Главная > Судебная практика > Оспаривание предписаний ГИТ > Определение Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 31-КГ17-5



Государственный инспектор труда вправе выносить в адрес работодателя обязательные для исполнения предписания в случае очевидного нарушения трудового законодательства


ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 31-КГ17-5

г. Москва

26 декабря 2017 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Хаменкова В.Б.,
судей Зинченко И.Н. и Горчаковой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе Запалова Евгения Анатольевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики от 20 февраля 2017 года, которым отменено решение Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 21 декабря 2016 года по делу по административному исковому заявлению муниципального унитарного предприятия "Коммунальные сети города Новочебоксарска" о признании незаконным предписания государственного инспектора труда от 8 ноября 2016 года № 7-1981-16-ОБ/21/280/120/3.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

муниципальное унитарное предприятие "Коммунальные сети города Новочебоксарска" (далее - МУП "КС г. Новочебоксарска") обратилось в суд с административным иском о признании незаконным и отмене предписания государственного инспектора труда от 8 ноября 2016 года № 7-1981-16-ОБ/21/280/120/3, которым на генерального директора МУП "КС г. Новочебоксарска" была возложена обязанность отменить приказ от 26 июля 2016 года № 197 о применении дисциплинарного взыскания в виде выговора в отношении председателя комиссии по закупкам – заместителя генерального директора по финансам Запалова Евгения Анатольевича, как изданный с нарушением требований части 1 статьи 192, части 3 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

В обоснование заявленных требований административный истец сослался на то, что Запалов Е.А., являясь председателем комиссии по закупкам, обязан был контролировать наличие всех необходимых документов при заключении договоров. Однако в ходе внеплановой проверки финансово-хозяйственной деятельности МУП "КС г. Новочебоксарска" за период с 1 ноября 2014 года по 15 июня 2016 года было выявлено отсутствие согласия собственника на осуществление крупных сделок, что явилось основанием для наложения на Запалова Е.А. дисциплинарного взыскания.

18 июля 2016 года от Запалова Е.А. было затребовано письменное объяснение по вопросам отсутствия согласования крупных сделок, полученное от него 21 июля 2016 года.

С учетом того, что в соответствии со статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения, административный истец полагал, что срок наложения дисциплинарного взыскания нарушен не был, а выводы инспектора труда о нарушении муниципальным унитарным предприятием трудового законодательства являются незаконными.

Кроме того, МУП "КС г. Новочебоксарска" полагало, что инспектор труда при вынесении оспариваемого предписания превысил своиполномочия, поскольку спор о правомерности применения к Запалову Е.А. дисциплинарного взыскания относится к индивидуальному трудовому спору и подлежит рассмотрению в комиссии по рассмотрению трудовых споров или в суде.

Решением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 21 декабря 2016 года в удовлетворении административного искового заявления МУП "КС г. Новочебоксарска" отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 20 февраля 2017 года решение Новочебоксарского городского Чувашской Республики от 21 декабря 2016 года отменено. По делу вынесено новое решение, которым оспариваемое предписание Государственной инспекции труда в Чувашской Республике признано незаконным.

Определением судьи Верховного Суда Чувашской Республики от 2 мая 2017 года Запалову Е.А. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Запалов Е.А. просит об отмене состоявшегося по делу апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам от 20 февраля 2017 года, ссылаясь на допущенные судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 8 августа 2017 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 2017 года дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не явились. На основании статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 20 февраля 2017 года подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении дела такого характера существенные нарушения норм материального права допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что приказом и.о. генерального директора - заместителя генерального директора по общим вопросам МУП "КС г. Новочебоксарска" от 26 июля 2016 года № 197 председателю комиссии по закупкам - заместителю генерального директора по финансам Запалову Е.А. на основании статей 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации был объявлен выговор в связи с нарушением требований п. 3.5 Устава МУП "КС г. Новочебоксарска", выразившимся в заключении договора с ООО "ТК Гидросистема" от 31 мая 2016 года № 158 без согласия собственника или уполномоченного на то органа.

Не согласившись с данным приказом, Запалов Е.А. 19 октября 2016 года обратился в Государственную инспекцию труда в Чувашской Республике с заявлением об обжаловании данного дисциплинарного взыскания.

26 октября 2016 года Государственной инспекцией труда в Чувашской Республике вынесено распоряжение (приказ) о проведении в отношении МУП "КС г. Новочебоксарска" выездной внеплановой проверки.

