Главная > Судебная практика > Предоставление учебного отпуска > Апелляционое определение Верховного суда Республики Татарстан от 19.10.2017 № 33-15718/2017


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Обучение в магистратуре после специалитета является вторым высшим образованием

« специалитет и магистратура последовательно относятся законодателем к одному уровню высшего образования. С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истец не относится к категории лиц, получающих впервые профессиональное образование соответствующего уровня »

Обучение в магистратуре после бакалавриата не является вторым высшим образованием. См. Апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 28.01.2015 № 33-256-2015
ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-15718/2017

19 октября 2017 г.


Судья Хафизова Р.Р.


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе
председательствующего Насретдиновой Д.М.,
судей Гаянова А.Р. и Субботиной Л.Р.,
с участием прокурора Сабирзановой Л.И.,
при секретаре судебного заседания С.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Субботиной Л.Р. гражданское дело по апелляционной жалобе А. на решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 01 августа 2017 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований А. к публичному акционерному обществу "КамАЗ" ПРЗ о признании приказа незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка, оплаты ученического отпуска, процентов за задержку выплаты и компенсации морального вреда отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения представителя ответчика - Х., возражавшей против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

А. обратился в суд с иском к публичному акционерному обществу "КамАЗ" Прессово-рамный завод (далее - ПАО "КамАЗ" ПРЗ) о признании увольнения незаконным, взыскании оплаты за вынужденный прогул по день вынесения решения суда, возложении обязанности оформить увольнение надлежащим образом, взыскании оплаты ученического отпуска, процентов за задержку выплаты и компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований истец указал, что состоял в трудовых отношениях с ответчиком с 21 октября 2015 года по 16 июня 2017 года. В августе 2016 года на конкурсной основе он поступил в образовательное учреждение "Казанский инновационный университет имени В.Г. Тимирясова" по заочной форме обучения, по программе магистратуры. 19 октября 2016 года истец написал заявление на оплачиваемый ученический отпуск, который не был оплачен со ссылкой на получение второго высшего образования. С таким выводом работодателя А. не согласен, так как считает, что получает магистерское образование данного уровня впервые, является дипломированным специалистом ступени высшего профессионального образования, а не специалистом уровня высшего образования. В феврале 2017 года работодателем ему было предложено написать заявление об увольнении по собственному желанию, его трудовые функции были переданы другому инженеру, в результате чего он вынужден был написать такое заявление, которое не является добровольным. На основании изложенного, увеличив исковые требования, А. просит суд признать приказ об увольнении незаконным, восстановить его на работе в прежней должности, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула с 16 июля 2017 года по день восстановления на работе, взыскать оплату ученического отпуска в сумме 43 693 рублей, проценты за задержку выплат в размере 4 852 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере 8 000 рублей.

Представители ответчика в судебном заседании исковые требования не признали по основаниям, изложенным в отзыве.

Прокурор в своем заключении указал на необоснованность доводов истца в части требования о восстановлении на работе, в остальной части исковые требования оставил на усмотрение суда.

Судом вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований в приведенной выше формулировке.

В апелляционной жалобе истец, выражая несогласие с постановленным по делу решением, просит его отменить как незаконное и необоснованное. При этом в жалобе он приводит те же доводы, что и при рассмотрении дела в суде первой инстанции, настаивает на своей правовой позиции по делу, в силу которой считает исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению. Ссылается на то, что обучение лица, имеющего диплом специалиста, в магистратуре не является получением второго высшего образования, в связи с чем гарантии, предусмотренные статьей 177 Трудового кодекса Российской Федерации, сохраняются. Также указывает, что его увольнение носило вынужденный характер.

Прокуратурой г. Набережные Челны Республики Татарстан представлены возражения на апелляционную жалобу, в которых указано на необоснованность ее доводов.

Истец в судебное заседание не явился, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель ответчика в судебном заседании против удовлетворения апелляционной жалобы возражала, просила оставить решение суда первой инстанции без изменения.

Выслушав объяснения представителя ответчика и заключение прокурора, полагавшей решение законным и обоснованным, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Пунктом 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, предусмотрено, что одним из оснований прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 настоящего Кодекса).

Статья 80 Трудового кодекса Российской Федерации регламентирует порядок прекращения по инициативе работника как срочного трудового договора до истечения срока его действия, так и договора, заключенного на неопределенный срок.

