Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ > Решение Октябрьского районного суда г.Архангельска от 13.07.2010 № 2-2171/2010


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по истечении срока действия трудового договора (п.2 ст.77 ТК РФ), заключенного на время отсутствия основного работника. Полагая увольнение незаконным, истец указывал на несоблюдение ответчиком трехдневного срока предупреждения о предстоящем увольнении по данному основанию, а также на то, что увольнение произведено в период нетрудоспособности. Однако суд указал, что законодатель освободил работодателя от обязанности предупреждать о предстоящем увольнении в связи с прекращением трудового договора работника, принятого на период исполнения обязанностей отсутствующего основного работника. Также увольнение по данному основанию в период нетрудоспособности является правомерным, поскольку оно не относится к основаниям увольнения по инициативе работодателя. Истцу отказано в удовлетворении исковых требований


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 2-2171/2010

13 июля 2010 года

Октябрьский районный суд г.Архангельска в составе:
председательствующего судьи Кучьяновой Е.В.,
при секретаре Ляшко В.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Архангельске гражданское дело по иску ФИО2 к ФИО8 об изменении формулировки увольнения,

УСТАНОВИЛ:

ФИО2 обратилась в суд с иском к ФИО9 о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок и восстановлении на работе. В обоснование требований указала, что Дата обезличена на основании трудового договора Номер обезличен была принята на работу в Архангельское отделение Санкт-Петербургского филиала ФИО10 на должность бухгалтера-кассира. Трудовой договор был заключен на период отпусков по рождению ребенка и по уходу за ребенком постоянного работника ФИО3.
Дата обезличена извещением Номер обезличен от Дата обезличена истец был уведомлен о предстоящем сокращении должности бухгалтера-кассира и в случае невозможности трудоустройства в Архангельском филиале ФИО11 - увольнении по истечении двух месяцев с момента получения данного извещения.

Вместе с тем, приказом Номер обезличен от Дата обезличена ФИО2 была уволена с должности бухгалтера-кассира по п.2 ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ (далее - ТК РФ) в связи с истечением срока действия договора. Полагая увольнение незаконным, истец указывал на несоблюдение ответчиком трехдневного срока предупреждения о предстоящем увольнении по данному основанию; на то, что с приказом об увольнении ознакомлен не был, а трудовую книжку получил по почте Дата обезличена; на нарушение ответчиком порядка заключения срочного трудового договора, что позволяет считать его заключенным на неопределенный срок.

В предварительном судебном заседании Дата обезличена представитель истца ФИО4, действующий на основании доверенности, изменил предмет исковых требований и просил суд изменить формулировку увольнения ФИО2 с п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора на увольнение по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ в связи с сокращением штата. Свои требования обосновывал тем, что работодатель нарушил положения ст.79 ТК РФ и не уведомил истца за 3 дня о прекращении трудового договора; нарушил положения ч.2 ст.81 ТК РФ и уволил работника в период временной нетрудоспособности; предупредив истца о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата ответчик неправомерно уволил его по иному основанию, тем самым лишив возможности получить предусмотренные статьями 178-180, 318 ТК РФ гарантии и льготы.

Вместе с тем представитель истца отказался от иска в части требований о восстановлении ФИО2 в должности бухгалтера-кассира и признании трудового договора заключенным на неопределенный срок. Данный отказ от иска был принят судом, о чем вынесено определение от Дата обезличена.

В судебном заседании истец ФИО2 и ее представитель ФИО4 исковые требования с учетом их уточнения поддержали по изложенным основаниям.

Представитель ответчика ФИО5, действующий на основании доверенности, с иском не согласился. Полагал, что увольнение истца по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ является законным, т.к. трудовой договор с ФИО2 был заключен на период отсутствия основного работника, т.е. на определенный срок, и после выхода данного основного работника на работу его действие прекратилось. При этом обращал внимание, что действие заключенного с ФИО2 трудового договора прекратилось до момента сокращения должности бухгалтера-кассира. Также представитель ответчика указывал, что увольнение истца произведено по основанию, не входящему в число оснований увольнения по инициативе работодателя и, соответственно, имелась возможность уволить его в период временной нетрудоспособности. Более того, ссылался на пропуск истцом срока на обращение в суд.

Заслушав объяснения истца, его представителя ФИО4, представителя ответчика ФИО5, исследовав и оценив все собранные по делу доказательства, изучив материалы дела, суд установил следующие обстоятельства.