8 ноября 2016 года инспектором труда Государственной инспекции труда в Чувашской Республике генеральному директору МУП "КС г. Новочебоксарска" было выдано предписание об устранении выявленных нарушений, а именно об отмене приказа от 26 июля 2016 года № 197 о применении выговора в отношении заместителя директора по финансам Запалова Е.А., как изданного с нарушением требований части 1 статьи 192, части 3 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении заявленных административным истцом требований, суд первой инстанции исходил из правомерности вынесенного предписания, установив, что выговор Запалову Е.А. в нарушение части 3 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации был объявлен по истечении одного месяца со дня обнаружения проступка. Также суд согласился с выводами, изложенными в предписании о том, что в нарушение части 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации выговор Запалову Е.А. был объявлен за неисполнение должностной обязанности, которая не возлагалась на Запалова Е.А. документами, определяющими круг его должностных обязанностей.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение о признании оспариваемого предписания государственной инспекции труда незаконным, суд апелляционной инстанции посчитал, что при вынесении оспариваемого предписания Государственная инспекция труда в Чувашской Республике превысила свои полномочия, поскольку фактически разрешила индивидуальный трудовой спор, тогда как в силу статьи 356 Трудового кодекса Российской Федерации государственная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением работодателем законодательства, то есть выявляет правонарушения, а не разрешает споры, обязанность по рассмотрению которых возложена в силу статей 381-397 Трудового кодекса Российской Федерации на комиссии по трудовым спорам или суды.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с вышеназванными выводами суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Согласно статье 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания, в том числе и выговор.

Порядок и сроки применения дисциплинарных взысканий установлены статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Частью седьмой статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено право работника на обжалование дисциплинарного взыскания в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрениюиндивидуальных трудовых споров.

В силу статьи 352 Трудового кодекса Российской Федерации каждый имеет право защищать свои трудовые права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. К основным способам защиты трудовых прав и свобод отнесен государственный контроль (надзор) за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Таким образом, работнику предоставлено право выбора способа защиты нарушенных трудовых прав, в том числе посредством обжалования наложенного на него дисциплинарного взыскания в государственную инспекцию труда.

Статьей 356 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрен перечень полномочий федеральной инспекции труда, к которым отнесены, в частности, осуществление федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки других материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; ведение приема и рассмотрение жалоб и иных обращений граждан о нарушениях их трудовых прав, принятие мер по устранению выявленных нарушений и восстановлению нарушенных прав (абзацы второй и пятнадцатый).

В соответствии с абзацем шестым части первой статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке.

Согласно части второй статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации в случае обращения профсоюзного органа, работника или иного лица в государственную инспекцию труда по вопросу, находящемуся на рассмотрении соответствующего органа по рассмотрению индивидуального или коллективного трудового спора (за исключением исков, принятых к рассмотрению судом, или вопросов, по которым имеется решение суда), государственный инспектор труда при выявлении очевидного нарушения трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеет право выдать работодателю предписание, подлежащее обязательному исполнению. Данное предписание может быть обжаловано работодателем в суд в течение десяти дней со дня его получения работодателем или его представителем.

Исходя из приведенных норм Трудового кодекса Российской Федерации, государственная инспекция труда, осуществляя функцию по надзору за работодателями, выявляет допущенные ими нарушения норм трудового законодательства и иных нормативных правовых актов и принимает меры по их устранению.

При выявлении очевидного нарушения трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, государственный инспектор труда вправе устранить нарушения, допущенные в отношении работника, в том числе и при применении к нему дисциплинарного взыскания в виде выговора, посредством вынесения обязательного для работодателя предписания об отмене приказа о применении к работнику дисциплинарного взыскания.

Однако судом апелляционной инстанции не учтены положения части седьмой статьи 193 и статьи 352 Трудового кодекса Российской Федерации, а также допущено неправильное применение статей 356 и 357 Трудового кодекса Российской Федерации.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение о признании предписания государственного инспектора труда незаконным, суд апелляционной инстанции ограничился выводом о превышении государственным инспектором труда Чувашской Республики полномочий, указав на то, что в данном случае спор о правомерности привлечения работника к дисциплинарной ответственности и соблюдения работодателем положений статей 192 и 193 Трудового кодекса Российской Федерации является индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению либо комиссией по рассмотрению трудовых споров, либо судом.

При этом судом апелляционной инстанции не учтено право работника на обжалование дисциплинарного взыскания в государственную инспекцию труда и полномочия государственного инспектора труда на вынесение в адрес работодателя обязательных для исполнения предписаний в случае очевидного нарушения трудового законодательства. Не проверив выявленные государственным инспектором труда факты нарушения работодателем статей 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации при наложении на Запалова Е.А. дисциплинарного взыскания, суд апелляционной инстанции сделал преждевременный вывод о незаконности оспариваемого предписания.

При таких обстоятельствах апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 20 февраля 2017 года нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в ином составе судей.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 327-330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 20 февраля 2017 года отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в ином составе судей.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Оспаривание предписаний ГИТ > Определение Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 31-КГ17-5