Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ > Решение Белозерского районного суда Вологодской области от 05.11.2009


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по окончании срока действия трудового договора. Дальнейшая работа по гражданско-правовому договору, экземпляр которого работодатель утратил. Увольнение признано незаконным. Работник восстановлен


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

05 ноября 2009 года

г.Белозерск

Белозерский районный суд Вологодской области в составе
председательствующего судьи Тарасова Н.Г.,
с участием прокурора Барабановой Л.К.,
при секретаре Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению А. к индивидуальному предпринимателю П. о восстановлении на работе, взыскании заработка за вынужденный прогул и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

А. обратился в суд с исковым заявлением о восстановлении на работе, взыскании заработка за период вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда. В обоснование искового заявления указал, что круглый год с 1 ноября 2005 года по 1 июля 2009 года, в том числе и в летний период, он работал у ИП П. в качестве кочегара котельной. С 1 июня по 1 июля 2009 года он находился в очередном оплачиваемом отпуске, после окончания отпуска вышел на работу, но П. к работе не допустил, предложил идти в отпуск без сохранения заработной платы. Когда пришёл на работу 1 сентября 2009 года, П. также отказал в предоставлении работы, сказал, что он (А.) уволен, не выдал ему трудовую книжку, которую он (А.) отдал П. 2007 году. Считает, что фактически он работал у П. по бессрочному трудовому договору, не имеется его вины в том, что работодатель надлежащим образом не оформил трудовой договор, хотя фактически допустил к работе. Просит восстановить на работе в качестве кочегара, взыскать заработную плату за вынужденный прогул за сентябрь 2009 года в сумме 9063 рубля, а также взыскать компенсацию морального вреда за незаконное увольнение 10 тысяч рублей.

В судебном заседании А. исковые требования поддержал, суду пояснил, что 01 ноября 2005 года он поступил на работу к частному предпринимателю П.В. в качестве кочегара котельной в магазине «***». Работали они тогда по срочным трудовым договорам. В 2006 году в июне кочегары ушли в отпуск, в июле уже выходили на работу, занимались ремонтом котельной. На период с 2006 по 2007 года договор подписывали уже с П. В 2007 году они стали работать постоянно, и сменщики попросили П., чтобы их оформили через трудовую книжку, так как иначе им не давали в банке ссуду. Он (А.) также вместе с ними отдал свою трудовую книжку П. для оформления работы, тот отвёз книжку в город…, она там и хранилась. В 2008 году они работали также, выходили в отпуск с 01 июня, к работе приступали с 01 июля. В 2009 году с 01 июня они вновь ушли в отпуск, а 01 июля пришли на работу. П. сказал им, что в связи с кризисом он распускает их в отпуск без содержания до 01 сентября 2009 года. 01 сентября 2009 года он (А.) вышел на работу, П. сказал, что для него (А.) нет места. Тогда он попросил выдать ему трудовую книжку, сначала ему сказали, что документы сгорели, потом сказали, что книжка ему уже была выдана в 2007 году. Он (А.) каждый год пишет заявления в пенсионном фонде о перерасчёте пенсии. В 2009 году ему там сказали, что пенсионные отчисления не идут с 2007 года. Его заработная плата в последнее время составляла 9063 рубля в месяц, зарплату они получали в магазине в конце каждого месяца за предыдущий, о чём писали расписки на имя П. Трудовую книжку он (А.) от П. не получал. Он просит суд восстановить его на работе в качестве кочегара котельной, взыскать заработок за вынужденный прогул в размере 18500 рублей и компенсацию морального вреда в сумме 10 000 рублей. Кроме того, просит восстановить его трудовой стаж, обязав ответчика оформить трудовые отношения с 01 июля 2007 года.

