Главная > Судебная практика > Увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ > Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 14.03.2018 № 33-2622/2018



Увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ признано незаконным. Перераспределение функции работников между структурными подразделениями и внутри структурных подразделений, изменения в структуре управления, с одновременным снижением объема работ и уменьшением оплаты труда работников свидетельствует о сокращении штатных единиц, а не об изменении существенных условий трудового договора
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 22.05.2017 № 33-18725/17


НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 33-2622/2018

14 марта 2018 г.

Судья Тоненкова О.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:
председательствующего судьи Щербакова М.В.,
судей Будько Е.В., Винокуровой Н.С.,
при секретаре судебного заседания Е.,
с участием: представителей истцов Г.В. (по доверенности), Г.И. (по доверенности), представителя ответчика С.Т. (по доверенности),

рассмотрела в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" на решение Советского районного суда г. Н. Новгорода от 01 декабря 2017 г. гражданское дело по иску Б., С.В., К. к Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" о признании увольнения незаконным, изменении даты и формулировки увольнения, компенсации морального вреда.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Будько Е.В.,

УСТАНОВИЛА:

Б., С.В., К. к ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, указав в обоснование иска следующее.

Истцы являлись работниками Нижегородского института управления - филиала РАНХиГС.

Б. 01.07.2016 г. был принят в отдел обеспечения безопасности и режима начальником отдела и с ним был заключен трудовой договор N 65 на неопределенный срок. Работнику был установлен должностной оклад в размере 14400 руб., а также ежемесячная доплата за увеличение объема работы в размере 16370 руб., а с 01.09.2016 г. - 20215 руб. на основании дополнительного соглашения N 409 от 01.09.2016 г.

С.В. 01.08.2016 г. был принят в отдел обеспечения безопасности и режима заместителем начальника отдела и с ним был заключен трудовой договор N 75 на неопределенный срок. Работнику был установлен должностной оклад в размере 12960 руб. а также ежемесячная доплата за увеличение объема работы в размере 10117 руб.

14.09.2015 г. с К. был заключен трудовой договор N 243, в соответствии с которым она принимается на должность специалиста в отдел обеспечения безопасности и режима на 0,5 ставки на неопределенный срок с должностным окладом в размере 4500 руб. и ежемесячной выплатой за интенсивность, высокие результаты в работе в размере 8577 руб.

31.12.2015 г. с К. было заключено дополнительное соглашение N 860 в соответствии с которым она выполняет свои обязанности по должности заведующей бюро пропусков в отделе обеспечения безопасности и режима с должностным окладом в размере 5850 руб. и ежемесячной выплатой за интенсивность, высокие результаты в работе в размере 7227 руб.

С 01.12.2016 г. размер данной выплаты был уменьшен до 689 руб. на основании дополнительного соглашения от 01.12.2016 г. N 463, а в соответствии с дополнительным соглашений 29.04.2016 г. N 51 он был восстановлен до 7227 руб. с 01.05.2016 г.

10 августа 2017 года истцы были уволены в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Истцы считают действия работодателя неправомерными, а увольнение незаконным в связи следующим.

05 июня 2017 года ответчиком был издан приказ N 220, в соответствии с п. 6 которым происходит расформирование и выведение из штатного расписания, в том числе, отдела обеспечения безопасности и режима с должностями в его составе с 11 августа 2017 года. С данным приказом работники были ознакомлены под подпись.

На основании указанного приказа 05.06.2017 г. Б. и С.В., 09.06.20 г. К. получили уведомления о проведении организационно-штатных мероприятий в которых предлагалось продолжить работу в другой должности и уведомлялось о расторжении трудовых договоров с 10.08.2017 г. в случае отказа от продолжения работы в соответствии с ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

При этом в отделе кадров работодателя истцам было сообщено, что их отдел расформировывается, а должности сокращаются. Истцы продолжать работу на новых должностях не собирались, поэтому согласились с сокращением. 10 августа 2017 года с истца трудовые договоры были прекращены, но не по сокращению численности или штата работник а по указанной в уведомлении норме ТК РФ.

В нарушение ч. 2 ст. 74 ТК РФ до истцов не были доведены предстоящие изменения какого-либо из условий трудовых договоров.

Более того, К. предлагалась должность делопроизводителя в секторе обеспечения режима и охраны, однако такой должности и такого отдела у работодателя на деле уведомления не существовало.

