Главная > Судебная практика > Признание трудовых отношений > Решение Падунского районного суда Иркутской области от 12.05.2010


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Решение по иску об установлении трудовых отношений, взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда, расходов за оказанные юридические услуги. С истцом произошел несчастный случай на производстве, факт которого работодатель пытался скрыть, грубо нарушив нормы трудового законодательства не приняв меры к своевременному расследованию несчастного случая на производстве, незамедлительно не сообщив о нем в соответствующие органы и организации и отрицая наличие трудовых отношений между истцом и организацией. Требование истца о признании трудовых отношений удовлетворены, с ответчика взыскана оплата временной нетрудоспособности и моральный вред в размере 100 000 рублей


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 мая 2010 года                                                                                                                                                     

г. Братск


Падунский районный суд Иркутской области в составе
председательствующего судьи Чагочкиной М.В.,
при секретаре П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-***/10 по исковому заявлению Л. к Областному государственному автономному учреждению «***» об установлении трудовых отношений, взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда, расходов за оказанные юридические услуги,

УСТАНОВИЛ:

Л. обратился в суд с иском, в обоснование которого указал, что он с 01 июля 2009 года был принят на работу на предприятие к ответчику Областное государственное автономное  учреждение «***» на должность водителя автомобиля КРАЗ с установкой ФИСКАРС. С 01 июля 2009 года приступил к работе.

31 августа 2009 года при выполнении работ получил производственную травму в виде перелома шейки бедра правой ноги. С предприятия был доставлен скорой помощью в МУЗ ГБ № ***. На стационарном лечении находился с 31 августа 2009 года по 18 сентября 2009 года. 25 сентября 2009 года он обратился к ответчику с требованием о выдаче ему страхового полиса. Ответчик предложил ему прийти за ним в декабре 2009 года, так как на предприятии идет отчетность.

С 22 сентября 2009 года по настоящее время он находится на амбулаторном лечении. В конце декабря 2009 года ответчик отказался выдать ему страховой медицинский полис.

Полагает, что с ним на производстве произошел несчастный случай, работодатель безответственно отнесся к технике не произвел должный ремонт установки гидроманипулятора (при разгрузке лесовоза происходит перелом стойки гидроманипулятора, в результате чего он был сброшен на землю). При несчастном случае присутствовали исполняющий обязанности АУ «***» В., механик Б., рабочие пилорамы.

В соответствии со ст. 9 ФЗ № 225 «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности граждан подлежащих обязательному страхованию» – пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности. Размер пособия равен 100% его среднего заработка, исчисленного в соответствии с законодательством Российской Федерации о пособиях по временной нетрудоспособности. На основании выше перечисленного работодатель должен ему оплатить дни нетрудоспособности с 31 августа 2009 года до полного его излечения.

На предприятии произошел несчастный случай, который должен быть расследован. Ответчик во избежание ответственности уговорил его отказаться от производственной травмы, мотивируя это тем, что у него возникнут большие неприятности, при этом обещая ему производить оплату дней нетрудоспособности в размере 15000=00 рублей ежемесячно. Любой несчастный случай на производстве (т.е. на территории предприятия, за территорией, но в случае, когда работник находился при исполнении трудовых обязанностей) подлежит расследованию, учету, оформлению в порядке, предусмотренном ст.227-230 ТК РФ. Несчастный случай на производстве не был расследован, оформлен актом, в связи с этим инвалидность ему была оформлена не как производственная травма, связанная с несчастным случаем на производстве, а как общее заболевание. За сентябрь и октябрь 2009 года ответчик выплатил ему 17150=00 рублей. С 31 августа 2009 года по 08 февраля 2010 года работодатель должен ему сумму в размере 66659=00 рублей за 110 дней нетрудоспособности. Действиями работодателя ему причинен моральный вред, который заключился в следующем, он получил производственную травму по вине работодателя, работодатель не соблюдал технику безопасности, в данный период времени он остался без средств существования, на иждивении имеет ребенка инвалида. Моральный вред он оценивает в 50000=00 рублей. Считает, что срок для обращения с иском в суд им не пропущен, так как до настоящего времени он находится на лечении, работодатель отказался предоставить медицинский полис в декабре 2009 года. Полагает, что действиями ответчика нарушены его права, которые он может восстановить только через суд.

