Главная > Судебная практика > Увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ > Апелляционное определение Московского городского суда от 14.06.2019 № 33-25799/2019


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Вакантные должности надо предлагать даже тогда, когда работник не выразил отказа от работы в изменившихся условиях

« Довод ответчика в апелляционной жалобе об отсутствии вакантных должностей в ООО «ПСК Фарма» является несостоятельным, опровергается имеющимся в материалах дела штатным расписанием ООО «ПСК Фарма» по состоянию на 03 июля 2018 г., из которого следует, что на момент увольнения Матвеевой И.Е. являлись вакантными должности медицинского писателя (1 штатная единица), менеджера (1 штатная единица), менеджера по регистрации лекарственных средств (1 штатная единица), которые истцу не были предложены, а доказательств того, что истец им не соответствовала, не представлено »

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-25799/2019

14 июня 2019 года


Судья: Шумова О.В.


14 июня 2019 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего судьи Семченко А.В.,
судей Рачиной К.А., Лобовой Л.В.,
с участием прокурора Левенко С.В.,
при секретаре Кишкинской А.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Рачиной К.А. гражданское дело по апелляционному представлению Нагатинского межрайонного прокурора г. Москвы, апелляционным жалобам ООО «ПСК Фарма» и Матвеевой И.Е. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2018 г., которым постановлено:

Иск Матвеевой И.Е.к ООО «ПСК Фарма» о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворить частично. Признать незаконным приказ генерального директора ООО «ПСК Фарма» о прекращении трудового договора с Матвеевой И. Е. от 10 июля 2018 г. № *********. Восстановить Матвееву И.Е. на работе в ООО «ПСК Фарма» в должности руководителя проектов клинических исследований. Взыскать с ООО «ПСК Фарма» в пользу Матвеевой И.Е. заработок за время вынужденного прогула в размере 395 941 руб. 97 коп., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб. В остальной части иска отказать.

Взыскать с ООО «ПСК Фарма» госпошлину в доход бюджета г. Москвы в размере 7 459 руб. 41 коп.,

УСТАНОВИЛА:

Матвеева И.Е. обратилась в суд с иском к ООО «ПСК Фарма» и с учетом уточнения исковых требований просила признать незаконным приказ от 10 июля 2018 г. № *********** (далее – приказ от 10 июля 2018 г.) об увольнении по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), восстановить ее на работе в прежней должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула в размере 1 260 307 руб. 07 руб., компенсацию морального вреда в размере 450 000 руб.

В обоснование предъявленных требований Матвеева И.Е. указала, что с 5 июня 2017 г. работала в ООО «ПСК Фарма» в должности руководителя проектов клинических исследований на основании трудового договора от 5 июня 2017 г.

Приказом от 10 июля 2018 г. Матвеева И.Е. уволена с работы на основании пункта 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Матвеева И.Е. считает увольнением незаконным, так как у работодателя не имелось каких-либо объективных причин для изменения определенных сторонами трудового договора условий.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого в части по доводам апелляционной жалобы и апелляционного представления просят истец Матвеева И.Е. и Нагатинский межрайонный прокурор г. Москвы. Представитель ответчика ООО «ПСК Фарма» в апелляционной жалобе просит отменить решение суда и принять новое решение, которым в удовлетворении иска отказать в полном объеме

Проверив материалы дела, выслушав истца Матвееву И.Е. и ее представителя по доверенности Никурадзе А.Ш., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ответчика ООО «ПСК Фарма» Прохорова С.А., Глотову Д.Е., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы и апелляционного представления и поддержавших доводы апелляционной жалобы ООО «ПСК Фарма», прокурора Левенко С.В., поддержавшую доводы апелляционного представления, обсудив доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления, судебная коллегия приходит к выводу об изменении решения суда в части взыскания с ООО «ПСК Фарма» в пользу Матвеевой И.Е. среднего заработка за время вынужденного прогула и соответственно в части взыскания государственной пошлины, в остальной части не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда.

Статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных этим кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Часть 1 статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации в исключение из общего правила об изменении определенных сторонами условий трудового договора только по соглашению сторон предоставляет работодателю возможность изменить в одностороннем порядке такие условия, ограничивая данное право случаями невозможности сохранения прежних условий вследствие изменений организационных или технологических условий труда.

В названной выше норме также установлены гарантии, предоставляемые работнику в связи с изменением работодателем в одностороннем порядке определенных сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда, а именно: установлен минимальный двухмесячный (если иной срок не предусмотрен данным кодексом) срок уведомления работника о предстоящих изменениях и о причинах, их вызвавших (часть 2); закреплена обязанность работодателя в случае несогласия работника работать в новых условиях предложить ему в письменной форме другую имеющуюся работу, которую работник может выполнять с учетом состояния его здоровья (часть 3).