В силу статьи 173 Трудового кодекса Российской Федерации работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно на обучение по имеющим государственную аккредитацию программам бакалавриата, программам специалитета или программам магистратуры по заочной и очно-заочной формам обучения и успешно осваивающим эти программы, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка, в том числе, для прохождения промежуточной аттестации на первом и втором курсах соответственно - по 40 календарных дней, на каждом из последующих курсов соответственно - по 50 календарных дней (при освоении образовательных программ высшего образования в сокращенные сроки на втором курсе - 50 календарных дней).

В соответствии с частью 1 статьи 177 Трудового кодекса Российской Федерации гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с получением образования, предоставляются при получении образования соответствующего уровня впервые. Указанные гарантии и компенсации также могут предоставляться работникам, уже имеющим профессиональное образование соответствующего уровня и направленным для получения образования работодателем в соответствии с трудовым договором или ученическим договором, заключенным между работником и работодателем в письменной форме.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 21 октября 2015 года А. был принят на работу в ПАО "КамАЗ" на должность начальника бюро технологического отдела реализации проектов Прессово-рамного завода на основании трудового договора от 20 октября 2015 года.....

14 июня 2017 года истец обратился к директору Прессово-рамного завода ПАО "КамАЗ" с заявлением, в котором просил уволить его по собственному желанию с 16 июня 2017 года.

Распоряжением ответчика от 16 июня 2017 года ....у-к А. уволен с занимаемой должности с 16 июня 2017 года на основании пункта 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации - по инициативе работника.

С этим распоряжением истец ознакомлен в установленном законом порядке в день увольнения, что подтверждается его подписью.

А. имеет высшее профессиональное образование, что подтверждается дипломом от 02 июля 2009 года.... государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Камская государственная инженерно-экономическая академия", согласно которому ему присуждена квалификация "Инженер" по специальности "гидравлические машины, гидроприводы и гидропневмоавтоматика".

С 01 сентября 2016 года истец обучается в частном образовательном учреждении высшего образования "Казанский инновационный университет имени В.Г. Тимирясова (ИЭУП)" по заочной форме обучения, по программе магистратуры, направление юриспруденция.

19 октября 2016 года, 16 ноября 2016 года и 07 апреля 2017 года истец обращался к ответчику с заявлением о предоставлении дополнительного отпуска с сохранением заработной платы для прохождения промежуточной аттестации, прикладывая справки-вызовы указанного учреждения.

В ответ на эти заявления работодатель сообщил истцу, что не может предоставить оплачиваемый учебный отпуск, так как истец получает второе высшее образование.

Свои требования о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе истец мотивировал тем, что заявление об увольнении по собственному желанию было написано им под давлением работодателя из-за сложившейся конфликтной ситуации в связи с отказом работодателя оплатить ученические отпуска.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводам о том, что увольнение истца произведено без нарушений норм трудового законодательства, основания для его восстановления на работе отсутствуют, а обучение в частном образовательном учреждении высшего образования "Казанский инновационный университет имени В.Г. Тимирясова (ИЭУП)" по смыслу действующего трудового законодательства не может расцениваться как получение образования соответствующего уровня впервые.

Судебная коллегия с такими выводами суда первой инстанции соглашается, признавая доводы апелляционной жалобы истца несостоятельными в силу следующего.

Согласно частям 1 и 2 статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен данным кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

Исходя из содержания части 4 статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения отозвать свое заявление, и увольнение в этом случае не производится при условии, что на его место в письменной форме не приглашен другой работник, которому в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

По смыслу вышеуказанных норм права основанием для расторжения трудового договора является письменное заявление работника, в котором он выражает свое добровольное волеизъявление расторгнуть трудовой договор. При этом в заявлении работник вправе указать, что он просит уволить его по собственному желанию в определенный день, то есть до истечения срока предупреждения. В этом случае между работником и работодателем до издания приказа об увольнении должно быть достигнуто соглашение о сокращении срока предупреждения.

Согласно подпункту "а" пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части 1 статьи 77, статья 80 Трудового кодекса Российской Федерации) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Таким образом, юридически значимыми обстоятельствами при разрешении настоящего спора являются обстоятельства, подтверждающие факт наличия или отсутствия волеизъявления А. на увольнение по собственному желанию.

В данном случае, факт обращения истца к работодателю с заявлением об увольнении по собственному желанию с 16 июня 2017 года подтверждается совокупностью имеющихся в материалах дела документов.

Распоряжение об увольнении от 16 июня 2017 года ....у-к было подписано истцом в тот же день без каких-либо замечаний.

Как правильно указано судом, в последовавшие за увольнением дни истец свою трудовую деятельность у ответчика не продолжал, а обратившись с иском в суд первоначально заявил требование об изменении формулировки увольнения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что между сторонами было достигнуто соглашение об увольнении истца по собственному желанию до истечения срока предупреждения, при этом истцом были совершены действия, свидетельствующие о наличии у него намерения расторгнуть трудовой договор по собственному желанию.