В нарушение ч. 3 ст. 74 ТК РФ в уведомлениях о проведении организационно-штатных мероприятий истцам не бы предложены все отвечающие квалификации работника, так и вакантные нижестоящие должное или нижеоплачиваемая работа. Полагают, что для того чтобы соблюсти требование ст. 74 ТК РФ необходимо предложить работнику список вакантных должностей, содержащий, помимо наименования, описание трудовой функции по каждой из должностей и условий труда (оплата режима рабочего времени и др.), что следует из системного толкования абз. 7 ч. 1 ст. 21. ст. ст. 57, 74 ТК РФ. При этом предлагать вакантные должности работодатель должен в течение двухмесячного срока уведомления.

Фактически при увольнении истцов имело место сокращение штата работников, при этом предусмотренные законом гарантии при увольнении но такому основанию и отношении истцов ответчиком не соблюдены. В нарушение ст. 74 ТК РФ ответчик не указал объективных причин вызвавших необходимость структурной реорганизации. Увольнение истцов по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ имело своей истинной целью использование положений ст. 74 ТК РФ для уклонения от выплаты истцам причитающихся компенсаций в связи с сокращением численности и штата работников.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 74, 81, 178, 237, 394 ТК РФ истцы просят:

1. Признать увольнение Б. по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ незаконным.

Признать приказ об увольнения Б. незаконным и изменить Б. формулировку основания увольнения на п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ изменив дату увольнения на дату вынесения решения суда.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу Б. зарплату за время вынужденного прогула с 11 августа 2017 г. по 10 сентября 2017 г. в размере 49183,40 руб. и по день вынесения решения суда.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу Б. выходное пособие в размере 73775,10 руб.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу Б. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб.

2. Признать увольнение С.В. по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ незаконным.

Признать приказ об увольнении С.В. незаконным и изменить С.В. формулировку основания увольнения на п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, изменив дату увольнения на дату вынесения решения суда.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу С.В. зарплату за время вынужденного прогула с 11 августа 2017 г. по 10 сентября 2017 г. в размере 30612,40 рублей и по день вынесения решения суда.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу С.В. выходное пособие в размере 45918,60.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу С.В. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб.

3. Признать увольнение К. по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ незаконным.

Признать приказ об увольнении К. незаконным и изменить К. формулировку основания увольнения на п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, изменив дату увольнения на дату вынесения решения суда.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу К. зарплату за время вынужденного прогула с 11 августа 2017 г. по 10 сентября 2017 г. в размере 11651,20 руб. и по день вынесения решения суда.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу К. выходное пособие в размере 17476,80 рублей.

Взыскать с ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" в пользу К. компенсацию морального вреда в размере 3000 руб.

Определением суда от 1 декабря 2017 г. производство по делу в части требований Б., С.В., К. к ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ" о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула было прекращено в связи с отказом от иска.

Решением Советского районного суда г. Н. Новгорода от 01 декабря 2017 года постановлено: Исковые требования Б., С.В., К. к Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" о признании увольнения незаконным, изменении даты и формулировки увольнения, компенсации морального вреда - удовлетворить частично.

Признать незаконным увольнение Б. на основании приказа N 156\с от 10 августа 2017 г. с должности начальника отдела обеспечения безопасности и режима Нижегородского института управления - филиал РАНХиГС по пункту 7 части первой статьи 77 Трудового Кодекса РФ ввиду отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" в пользу Б. выходное пособие в размере 73 775 рублей 10 копеек, в счет компенсации морального вреда 1 000 рублей.

Признать незаконным увольнение С.В. на основании приказа N 195\с от 10 августа 2017 г. с должности заместителя начальника отдела обеспечения безопасности и режима Нижегородского института управления - филиал РАНХиГС по пункту 7 части первой статьи 77 Трудового Кодекса РФ ввиду отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" в пользу С.В. выходное пособие в размере 45918 рублей 60 копеек, в счет компенсации морального вреда 1 000 рублей.

Признать незаконным увольнение К. на основании приказа N 193\с от 10 августа 2017 г. с должности заведующего бюро пропусков в отделе обеспечения безопасности и режима Нижегородского института управления - филиал РАНХиГС по пункту 7 части первой статьи 77 Трудового Кодекса РФ ввиду отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" в пользу К. выходное пособие в размере 17476 рублей 80 копеек, в счет компенсации морального вреда 1 000 рублей.

В удовлетворении иска Б., С.В., К. к Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" об изменении даты и формулировки увольнения, компенсации морального вреда в остальной части - отказать.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" в доход местного бюджета госпошлину в размере 4843 рубля 41 копейка.