В судебном заседании представитель ответчика П. по доверенности Л. с исковыми требованиями А. не согласился, суду пояснил, что в 2005-2007 годах между частным предпринимателем П.В., затем – П. и А. были заключены срочные трудовые договоры. А. принимался на работу кочегаром в магазин «….», расположенный по адресу: ***. В дальнейшем - с 2007 года А. оказывал услуги П. уже по гражданско-правовому договору, за выполненные услуги он получал денежные средства, о чём писал расписки. Это было сделано по инициативе А., который сказал, что он пенсионер, и трудовой договор ему не нужен, ему предложили заключить договор о возмездном оказании услуг. Договор составлялся в двух экземплярах. Потому с 2007 года пенсионные отчисления на А. не переводились. Его (ответчика) экземпляры договоров в связи с пожаром оказались утрачены. Истец был в мае 2009 года предупреждён о том, что на сезон 2009-2010 года в его услугах П. не нуждается, в связи с частым нарушением А. взятых на себя обязательств согласно гражданско-правового договора, так как он нарушал трудовую дисциплину, приходил на работу в состоянии алкогольного опьянения. П. никогда не заключал с истцом трудового договора на неопределенный срок. Трудовая книжка была получена у А. для внесения записей по договорам, после этого - возвращена.

Свидетель Г. показала, что работает *** с 2007-2008 года и знает А., который работал кочегаром котельной, расположенной у ***. Когда была его смена, он всегда заходил к ним, спрашивал, как греются батареи. Однажды в разговоре он сказал, что, говорят, будто он не работал с 2007 года, но она может точно утверждать, что он там работал. Она не видела и не слышала, чтобы А. появлялся на работе в нетрезвом виде.

Свидетель И. показал, что А. знает давно, раньше с ним вместе работали на ***. В 2007 году он (И.) работал в *** дворником. Зимой на работу ходил по утрам, чтобы расчистить снег до начала ***. После работы обычно заходил к А. в кочегарку, это было по пути домой. А. работал кочегаром сутки через двое. Это было и зимой в 2008, 2009 году. Летом кочегары тоже работали, ремонтировали печи.

Свидетель В. показал, что А. знает давно, он работал в кочегарке ***. Когда он (В.) ходил в центр, заходил иногда к А. в кочегарку поговорить. Знает, что А. там работает около четырёх лет.

Свидетель Б. показал, что работает кочегаром у П. с 2003 года, А. пришёл к ним на работу с 2006 года и работал он по май 2009 года. Они все ранее работали по срочным трудовым договорам, а с 2007 года - по оформлению в трудовой книжке. В сентябре 2007 года все трое кочегаров, в том числе и А., сдали свои трудовые книжки для оформления П. Позже им всем привезли трудовые книжки обратно. У него с братом сделана запись о работе, а А. тогда сказал, что записи в трудовой книжке ему не надо, т.к. он на пенсии, потому её и не сделали. В его (Б.) трудовой книжке записано, что он принят на работу к ИП П. в качестве кочегара бессрочно. Книжки возвращались им всем троим, их выдал также П. в Белозерске, расписок об этом они не писали. Заработную плату они все получали по распискам, расписки писали на имя П., указывая, что «получил заработную плату за определённый месяц за работу в качестве кочегара...». В последнее время заработная плата составляла 9063 рубля в месяц. Из заработной платы производились отчисления в пенсионный фонд, он (Б.) там об этом узнавал. В 2007 и 2008 году летом они все, в том числе и А. работали, занимались ремонтом котельной. В мае 2009 года он (Б.) слышал, что П. сказал А., что будет искать другого работника. А. на это ничего не сказал. Июнь 2009 года они были в отпуске, июль и август не работали, так как П. их распустил в отпуск без содержания, а с 01.09.2009 года работают снова. В 2009 году был случай появления А. на работе в нетрезвом виде, он находился пьяный в кочегарке со своим братом. П. его за это отругал, тот потом хотел с ножом разбираться с П., нож у него отобрали.

Свидетель Б.А. показал, что работает в котельной магазина «***» с 2005 года, А. пришёл на работу позднее, где-то в 2006-2007 году, до него работал Бд. Сначала все они работали по срочному договору на отопительный сезон. С 2007 года их всех оформили на работу на неопределенный срок. Он (Б.А.) сам ездил в Ч***, отвозил трудовые книжки всех троих, отдал их в отдел кадров. Ему (Б.А.) трудовая книжка потребовалась для предъявления в службу судебных приставов подтвердить его работу, т.к. он выплачивает алименты. Потому он снова ездил в Ч***, взял свою трудовую книжку и брата, а А. книжку не брал. А. говорил, что стажа ему не надо, что он пенсионер. Весной 2009 года П. говорил, что А. на работу брать не будет. А. присутствовал при этом разговоре, но, скорее всего, не слышал сказанного. Заработную плату они получали у П., расписывались в каком-то бланке, там стояла сумма, они ставили подпись. 01 июля 2009 года он (Б.А.) пришёл на работу из отпуска, ему сказали, что надо 2 месяца погулять без содержания. Потом он пришёл на работу 01 сентября, А. тоже пришёл на работу, но ему сказали, что он больше не работает. Он (Б.А) и его брат были против того, чтобы работать с А., так как он крутил вентиля, перекрывал их, когда это делать категорически нельзя, они опасались за котельную. В мае 2009 года был факт употребления спиртного А. на рабочем месте, П. его тогда «урезонил», а А. хотел идти с ним разбираться с ножом, он (Б.А.) нож у него отнял.