Просил суд установить трудовые отношения его с Областным государственным автономным учреждением (АУ) «***» с 01 июля 2009 года по настоящее время.

Взыскать с Областного государственного автономного учреждения (АУ) «***»  оплату дней нетрудоспособности в сумме 66659=00 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 50000=00 рублей, расходы за юридические услуги в сумме 1200=00 рублей.

Впоследствии Л. представил уточненное исковое заявление, в котором просил установить трудовые отношения его с Областным государственным автономным учреждением (АУ) «***» с 01 июля 2009 года по настоящее время.

Взыскать с Областного государственного автономного учреждения (АУ) «***»  оплату дней нетрудоспособности за 168 дней в сумме 127999=20 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 200000=00 рублей, расходы за юридические услуги в сумме 1200=00 рублей.

В судебном заседании истец Л. на уточненных исковых требованиях настаивал и просил их удовлетворить.  

В судебном заседании представитель ответчика АУ «***» – Р., действующая на основании доверенности от 16 февраля 2010 года, исковые требования Л. не признала. В письменных возражениях указала, что гражданин  Л.  не состоял в трудовых отношениях с АУ «***». В соответствии с ст. 67 ТК РФ трудовой договор должен заключаться в письменной форме. Договор гражданско-правового характера (подряд, услуги) также не заключался с Л.

В АУ «***» имеются ответственные лица за охрану труда и проведение инструктажа по охране труда, за пожарную безопасность. В учреждении ведутся соответствующие журналы инструктажа и проверки знаний правил техники безопасности, имеются инструкции по охране труда всех работников лесхоза. Со всеми работниками лесхоза заключаются трудовые договоры. Для выполнения определенного объема работ АУ «***» заключаются договоры подряда, услуг. За каждым водителем АУ «***» закрепляется по приказам учреждения ответственность за эксплуатацию конкретного автомобиля.

К травме, произошедшей с Л., АУ «***» никакого отношения не имеет. Полученную Л. травму считает бытовой, а не производственной, поскольку гражданин РФ Л. не является работником АУ «***». АУ «***» не нарушал в отношении Л. нормы трудового и гражданского законодательства.  

Выслушав пояснения сторон, показания свидетелей, исследовав материалы гражданского дела, отказной материал № ***, карту стационарного больного, тщательно проанализировав все представленные доказательства, суд считает исковые требования Л. подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ч.1 ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п.1 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Из копии устава Областного государственного автономного учреждения «***» следует, что данное учреждение является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс и смету, лицевые счета, а также самостоятельно приобретает права и несет обязанности, выступает истцом и ответчиком в судах общей юрисдикции в соответствии с законодательством РФ. Местом нахождения учреждения является Иркутская область, г. Братск, ж.р. ***, ул. ***. Органами учреждения являются наблюдательный совет учреждения, директор учреждения. Директор действует без доверенности от имени учреждения, представляет его интересы в судах, назначает на должность и освобождает от должности работников, заключает с ними трудовые договоры.

Согласно приказу агентства лесного хозяйства Иркутской области № *** от 27 октября 2008 года исполнение обязанностей директора областного автономного учреждения «***» с 28 октября 2008 года возложено на В.

Копией свидетельства о постановке на учет в налоговом органе юридического лица подтверждается, что Областное государственное автономное учреждение «***» поставлено на учет 08 апреля 2009 года.

Согласно свидетельству о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц данное юридическое лицо является действующим.

На основании представленных в суд документов, пояснений истца, представителя ответчика, допрошенных свидетелей, суд, руководствуясь ст. ст. 15, 16 ТК РФ, Постановлением Пленума ВС РФ от 17.03.2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», ст. 56 ГПК РФ пришел к достоверному выводу о том, что Л., 19 сентября 1960 года рождения,  состоит в трудовых отношениях с Областным государственным автономным учреждением (АУ) «***» с 01 июля 2009 года по настоящее время.

В качестве правового обоснования своих требований истец ссылался на положения ст. 16, п. 2 ст. 67 ТК РФ и указывал на то, что с 01 июля 2009 года он фактически работал в АУ «***» на должности водителя автомобиля КРАЗ с установкой ФИСКАРС и получал заработную плату. В доказательство наличия трудовых отношений истец представил документы, которые были оформлены в период действия им трудовой деятельности у ответчика.

