Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с утратой доверия > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 13.11.2018 № 33-19986/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение в связи с утратой доверия по истечении месячного срока незаконно

« Увольнение истца произведено за пределами этого срока, 19.06.2018, а потому является незаконным »

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-19986/2018

13.11.2018

г. Екатеринбург


Судья Хомутинникова Е.Ю.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Волковой Я.Ю.,
судей Кокшарова Е.В., Редозубовой Т.Л.
с участием прокурора Беловой К.С.
при секретаре Маршихиной И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мельниковой Любови Федоровны к АО «Вагонная ремонтная компания-3» о признании незаконным приказа, восстановлении на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула и компенсации морального вреда, признании недействительной записи в трудовой книжке по апелляционной жалобой ответчика на решение Красноуфимского районного суда Свердловской области от 21.08.2018. Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения истца и ее представителя Астаевой И.Ю. (по ордеру от 13.11.2018), считавших решение суда законным и обоснованным, заключение прокурора Беловой К.С., указавшей на законность решения суда о восстановлении истца на работе, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Мельникова Л.Ф. обратилась с иском к АО «Вагонная ремонтная компания-3» о признании незаконным и отмене приказа начальника вагонного ремонтного депо Красноуфимск ответчика от 19.06.2018 № 182 об ее (истца) увольнении, восстановлении на работе в прежней должности, взыскании оплаты вынужденного прогула и компенсации морального вреда 20000 руб., признании недействительной записи об увольнении в трудовой книжке. В обоснование иска истец указала, что работала у ответчика в должности мастера участка производства 1 группы производственного участка по неразрушающему контролю вагонного ремонтного депо Красноуфимск – структурного подразделения ответчика. Уволена по приказу начальника вагонного ремонтного депо Красноуфимск ответчика от 19.06.2018 № 182 по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя). Решение об увольнении принято на основании протокола оперативного разбора от 19.06.2018, где указано на то, что ею вносились в табели учета рабочего времени работников, подчиненных ей, недостоверные сведения об отработанном времени, проставлялись дополнительные и неотработанные работниками смены. Ссылаясь на то, что она не обслуживала товарные или денежные ценности, ею не совершался проступок, дающий основание для утраты доверия, заполнение табелей учета рабочего времени ею производилось в точном соответствии с установленными требованиями, отсутствуют вступившие в силу судебные решения о привлечении ее к ответственности за такое нарушение, истец полагала увольнение незаконным.

Решением Красноуфимского районного суда Свердловской области от 21.08.2018 иск удовлетворен частично: признан незаконным и отменен приказ начальника вагонного ремонтного депо Красноуфимск ответчика от 19.06.2018 № 182 об увольнении истца, истец восстановлена на работе в прежней должности, с ответчика в пользу истца взыскан заработок за время вынужденного прогула со дня увольнения по день восстановления на работе в сумме 111676 руб. 88 коп., компенсация морального вреда 10000 руб., признана недействительной внесенная 19.06.2018 в трудовую книжку истца запись о расторжении с истцом трудового договора.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе истцу в иске. В обоснование жалобы указывает на неверное определение судом юридически значимых обстоятельств, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального закона.

В возражениях на жалобу истец указывает на законность решения суда, просит оставить решение без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы и возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор и удовлетворяя иск о восстановлении на работе, взыскании оплаты времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда, суд, ссылаясь на нормы п. 7 ч. 1 ст. 81, ст.ст. 192, 394 Трудового кодекса Российской Федерации, учитывая разъяснения, содержавшиеся в п.п. 23, 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2 от 17.03.2004 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», пришел к выводу о недоказанности ответчиком совершения истцом дисциплинарного проступка, послужившего основанием для увольнения истца.

Силу п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Истец являлась работником, непосредственно обслуживающим товарные ценности, принятые истцом товарные ценности (в т.ч. дефектоскопы, электромагниты, приборы контроля и т.д.) поименованы в инвентаризационных описях от 13.01.2017 (л.д. 82, 83, 100-104), с истцом 17.04.2017 заключен договор о полной материальной ответственности за недостачу вверенного истцу имущества (л.д. 60).

В обязанности истца входило ведение табелей учета рабочего времени подчиненных ей сотрудников, что не оспаривалось истцом.

Увольнение истца произведено за то, что в период с сентября 2017 г. по март 2018 г. истец сдавала в отдел организации и нормирования труда фальсифицированные табеля учета рабочего времени для начисления заработной платы дефектоскопистам по магнитному и ультразвуковому контролю, ею указывались неотработанные ( / / )6, ( / / )10, ( / / )7, ( / / )8, ( / / )9смены, эти лица (после получения заработной платы за эти смены) должны были отдать оплату этих смен (1000 руб. за смену) истцу. По данным фактам в отношении истца возбуждены 4 уголовных дела, производство по которым не завершено.

Тот факт, что истец указывала недостоверные сведения в табелях учета рабочего времени, проставляя работникам за текущий месяц не отработанные смены, а впоследствии предлагала им отдать денежные средства за такие смены, вопреки выводу суда первой инстанции, доказан совокупностью представленных в деле доказательств, в т.ч. письменными объяснениями этих работников, актом от 05.06.2018 (л.д. 126), табелями учета рабочего времени, показаниями допрошенных судом свидетелей ( / / )10, ( / / )6, ( / / )7, ( / / )9, ( / / )8, подтвердивших, что им истец ставила смены в табеле учета рабочего времени тогда, когда они не работали (был выходной день, дни без сохранения заработной платы), говоря им при выплате заработной платы, что они должны отдать ей эти деньги (1000 руб. за смену) на хозяйственные нужды цеха, приобретение канцелярских товаров, оборудования и т.д.

