Главная > Судебная практика > Установление трудовых отношений > Определение Верховного Суда РФ от 29.04.2019 № 73-КГ19-1


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Отношения с водителем признаны трудовыми даже при отсутствии трудового договора, поскольку работник допущен к работе работодателем

« если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным »

Аналогичная позиция:
Определение Верховного Суда РФ от 15.04.2019 № 81-КГ19-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 73-КГ19-1

29 апреля 2019 г.


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.
судей Жубрина М.А., Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 апреля 2019 г. гражданское дело по иску Чебунина Андрея Анатольевича к индивидуальному предпринимателю Цыреннадмитовой Наталье Владимировне об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплаты заработной платы, заработка за время вынужденного прогула, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов, понесенных в связи с исполнением трудовых обязанностей, компенсации морального вреда по кассационной жалобе Чебунина А.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 21 февраля 2018 г., которым отменено решение Тарбагатайского районного суда Республики Бурятия от 9 октября 2017 г. с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

Чебунин А.А. 16 марта 2017 г. обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Цыреннадмитовой Н.В. (далее также - ИП Цыреннадмитова Н.В., работодатель) об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплаты заработной платы, заработка за время вынужденного прогула, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов, понесенных в связи с исполнением трудовых обязанностей, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Чебунин А.А. указал, что с 10 мая 2016 г. по 15 марта 2017 г. работал у ИП Цыреннадмитовой Н.В. в должности торгового представителя и экспедитора розничной торговой сети "ТИТАН".

За весь период осуществления трудовой деятельности у ответчика истцу не выплачивалась заработная плата, размер которой подлежал исчислению из оклада 15 000 руб., установленного трудовым договором, с учетом районного коэффициента 1,2, надбавок в зависимости от сложности выполняемой работы, квалификации работника, качества выполняемой работы в размере 5 000 руб., а также премии в размере 10 процентов от выработки и реализации продукции. Задержку выплаты заработной платы ИП Цыреннадмитова Н.В. объясняла задержкой расчетов с компанией "ТИТАН" и задержкой перечисления денежных средств на ее расчетный счет.

После прекращения трудовых отношений ответчик расчет по заработной плате с Чебуниным А.А. не произвел, трудовую книжку в установленном порядке не выдал.

Кроме того, Чебуниным А.А. был отремонтирован автомобиль, принадлежащий ответчику, на сумму 30 000 руб., расчетная смета по его ремонту была передана работодателю, однако до настоящего времени оплата стоимости ремонта ему не произведена.

Чебунин А.А. считал, что действиями ответчика ему причинен моральный вред.

С учетом уточненных требований Чебунин А.А. просил установить факт трудовых отношений между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В., взыскать задолженность по заработной плате в размере 240 000 руб., компенсацию за неиспользованный отпуск - 35 000 руб., компенсацию за задержку выплаты заработной платы - 96 452,42 руб., компенсацию за время вынужденного прогула - 120 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами - 64 543,20 руб., компенсацию морального вреда - 100 000 руб., а также расходы, понесенные в процессе трудовой деятельности, а именно: на обслуживание и заправку принтера для печати документов и на приобретение бумаги для принтера - 2 947 руб., на получение ветеринарных справок - 1 699,23 руб., на приобретение горюче-смазочных материалов для автомобиля - 46 831,27 руб. и за услуги по ремонту автомобиля - 30 000 руб.

Решением Тарбагатайского районного суда Республики Бурятия от 9 октября 2017 г. исковые требования Чебунина А.А. удовлетворены частично. Признан факт трудовых отношений между работодателем ИП Цыреннадмитовой Н.В. и работником Чебуниным А.А. с 8 июня 2016 г. по 15 февраля 2017 г. Взыскана с ИП Цыреннадмитовой Н.В. в пользу Чебунина А.А. заработная плата за период с 11 июня 2016 г. по 15 февраля 2017 г. в размере 74 172,23 руб.; компенсация за неиспользованный отпуск - 7 316,64 руб.; заработная плата за время вынужденного прогула - 69 057,36 руб.; компенсация за задержку выплаты заработной платы - 16 628,86 руб.; компенсация морального вреда - 30 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 21 февраля 2018 г. решение суда первой инстанции отменено. Принято по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Чебунина А.А. отказано.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Чебунина А.А. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 21 февраля 2018 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2018 г. Чебунину А.А. восстановлен срок подачи кассационной жалобы на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 21 февраля 2018 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Жубриным М.А. 24 декабря 2018 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 1 апреля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменные возражения на кассационную жалобу ИП Цыреннадмитовой Н.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, согласно свидетельству о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя 17 марта 2016 г. в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей внесена запись в отношении Цыреннадмитовой Н.В. о приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя, ОГРНИП 316032700058997. Основной вид деятельности: разведение крупного рогатого скота, дополнительный вид деятельности: розничная торговля молочными продуктами.

