Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.05.2018 № 33-8270/2018


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Нельзя уволить в связи с истечением срока трудового договора работника, принятого на период отсутствия основного работника, если основной работник еще не вышел на работу
Противоположная позиция:
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 22.04.2016 № 33-7382/2016


СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


Дело № 33-8270/2018

8 мая 2018 г.

Судья Патрушева М.Е.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Волковой Я.Ю.,
судей Зоновой А.Е., Редозубовой Т.Л.
при секретаре М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску З. к обществу с ограниченной ответственностью "Управляющая компания ЖК "Адмиральский" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда по апелляционной жалобе истца на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.02.2018.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения истца, поддержавшей доводы жалобы, объяснения представителя ответчика представителя ответчика Д. (по доверенности от 16.10.2017), возражавшей против доводов жалобы, заключение прокурора Удаловой К.С., считавшей решение суда об отказе в восстановлении на работе законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

З. обратилась в суд с иском к ООО "Управляющая компания ЖК "Адмиральский", в котором с учетом уточнения исковых требований просила признать ее увольнение незаконным, восстановить на работе в должности администратора с 15.11.2017, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула за период с 15.11.2017 по день вынесения решения суда в размере 94990 руб. 91 коп. (на дату уточнения требований), компенсацию морального вреда в размере 30000 руб., расходы по оплате юридических услуг в размере 2500 руб. В обоснование исковых требований указала, что с 10.06.2016 работала у ответчика в должности администратора по срочному трудовому договору от 10.06.2016 N 4/16 на период временного отсутствия основного работника <...>6, находящейся в ежегодном отпуске, отпуске по беременности и родам и отпуске по уходу за ребенком. Приказом ответчика от 15.11.2017 уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с истечением срока действия трудового договора. Полагала увольнение незаконным, поскольку <...>6 к работе не приступала, не работала после ее (истца) увольнения, увольнение связано с предвзятым отношением к ней работодателя. Отмечала, что в первой половине дня 15.11.2017 она работала, затем ушла в государственную инспекцию труда, с 16.11.2017 по 20.11.2017 была временно нетрудоспособна, об увольнении 15.11.2017 узнала только 21.11.2017, выйдя на работу, работодатель об увольнении ее не предупредил.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.02.2018 иск З. к ООО "Управляющая компания ЖК "Адмиральский" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда оставлен без удовлетворения.

Определением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 21.03.2018 исправлена описка, допущенная в первом абзаце описательной части мотивированного решения Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.02.2018, первый абзац описательной части изложен в следующей редакции: "истец обратилась в суд с иском, в котором с учетом уточнений просит восстановить ее на работе в должности администратора с 15.11.2017, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула за период с 15.11.2017 по день вынесения решения суда в размере 94990 руб. 91 коп., компенсацию морального вреда в размере 30000 руб., расходы по оплате юридических услуг в размере 2500 руб.".

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска. Ссылается на нарушение судом норм материального и процессуального права при разрешении иска, неверную оценку судом доказательств, недоказанность выхода основного работника на работу, отсутствие оснований для ее увольнения, в т.ч. и за день (а не в день) выхода <...>6 на работу.

Проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд исходил из норм ст. ст. 58, 59, 77, 79 Трудового кодекса Российской Федерации, учитывал разъяснения, содержащиеся в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации". При этом суд пришел к выводу о соблюдении работодателем процедуры увольнения работника, законности прекращения срочного трудового договора и увольнения истца в связи с истечением срока действия трудового договора. Указал, что необходимость применения требований положений ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающей обязанность работодателя уведомить работника о прекращении срочного трудового договора не менее чем за 3 дня до увольнения, при увольнении в связи с выходом на работу отсутствующего сотрудника у работодателя отсутствовала, выход основного работника (<...>6) на работу суд счел доказанным, в т.ч. и показаниями свидетеля <...>6 Указав на законность увольнения истца, суд в иске о восстановлении истца на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказал.

Из п. 1.3 трудового договора сторон спора, заключенного 10.06.2016, следует, что истец принята на работу с 14.06.2016 администратором на период отсутствия основного сотрудника - администратора <...>6 (ежегодный отпуск, отпуск по беременности и родам, отпуск по уходу за ребенком).