В апелляционной жалобе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" поставлен вопрос об отмене решения суда в полном объеме и принятии нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований, поскольку в целях создания эффективной, сбалансированной системы управления и организационно-штатной структуры, обеспечивающей стабильное достижение поставленных целей при соблюдении заданного уровня показательности Института, в соответствии с приказом и.о. директора института N 139 от 06.04.2017 г. заместителя директора института совместно с руководителями структурных подразделений было поручено организовать, подготовить и представить предложения по оптимизации организационно-штатной структуры в соответствии с зонами их ответственности, которое позволило бы подготовить схему организационной структуры и формат штатной расстановки для принятия решения и представления в Департамент региональной политики РАНХиГС, поэтому отдел обеспечения безопасности и режима с должностями в его составе расформировывался и выводился из штатного расписания с 11.08.2017 г., одновременно с 05.06.2017 г. в составе вновь созданного отдела правового обеспечения образовательной и хозяйственной деятельности был создан сектор обеспечения охраны и режима с вакантными должностями. Следовательно, у истцов имело место изменение определенных сторонами условий трудового договора, а именно изменились условия оплаты труда и уточнялись и конкретизировались их должностные обязанности. Изменение определенных сторонами условий трудовых договоров с истцами явилось следствием изменения организационных условий труда и прежние условия не могли быть сохранены. Таким образом, в Нижегородском институте управления - филиале РАНХиГС произведены изменения в структуре управления филиала, включающие в себя в том числе перераспределение функциональной нагрузки и обязанностей между структурными подразделениями, что неизбежно влечет за собой изменение прежних условий труда многих сотрудников, включая истцов, поэтому сокращения штатов в Нижегородском институте управления - филиале РАНХиГС не производилось.

В возражениях на апелляционную жалобу представители истцов Г.В. и Г.И. просили решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции представитель ответчика поддержала доводы апелляционной жалобы, просила решение отменить.

В суде апелляционной инстанции представители истцов поддержали свои возражения, указали на законность и обоснованность решения суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, заслушав явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений, судебная коллегия находит апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению в силу следующего.

На основании ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации в случае когда по причинам, связанным с изменением, в том числе организационных условий труда (структурная реорганизация производства), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца.

Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 7 части первой статьи 77 настоящего Кодекса.

Согласно пункту 7 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (часть 4 статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации).

В разъяснениях, содержащихся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", указано, что, разрешая дела о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми был прекращен по пункту 7 части 1 статьи 77 ТК РФ (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), необходимо учитывать, что исходя из статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение, определенных сторонами условий трудового договора, явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например, изменений в технике и технологии производства, совершенствовании рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства. При отсутствии таких доказательств, прекращение трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 ТК РФ не может быть признано законным.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истцы Б., С.В., К. являлись работниками отдела обеспечения безопасности и режима Нижегородского института управления - филиала РАНХиГС.

Б. 01.07.2016 г. был принят в отдел обеспечения безопасности и режима начальником отдела и с ним был заключен трудовой договор N 65 на неопределенный срок. Работнику был установлен должностной оклад в размере 14400 руб., а также ежемесячная доплата за увеличение объема работы в размере 16370 руб., а с 01.09.2016 г. - 20215 руб. на основании дополнительного соглашения N 409 от 01.09.2016 г.

С.В. 01.08.2016 г. был принят в отдел обеспечения безопасности и режима заместителем начальника отдела и с ним был заключен трудовой договор N 75 на неопределенный срок. Работнику был установлен должностной оклад в размере 12960 руб. а также ежемесячная доплата за увеличение объема работы в размере 10117 руб. Также с 01.12.2016 г. истец С.В. занимал должность специалиста по охране труда на 0,5 ставки как внутренний совместитель (трудовой договор N 192 от 01.12.2016).

14.09.2015 г. с К. был заключен трудовой договор N 243, в соответствии с которым она принимается на должность специалиста в отдел обеспечения безопасности и режима на 0,5 ставки на неопределенный срок с должностным окладом в размере 4500 руб. и ежемесячной выплатой за интенсивность, высокие результаты в работе в размере 8577 руб.

31.12.2015 г. с К. было заключено дополнительное соглашение N 860 в соответствии с которым она выполняет свои обязанности по должности заведующей бюро пропусков в отделе обеспечения безопасности и режима с должностным окладом в размере 5850 руб. и ежемесячной выплатой за интенсивность, высокие результаты в работе в размере 7227 руб.