Согласно ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (часть третья введена Федеральным законом от 30 июня 2006 года № 90-ФЗ).

В соответствии со ст. 67 ТК РФ трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе (в ред. Федерального закона от 30 июня 2006 года № 90-ФЗ).

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Суд оказывает лицам,  участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Совокупностью исследованных доказательств, суд достоверно установил, что Л. с 01 июля 2009 года был фактически допущен к работе на должность водителя автомобиля КРАЗ с установкой ФИСКАРС в АУ «***» и проработал фактически в этой должности по 31 августа 2009 года. При выполнении своей работы 31 августа 2009 года Л. в результате поломки установки гидроманипулятора (перелом стойки гидроманипулятора при разгрузке леса) получил травму на производстве в виде перелома шейки бедра правой ноги и был доставлен в травматологическое отделение МУЗ ГБ № ***, где находился на стационарном лечении с 31 августа 2009 года по 18 сентября 2009 года, а в последующем по настоящее время находится на амбулаторном лечении в МУЗ ГБ № ***, что подтверждено представленными письменными документами, отвечающими требованиями ст. 59, 60 ГПК РФ.

Согласно ст. 15 ТК РФ трудовые отношения – отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности и в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении  работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

О наличии трудовых отношений между истцом и ответчиком свидетельствуют ежедневная трудовая функция истца в качестве водителя автомобиля КРАЗ с установкой ФИСКАРС, подчинение правилам внутреннего трудового распорядка, режим работы ежедневно с 08-00 часов до 18-00 часов с двумя выходными днями, получение ежемесячно заработной платы в сумме 15000=00 рублей. Данные обстоятельства достоверно подтверждены показаниями свидетелей.   Оснований не доверять указанным свидетелям у суда не имеется, данные свидетели ни в чем не заинтересованы, оснований оговаривать истца, либо ответчика у них судом не установлено, все они были предупреждены за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307, 308 УК РФ.

Представленная истцом справка б\н от 23 октября 2009 года свидетельствует о том, что она дана Л. в том, что он работает в Областном Государственном автономном учреждении «***» в должности водителя. Его средняя заработная плата за последние три месяца составила: июль 2009 года – 15000=00 рублей, август 2009 года – 17000=00 рублей, сентябрь 2009 года – 15000=00 рублей, итого 47000=00 : 3 = 15666=67 рублей. Подлинность которой не вызвала сомнение у органа опеки и попечительства, куда она была представлена.

О получении истцом именно в таком размере заработной платы свидетельствовали свидетели, которые лично получал в таком размере заработную плату истца и в период его болезни отдавал ему, расписывался за ее получение в ведомости, свидетели, которые слышали о том, что истец получает заработную плату в размере 15000=00 рублей, что согласуется в совокупности с другими доказательствами, свидетель, которая знала о размере заработной платы истца 15000=00 рублей, и которую сумму он и приносил.

Из представленной подлинной характеристики от 23 октября 2009 года, подписанной и.о. директора АУ «***» В. следует, что Л. работает в АУ «***» с 01 июля 2009 года водителем. За время работы показал себя с лучшей стороны. В коллективе пользуется уважением, обязательный, исполнительный, добросовестный работник.

Допрошенный свидетель, пояснивший, что он не давал Л. такие документы, свидетели, не подписывавшие указанные справки, не смогли указать каким образом у Л. оказались указанные документы, свидетельствующие о его работе у ответчика, при том, что печать общества хранится в сейфе учреждения и доступа к ней посторонних лиц не имеется. О проведении почерковедческой экспертизы представитель ответчика не заявлял. Показания указанных свидетелей по факту непризнания трудовых отношений Л. с их учреждением, суд расценивает как неправдивые, их осторожность и лукавость при даче показаний и боязнь за последствия по данному факту.

В соответствии со ст. 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Анализируя, представленные истцом доказательства, суд приходит к выводу о том, что доказательства соответствуют требованиям относимости и допустимости в обоснование доводов истца.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Представитель ответчика не смог в суде опровергнуть представленные истцом доказательства того, что между истцом и ответчиком имел место быть факт трудовых отношений с 01 июля 2009 года.