<...>6 15.11.2016 подала ответчику заявление о выходе на работу с 16.11.2017, в связи с досрочным выходом из отпуска по уходу за ребенком. 15.11.2017 ответчиком издан приказ N 40-лс об увольнении истца с 15.11.2017 по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с истечением срока действия трудового договора).

Следующим приказом ответчика N 41-лс от 15.11.2017 указано, прервать отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, предоставленный <...>6, считать администратора <...>6 приступившей к работе с 16.11.2017 на полный рабочий день.

В силу ч. ч. 1, 3 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Из этих норм следует, что обязанности по предупреждению истца о предстоящем увольнении у ответчика не было. Выход основного работника на работу имел место 16.11.2017 (что следует из приказа, табеля учета рабочего времени, показаний свидетеля <...>6), соответственно, прекращение срочного трудового договора должно было быть также 16.11.2017, увольнение истца 15.11.2017 не может быть признано законным (ч. 3 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации). На момент издания приказа об увольнении истца основной работник еще не вышел на работу, не был издан приказ о выходе <...>6 на работу (по нумерации приказов ответчик сначала уволил истца, а затем прервал отпуск <...>6, указав на выход ее на работу с 16.11.2017).

Ссылка в жалобе истца на неразрешение судом требования о признании увольнения незаконным заслуживает внимания, т.к. действительно, судом это требование судом не разрешено, дополнительное решение судом не выносилось.

Поскольку судебной коллегией констатирована незаконность увольнения истца 15.11.2017, соответственно, решение суда первой инстанции подлежит изменению дополнением указания на удовлетворения требования истца о признании увольнения незаконным.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если работник, с которым заключен срочный трудовой договор, был незаконно уволен с работы до истечения срока договора, суд восстанавливает работника на прежней работе, а если на время рассмотрения спора судом срок трудового договора уже истек, - признает увольнение незаконным, изменяет дату увольнения и формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора.

Срок действия срочного трудового договора, заключенного с истцом, на момент рассмотрения дела истек, т.к. этот срок определен датой выхода основного работника на работу - 16.11.2017, что исключало возможность восстановления истца на работу. В силу названного разъяснения высшей судебной инстанции у суда не было оснований восстанавливать истца на работе, необходимо было изменить дату увольнения на 16.11.2017, поскольку основание увольнения ответчиком указано верное. Такое решение принимается судебной коллегией.

Судебная коллегия отмечает, что факт выхода основного работника на работу, вопреки доводам жалобы, правомерно установлен судом первой инстанции, следует не только из письменных доказательств (копий табелей учета рабочего времени и актов, подписанных <...>6 как администратором в период после 16.11.2017), оспариваемых истцом, но и из показаний свидетеля <...>6, подтвердившей факт выхода на работу 16.11.2017 и продолжения такой работы. Показания свидетеля, пояснявшей о своих действиях (выходе на работу и продолжении таковой после 16.11.2017), предупрежденной судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, являются последовательными и непротиворечивыми, заинтересованности свидетеля в исходе дела не установлено, вследствие чего эти показания обоснованно приняты судом во внимание в качестве достоверных доказательств. Эти свидетельские показания согласуются с табелями учета рабочего времени в отношении администратора.

Доводы в жалобе истца о недостоверности сведений, содержащихся в копии табеля учета рабочего времени за ноябрь 2017 г. (из-за отсутствия сведений о работе истца до 15.11.2017), не могут быть признаны состоятельными, т.к. неотражение в табеле времени работы истца не порочит табель учета рабочего времени в отношении иных сотрудников ответчика, в этом табеле отражены сведения о работе <...>6 (при том, что именно факт работы этого лица с 16.11.2017 и являлся предметом спора, факт работы истца до 15.11.2017 никем не оспаривался).