Чебунин А.А. обратился в суд с настоящим иском к ИП Цыреннадмитовой Н.В., ссылаясь на то, что работал у ответчика с 10 мая 2016 г. по 15 мая 2017 г. в должности торгового представителя и экспедитора, выполняя работу по поручению ИП Цыреннадмитовой Н.В. и в ее интересах, между сторонами был заключен трудовой договор. Чебунин А.А. на личном транспорте и за свой счет осуществлял доставку и отгрузку молочной продукции ответчика по магазинам торговой сети "ТИТАН", производил контроль за реализацией указанной продукции, занимался продвижением товара в сети, разработкой и подготовкой необходимой документации, заключением договоров, передачей образцов для лабораторных исследований, претензионной работой, вел учет отгрузок, занимался торговой логистикой 20 крупных магазинов, вел счет поставок, считал платежные документы, подавал счета на оплату и перевод денежных средств на лицевой счет работодателя. За весь период осуществления трудовой деятельности работодателем не выплачена истцу заработная плата исходя из оклада 15 000 руб., установленного трудовым договором, с учетом районного коэффициента 1,2, надбавок в зависимости от сложности выполняемой работы, квалификации работника, качества выполняемой работы, премии, а также не возмещались расходы, понесенные в связи с исполнением трудовых обязанностей.

В обоснование наличия трудовых отношений с ИП Цыреннадмитовой Н.В. истец представил в материалы дела: трудовой договор; копии ветеринарных свидетельств на продукцию, выданные Тарбагатайским филиалом бюджетного учреждения ветеринарии "Бурятская Республиканская станция по борьбе с болезнями животных" от 6 июля 2016 г., от 19 сентября 2016 г. и 24 октября 2016 г.; копии ветеринарных свидетельств на продукцию, выданные бюджетным учреждением ветеринарии "Улан-Удэнская городская станция по борьбе с болезнями животных" от 5 сентября 2016 г.; копию договора поставки от 20 июня 2016 г.; реестр отгружаемых магазинов; копии реестров на оплату; копии товарных накладных; счета-фактуры; смету ремонта автомобиля. Истец также ссылался на материалы прокурорской проверки, проведенной по его жалобе.

Судом были истребованы материалы проверки, проведенной прокуратурой Тарбагатайского района Республики Бурятия от 16 марта 2017 г. по заявлению Чебунина А.А. о нарушении требований трудового законодательства ИП Цыреннадмитовой Н.В. В представленных материалах проверки имелись товарные накладные на поставку молочной продукции индивидуальному предпринимателю Бредний Р.И. от поставщика ИП Цыреннадмитовой Н.В. за период с 8 июня 2016 г. по 15 февраля 2017 г., а также счета-фактуры за этот период.

В судебном заседании Чебунин А.А. пояснил, что счета-фактуры им заполнялись лично после поставки продукции, ИП Цыреннадмитова Н.В. в судебном заседании указанный факт подтвердила.

16 апреля 2017 г. прокуратурой Тарбагатайского района Республики Бурятия в отношении ИП Цыреннадмитовой Н.В. вынесено представление об устранении нарушений трудового законодательства, в котором ей предписывалось принять меры по устранению допущенных нарушений закона путем оформления трудовой книжки на имя Чебунина А.А. и внесения записи в трудовую книжку о периоде работы и об увольнении Чебунина А.А. в порядке, предусмотренном постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2003 г. N 225 "О трудовых книжках", а также путем уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование Чебунина А.А., заключения договора о проведении специальной оценки условий труда работников.

По обращению Чебунина А.А. в Государственную инспекцию труда Республики Бурятия проведена внеплановая документарная проверка соблюдения требований трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, у ИП Цыреннадмитовой Н.В.

Актом проверки от 24 апреля 2017 г. Государственной инспекцией труда в Республике Бурятия по обращению Чебунина А.А. по вопросу соблюдения требований трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, у ИП Цыреннадмитовой Н.В., установлено, что между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. имеет место индивидуальный трудовой спор, который может быть разрешен в судебном порядке.

В судебных заседаниях 14 июля и 4 августа 2017 г. суда первой инстанции были заслушаны показания свидетелей Емельяновой Н.А. и Бадарацкой Ю.В., показавших, что Чебунин А.А. возил на своем автомобиле молочную продукцию ИП Цыреннадмитовой Н.В. на реализацию.