С 01.12.2016 г. размер данной выплаты был уменьшен до 689 руб. на основании дополнительного соглашения от 01.12.2016 г. N 463, а в соответствии с дополнительным соглашений 29.04.2016 г. N 51 он был восстановлен до 7227 руб. с 01.05.2016 г.

На основании приказа N 220 и.о. директора Нижегородского института управления - филиала РАНХиГС от 05.06.2017 N 220 "О проведении организационно-штатных мероприятий", отдел обеспечения безопасности и режима с 8 должностями в его составе согласно штатному расписанию расформировывался и выводился из штатного расписания с 11.08.2017, одновременно с 05.06.2017 в составе вновь созданного отдела правового обеспечения образовательной и хозяйственной деятельности был создан сектор обеспечения охраны и режима с 3 должностями: заведующий сектором - 1 ставка, специалист 2 ставки. В составе отдела также была предусмотрена должность специалиста по охране труда - 1 ставка.

С данным приказом истцы были ознакомлены 5 июня 2017 г., что подтверждается листом ознакомления и не оспаривается истцами.

Приказом от 08.06.2017 г. N 224 в приказ от 05.06.2017 г. N 220 вносились изменения, в "частности, в секторе обеспечения охраны и режима появлялась должность делопроизводителя - 1 ставка, а должность специалиста уменьшилась до 1 ставки.

С данным приказом К., чью должность затрагивал соответствующий приказ, была ознакомлена 9 июня 2017 г., что подтверждается листом ознакомления и не оспаривается истцом.

05.06.2017 г. истцу Б. было вручено уведомление о проведении организационно-штатных мероприятий и предложена вакантная должность заведующего сектором обеспечения охраны и режима (оклад согласно штатного расписания 9 000 руб.). С предлагаемой должностью Б. согласился, что подтверждается его письменным согласием на уведомлении N 02/134/01/02-92 от 05.06.2017.

Впоследствии, 29.06.2017 года и 07.08.2017 г. истцу Б. повторно вручались уведомления с просьбой, ввиду его согласия на продолжение трудовых отношений в новой должности, оформить соответствующий перевод в отделе кадров.

05.06.2017 истцу С.В. было вручено уведомление о проведении организационно-штатных мероприятий и предложена вакантная должность специалиста по охране труда (оклад согласно штатного расписания 6 000 руб.). С предлагаемой должностью С.В. согласился, что подтверждается его письменным согласием на уведомлении N 03/134/01/02-92 от 05.06.2017.

В дальнейшем, 29.06.2017 года и 07.08.2017 г. истцу С.В. повторно вручалась уведомления с просьбой, ввиду его согласия на продолжение трудовых отношений в новой должности, оформить соответствующий перевод в отделе кадров.

09.06.2017 заведующий бюро пропусков отдела обеспечения безопасности и режима К. уведомлена о проведении организационно-штатных мероприятий и ей предложена вакантная должность делопроизводителя в секторе обеспечения режима и охраны (оклад согласно штатного расписания 4500 руб.). С предлагаемой должностью К. согласилась, что подтверждается ее письменным согласием на уведомлении N 25/134/01/02-92 от 09.06,2017.

29.06.2017 заведующему бюро пропусков отдела обеспечения безопасности и режима К. направлено повторное уведомление N 85/134/01/02-92 с предложением продолжить работу в секторе обеспечения охраны и режима, оформить в отделе кадров и делопроизводства дополнительное соглашение, так как ранее она выразила свое согласие продолжить работу в должности делопроизводителя (сектор обеспечения охраны и режима).

07.08.2017 заведующему бюро пропусков отдела обеспечения безопасности и режима К. направлено еще одно уведомление N 96/134/01/02-92 с предложением продолжить работу в секторе обеспечения охраны и режима уже в должности заведующей бюро пропусков на 0,5 ставки и оформить в отделе кадров и делопроизводства дополнительное соглашение.

Б., К., С.В. до 10.08.2017 заявления о переводе на предлагаемые должности не написали, дополнительных соглашений не оформили, о чем 10.08.2017 составлены акты N 27/134/01/02-30, N 30/134/01/02-30.

10.08.2017 трудовые отношения с истцами были прекращены в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (часть четвертая статьи 74 настоящего Кодекса).

При разрешении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что обязательными условиями увольнения по пункту 7 статьи 77 ТК РФ являются изменение организационных или технологических условий труда, изменение определенных сторонами условий трудового договора в связи с изменением организационных или технологических условий труда, отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора, соблюдении работодателем процедуры увольнения (уведомление работника о предстоящих изменениях определенных сторонами условий договора в письменной форме не позднее чем за два месяца).