Учитывая, что истцом в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса и приведенных разъяснений Верховного Суда Российской Федерации не представлено суду допустимых и достаточных доказательств принуждения со стороны работодателя к написанию заявления об увольнении, а предусмотренная законом процедура увольнения истца ответчиком была соблюдена, суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения соответствующих требований истца.

Относительно доводов истца о несогласии с решением суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании оплаты за ученические отпуска, судебной коллегией отклоняются как основанные на неправильном толковании норм материального права в силу следующего.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 08 апреля 2004 года N 167-О и от 20 декабря 2005 года N 481-О, закрепляя в Трудовом кодексе Российской Федерации гарантии и компенсации для работников, совмещающих работу с обучением в высших учебных заведениях, и возлагая на работодателей обязанности по их обеспечению, включая обязанность сохранять за периоды освобождения от работы в связи с обучением среднюю заработную плату, производить иные выплаты, законодатель вправе предусмотреть в качестве условия предоставления такого рода гарантий и компенсаций за счет средств работодателя получение работником образования данного уровня впервые.

Устанавливающая соответствующее условие норма части первой статьи 177 Трудового кодекса Российской Федерации не препятствует решению вопроса о гарантиях и компенсациях работникам, получающим второе высшее образование, в рамках коллективно-договорного и индивидуально-договорного регулирования и не исключает обязанности работодателя предоставлять таким работникам льготы в связи с обучением, если это предусмотрено коллективным договором либо соглашением между работником и работодателем.

Таким образом, положение части первой статьи 177 Трудового кодекса Российской Федерации само по себе не может рассматриваться как ограничивающее конституционные права и свободы граждан, желающих получить второе высшее образование, и нарушающее положения статьи 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации. Не может оно расцениваться и как нарушающее равенство всех перед законом и судом и равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19 части 1 и 2 Конституции Российской Федерации), поскольку из конституционного принципа равенства не вытекает требование предоставления одинаковых гарантий и компенсаций лицам, относящимся к разным категориям - получающим высшее образование впервые и уже имеющим образование такого уровня.

Согласно пункту 5 статьи 27 Закона РФ от 10 июля 1992 года N 3266-1 "Об образовании", действовавшего на момент обучения истца в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Камская государственная инженерно-экономическая академия", и утратившего силу с 01 сентября 2013 года, в Российской Федерации устанавливались следующие образовательные уровни (образовательные цензы):

1) основное общее образование;

2) среднее (полное) общее образование;

3) начальное профессиональное образование;

4) среднее профессиональное образование;

5) высшее профессиональное образование - бакалавриат;

5.1) высшее профессиональное образование - подготовка специалиста или магистратура;

6) послевузовское профессиональное образование.

В соответствии с действующим в настоящее время Федеральным законом от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" образовательные уровни (образовательные цензы), установленные в Российской Федерации до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, приравниваются к уровням образования, установленным настоящим Федеральным законом, в предусмотренном данной нормой закона порядке, в частности высшее профессиональное образование - подготовка специалиста или магистратура - к высшему образованию - специалитету или магистратуре (пункт 5 части 1 статьи 108).

Согласно части 5 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" в Российской Федерации устанавливаются следующие уровни профессионального образования:

1) среднее профессиональное образование;

2) высшее образование - бакалавриат;

3) высшее образование - специалитет, магистратура;

4) высшее образование - подготовка кадров высшей квалификации.

Следовательно, специалитет и магистратура последовательно относятся законодателем к одному уровню высшего образования.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истец не относится к категории лиц, получающих впервые профессиональное образование соответствующего уровня.

Поскольку прохождение промежуточных аттестаций не связано с получением истцом высшего образования впервые, принимая во внимание отсутствие между сторонами каких-либо соглашений о направлении истца для получения образования в магистратуре, либо о предоставлении ему льгот в связи с обучением, суд обоснованно отказал в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика оплаты ученических отпусков.

Прочие требования истца являются производными от вышеуказанных требований о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и оплаты ученических отпусков, а потому правильно оставлены судом без удовлетворения.

В целом изложенные в апелляционной жалобе доводы были предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку, с которой судебная коллегия соглашается.

Учитывая, что неправильного применения норм материального права или нарушений норм процессуального права, в том числе влекущих безусловную отмену судебных актов, не установлено, оснований для отмены обжалуемого решения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 199, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:



решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 01 августа 2017 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу А. - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Предоставление учебного отпуска > Апелляционое определение Верховного суда Республики Татарстан от 19.10.2017 № 33-15718/2017