В силу ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Представленные ответчиком документы: журнал регистрации трудовых книжек, в котором отсутствует запись о трудовой книжке истца, платежные ведомости за спорный период времени АУ «***», ООО «***» о выплате заработной платы работникам учреждения и общества, об отсутствии начисленных и уплаченных страховых взносах за 2009 год на Л. в Пенсионном Фонде РФ в г. Братске и Братском районе, балансовые справки от 31 марта 2010 года о наличии имущества на балансе ответчика и об отсутствии автомобиля, на котором работал Л., договора оказания услуг от 01 декабря 2009 года не влияют на решение суда об установлении факта трудовых отношений между истцом и ответчиком. Ответчик не представил в судебное заседание доказательств того, каким образом, не принадлежащая АУ «***» техника, на которой работал истец, находилась на территории принадлежащей ответчику, тогда как юридическим адресом ООО «***» значится г. Братск,  ул. ***, офис ***. Представитель ответчика, механик, директор В. не смогли пояснить, почему на протяжении двух месяцев Л. постоянно находился на работе, разгружал приходящие автомобили с лесом, о чем показывали допрошенные свидетели, тогда как руководство ответчика находилось на этой же территории и не отстранило его от работы, как постороннее лицо, не работавшее в их учреждении. Ответчик не опроверг показания допрошенного свидетеля, фактически получившего заработную плату за Л. и расписавшегося в ведомости о ее получении.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» разъяснил, что решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 ГПК РФ). Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.ст. 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Анализируя представленные доказательства в их совокупности, суд считает, что основанием возникновения трудовых отношений между работником и работодателем является фактическое допущение к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данный юридический факт является основанием возникновения трудового отношения, когда работник фактически приступил к работе без трудового договора, заключенного в письменной форме. При этом работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее 3 дней со дня фактического допущения к работе.

Таким образом, суд достоверно установил наличие трудовых отношений Л. с АУ «***» с 01 июля 2009 года по настоящее время, как работник, фактически допущенный руководством к работе с его ведома, в отсутствие письменного заключенного трудового договора. Поэтому исковые требования истца об установлении трудовых отношений подлежат удовлетворению.

Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика оплаты дней нетрудоспособности в количестве 168 дней в сумме 127999=20 рублей.

Оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, суд пришел к достоверному выводу о наличии трудовых отношений между истцом Л. и АУ «***» с 01 июля 2009 года.  

Как пояснил истец, 31 августа 2009 года он как обычно работал на КРАЗ с установкой ФИСКАРС и разгружал автомобиль с лесом. В результате перелома стойки гидроманипулятора он упал на землю и получил телесное повреждение в виде перелома шейки бедра правой ноги. Длительное время находится на лечении после получения на производстве травмы.

Допрошенные в судебном заседании свидетели пояснили, что услышали крик, «упал Л.», все они подбежали к Л., лежавшему на земле возле автомобиля с переломанной стойкой гидроманипулятора, Л. был в крови. К нему тут же подошли механик АУ «***», директор В., была вызвана скорая помощь. Все присутствовавшие свидетели слышали и очень четко давали в этой части показания в суде о том, что механик с В. разговаривали с Л. и просили его не говорить о том, что он здесь работал, а они будут ему оплачивать заработную плату в виду нетрудоспособности в размере 15000=00 рублей. Оснований не доверять указанным свидетелям не имеется. Их показания согласуются с неправдивым объяснением Л. об обстоятельствах, данных им в ходе проведения проверки старшим УУМ ОВД *** округа г. Братска, который пояснил, что 02 сентября 2009 года его знакомый  попросил его посмотреть и посоветовать в ремонте автомобиля КРАЗ. 31 августа 2009 года он залез в кузов автомобиля на территории ***, а когда стал слезать с кузова автомобиля, то поскользнулась нога, и он правой ногой приземлился на землю, почувствовал боль в правой ноге и механик вызвал ему скорую помощь. Такое объяснение Л. свидетельствует о том, что действительно между механиком, В. и Л. была договоренность о том, что истец не будет рассказывать о произошедшем случае на производстве, а руководство ответчика будет производить ему оплату за дни нетрудоспособности.

Давшая 01 сентября 2009 года объяснение по указанному факту супруга истца, пояснила старшему УУМ ОВД *** округа г. Братска о том, что ей на сотовый телефон в 21-00 часов 31 августа 2009 года позвонил муж и сообщил, что он сломал ногу и в настоящее время находится в больнице № *** г. Братска, упал с какой-то машины, при каких обстоятельствах, не пояснял. Больше ей ничего неизвестно.

