Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Московского городского суда от 24.03.2016 № 33-8742


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение беременной по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ признано незаконным. Довод работодателя о том, что заявление работницы о продлении срока трудового договора до окончания беременности, получено по почте после издания приказа об увольнении, при этом медицинская справка о беременности представлена не была, не могут послужить основанием для отказа в иске, поскольку работницей до увольнения были предприняты меры для извещения работодателя о беременности


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


Дело № 33-8742

24 марта 2016 г.

Судья: Куприянова Е.Л.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Владимировой Н.Ю.,
судей Мызниковой Н.В., Дегтеревой О.В.,
с участием прокурора Храмовой О.П.,
при секретаре К.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Мызниковой Н.В. гражданское дело по апелляционной жалобе М., апелляционному представлению Гагаринского межрайонного прокурора ЮЗАО г. Москвы на решение Гагаринского районного суда города Москвы от 14 октября 2015 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований М. к Федеральному государственному унитарному предприятию "Большой Московский государственный цирк на проспекте Вернадского" о признании незаконным расторжение трудового договора, записи в трудовой книжке, восстановлении на работе в прежней должности, обязании продлить срок действия трудового договора, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда - отказать,

УСТАНОВИЛА:

М. обратилась в суд с иском к ФГУП "Большой Московский государственный цирк на проспекте Вернадского" о признании незаконными расторжение трудового договора и записи в трудовой книжке об увольнении, восстановлении на работе в ранее занимаемой должности артиста, обязании продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 200 000 руб., в обоснование своих требований ссылаясь на то, что на момент прекращения с нею трудовых отношений в связи с истечением срока заключенного трудового договора она была беременна, а поэтому при увольнении ответчиком нарушены требования ст. 261 ТК РФ.

Представитель истца по доверенности Л.А.А. в судебном заседании исковые требования поддержал; представитель ответчика по доверенности Ш.Р.П. в судебном заседании исковые требования не признал, заявил о применении срока исковой давности.

Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого просят истец М., по доводам апелляционной жалобы и Гагаринский межрайонный прокурор ЮЗАО г. Москвы по доводам апелляционного представления.

Судебная коллегия, выслушав истца М. и ее представителя по заявлению в порядке ч. 6 ст. 53 ГПК РФ К.В.С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, прокурора Храмову О.П., поддержавшую доводы апелляционного представления, возражения представителя ответчика по доверенности Ш.Р.П., проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалобы и представления, приходит к следующему.

В соответствии со статьей 330 ГПК Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 22.02.2012 г. между ФГУП "Большой Московский государственный цирк на проспекте Вернадского" и М. был заключен срочный трудовой договор N ***, согласно которому истец принята на работу на должность артиста-эквилибриста в номере "Т" на срок до 31.12.2012 г. Впоследствии указанный трудовой договор продлевался на период с 01.01.2013 г. по 31.12.2013 г., с 01.01.2014 г. по 31.12.2014 г.

02.12.2014 г. М. вручено уведомление о расторжении срочного трудового договора с 01.01.2015 г. в связи с истечением срока его действия 31.12.2014 г.

Приказом N *** к от 30.12.2014 г. М. была уволена 31.12.2014 г. по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по истечении срока трудового договора.

30.12.2014 г. истец почтой направила ответчику заявление о продлении срока действия трудового договора с приложением, как указано в заявлении, справки о беременности. Также в заявлении М. обязалась, при необходимости, обеспечить работодателю развернутую информацию и сроке и течении беременности. Указанное письмо было получено ответчиком 03.01.2015 г.

13.01.2015 г. работодателем составлен акт, из которого следует, что при вскрытии конверта, поступившего от М. во вложении находилось заявление М. о продлении срочного трудового договора, однако указанное в заявлении приложение в виде справки о беременности М., отсутствует.

Разрешая спор и отказывая в иске, суд исходил из того, что с истцом был заключен срочный трудовой договор, действие которого прекращалось 31.12.2014 г., работодатель заблаговременно уведомил истца о расторжении трудового договора в связи с истечением срока, при этом истец с момент получения уведомления о расторжении трудового договора и до увольнения не обращалась к работодателю с заявлением о продлении срока действия трудового договора в связи с беременностью, медицинских документов о беременности не предоставляла, в связи с чем у работодателя имелись основания для увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Однако с данными выводами суда первой инстанции согласиться нельзя, исходя из следующего:

В случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, а при предоставлении ей в установленном порядке отпуска по беременности и родам - до окончания такого отпуска. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, предоставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности (ч. 2 ст. 261 ТК РФ).

Согласно разъяснениям, данным Верховным Судом РФ в пункте 27 Постановления Пленума от 28.01.2014 г. N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних", в силу части второй статьи 261 ТК РФ срочный трудовой договор не может быть расторгнут до окончания беременности. Состояние беременности подтверждается медицинской справкой, предоставляемой женщиной по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца.

Срочный трудовой договор с беременной женщиной может быть расторгнут в случае его заключения на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможности ее перевода до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую она может выполнять с учетом состояния здоровья (часть третья статьи 261 ТК РФ). Срочный трудовой договор продлевается до окончания беременности женщины независимо от причины окончания беременности (рождение ребенка, самопроизвольный выкидыш, аборт по медицинским показаниям и др.). В случае рождения ребенка увольнение женщины в связи с окончанием срочного трудового договора производится в день окончания отпуска по беременности и родам.

В иных случаях женщина может быть уволена в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Таким образом, обязанность работодателя по продлению срока действия трудового договора до окончания беременности прямо предусмотрена трудовым законодательством.

Защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является согласно Конвенции Международной организации труда N 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" (заключена в г. Женеве 15 июня 2000 г.) общей обязанностью правительств и общества (преамбула).

