Главная > Обзоры трудовых споров > Бюллетень судебной практики Свердловского областного суда по гражданским делам (четвертый квартал 2018 года)


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(четвертый квартал 2018 года)





II. Споры, вытекающие из трудовых правоотношений

2. Обязательным условием для увольнения работника в связи с утратой доверия является соблюдение работодателем порядка применения дисциплинарного взыскания.


М. обратилась в суд с иском к акционерному обществу о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, признании недействительной записи об увольнении в трудовой книжке.

В обоснование указала, что работала у ответчика в должности мастера производственного участка по контролю вагонного ремонтного депо. Приказом начальника от 19 июня 2018 года уволена с работы по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя). Увольнение полагала незаконным, ссылалась на то, что она не обслуживала товарные или денежные ценности, ею не совершался проступок, дающий основание для утраты доверия.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично.

Судебная коллегия по гражданским делам оставила решение суда первой инстанции без изменения, указав следующее.

В силу п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Истец являлась работником, непосредственно обслуживающим товарные ценности. С М. был заключен договор о полной материальной ответственности за недостачу вверенного ей имущества.

Увольнение истца произведено за то, что в период с сентября 2017 года по март 2018 года она сдавала в отдел организации и нормирования труда фальсифицированные табеля учета рабочего времени для начисления заработной платы иным работникам, которые должны были отдать оплату этих смен истцу. По данным фактам в отношении М. возбуждены 4 уголовных дела, производство по которым не завершено.

Тот факт, что истец указывала недостоверные сведения в табелях учета рабочего времени, отмечая работникам за текущий месяц неотработанные смены как отработанные, а впоследствии предлагала им отдать денежные средства за такие смены, подтверждается совокупностью представленных в материалах дела доказательств. Однако суд первой инстанции не дал оценки этим доказательствам, указав на то, что ответчиком не доказан факт совершения истцом проступка.

Совершение истцом виновных действий по внесению недостоверной информации в табели учета рабочего времени давало работодателю основание для утраты доверия к истцу, непосредственно обслуживавшей товарные ценности работодателя. Из положений п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации не следует, что такие виновные действия должны быть совершены исключительно в отношении вверенного работнику имущества, это могут быть и иные действия, связанные с исполнением трудовых обязанностей (либо не связанные с ними, но подтвержденные приговором суда о совершении хищения, взяточничества и т.д.).

Согласно п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» расторжение трудового договора с работником по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты довериям к ним.

По мнению судебной коллегии, факт совершения истцом виновных действий является доказанным. Вместе с тем, привлекая истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, ответчик нарушил порядок привлечения к ответственности, определенный ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, что является самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным, восстановления истца на работе.

О проступке руководитель узнал из рапорта председателя первичной профсоюзной организации от 20 апреля 2018 года. Сведений о времени поступления этого рапорта к руководителю в деле не имеется. Однако 27 апреля 2018 года руководитель уже точно располагал данными сведениями, так как в этот день им подписан приказ о создании комиссии для проведения проверки обстоятельств, указанных в рапорте. Следовательно, срок привлечения к ответственности начинается 27 апреля 2018 года, оканчивается 28 мая 2018 года (ст. 14 Трудового кодекса Российской Федерации).

С учетом периодов болезни истца и отпусков без сохранения заработной платы срок привлечения истца к дисциплинарной ответственности истек 15 июня 2018 года. Увольнение истца произведено за пределами этого срока – 19 июня 2018 года, в связи с этим является незаконным. Учитывая, что ответчиком нарушен порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, суд первой инстанции правомерно восстановил истца на работе, взыскал заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.


Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Свердловского областного суда от 13 ноября 2018 года по делу № 33-19986/2018


3. Доказывание вины работника в причинении материального ущерба и обоснование размера причиненного ущерба - обязанность работодателя.


Акционерное общество обратилось в суд с иском к Д. о возмещении материального ущерба, причиненного работодателю. В обоснование исковых требований истец указал, что ответчик работал у него приемосдатчиком груза и багажа в поездах в период с 19 июня 2012 года по 03 августа 2016 года. Распоряжением истца от 27 мая 2015 года утверждены Правила предоставления в акционерном обществе права бесплатного проезда на железнодорожном транспорте общего пользования (далее – Правила). В соответствии с данными Правилами работникам может предоставляться право бесплатного проезда от места жительства к месту основной работы. В 2017 году сотрудниками Центра внутреннего аудита проведена проверка финансово-хозяйственной деятельности за период с 31 марта 2015 года по 20 марта 2017 года, по итогам которой установлены факты неправомерного пользования ответчиком правом бесплатного проезда на железнодорожном транспорте.

Д. совершал поездки не к месту исполнения трудовых обязанностей и обратно, чем причинил истцу материальный ущерб.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Отменяя решение суда первой инстанции по апелляционной жалобе ответчика, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», при определении суммы, подлежащей взысканию, судам следует учитывать, что в силу ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю. Под ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

Доказательств того, что истец произвел излишние выплаты на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам, в материалах дела не имеется. Акционерное общество не доказало факт уменьшения своего наличного имущества за счет оплаты поездок Д., причинение действиями ответчика действительного ущерба работодателю. Суд первой инстанции не установил эти юридически значимые обстоятельства и не проверил обоснованность требований истца.

Судебная коллегия указала на отсутствие в материалах дела доказательств противоправности действий Д. и виновности его в причинении истцу материального ущерба. Акционерное общество не представило суду документов, подтверждающих ознакомление ответчика с локальным нормативным актом, не допускающим возможности пользоваться бесплатным проездом, не связанным с исполнением трудовых обязанностей. Правила действуют в соответствии с коллективным договором, а с коллективным договором ответчик ознакомлен при заключении трудового договора 19 июня 2012 года. Коллективный договор, действовавший в 2012 году и на момент рассмотрения дела, который содержал бы условия пользования бесплатным проездом, суду не представлен. На 19 июня 2012 года Правила, утвержденные истцом 27 мая 2015 года, не существовали, соответственно, при подписании трудового договора ответчик не мог быть ознакомлен с этим локальным нормативным актом. Таким образом, противоправность в действиях ответчика отсутствует.

В соответствии с Правилами правомерными являются поездки не только к месту работы и обратно при исполнении трудовых обязанностей, но и в период междусменного отдыха (например, для прохождения технической учебы), а также в иное время, в том числе не в связи с исполнением трудовых обязанностей (например, для прохождения медицинского осмотра, получения документов о работе).

Д. указывал на то, что мог в эти дни приезжать на работу для подмены кого-либо из работников, сдачи отчета.

Вопреки выводу суда первой инстанции, ответчик не обязан доказывать эти обстоятельства, так как бремя доказывания противоправности действий работника и виновности его в причинении материального ущерба лежит на работодателе.


Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Свердловского областного суда от 16 октября 2018 года по делу № 33-18460/2018

Источник

Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Обзоры трудовых споров > Бюллетень судебной практики Свердловского областного суда по гражданским делам (четвертый квартал 2018 года)