Между ФИО12 в лице директора Санкт-Петербургского филиала и ФИО2 был заключен трудовой договор от Дата обезличена Номер обезличен.

Согласно п.1.1. данного договора, истец принимался на работу на должность бухгалтера-кассира в Архангельское отделение Санкт-Петербургского филиала ФИО13 с местом работы в г.Архангельске. При этом, как следует из п.2.1.1. договора, он был заключен на время отпусков по рождению ребенка и по уходу за ребенком постоянного работника (ФИО3).

Факт заключения между истцом и ответчиком трудового договора на определенный срок также подтверждается приказом о приеме работника на работу от Дата обезличена Номер обезличен (т.1, л.д.28), заявлением истца о приеме на работу от Дата обезличена (т.1, л.д.27).

В судебном заседании ФИО2 пояснила, что срочный характер трудовых отношений с ответчиком ей был понятен и она осознавала, что после выхода основного работника ФИО3 из отпуска по уходу за ребенком будет уволена. Кроме того, в процессе судебного разбирательства, представитель истца, действующий на основании доверенности, отказался от иска в части признания трудового договора заключенным на неопределенный срок и восстановлении на работе, отказ от иска в данной части был принят судом, что подтверждается вступившим в законную силу определением от Дата обезличена.

На основании изложенного суд отвергает доводы представителя истца о том, что наличие неточностей в трудовом договоре ввело в заблуждение истца при заключении договора и позволило полагать о заключении его на неопределенный срок; после истечения полутора лет работы и отсутствия со стороны основного работника ФИО3 заявления о выходе на работу, ФИО2 имела основания считать договор пролонгированным на неопределенный срок в силу ст.58 ТК РФ.

Учитывая положения ст.59 ТК РФ, согласно которым срочный трудовой договор заключается на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы, суд приходит к выводу, что между ФИО2 и ФИО14 был заключен срочный трудовой договор на период временного отсутствия основного работника ФИО3.

Как видно из материалов дела и никем не оспаривается, Дата обезличена ФИО2 была ознакомлена с извещением Номер обезличен от Дата обезличена (т.1, л.д.12), из содержания которого следует, что в связи с предстоящей ликвидацией Архангельского отделения Санкт-Петербургского филиала ФИО15 должность бухгалтера-кассира, которую она занимала на период отпуска по уходу за ребенком ФИО3, будет сокращена.

Вместе с тем, приказом от Дата обезличена Номер обезличен о прекращении трудового договора с работником (т.1, л.д.76), ФИО2 была уволена Дата обезличена по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ в связи с прекращением трудового договора по истечении срока трудового договора.

Полагая увольнение по данному основанию незаконным, истец и его представитель ссылались на наличие извещения о предстоящем увольнении по сокращению численности и штата (п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ), что по их мнению лишало работодателя возможности уволить ФИО2 по иному основанию.

Суд не может согласиться с данным доводом, т.к. он не основан на законе.

Согласно п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ, основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст.79 ТК РФ), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

В соответствии со ст.79 ТК РФ, срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Исходя из буквального толкования вышеизложенных норм права, следует, что действие заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника трудового договора прекращается независимо от воли сторон в день выхода основного работника на работу.

При этом законодатель освободил работодателя от обязанности предупреждать о предстоящем увольнении в связи с прекращением трудового договора работника, принятого на период исполнения обязанностей отсутствующего основного работника.

В материалы дела ответчик представил копии трудового договора от Дата обезличена Номер обезличен, заключенного между ФИО16 и ФИО3, приказа о приеме на работу ФИО3 от Дата обезличена Номер обезличен, ее заявления от Дата обезличена с просьбой считать приступившей к исполнению трудовых обязанностей с Дата обезличена (т.1, л.д.34-39).

Допрошенная в суде в качестве свидетеля ФИО6, на тот момент замещавшая должность начальника Архангельского отделения Санкт-Петербургского филиала ФИО17 подтвердила, что ФИО3 являлась основным работником, замещавшим должность бухгалтера-кассира, и фактически приступила к исполнению своих трудовых обязанностей после окончания отпуска по уходу за ребенком с Дата обезличена.

Таким образом, заключенный с ФИО2 трудовой договор прекратил свое действие Дата обезличена, в связи с чем работодатель правильно издал приказ об ее увольнении именно по данному основанию с указанной даты.

