Главная > Судебная практика > Трудовые споры с дистанционными работниками > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.05.2017 № 33-7310/2017


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение дистанционного работника по основанию, не предусмотренному трудовым договором, незаконно

« ни в пунктах 1.2., 1.3. трудового договора (на которые указано в приказе об увольнении истца), ни в каких-либо других пунктах заключенного сторонами трудового договора, предусмотренных ч. 1 ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации оснований расторжения трудового договора не предусмотрено, что исключало возможность увольнения истца по правилам названной статьи »

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-7310/2017

11 мая 2017 г.


Судья Абрашкина Е.Н.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего судьи Ивановой Т.С.,
судей Кокшарова Е.В., Лузянина В.Н.,
при секретаре Ц.

в помещении суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Н. к публичному акционерному обществу "Плюс Банк" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании не начисленной и не выплаченной премии, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе ответчика и апелляционному представлению прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 29.12.2016.

Заслушав доклад судьи Ивановой Т.С., объяснения истца Н., представителя истца Ч., объяснения представителя ответчика К., заключение прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Киприяновой Н.В.

УСТАНОВИЛА:

решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 29.12.2016 исковые требования Н. к ПАО "ПлюсБанк" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании не начисленной и невыплаченной премии, компенсации морального вреда удовлетворены частично:

- признано незаконным увольнение Н. из ПАО "ПлюсБанк", истец восстановлена на работе в ПАО "ПлюсБанк" в прежней должности кредитного менеджера с <...>;

- с ответчика в пользу истца взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в размере 74602 рублей 84 копейки, компенсация морального вреда в размере 5000 рублей 00 копеек.

В удовлетворении исковых требований в остальной части отказано.

С таким решением не согласился ответчик, принес на него апелляционную жалобу, в которой указал, что не согласен с решением суда в связи несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; неправильным применением норм материального и процессуального права: ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации, ст. ст. 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В апелляционной жалобе ответчиком приводятся доводы о неправильной оценке, которую суд первой инстанции дал имеющемуся в материалах дела трудовому договору о дистанционной работе, заключенному сторонами 01.03.2016 и должностной инструкции кредитного менеджера.

На решение суда также принесено апелляционное представление прокурором Верх-Исетского района г. Екатеринбурга от 08.02.2017 N 02-15-17, в котором приводятся доводы о неправильной оценке судом первой инстанции трудового договора, заключенного сторонами, с учетом должностной инструкции работника и о неправильном применении судом первой инстанции ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации.

В заседание суда апелляционной инстанции явились:

- истец Н., представитель истца Ч., указавшие, что истец восстановлена ответчиком на работе после вынесения решения судом первой инстанции и работает у ответчика по настоящее время; истец, представитель истца возражали относительно доводов и требований апелляционной жалобы ответчика и апелляционного представления прокурора, полагая решение суда первой инстанции законным и обоснованным;

- представитель ответчика К., поддержавшая доводы и требования апелляционной жалобы ответчика, а также апелляционное представление прокурора на решение суда;

- прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Киприянова Н.В., заявившая в порядке ст. 326 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказ от апелляционного представления прокурора на решение суда, представившая в материалы дела заявление об отказе от апелляционного представления от 11.05.2017 N 02-15-17, подписанное прокурором Верх-Исетского района г. Екатеринбурга А.В. Юровских, поступившее в Свердловский областной суд посредством факсимильной связи 11.05.2017.

Учитывая надлежащее извещение лиц, участвующих в деле (судебные извещения, размещение информации о месте и времени рассмотрения дела на официальном сайте Свердловского областного суда - www.ekboblsud.ru), руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 11.05.2017 заявление прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга А.В. Юровских от 11.05.2017 N 02-15-17 об отказе от апелляционного представления прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга от 08.02.2017 N 02-15-17 на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 29.12.2016 удовлетворено, апелляционное производство по апелляционному представлению прокурора прекращено.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы ответчика, проверив законность и обоснованность решения суда в ее пределах (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда, ввиду следующего.

Судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, верно применены нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, на основании исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сделан обоснованный вывод о частичном удовлетворении заявленных истцом требований с учетом положений ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации и содержания заключенного сторонами 01.03.2016 трудового договора о дистанционной работе (с учетом дополнительных соглашений), а также должностной инструкции кредитного менеджера.

Фактические обстоятельства рассматриваемого гражданского дела судом первой инстанции установлены полно и верно, на основе совокупности представленных в материалы дела доказательств. Суд первой инстанции, приходя к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения исковых требований, в том числе, о признании увольнения истца незаконным, исходил из следующего.

Между истцом и ответчиком заключен трудовой договор от 01.03.2016 (л. д. 5 - 6). Из трудового договора следует, что истец принята на работу к ответчику на должность кредитного менеджера в Дирекции региональных продаж автокредитования. Состав трудовых обязанностей изложен в должностной инструкции. Местом работы является ПАО "ПлюсБанк". Работник выполняет трудовую функцию вне места нахождения работодателя. Дополнительным соглашением к трудовому договору от 04.10.2016 в трудовой договор внесены изменения, стороны пришли к соглашению, что трудовой договор заключается для выполнения дистанционной работы (л. д. 9). Во исполнение данного дополнительного соглашения ответчиком издан приказ от <...> о переводе работника на новое место работы - дистанционная работа (л. д. 87). Приказом ответчика от <...> истец уволена по ч. 1 ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации, в качестве основания увольнения в приказе ответчиком указано: служебная записка от 11.10.2016 "О не выполнении плановых показателей за период с 04.10.2016 по 10.10.2016", служебная записка от 18.10.2016 "О невыполнении плановых показателей за период с 11.10.2016 по 17.10.2016", служебная записка от 25.10.2016 "О невыполнении плановых показателей за период с 18.10.2016 по 24.10.2016" (л. д. 11).