Разрешая спор и удовлетворяя частично исковые требования Чебунина А.А. об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выплаты заработной платы, заработка за время вынужденного прогула, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов, понесенных в связи с исполнением трудовых обязанностей, компенсации морального вреда, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 16, частью 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации, и оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, пришел к выводу о том, что между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. в период с 8 июня 2016 г. по 15 февраля 2017 г. фактически сложились трудовые отношения, которые не были оформлены в установленном Трудовым кодексом Российской Федерации порядке. При этом суд первой инстанции отметил, что в письменной форме, отвечающей требованиям закона, трудовой договор между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. заключен не был.

Установив наличие у ИП Цыреннадмитовой Н.В. образовавшейся задолженности по заработной плате за весь спорный период перед Чебуниным А.А., а также не использованного истцом отпуска в количестве 24 дней, суд первой инстанции со ссылкой на положения статей 22, 129, 132, 133 Трудового кодекса Российской Федерации удовлетворил исковые требования Чебунина А.А. в части взыскания с ответчика в его пользу этих сумм, исходя из минимального размера оплаты труда с учетом районного коэффициента, установленного для Республики Бурятия, а также в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты заработной платы и компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Чебунина А.А. о взыскании затраченных средств на обслуживание и заправку принтера для печати документов, на приобретение бумаги для принтера, на получение ветеринарных справок, расходов, понесенных на приобретение горюче-смазочных материалов для автомобиля, за услуги по ремонту автомобиля, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств, подтверждающих, что указанные затраты были понесены истцом в связи с выполнением своих трудовых функций у ИП Цыреннадмитовой Н.В., а также доказательств того, что у сторон имелось соглашение о возмещении работнику этих расходов и оплаты истцом названных работ, представлено не было.

Рассматривая дело по апелляционным жалобам Чебунина А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. на решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия пришла к выводу о том, что Чебуниным А.А. не представлено допустимых доказательств, свидетельствовавших о выполнении им трудовой функции в интересах ответчика в должности торгового представителя и экспедитора розничной торговой сети "Титан", возникшие отношения между сторонами не соответствуют признакам трудовых отношений, указанным в статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем отменила судебное постановление и приняла по делу новое решение, которым отказала в удовлетворении исковых требований.

При этом суд апелляционной инстанции полагал, что в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истец должен доказывать наличие факта трудовых отношений между сторонами.

По мнению суда апелляционной инстанции представленные истцом в обоснование заявленных требований документы, в частности трудовой договор от 10 мая 2016 г., на котором отсутствует подпись ИП Цыреннадмитовой Н.В., не могут являться доказательством наличия трудовых отношений между сторонами, поскольку с заявлением о приеме на работу истец к ответчику не обращался, трудовую книжку не передал, что им не отрицалось, приказа о приеме его на работу не издавалось, взносы в налоговый орган не выплачивались.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательств и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г. принята Рекомендация N 198 "О трудовом правоотношении" (далее - Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).

В пункте 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальным законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

В пункте 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорной или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.

Пункт 13 Рекомендации называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).

В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-участники должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении).

Согласно статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

Сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель (часть 1 статьи 20 Трудового кодекса Российской Федерации).

По общему правилу, установленному частью 1 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим кодексом.

Вместе с тем согласно части 3 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников (пункт 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 г. N 597-О-О).

В части 1 статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации дано понятие трудового договора как соглашения между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть первая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.

Частью первой статьи 68 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Из приведенных выше нормативных положений трудового законодательства следует, что к характерным признакам трудовых отношений относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы (сменности); обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату.

О наличии трудовых отношений может свидетельствовать и стабильный характер этих отношений, подчиненность и зависимость труда, выполнение работником работы только по определенной специальности, квалификации или должности, наличие дополнительных гарантий работнику, установленных законами, иными нормативными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения.

К признакам существования трудового правоотношения также относятся, в частности, выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; признание работодателем таких прав работника, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; оплата работодателем расходов, связанных с поездками работника в целях выполнения работы; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов; предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем (Рекомендация N 198 о трудовом правоотношении).

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, который заключается в письменной форме. При этом обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приеме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.

В то же время само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку из содержания статей 11, 15, части третьей статьи 16 и статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями части второй статьи 67 названного кодекса следует, что трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Датой заключения трудового договора в таком случае будет являться дата фактического допущения работника к работе.

Цель указанной нормы - устранение неопределенности правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный статьей 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок, вопреки намерению работника оформить трудовой договор, может быть расценено как злоупотребление со стороны работодателя правом на заключение трудового договора (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации). Правом на заключение трудового договора с работником обладает не только работодатель, но и его уполномоченный на это представитель.