Ссылка в жалобе на то, что представленные в дело в качестве письменных доказательств копии документов не заверены надлежащим образом, в соответствии с ГОСТом, не могли приниматься судом во внимание, безосновательна, поскольку представленные ответчиком копии документов, исходящие от самого ответчика, заверены подписями либо руководителя ответчика, либо представителя, участвовавшего в деле по доверенности, скреплены печатью ответчика, с указанием "Копия верна", вследствие чего правомерно приняты судом во внимание по ч. 2 ст. 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы жалобы о том, что в актах, подписанных <...>6 и представленных ответчиком в подтверждение выполнения <...>6 трудовых функций после 16.11.2017, в графе "ФИО представителей управляющей компании" не указаны данные <...>6, правомерно. Вместе с тем, отсутствие этих данных, само по себе не свидетельствует о неосуществлении <...>6 трудовых функций после 16.11.2017, т.к. этот факт доказан показаниями свидетеля <...>6, табелями учета рабочего времени, справкой ответчика о работе <...>6, не опровергнут иными доказательствами, имеющимися в деле. То обстоятельство, что в справке о выходе <...>6 на работу (л. д. 70) указано, что <...>6 приступила к работе с 16.11.2017 после отпуска по уходу за ребенком до достижения им трех лет, не порочит этот документ: сам по себе факт досрочного выхода из такого отпуска и свидетельствует о том, что <...>6 не пользовалась правом на отпуск с 16.11.2017, вышла на работу после такого отпуска (пусть и до его окончания).

Ссылка в жалобе на то, что суд не запросил в учреждении Фонда социального страхования Российской Федерации сведения о выплате <...>6 пособия на ребенка в период после 16.11.2017, не свидетельствует о незаконности выводов суда о выходе <...>6 на работу. Это доказательство относимым не могло быть признано, т.к. оно не может опровергнуть факт выхода <...>6 на работу (даже в случае, если выплата пособия продолжалась, то это свидетельствовало бы лишь о необоснованном получении такой выплаты, но не о невыходе <...>6 на работу).

Указание в жалобе на нарушение процессуальных прав истца (в связи с отсутствием времени для ознакомления с доказательствами, представленными ответчиком в суд первой инстанции) не может быть основанием к отмене решения суда, в суде первой инстанции все доказательства судом исследованы (в т.ч. и представленные ответчиком), истец не заявляла ходатайств о предоставлении ей дополнительного времени для ознакомления с доказательствами (л. д. 94, 95), все возражения стороны истца против доказательств ответчика оценены судебной коллегией в настоящем определении.

Доводы жалобы о том, что приказ об увольнении от 15.11.2017 не подписан ответчиком, не могут быть признаны обоснованными, т.к. суду представлена заверенная представителем копия приказа от 15.11.2017, из которой следует, что приказ подписан руководителем ответчика. Приказ датирован 15.11.2017. Ознакомление истца 21.11.2017 с неподписанной копией приказа (л. д. 9) не свидетельствует об отсутствии подписи руководителя ответчика в самом приказе. Кроме того, увольнение истца с 15.11.2017 признано судебной коллегией незаконным, а потому данные доводы жалобы истца не могут иметь решающего значения.

После 16.11.2017 (истечение срока трудового договора) трудовые отношения сторон фактически не продолжались, ответчик не поручал истцу выполнение работы после этой даты, ответчик определенно выразил свою волю на прекращение трудового договора, информировал об этом истца, что исключает возможность вывода о продолжении трудовых отношений.

Ссылка в жалобе на то, что истец в день увольнения и до 21.11.2017 не ознакомлена с приказом об увольнении, не может быть принята во внимание, т.к. правового значения в рассматриваемой ситуации не имеет. Кроме того, 15.11.2017 во второй половине дня истец не находилась на рабочем месте, что сама подтвердила, а с 16.11.2017 по 20.11.2017 была временно нетрудоспособна, изложенное исключало возможность для работодателя ознакомить истца с приказом ранее 21.11.2017.

Доводы жалобы о том, что в трудовом договоре отсутствует указание на прекращение трудового договора с выходом основного работника на работу, не свидетельствуют о невозможности прекращения трудового договора с выходом основного работника на работу. В трудовом договоре указано, что он является срочным и заключен на период отсутствия основного работника - администратора <...>6 (ежегодный отпуск, отпуск по беременности и родам, отпуск по уходу за ребенком). Учитывая, что у основного работника есть право выйти из отпуска по уходу за ребенком до истечения периода такого отпуска (ст. 256 Трудового кодекса Российской Федерации), а срочный трудовой договор лица, принятого на время отсутствия работника, прекращается с выходом такого работника (ч. 3 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации), соответственно, трудовой договор в этом случае может быть расторгнут и до истечения отпуска по уходу за ребенком, предоставленного основному работнику.