Данное правовое регулирование направлено на обеспечение работнику возможности продолжить работу у того же работодателя либо предоставить ему время, достаточное для принятия решения об отказе от продолжения работы и поиска новой работы.

Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (части 3 и 4 статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», разрешая дела о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми был прекращен по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), необходимо учитывать, что исходя из статьи 56 ГПК РФ, работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение определенных сторонами условий трудового договора, явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например, изменений в технике и технологии производства, совершенствовании рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства.

Из приведенных нормативных положений Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что работодатели в целях осуществления эффективной экономической деятельности, рационального управления имуществом и управления трудовой деятельностью вправе по своей инициативе изменять определенные сторонами условия трудового договора (за исключением изменения трудовой функции работника) в случае изменения организационных и технологических условий труда и невозможности в связи с этим сохранения прежних условий трудового договора. Вводимые работодателем изменения не должны ухудшать положение работника по сравнению с установленным коллективным договором, соглашениями, а при их отсутствии - по сравнению с трудовым законодательством, иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Судом установлено, что 5 июня 2017 г. между ООО «ПСК Фарма» и Матвеевой И.Е. заключен трудовой договор, в соответствии с которым истец была принята на работу в ООО «ПСК Фарма» на должность руководителя проектов клинических исследований.

По условиям трудового договора Матвеевой И.Е. установлена заработная плата в размере ****** руб. в месяц, а также предусмотрена выплата премии за старт клинических испытаний (Россия + Индия) в размере ***** руб., за закрытие клинических исследований (закрытие исследовательских центров, базы данных, уведомление регуляторных органов) – ***** руб.

Приказом ООО «ПСК Фарма» от 10 мая 2018 г. № ** в связи с сокращением бюджета финансирования компании, уменьшением объема работ руководителя проектов клинических исследований (уменьшение количества клинических исследований, отсутствие пакетов документов производителя для анализов) прекращено выполнение ряда функций руководителя проектов клинических исследований, а также внесены изменения в должностную инструкцию и штатное расписание, в частности, с 11 июля 2018 г. из должностной инструкции руководителя проектов клинических исследований исключен пункт 2.1 (организация анализа материалов, документации по продукту, представленных производителем, как то отчеты по доклиническим исследованиям, в отношении оценки их качества и достаточности. Коммуникация с производителями для прояснения вопросов, связанных с исследуемым препаратом, и предоставления дополнительной информации, материалов), должностной оклад по должности, занимаемой истцом, установлен с 11 июля 2018 г. в размере ***** руб. ** коп. в месяц.

Этим же приказом инспектору по кадрам Зайцевой Е.В. было поручено обеспечить ознакомление руководителя проектов клинических исследований Матвеевой И.Е. с данным приказом под личную роспись и уведомить ее об изменении с 11 июля 2018 г. определенных сторонами условий трудового договора в части изменения должностного оклада.

В ходе рассмотрения дела представитель ответчика пояснил, что вакантные должности Матвеевой И.Е. не были предложены в связи с тем, что она не соответствовала требованиям, предъявляемым для их занятия.

10 июля 2018 г. работодателем было составлено дополнительное соглашение № *** трудовому договору от 5 июня 2017 г., согласно которому должностной оклад Матвеевой И.Е. должен был составить ***** руб. ** коп. в месяц.

Согласно акту от 10 июля 2018 г. Матвеева И.Е. получила копию указанного дополнительного соглашения, однако подписать его отказалась.

Приказом генерального директора ООО «ПСК Фарма» от 10 июля 2018 г. Матвеева И.Е. уволена с работы на основании пункта 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался приведенными выше нормами трудового законодательства и разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению, исследовал и оценил по правилам статьи 67 ГПК РФ представленные сторонами доказательства, в том числе свидетельские показания, и исходя из установленных обстоятельств пришел к обоснованному выводу о том, что у ответчика имелись основания для увольнения истца по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, так как изменение определенных сторонами условий трудового договора было обусловлено изменением организационных условий труда у работодателя. Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства установлено, что ответчиком нарушен предусмотренный законом порядок увольнения по данному основанию. Так, в частности, ответчиком в нарушение положений статьи 56 ГПК РФ, обязывающих каждую из сторон доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1), не представлено доказательств, подтверждающих что работодатель в соответствии с требованиями части 3 статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации в письменной форме предлагал истцу другую имеющуюся в ООО «ПСК Фарма» работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), что Матвеева И.Е. не могла выполнять обязанности по имеющимся в ООО «ПСК Фарма» вакантным должностям из-за несоответствия ее требованиям, предъявляемым для их занятия, в том числе по должностям менеджера, менеджера по регистрации лекарственных средств, медицинского писателя.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований Матвеевой И.Е. о признания незаконным приказа об увольнении истца с работы по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации и восстановления ее на работе в прежней должности является законным и отмене не подлежит.

В пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» даны разъяснения о том, что в соответствии с частью 4 статьи 3 и частью 9 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.

В соответствии со статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Требования истца о компенсации морального вреда в размере 450 000 руб. суд удовлетворил частично, при определении размера компенсации учитывал характер нарушения работодателем трудовых прав работника при увольнении и степень нравственных страданий истца, причиненных этими нарушениями, конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости и определил к взысканию компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб.

Принимая решение в части требований о взыскании в пользу Матвеевой И.Е. с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула с 11 июля по 11 декабря 2018 г., суд первой инстанции правильно руководствовался частью 2 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, исходя из которой орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула. Для расчета судом был взят размер среднедневного заработка истца за 12 месяцев, предшествующих увольнению в соответствии со справкой, предоставленной ответчиком и сторонами не оспариваемой.

В то же время из содержания обжалуемого судебного постановления следует, что при взыскании в пользу истца с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула суд исключил из расчета период по временной нетрудоспособности за период 11 июля по 2 августа 2018 г. и с 4 по 22 августа 2018 г., а также уменьшил сумму, подлежащую взысканию на сумму выплаченной при увольнении компенсации за неиспользованный отпуск.

В абзаце четвертом пункта 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. Однако при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет, пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула.

Между тем судом первой инстанции указанные разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации во внимание приняты не были, в связи с чем из подлежащего взысканию в пользу истца с ответчика среднего заработка неправомерно были исключены суммы в счет выплаты компенсации за неиспользованный отпуск и не были учтены периоды нахождения истца на листке нетрудоспособности, тогда как зачету подлежал только размер выплаченного выходного пособия в сумме ****** руб. ** коп., получение которого в указанном размере истец не отрицала, подтверждается расчетным листком и банковским реестром денежных средств по зачислению.

Таким образом, в пользу истца с ответчика подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в размере 837 520 руб. 27 коп. (**** х 109 рабочих дней в периоде вынужденного прогула с 11июля по 11 декабря 2018 г. – ******). Решение в этой части подлежит изменению.

При этом соглашается судебная коллегия и с выводом суда о том, что срок на обращение в суд, предусмотренный ст. 392 ТК РФ истцом не пропущен, учитывая, что уволена она была приказом от 10 июля 2018 года, тогда как иск в суд был направлен 08 августа 2018 года.

Доводы в апелляционной жалобе представителя ответчика ООО «ПСК Фарма» о том, что до даты расторжения трудового договора 10 июля 2018 г. Матвеева И.Е. не выражала своего несогласия продолжить работу в новых условиях, в связи с чем у работодателя не возникла предусмотренная частью 3 статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации обязанность по предложению ей вакантных должностей, по существу направлены на переоценку доказательств по делу, являлись предметом исследования суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку в обжалуемом судебном постановлении, оснований для иной оценки представленных сторонами и исследованных судом доказательств судебная коллегия не усматривает.

Довод ответчика в апелляционной жалобе об отсутствии вакантных должностей в ООО «ПСК Фарма» является несостоятельным, опровергается имеющимся в материалах дела штатным расписанием ООО «ПСК Фарма» по состоянию на 03 июля 2018 г., из которого следует, что на момент увольнения Матвеевой И.Е. являлись вакантными должности медицинского писателя (1 штатная единица), менеджера (1 штатная единица), менеджера по регистрации лекарственных средств (1 штатная единица), которые истцу не были предложены, а доказательств того, что истец им не соответствовала, не представлено.

В связи с частичным удовлетворением требований с ответчика в соответствии со статьей 103 ГПК РФ, статьей 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с общей суммы удовлетворенных исковых требований материального характера и с удовлетворенных требований неимущественного характера подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета г. Москвы в сумме 11 875 руб. 20 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2018 г. изменить в части размера среднего заработка за время вынужденного прогула, государственной пошлины, изложив решение суда в этой части в следующей редакции.

Взыскать с ООО «ПСК Фарма» в пользу Матвеевой И.Е. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 837 520 руб. 27 коп.

Взыскать с ООО «ПСК Фарма» государственную пошлину в доход бюджета г. Москвы в размере 11 875 руб. 20 коп.

В остальной части решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2018 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы ООО «ПСК Фарма» и Матвеевой И.Е. – без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ > Апелляционное определение Московского городского суда от 14.06.2019 № 33-25799/2019