Таким образом, по смыслу взаимосвязанных положений статей 15, 16, 56, части второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель. При разрешении вопроса, имелись ли между сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством. К таким доказательствам, в частности, относятся письменные доказательства, свидетельские показания, аудио- и видеозаписи.

Приведенные нормы трудового законодательства, определяющие понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, форму трудового договора и его содержание, механизмы осуществления прав работника при разрешении споров с работодателем по квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых, судом апелляционной инстанции применены неправильно, без учета Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации. Вследствие этого обстоятельства, имеющие значение для дела, судом не установлены, действительные правоотношения сторон не определены.

Следовательно, суд должен не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (трудового договора, гражданско-правовых договоров, штатного расписания, приказа о приеме на работу и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции.

По данному делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований Чебунина А.А. и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: было ли достигнуто соглашение между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. о личном выполнении Чебуниным А.А. работы по должности торгового представителя и экспедитора; был ли Чебунин А.А. допущен к выполнению названной работы по доставке и отгрузке молочной продукции ИП Цыреннадмитовой Н.В.; выполнял ли Чебунин А.А. эту работу (трудовую функцию) в интересах, под контролем и управлением работодателя в спорный период; подчинялся ли Чебунин А.А. действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка или графику сменности работы; было ли достигнуто между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. соглашение о размере заработной платы Чебунину А.А., порядке и сроках ее выплаты; выплачивалась ли Чебунину А.А. заработная плата и за какой период.

Судом первой инстанции названные обстоятельства, касающиеся характера возникших между истцом и ответчиком отношений в период с 8 июня 2016 г. по 15 февраля 2017 г., установлены с признанием этих отношений трудовыми.

Согласно абзацу второму части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение (часть 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" разъяснено, что, по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалоб, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение приведенных норм процессуального законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации не осуществил предоставленные ему полномочия по повторному рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Указывая на то, что Чебуниным А.А. не представлено допустимых доказательств, свидетельствовавших о выполнении им трудовой функции в интересах ответчика в должности торгового представителя и экспедитора, суд апелляционной инстанции не учел правило о допустимости доказательств, установленное статьей 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно данной норме процессуального закона, обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Между тем суд апелляционной инстанции в апелляционном определении не привел норму закона, в соответствии с которой выполнение истцом трудовой функции у ИП Цыреннадмитовой Н.В. с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, размера вознаграждения за труд может подтверждаться только определенными средствами доказывания, круг этих доказательств суд апелляционной инстанции также не определил.

Признавая неправомерными выводы суда первой инстанции в части наличия между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. трудовых отношений с 8 июня 2016 г. по 15 марта 2017 г., суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела по апелляционным жалобам Чебунина А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. не установил имеющие значение для данного дела обстоятельства, касающиеся характера сложившихся между Чебуниным А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. отношений в период с 8 июня 2016 г. по 15 марта 2017 г.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции вследствие неправильного применения норм материального права, определяющих понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, пришел к ошибочному выводу о том, что истец должен доказать наличие между ним и ответчиком трудовых отношений, а истец этого не сделал.

Исходя из положений статей 67, 71, 195 - 198, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выводы суда о фактах, имеющих значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В противном случае нарушаются задачи и смысл гражданского судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Эти требования процессуального закона, как усматривается из текста апелляционного определения, судом апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела по апелляционным жалобам Чебунина А.А. и ИП Цыреннадмитовой Н.В. и разрешения спора по иску Чебунина А.А. к ИП Цыреннадмитовой Н.В. по существу выполнены не были. Судом апелляционной инстанции не учтено, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать все фактические обстоятельства с учетом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, закрепленное в статье 8 Всеобщей декларации прав человека, пункте 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пункте 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

Таким образом, суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела по апелляционным жалобам и проверке законности решения суда первой инстанции в результате неправильного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права не определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и то, какая сторона должна их доказывать, не установил эти обстоятельства, не оценил в совокупности имеющиеся по делу доказательства, в связи с чем вывод суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Чебунина А.А. не может быть признан основанным на нормах закона.

Ввиду изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 21 февраля 2018 г. нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть все приведенное выше и разрешить спор на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.

Кроме того, суду апелляционной инстанции следует учесть разъяснения, содержащиеся в пунктах 17 - 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 21 февраля 2018 г. отменить.

Дело направить на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции - Верховный Суд Республики Бурятия.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Установление трудовых отношений > Определение Верховного Суда РФ от 29.04.2019 № 73-КГ19-1