Ссылка представителя истца на необходимость увольнения ФИО2 по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ в связи с сокращением численности и штата не может быть признана судом состоятельной, т.к. на дату ее увольнения должность бухгалтера-кассира сокращена не была и с Дата обезличена трудовые обязанности по данной должности исполняла ФИО3.

Вместе с тем, права и обязанности истца и ответчика, основанные на трудовом договоре от Дата обезличена Номер обезличен, прекратились по истечении срока его действия Дата обезличена. После указанной даты законных оснований замещать должность бухгалтера-кассира, не являющуюся вакантной, у истца не имелось, несмотря на наличие полученного Дата обезличена извещения о сокращении данной должности.

На этом основании суд приходит к выводу о правомерном увольнении истца по п.2. ч.1 ст.77 ТК РФ в связи с прекращением трудового договора по истечении срока трудового договора на основании приказа от Дата обезличена Номер обезличен с Дата обезличена.

То обстоятельство, что с данным приказом в установленный законом срок истец под роспись ознакомлен не был, свидетельствует о допущенном со стороны работодателя нарушении порядка увольнения. Однако указанное нарушение не является существенным и не может послужить основанием для изменения формулировки увольнения, на чем настаивал истец и его представитель.

При решении указанного вопроса, суд также принимает во внимание, что в период с Дата обезличена по Дата обезличена в связи с имеющимся заболеванием ФИО2 была временно нетрудоспособна. Таким образом, у работодателя отсутствовала возможность своевременно после издания приказа о прекращении действия трудового договора от Дата обезличена Номер обезличен ознакомить с ним истца под роспись, как того требуют положения ст.84.1. ТК РФ.

Доводы представителя ответчика о том, что в декабре 2009 года истец был ознакомлен с приказом об увольнении, суд отвергает как не подтвержденные доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости применительно к положениям ст.ст.59, 60 ГПК РФ. При этом суд критически относится к показаниям свидетеля ФИО6, которая не могла назвать точную дату ознакомления истца с вышеназванным приказом, на вопросы суд, истца и его представителя отвечала с большой долей вероятности. При этом свидетель ссылался на ознакомление истца с приказом об увольнении до закрытия Архангельского отделения Санкт-Петербургского филиала ФИО18, т.е. до Дата обезличена. Указанное противоречит представленному стороной ответчика в материалы дела приказу от Дата обезличена Номер обезличен (т.1, л.д.40), согласно п.1 которого Архангельское отделение Санкт-Петербургского филиала ФИО19 было ликвидировано с Дата обезличена.

Суд также отвергает ссылку представителя истца на ст.81 ТК РФ, согласно которой не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Как установлено судом и сторонами по делу не оспаривается, ФИО2 была уволена по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора. Данное основание по своей сути не является основанием увольнения по инициативе работодателя, т.к. возникает в силу объективных причин - истечения установленного в трудовом договоре срока его действия.

Соответственно, предусмотренные в ст.81 ТК РФ гарантии для увольняемых по инициативе работодателя работников, на истца не распространялись.

Вместе с тем, суд полагает несостоятельным довод представителя ответчика о пропуске истцом месячного срока исковой давности на обращение в суд с данным иском.

При этом суд исходит из того, что, как пояснил истец в судебном заседании, об увольнении ему стало известно Дата обезличена, а исковое заявление об оспаривании законности увольнения поступило Дата обезличена, т.е. в пределах установленного в ст.392 ТК РФ месячного срока. То обстоятельство, что первоначально поданный иск имел иной предмет спора, по мнению суда, не свидетельствует об обратном, т.к. в силу ч.1 ст.39 ГПК РФ, изменение предмета иска является правом истца, которое он может реализовать на любой стадии судебного разбирательства до окончания рассмотрения дела по существу.

С учетом изложенного, разрешая спор в пределах заявленных истцом требований, суд не находит оснований для их удовлетворения и изменения формулировки увольнения по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ в связи с прекращением трудового договора по истечении срока трудового договора на п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ в связи с сокращением штата.

Руководствуясь положениями статей 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

в удовлетворении исковых требований ФИО2 к ФИО20 об изменении формулировки увольнения - отказать.

Решение может быть обжаловано в Архангельский областной суд в течение 10 дней с момента изготовления мотивированного решения путем подачи кассационной жалобы через Октябрьский районный суд г.Архангельска.


Председательствующий Е.В. Кучьянова


Мотивированное решение изготовлено Дата обезличена.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ > Решение Октябрьского районного суда г.Архангельска от 13.07.2010 № 2-2171/2010