Заслушав объяснения сторон, показания свидетелей, проверив материалы дела, суд считает необходимым удовлетворить исковые требования А. частично по следующим основаниям:

Согласно представленных документов, 1 ноября 2005 года индивидуальный предприниматель П.В. на период отопительного сезона с 1 ноября 2005 года по 15 мая 2006 года в магазин «***», расположенный ***, принял на работу А. кочегаром, с ним был заключён трудовой договор № *. 1 сентября 2006 года уже индивидуальный предприниматель П. заключил аналогичный трудовой договор с А. на период отопительного сезона с 1 сентября 2006 года по 15 мая 2007 года.

Далее, как пояснил истец, в 2007 году он совместно с двумя другими кочегарами (Б. и Б.А.) сдали свои трудовые книжки работодателю для того, чтобы тот оформил там записи об их работе у него. Это подтвердили свидетели Б. и Б.А. Как утверждает истец, трудовую книжку назад он не получил. Б-ы свои книжки получили назад и хранят дома. В трудовой книжке Б. имеется запись о том, что он принят на работу кочегаром к предпринимателю П. с сентября 2006 года. Как пояснил истец, он продолжал работать круглогодично у П. с июля 2007 года и по сентябрь 2009 года, когда пришёл на работу и узнал, что уволен. Постоянную по времени работу истца у ответчика подтвердили свидетели, не отрицает этого представитель ответчика, но утверждает, что с А. с 2007 года заключались договора о возмездном оказании услуг, выполненные работы оплачивались, о чём А. писал расписки.

Однако, подобное утверждение ответчика представляется суду нелогичным, противоречащим материалам дела, потому – не соответствующим действительности. По мнению суда, оно вызвано желанием ответчика уйти от ответственности за незаконное увольнение своего работника. Такой вывод суд основывает на следующих обстоятельствах:

Истец вместе с двумя другими работниками сдали ответчику в 2007 году свои трудовые книжки для надлежащего оформления их на постоянную работу. Факт сдачи книжек подтвердили свидетели Б-ы. Их показания о том, что истец сам попросил не делать ему записи о работе в трудовой книжке, нелогичны, потому, по мнению суда, неправдивы в этой части и вызваны их желанием подтвердить позицию ответчика, который по сей день является их работодателем. В том случае, если истец не желал делать записей о работе в своей трудовой книжке, он мог бы просто не сдавать её П. А. же, напротив, был заинтересован в оформлении трудовых отношений, т.к. это влекло за собой перерасчёт его пенсии, увеличение трудового стажа. Хотя ответчик и утверждает, что получал трудовую книжку А. только для того, чтобы сделать там записи о его работе по предыдущим трудовым договорам, однако это утверждение ответчика представляется суду неправдивым, поскольку и истец, и свидетели Б-ы показали о том, что трудовые книжки работодателю сдали для оформления их на постоянную у него работу. Истец пояснил, что это было нужно Б-м для получения ссуды, Б.А. показал, что ему это было нужно для отчёта перед судебными приставами, однако, различие в мотивах не меняет суть заключённых между П. и кочегарами трудовых отношений, которые и должен был оформить ответчик записями в трудовых книжках своих работников. Ответчик также утверждает, что возвратил трудовую книжку А. в 2007 году, о чём получил расписку, но та сгорела при пожаре в офисе в 2009 году. Истец отрицает факт возвращения ему трудовой книжки. Показания свидетелей в этой части противоречивы: Б. утверждает, что книжки им выдал в г.Белозерске П., при этом расписок о получении они не писали; свидетель же Б.А. показал, что ездил лично в г.Ч*** получил там только свою книжку и брата, трудовой книжки А. не получал. Суд считает не установленным факт возвращения трудовой книжки истцу ответчиком и полагает необходимым в этой части при вынесении решения опираться на пояснения истца, т.к. они более логичны и правдоподобны. Если бы ответчик не желал продолжать свои трудовые отношения с истцом, а действительно планировал их оформлять, заключая договоры возмездного оказания услуг, как утверждает его представитель в судебном заседании, он и не стал бы брать трудовую книжку истца, увозить её в Ч*** для оформления записей наравне с другими кочегарами. Показания Б., о том, что он видел момент вручения книжки А., по мнению суда, вызваны его желанием подтвердить позицию ответчика, который по сей день является его работодателем. Эти его показания прямо противоречат показаниям свидетеля Б.А. об обстоятельствах получения трудовых книжек. Кроме того, в данном случае факт получения работником своей трудовой книжки у работодателя и нельзя было бы рассматривать как подтверждение прекращения трудовых отношений. Так и Б., и Б.А. получили свои трудовые книжки с записями о работе у П. и хранят их при себе, продолжая работать у ответчика. С учётом вышеперечисленных обстоятельств, принимая во внимание содержание записи, сделанной в трудовой книжке Б., суд считает установленным факт наличия трудовых отношений между истцом и ответчиком в период после 1 июля 2007 года, которые были заключены бессрочно. В соответствии со ст.67 ТК РФ, ответчик был обязан их надлежаще оформить, потому требования истца об этом подлежат удовлетворению. Довод представителя ответчика о заключении, якобы, договоров возмездного оказания услуг с А. ничем не подтверждён, опровергается истцом и противоречит обстоятельствам оформления трудовых книжек, описанным выше. Факты написания расписок о получении денег за выполненную работу не свидетельствуют об обратном, т.к. именно таким образом получалась заработная плата кочегарами изначально, таким образом, оформляется она и в настоящее время с продолжающими работать людьми, что подтвердил свидетель Б. Наличие фактических трудовых отношений между истцом и ответчиком установлено судом, и оформление их иным, не предусмотренным законом способом (путём заключения договора возмездного оказания услуг) грубо нарушало бы права работника и в любом случае требует их защиты.

Документального, надлежаще оформленного подтверждения фактов грубого нарушения трудовой дисциплины А. ответчиком суду не представлено. Увольнение А. произведено без наличия к тому законных оснований, предусмотренных ст.81 ТК РФ, с грубым нарушением процедуры увольнения, предусмотренной ст.193 ТК РФ. Потому в соответствии со ст.394 ТК РФ А. подлежит восстановлению на работе в прежней должности. В его пользу с ответчика следует взыскать заработную плату за вынужденный прогул, которая за период с 1 сентября 2009 года по день рассмотрения дела в суде составляет 19 500 рублей. В соответствии со ст.394 ТК РФ, при установлении факта незаконного увольнения суд взыскивает с ответчика-работодателя в пользу работника компенсацию морального вреда. С учётом обстоятельств дела, суд определяет размер компенсации в 5000 рублей. В соответствии со ст.396 ТК РФ решение суда в части восстановления на работе и взыскании месячного заработка подлежит немедленному исполнению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Восстановить А. на работе у частного предпринимателя П. в должности кочегара котельной, расположенной в ***, с 1 сентября 2009 года.

Взыскать с ИП П. в пользу А. заработок за время вынужденного прогула в сумме 19 500 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 5000 рублей, всего 24 500 рублей.

Обязать П. в месячный срок со дня вступления решения в законную силу оформить надлежаще трудовые отношения с А., оформив бессрочный трудовой договор или произведя необходимые записи в трудовой книжке о работе А. в качестве кочегара котельной с 01 июля 2007 года.

Решение в части восстановления на работе и взыскания заработка за вынужденный прогул в сумме 9063 рублей - исполнить немедленно.

Взыскать с ИП П. государственную пошлину в доход государства в сумме 785 рублей.

Решение может быть обжаловано в Вологодский областной суд через Белозерский районный суд в течение 10 суток со дня изготовления решения в окончательном виде.


Председательствующий Тарасов Н.Г.


Решение не обжаловано, вступило в законную силу 17 ноября 2009 года.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ > Решение Белозерского районного суда Вологодской области от 05.11.2009