Из сообщения дежурного фельдшера травпункта МУЗ ГБ № *** следует, что к ним обратился 31 августа 2009 года в 20-15 часов Л. с закрытым переломом шейки бедра справа, открытым переломом верхней трети правой голени, госпитализирован в травматологическое отделение.

Представленный акт судебно-медицинского освидетельствования ИОБСМЭ Братское отделение №*** от 24 декабря 2009 года свидетельствует о том, что у Л. имелось телесное повреждение в виде закрытого перелома правой бедренной кости со смещением, которое относится к причинившим тяжкий вред здоровью по признаку, значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть, в виде ушибленной раны в области правой голени по наружной поверхности в верхней трети, которое относится к не причинившим вреда здоровью. Вышеуказанные телесные повреждения могли образоваться в срок давности и при обстоятельствах, указанных в настоящем направлении.

Постановлением старшего УУМ ОВД *** округа г. Братска от 14 января 2010 года по факту телесных повреждений гр. Л., причинившего самому себе по собственной неосторожности, что исключает событие преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, было отказано в возбуждении уголовного дела по п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления. О наличии данного постановления истцу стало известно в данном судебном заседании.

В силу ст. 227 ТК РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Давая оценку представленным доказательствам, суд приходит к достоверному выводу о том, что с Л., при осуществлении правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем-ответчиком, произошел несчастный случай на производстве, который подлежал расследованию и учету в соответствии с ст. 227 ТК РФ и в случае установления виновных лиц привлечению к дисциплинарной, административной, либо уголовной ответственности. Однако работодатель, достоверно зная, о произошедшем несчастном случае на производстве с Л. 31 августа 2009 года, грубо нарушил нормы трудового законодательства (ст. ст. 227-231 ТК РФ) не принял меры к своевременному расследованию несчастного случая на производстве, незамедлительно не сообщил о нем в соответствующие органы и организации, не сохранил до начала расследования несчастного случая обстановку и т.д.

В силу ст. 183 ТК РФ при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности в соответствии с федеральными законами.

Согласно статье 9 Федерального Закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» с последующими изменениями – пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100% его среднего заработка, исчисленного в соответствии с законодательством Российской Федерации о пособиях по временной нетрудоспособности.

Согласно пунктам 56, 15 Постановления Правительства РФ от 15 июня 2007 года № 375 «Об утверждении Положения об особенностях порядка исчисления пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком гражданам, подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (с изменениями от 19 октября 2009 года) – пособия исчисляются исходя из среднего заработка застрахованного лица, рассчитанного за последние 12 календарных месяцев работы у данного страхователя, предшествующих месяцу наступления временной нетрудоспособности. Во всех случаях для исчисления пособий используется средний дневной заработок, который определяется путем деления суммы заработка, начисленного за расчетный период, на число календарных дней, приходящихся на этот период.

Ввиду того, что с истцом произошел несчастный случай на производстве, суд приходит к выводу, что истец имеет гарантированное ему Трудовым Кодексом Российской Федерации право на оплату дней нетрудоспособности. Истцу необходимо произвести оплату дней нетрудоспособности в количестве 149 дней, начиная с 01 октября 2009 года по 12 мая 2010 года – день вынесения судом решения, исходя из справки ответчика о средней заработной плате истца в размере 47000=00 рублей (июль+август+сентябрь) и среднего дневного заработка 510=87 рублей (47000 : 92 дня), а всего 76119=63 рублей (149 дней х 510=87 рублей). Представленный истцом расчет является неверным, и суд не может с ним согласиться. Поэтому суд приходит к выводу о том, что с ответчика АУ «***» в пользу истца Л. должно быть взыскано 76119=63 рублей за нетрудоспособность истца, что подтверждается медицинскими документами.

Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика в его пользу компенсации морального вреда в сумме 200000=00 рублей в связи с нарушением трудовых прав истца.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает характер причиненных истцу нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, его переживания, лишение ответчиком права истца на трудоустройство в соответствии с требованиями Трудового Кодекса РФ. Во всех случаях при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования справедливости и соразмерности. В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.   

Согласно п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» следует, что в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью седьмой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.   

Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац 14 части 1) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы). Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Как достоверно установлено в судебном заседании в отношении истца ответчиком было грубо нарушено действующее трудовое законодательство, истец не был трудоустроен в соответствии с Трудовым Кодексом РФ, вынужден был обращаться в суд за защитой нарушенного права, ответчиком не был расследован несчастный случай на производстве, произошедший с истцом, истец на протяжении длительного периода времени лишен средств существования, причитающейся ему заработной платы, причинение тяжкого вреда состоянию здоровья истца в результате несчастного случая на производстве. Суд считает, что ответчик своими неправомерными действиями причинил истцу моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях.

Исходя из требований разумности и справедливости, учитывая характер и длительность нарушения трудовых прав Л. получение им тяжкого вреда здоровью в результате произошедшего несчастного случая с ним на производстве, суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу Л. компенсацию морального вреда в размере 100000=00 рублей, в остальной части требования отказать. Размер компенсации морального вреда равный 200000=00 рублей суд считает несоразмерным и явно завышенным. 

Истцом заявлено требование о взыскании в его пользу с ответчика расходов за юридические услуги в размере 1200=00 рублей.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны, понесенные по делу судебные расходы, а также расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Копией квитанции № *** подтверждается факт уплаты истцом 08 февраля 2010 года ООО *** денежной суммы в размере 1200=00 рублей за составление искового заявления и юридическую консультацию.

Таким образом, с ответчика надлежит взыскать в пользу истца денежную сумму в размере 1200=00 рублей, уплаченную им за оказанные юридические услуги.

По смыслу пп.1 п.1 ст.333.36 НК РФ и ст.393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, освобождаются от уплаты судебных расходов.

В соответствии с ч.1 ст.103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Таким образом, исходя из суммы подлежащей взысканию с Областного государственного автономного учреждения «***» имущественного характера (76119=63 рублей) и неимущественного характера (компенсация морального вреда 100000=00 рублей) подлежит взысканию с ответчика государственная пошлина в государственный бюджет в сумме 2483=58+200=00 рублей. Таким образом, с ответчика надлежит взыскать госпошлину в размере 2683=58 рублей.

В судебном заседании представителем ответчика заявлено о пропуске истцом срока обращения в суд за разрешением трудового спора.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Как установил суд, истец фактически к работе был допущен с 01 июля 2009 года, 31 августа 2009 года с истцом произошел несчастный случай на производстве, последствием которого стало причинение ему тяжкого вреда здоровью, и в результате чего истец по настоящее время имеет нетрудоспособность, что подтверждено документально. В сентябре 2009 года истцу была выплачена заработная плата, как и обещал ответчик, в последующем обратившись к ответчику за выдачей в декабре 2009 года медицинским полисом, ему было отказано.

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (болезнь истца). Учитывая п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004г. № 2, длительную болезнь истца, препятствовавшую своевременно обратиться в суд с иском, суд считает, что истцом не пропущен срок обращения в суд. Поэтому суд с заявлением представителя ответчика согласиться не может, тем более, что в отношении истца были грубо нарушены нормы трудового законодательства и обращение истца с иском требует судебной защиты его прав.

Все иные доводы представителя ответчика не могут быть приняты судом во внимание, поскольку не влияют на решение суда о частичном удовлетворении иска.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Л. к Областному государственному автономному учреждению «***» об установлении трудовых отношений, взыскании пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда, расходов за оказанные юридические услуги удовлетворить частично.

Установить, что Л., 19 сентября 1960 года рождения, находится в трудовых отношениях с Областным государственным автономным учреждением «***» с 01 июля 2009 года по настоящее время.

Взыскать с Областного государственного автономного учреждения «***» оплату дней нетрудоспособности в сумме 76119=63 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 100000=00 рублей, расходы за юридические услуги в сумме 1200=00 рублей, в остальной части иска отказать.

Взыскать с Областного государственного автономного учреждения «Падунский лесхоз» в доход государства государственную пошлину в размере 2683=58 рублей.

Решение может быть обжаловано в Иркутский областной суд через Падунский районный суд в течение десяти дней со дня вынесения полного мотивированного текста решения, начиная с 16 мая 2010 года.  


Судья: М.В. Чагочкина




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Признание трудовых отношений > Решение Падунского районного суда Иркутской области от 12.05.2010