Как разъяснено в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.10.2008 N 614-О-О, возможность прекращения срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей временно отсутствующего работника, ранее времени окончания предполагаемого периода отсутствия такого работника, в частности при досрочном прекращении по инициативе работника отпуска по уходу за ребенком (статья 256 Трудового кодекса Российской Федерации), обусловлена необходимостью защиты прав и свобод временно отсутствующего работника. Данное правило распространяется на всех лиц, заключивших срочный трудовой договор, и не может рассматриваться как противоречащее принципу равенства прав и свобод человека.

С учетом признания судебной коллегией увольнения незаконным и изменения даты увольнения на 16.11.2017, с ответчика в пользу истца, на основании ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, надлежит взыскать оплату вынужденного прогула за 1 день (16.11.2017). То обстоятельство, что в этот день истец была временно нетрудоспособна, не имеет правового значения, т.к. в силу п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула.

Определяя размер оплаты вынужденного прогула, судебная коллегия исходит из неоспоренного стороной истца размера среднедневного заработка истца, определенного ответчиком, - 833 руб. 09 коп. (при том, что иных расчетов стороны суду не представили, истец в своем расчете определяла средний заработок в ноябре 2017 г. на уровне 821,44 руб.). Именно эту сумму (833 руб. 09 коп.) надлежит взыскать с ответчика в пользу истца в качестве оплаты вынужденного прогула (с удержанием при выплате установленных законом налогов). Оснований для взыскания иной требуемой истцом суммы оплаты вынужденного прогула нет.

Указанные в расчете истца суммы компенсации за задержку выплаты заработной платы не могут быть взысканы, т.к. право на получение указанной суммы оплаты вынужденного прогула возникло у истца только при вынесении настоящего апелляционного определения.

С учетом положений ст. 237, ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации с ответчика в пользу истца надлежит взыскать компенсацию морального вреда в связи с незаконным увольнением. Размер такой компенсации надлежит определить с учетом степени вины причинителя вреда, установленного судебной коллегией факта незаконного увольнения, периода вынужденного прогула (1 день), причиненных истцу нравственных страданий. При этом судебная коллегия отмечает, что не нашли подтверждения доводы истца об увольнении ее из-за предвзятого отношения к ней ответчика, а также доводы о невыходе основного работника на работу с 16.11.2017. Принимая во внимание названные обстоятельства, судебная коллегия определяет ко взысканию компенсацию морального вреда 5000 руб.

В порядке ст. 98, ч. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и с учетом частичного удовлетворения иска, с ответчика в пользу истца надлежит взыскать в возмещение судебных расходов за составление иска 1500 руб., компенсировав истцу, чей иск удовлетворен лишь частично, часть понесенных расходов. Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.02.2018 изменить.

Дополнить решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.02.2018 указанием на удовлетворение требований З. о признании увольнения по приказу ответчика от 15.11.2017 незаконным.

Признать увольнение З. с 15.11.2017 незаконным.

Изменить дату увольнения истца З. по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (истечение срока трудового договора) на 16.11.2017.

Решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.02.2018 отменить в части отказа в иске о взыскании оплаты вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Принять в этой части новое решение, которым указанные требования З. удовлетворить частично.

Взыскать с ООО "Управляющая компания ЖК "Адмиральский" в пользу З. оплату вынужденного прогула 833 руб. 09 коп. с удержанием при выплате установленных налогов, компенсацию морального вреда - 5000 руб., в возмещение судебных расходов - 1500 руб., отказав в остальной части указанных требований З.

В остальной части решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.02.2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.


Председательствующий
Я.Ю.ВОЛКОВА

Судьи
А.Е.ЗОНОВА
Т.Л.РЕДОЗУБОВА




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 08.05.2018 № 33-8270/2018