского муниципального унитарного предприятия «Горэнерго» в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 4201 руб. 91 коп.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с ликвидацией (п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 26.03.2019 № 33-4995/2019