Приходя к выводу о незаконности увольнения истца, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с ч. 1 ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора о дистанционной работе по инициативе работодателя производится, в том числе, по основаниям, предусмотренным трудовым договором. В то же время, проанализировав содержание заключенного сторонами трудового договора, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что трудовой договор (с учетом всех дополнительных соглашений) не содержит каких-либо дополнительных оснований расторжения трудового договора, в связи с чем увольнение истца ответчиком по правилам ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации не может быть признано законным.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы ответчика и приходя к выводу об обоснованности указанного выше вывода суда первой инстанции, судебная коллегия исходит из следующего: из приказа ответчика об увольнении истца <...> от 27.10.2016 следует, что истец уволена "по инициативе работодателя за неоднократное невыполнение плановых показателей, пункт 1.2., пункт 1.3. трудового договора о дистанционной работе от 01.03.2016 б/н, часть первая статьи 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации".

В пунктах 1.2., 1.3. заключенного сторонами трудового договора от 01.03.2016 б/н, заключенного сторонами, согласованы следующие условия:

- "Настоящий Договор заключается для выполнения дистанционной работы" (п. 1.2.);

- "Трудовой функцией Работника является работа в должности кредитного менеджера в Дирекции региональных продаж автокредитования. Став трудовых обязанностей Работника изложен в Должностной инструкции. Местом работы Работника является ПАО "Плюс Банк" (место нахождения: <...> Работник выполняет определенную настоящим Договором трудовую функцию вне места нахождения Работодателя (по адресу: <...>, <...>)" (п. 1.3.).

Дополнительным соглашением к трудовому договору от 26.05.2016 (л. д. 104) стороны согласовали:

- п. 1.2. договора "считать недействительным";

- п. 1.3. договора изложить в следующей редакции: "Трудовой функцией Работника является работа в должности менеджера розничного бизнеса в Операционном офисе "Малышевский" Филиала "Тюменский", г. Екатеринбург. Состав трудовых обязанностей Работника изложен в Должностной инструкции. Местом работы Работника является Операционный офис "Малышевский" Филиала "Тюменский", г. Екатеринбург по месту нахождения офиса (любого из офисов) Работодателя в пределах территории города Екатеринбурга, где Работодателем оборудовано рабочее место для выполнения Работником обусловленной Договором трудовой функции".

Дополнительным соглашением к трудовому договору от 04.10.2016 (л. д. 9) пункт 1.2. изложен в следующей редакции:

- "Трудовой функцией Работника является работа в должности кредитного менеджера в Дирекции региональных продаж автокредитования. Став трудовых обязанностей Работника изложен в Должностной инструкции. Местом работы Работника является ПАО "Плюс Банк" (место нахождения: <...>). Работник выполняет определенную настоящим Договором трудовую функцию вне места нахождения Работодателя (по адресу: <...>)" (п. 1.2.);

- условие о дистанционном характере работы перенесено в пункт 1.3. договора.

Как усматривается из содержания заключенного сторонами трудового договора и дополнительных соглашений к нему от 26.05.2016 и 04.10.2016, ни в пунктах 1.2., 1.3. трудового договора (на которые указано в приказе об увольнении истца), ни в каких-либо других пунктах заключенного сторонами трудового договора, предусмотренных ч. 1 ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации оснований расторжения трудового договора не предусмотрено, что исключало возможность увольнения истца по правилам названной статьи.

Отклоняя доводы ответчика относительно увольнения истца за неоднократное невыполнение плановых показателей, в соответствии с должностной инструкцией, судебная коллегия отмечает, что из исследованных судом первой инстанции должностных инструкций кредитного менеджера по дистанционной работе и менеджера розничного бизнеса (л. д. 90-93, л. д. 99-102, л. д. 106-110) следует, что указанные должностные инструкции утверждены председателем правления банка <...>, <...>, <...>, согласованы руководителем службы внутреннего контроля, заместителем директора юридического департамента, начальником управления кадрового учета и по своему содержанию, форме, сроку и порядку принятия являются локальными нормативными актами (ст. ст. 8 Трудового кодекса Российской Федерации), с которыми ответчик обязан был ознакомить работника (истца) в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации. Указанные должностные инструкции, вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика, с учетом их содержания, порядка принятия, формы, сроков утверждения ответчиком, порядка ознакомления с ними истца, не могут быть квалифицированы как неотъемлемая часть заключенного сторонами трудового договора, поскольку рассматриваемые должностные инструкции не отвечают требованиям, предусмотренным ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации (не являются соглашением сторон), в связи с чем увольнение истца по правилам ч. 1 ст. 312.5. Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающей право работодателя уволить дистанционного работника по дополнительным, согласованным сторонами основаниям, предусмотренным исключительно в трудовом договоре, обоснованно признано судом первой инстанции незаконным.

Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения, апелляционная жалоба не содержит.

Решение суда мотивировано, отвечает требованиям ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Выводы суда, изложенные в вынесенном решении, подтверждаются материалами дела.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 29.12.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Трудовые споры с дистанционными работниками > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.05.2017 № 33-7310/2017