Оценив указанные обстоятельства, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии с требованиями ст. ст. 59, 60, 67, 71 ГПК РФ, правильно истолковав и применив при разрешении спора нормы материального права, учитывая положения ст. 74 ТК РФ и п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ", суд первой инстанции со ссылкой на ст. 56 ГПК РФ принял во внимание отсутствие доказательств наличия причин, влекущих изменение организационных или технологических условий труда ответчиком, пришел к обоснованному выводу, что изменения, вносимые в организационно-штатную структуру Нижегородского института управления - филиал РАНХиГС по своей сути являлись сокращением отдела обеспечения безопасности и режима, должностей истцов, и созданием сектора обеспечения охраны и режима в другом отделе с сокращением количества должностей с 8 до 3 и перераспределением функциональной нагрузки.

Причем судом первой инстанции верно указано, что перераспределение функциональных обязанностей между структурными подразделениями и внутри структурных подразделений, изменения в организационно-штатной структуре Нижегородского института управления - филиал РАНХиГС, с одновременным перераспределением функциональных обязанностей между должностями, отраженными в должностных инструкциях, внесением изменений в штатное расписание и уменьшением оплаты труда истцов, по своей сути, свидетельствует о сокращении штатов, а не об изменении существенных условий трудового договора.

При разрешении заявленных требований, суд первой инстанции правильно указал, что, поскольку основание увольнения по сокращению численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя предусмотрено п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, то данном случае не имелось оснований для применения положений ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации к возникшим правоотношениям, поэтому увольнение истцов по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации правомерно признано незаконным, в связи с чем на основании ст. ст. 178, 237 ТК РФ в пользу истцов взыскано выходное пособие и компенсация морального вреда.

Судебная коллегия считает выводы суда в указанной части, приведенные в оспариваемом судебном постановлении, правильными, должным образом мотивированными, основанными на анализе и оценке фактических обстоятельств дела, имеющихся в деле доказательств, верном применении норм материального права.

Заявитель апелляционной жалобы указывает, что в целях создания эффективной, сбалансированной системы управления и организационно-штатной структуры, обеспечивающей стабильное достижение поставленных целей при соблюдении заданного уровня показательности Института, в соответствии с приказом и.о. директора института N 139 от 06.04.2017 г. заместителя директора института совместно с руководителями структурных подразделений было поручено организовать, подготовить и представить предложения по оптимизации организационно-штатной структуры в соответствии с зонами их ответственности, которое позволило бы подготовить схему организационной структуры и формат штатной расстановки для принятия решения и представления в Департамент региональной политики РАНХиГС, поэтому отдел обеспечения безопасности и режима с должностями в его составе расформировывался и выводился из штатного расписания с 11.08.2017 г., одновременно с 05.06.2017 г. в составе вновь созданного отдела правового обеспечения образовательной и хозяйственной деятельности был создан сектор обеспечения охраны и режима с вакантными должностями, поэтому у истцов имело место изменение определенных сторонами условий трудового договора.

Данный довод судебной коллегией отклоняется, поскольку исключение из штатного расписания отдела обеспечения безопасности и режима с должностями, которые занимают истцы, с одновременным включением в штатное расписание сектора обеспечения охраны и режима в составе отдела правового обеспечения образовательной и хозяйственной деятельности, свидетельствует о сокращении штата, а не об изменении существенных условий трудового договора истцов. Кроме того, при применении ответчиком положений статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации запрещается изменение трудовой функции работника. Изменение должности (ее наименования) в штатном расписании с соответствующим изменением в сторону увеличения должностных обязанностей свидетельствует о том, что в результате изменения ответчиком штатного расписания прежняя трудовая функция истцов не сохранилась. Следовательно, проводимые ответчиком действия по предложению истцам перевода на другую работу нельзя признать совершенными в порядке статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации,

Утверждение заявителя апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции выше за пределы заявленных требований, судебной коллегией отклоняются, поскольку истцами свое увольнение по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации оспаривалось с указанием на увольнение по сокращению штата, также требование о взыскании выходного пособия в связи с увольнением по сокращению штатов истцами было заявлено и обоснованно судом первой инстанции удовлетворено.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Каких-либо процессуальных нарушений, которые привели к принятию неправильного решения, судебной коллегией не установлено.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба, которая не содержит предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения, - оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328 - 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Н. Новгорода от 01 декабря 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ > Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 14.03.2018 № 33-2622/2018