По своей сути положения ч. 2 ст. 261 ТК РФ являются трудовой льготой, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Соответственно реализация положений ст. 261 ТК РФ не зависит от осведомленности работодателя о факте беременности на момент принятия решения об увольнении.

Согласно медицинской справке, выданной Клиникой Современной Медицины "Д", по состоянию на 06.11.2014 г. срок беременности М. составлял 4 недели. ***.2015 г. у истца родился ребенок - М.А.А., что подтверждается свидетельством о рождении.

Таким образом, на период издания приказа об увольнении М. 30.12.2014 г. она находилась в состоянии беременности.

Учитывая указанные обстоятельства, принимая во внимание юридическую неграмотность истца, положения ст. 261 ТК РФ, то обстоятельство, что истец до увольнения направила работодателю заявление о продлении срока действия трудового договора в связи с беременностью, которая закончилась рождением ребенка, судебная коллегия приходит к выводу, что увольнение истца в период беременности является незаконным.

Также, судебная коллегия отмечает, что, применительно к положениям ст. 261 ТК РФ, восстановление прав М. в данном случае подлежит путем продления срока действия трудового договора 35 от 22.02.2012 г. до 26.06.2015 г. - даты окончания беременности истца, с изменением даты увольнения истца на 26.06.2015 г. и внесением соответствующей записи в трудовую книжку М.

Ссылки ответчика в обоснование возражений на то, обстоятельство, что заявление о продлении срока трудового договора до окончания беременности, получено по почте 03.01.2015 г., то есть после издания приказа об увольнении, при этом медицинская справка о беременности представлена не была, не могут послужить основанием для отказа в иске, поскольку М. до увольнения были предприняты меры для извещения ответчика о беременности, тогда как ответчиком должны были быть совершены действия по восстановлению прав истца в добровольном порядке. С учетом юридической неграмотности истца, злоупотребления своими правами с ее стороны установлено не было.

Также судебная коллегия приходит к выводу о необоснованности выводов суда о применении последствий пропуска срока обращения в суд, предусмотренного положениями ст. 392 ТК РФ.

Так, положения ст. 392 ТК РФ связывают начало течения срока обращения в суд за защитой нарушенных прав, связанных с незаконным увольнением с моментом получения копии приказа об увольнении либо трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Согласно разъяснениям п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

М. просила восстановить срок, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, сославшись на уважительность причин пропуска, обусловленных невозможностью длительное время получить документы об увольнении от ответчика и состоянием здоровья, ухудшимся в связи с беременностью (л.д. 58 - 59).

Согласно материалам дела с приказом об увольнении истец была ознакомлена под подпись 10.04.2015 г. (л.д. 49), впоследствии она обратилась в Никулинский районный суд г. Москвы с настоящим иском, который определением судьи Никулинского районного суда г. Москвы от 22.05.2015 г. возвращен М. в соответствии с положениями ст. 28 ГПК РФ в связи с тем, что адрес места нахождения ответчика не относится к территориальной юрисдикции Никулинского районного суда г. Москвы (л.д. 61). Копия указанного определения была направлена истцу почтой 02.07.2015 г. (л.д. 62).

Непосредственно после получения информации в Никулинском районном суде г. Москвы о судьбе поданного искового заявления, 25.06.2015 г. М. обратилась с настоящим иском в Гагаринский районный суд г. Москвы с соблюдением правил подсудности.

При изложенных обстоятельствах, в соответствии с вышеуказанными нормами права, судебная коллегия приходит к выводу о том, что пропуск срока на обращение в суд за защитой нарушенных трудовых прав вызван уважительными причинами и подлежит восстановлению.

Исходя из статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться.

Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в том числе, в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу.

Из части второй статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Согласно представленной ответчиком справке, среднемесячный заработок истца составляет *** коп.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за период вынужденного прогула с 01.01.2015 г. по 26.06.2015 г. в размере *** коп. (РАСЧЕТ: ***).

Кроме этого, в связи с признанием увольнения истца незаконным, частичному удовлетворению подлежат требования о компенсации морального вреда.

Согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из разъяснений п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" следует, что поскольку Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Учитывая конкретные обстоятельства по делу, принципы справедливости и соразмерности, судебная коллегия полагает, что ко взысканию в пользу истца в счет компенсации морального вреда подлежит сумма *** руб.

В соответствии со ст. 103 ГПК Российской Федерации, ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации и в соответствии с порядком, установленным ст. 50, 61.1, 61.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации с ответчика с общей суммы удовлетворенных исковых требований материального характера и с удовлетворенных требований неимущественного характера о компенсации морального вреда подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета г. Москвы в сумме *** коп.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 14 октября 2015 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым исковые требования М. к Федеральному государственному унитарному предприятию "Большой Московский государственный цирк на проспекте Вернадского" о признании незаконным расторжение трудового договора, записи в трудовой книжке, восстановлении на работе в прежней должности, обязании продлить срок действия трудового договора, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать незаконным увольнение М., оформленное приказом N *** к от 30.12.2014 г.

Изменить дату увольнения М. с должности артиста эквилибриста, исполнителя номера "Т" ФГУП "Большой Московский государственный цирк на пр. Вернадского" по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (в связи с истечением срока трудового договора) с 31.12.2014 г. на 26.06.2015 г. с внесением соответствующей записи в трудовую книжку М.

Взыскать с ФГУП "Большой Московский государственный цирк на пр. Вернадского" в пользу М. средний заработок за время вынужденного прогула в размере *** руб. *** коп., компенсацию морального вреда в размере *** руб.

Взыскать с ФГУП "Большой Московский государственный цирк на пр. Вернадского" государственную пошлину в доход бюджета города Москвы в размере *** коп.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Московского городского суда от 24.03.2016 № 33-8742