Суд первой инстанции не дал оценки этим доказательствам, немотивированно указав на недоказанность ответчиком факта совершения истцом проступка, поэтому доводы жалобы ответчика о несогласии с таким выводом суда первой инстанции заслуживают внимания.

Судебная коллегия обращает внимание на то, что незавершение расследования уголовных дел в отношении истца, возбужденных по факту фальсификации табелей учета рабочего времени, не свидетельствует о невозможности применения ответчиком в отношении истца меры дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, т.к. этой нормой не предусмотрено обязательное наличие приговора суда за совершение работником виновных действий при исполнении трудовых обязанностей (как условие для увольнения). Исходя из разъяснений, данных в п. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой. В той же ситуации, когда действия, дающие основание к утрате доверия, совершены при исполнении трудовых обязанностей, приговор обязательным условием для принятия решения об увольнении не является.

Совершение истцом виновных действий по внесению недостоверной информации в табели учета рабочего времени, указание большего количества отработанного работниками рабочего времени, чем ими было отработано в действительности, с целью начисления им оплаты в большем размере, чем полагалось за фактически отработанное время, давало работодателю основание для утраты доверия к истцу, непосредственно обслуживавшей товарные ценности работодателя. То обстоятельство, что эти виновные действия совершены не с указанными товарными ценностями, не свидетельствует о невозможности применения меры дисциплинарного воздействия, предусмотренной п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, т.к. из данной нормы не следует, что такие виновные действия, дающие основание для утраты доверия, должны быть совершены исключительно в отношении вверенного работнику имущества, это могут быть и иные действия, связанные с исполнением трудовых обязанностей (либо не связанные с ними, но подтвержденные приговором суда о совершении хищения, взяточничества и т.д.). Такой вывод следует из разъяснений, содержащихся в п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», согласно которым судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты довериям к ним.

Приходя к выводу о доказанности ответчиком факта совершения истцом, непосредственно обслуживавшей товарные ценности работодателя, виновных действий, дающих основание для утраты доверия, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены правильного по существу решения суда об отказе в иске не имеется (ч. 6 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), поскольку при привлечении истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения ответчик нарушил порядок привлечения к ответственности, определенный ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, что является самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным, восстановления истца на работе (ст. 193, ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу ч. 3 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации к дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктами 5, 6, 9 или 10 части первой статьи 81, пунктом 1 статьи 336 или статьей 348.11 настоящего Кодекса, а также пунктом 7, 7.1 или 8 части первой статьи 81 настоящего Кодекса в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо соответственно аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Из п. 47 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» следует, что если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы (соответственно по пункту 7 или 8 части первой статьи 81 ТК РФ) при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного статьей 193 Кодекса.

Согласно ч. 3 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Проступок начальником вагонного ремонтного депо, которым и было применено взыскание, обнаружен на основании рапорта председателя первичной профсоюзной организации ( / / )11 от 20.04.2018 (л.д. 90). Сведений о времени поступления этого рапорта к начальнику депо в деле нет. Вместе с тем, по состоянию на 27.04.2018 начальник депо уже точно располагал данным рапортом, т.к. в эту дату им издан приказ о создании комиссии для проведения проверки обстоятельств, указанных в рапорте (л.д. 108), Таким образом, срок привлечения к ответственности исчисляется с 27.04.2018, оканчивается этот срок 28.05.2018 (с учетом ст. 14 Трудового кодекса Российской Федерации).

Из месячного срока, исчисляемого с 27.04.2018, исключается время болезни истца (с 04.05.2018 по 18.05.2018, согласно табелю учета рабочего времени – л.д. 96), 15 календарных дней, а также дни отпуска без сохранения заработной платы, предоставленные истцу на дни 03.05.2018 и 21.05.2018, 22.05.2018, 3 дня, всего 18 дней. Доказательств наличия иных периодов болезни истца, пребывания в отпуске, суду не представлено, учет мнения представительного органа по данному основанию увольнения обязательным не является (ст.ст. 371, 82 Трудового кодекса Российской Федерации). Срок проведения работодателем проверки не исключается из периода, предусмотренного ч. 3 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, равно как не продлевает этот срок и получение ответчиком ответов из полиции о возбуждении в отношении истца уголовных дел (время производства по уголовным делам не включается в шестимесячный срок привлечения к дисциплинарной ответственности, исчисляемый с даты совершения проступка, а не месячный срок, исчисляемый с даты обнаружения проступка – ч.ч. 3, 4 ст. 196 Трудового кодекса Российской Федерации). При исключении периодов болезни истца и отпусков без сохранения заработной платы, прибавления этих 18 дней к дате окончания срока, месячный срок привлечения истца к дисциплинарной ответственности, истечет 15.06.2018. Увольнение истца произведено за пределами этого срока, 19.06.2018, а потому является незаконным. Учитывая, что ответчиком нарушен порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, суд правомерно восстановил истца на работе, взыскал оплату вынужденного прогула и компенсацию морального вреда (ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации), доводы жалобы не могут быть основанием к отмене правильного по существу решения суда.

Ссылка в жалобе на то, что ранее истец обращалась в суд с иском об оспаривании приказа от 03.05.2018 об отстранении от работы, отказалась от этого иска, а потому суд не вправе был рассматривать иск об оспаривании законности увольнения, основаны на неверном толковании процессуального закона (ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), т.к. тождественности споров нет, ранее истец оспаривала законность отстранения от работы, а в настоящем иске оспорила законность увольнения, предмет исков и их основания – различны.

Иных доводов жалоба не содержит.

Предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене решения по доводам жалобы нет, равно как и нет названных в ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене решения суда независимо от доводов жалобы.

Руководствуясь п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Красноуфимского районного суда Свердловской области от 21.08.2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с утратой доверия > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 13.11.2018 № 33-19986/2018