Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Норильского городского суда Красноярского края от 25.06.2009


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ признано незаконным, поскольку работодатель не доказал факт неисполнения работником трудовых обязанностей без уважительных причин


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

25 июня 2009 года

город Норильск


Норильский городской суд Красноярского края в составе
председательствующего С.
с участием прокурора Т.
при секретаре С.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску А. к ОАО «ГМК» Норильский никель» о восстановлении на работе,

УСТАНОВИЛ:

А. обратился в суд с иском к ОАО «ГМК» Норильский никель» о восстановлении на работе, мотивируя тем, что 25 ноября 2008 года приказом директора рудоуправления «Н» он был уволен с должности начальника подземного участка буровзрывных работ (ПУБВР) рудника рудоуправления «Н» ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Поводом к увольнению послужило заключение комиссии по служебному расследованию случая по обнаружению взрывчатого вещества от 21 ноября 2008 года. Актом служебного расследования было установлено, что 26 октября 2008 года мастер-взрывник Г. и крепильщик С. при доставке полученных на складе взрывчатых материалов (далее - ВМ) к месту производства взрывных работ, при выгрузке их из клети и погрузке в автомобиль, уронили один мешок весом 40 кг с взрывчатым веществом - гранулитом за трубопровод, проходящий по западному боку выработки околоствольного двора. После безрезультатных попыток достать мешок, мастер-взрывник Г. принял решение оставить этот мешок за трубами и доставить остальные ВМ к месту производства взрывных работ, где доложил исполняющему обязанности горного мастера Д. о мешке, оставшемся за трубами, и необходимости впоследствии «размыть» его содержимое, после чего привезенные ВМ были разгружены на месте взрывных работ и заряжены в скважины. По окончании зарядки, Г. заполнил наряд-путевку о расходе ВМ в полном объеме, а и.о. горного мастера Д. своей подписью подтвердил этот расход. В дальнейшем ни Д., ни Г. никому из руководителей об утрате мешка с ВМ не сообщили, отчитавшись о проведении взрывных работ в штатном режиме.

11 ноября 2008 года в 10 часов 35 минут в ходе оперативного обследования состояния хранения, учета и использования взрывчатых материалов на руднике на гор.+ 140 метра комиссией в составе представителя ОГН Ростехнадзора, сотрудника УФСБ и руководителей рудника в околоствольной выработке ствола 7-бис под трубопроводом был обнаружен мешок взрывчатого вещества гранулит АС-8 массой 40 килограмм в заводской упаковке.

Согласно иску, именно с этого момента истцу стало известно о факте утраты ВМ работниками 26 октября 2008 года.

В период проведения служебного расследования с 13 ноября по 21 ноября 2008 года к истцу никто из членов комиссии по вопросам выяснения обстоятельств не обращался. Своему непосредственному руководителю - заместителю главного инженера по буровзрывным работам К. он пояснил, что 26 октября 2008 года у него был выходной день, на руднике он отсутствовал, наряд Г. на производство взрывных работ выдавался его заместителем Ж., работавшим в указанную смену.

Согласно выводам комиссии по расследованию данного случая истцом были нарушены пп. 7.1.3 и пп. 7.1.4 п. 7.1 «Положения о подземном участке буровзрывных работ», согласно которым он, как начальник участка несет дисциплинарную ответственность за точное соблюдение подчиненным ему персоналом установленного порядка использования, получения, хранения и учета ВМ; состояние контроля своевременной отчетности мастеров-взрывников об израсходовании ВМ и сдачей остатков ВМ на склады.

26 октября 2008 года подчиненный ему мастер-взрывник Г. и подчиненный начальнику подземного участка очистных и горно-подготовительных работ (далее – ПУОГПР) и.о. горного мастера Д., своевременно ознакомленные под роспись с установленным порядком использования, получения, учета и хранения ВМ, Правилами охраны труда и техники безопасности, имеющие соответствующую подготовку и допуск к получению и использованию ВМ в установленном порядке, по наряду-путевке № 14 получили ВМ, затем скрыли утрату мешка с гранулитом, умышленно сфальсифицировали отчет о полном израсходовании ВМ.

Как видно из искового заявления, приступив к работе после выходных 27 октября 2008 года, истец убедился в соблюдении порядка получения ВМ мастером - взрывником Г. и ознакомился с отчетом об их израсходовании, согласно которому все полученные по наряду-путевке № 14 от 26 октября 2008 года ВМ израсходованы полностью, то есть истец принял все доступные ему меры по контролю за получением, использованием и отчетностью об израсходовании ВМ. Установить умышленную фальсификацию отчета и утрату ВМ для него никоим образом не представлялось возможным.

Обязанность осмотра горных выработок закреплена приказом начальника рудника за лицами технического надзора подземного транспортно-дробильного участка. Сменным электромехаником У. 4 ноября 2008 года был произведен осмотр, о чем в «Книге осмотра горных выработок» была внесена запись об отсутствии замечаний при осмотре выработки околоствольного двора 7-бис гор.+140, из чего следует, что мешок с гранулитом находился в месте, скрытом от визуального обследования.

Истец указывает также на то, что руководством рудника ему поставлено в вину то обстоятельство, что он надлежащим образом не отреагировал на сообщение ему по телефону крепильщиком С. в октябре 2008 года о разбросанных в выработке взрывчатых веществах, а С. в своем объяснении подтвердил факт звонка. Истец утверждает, что после указанного звонка им была осмотрена территория и ВМ обнаружены не были. Кроме того, истец указывает на то, что указанный звонок С. был до 26 октября 2008 года, т.е. до дня утраты мешка с гранулитом; содержание разговора носило шутливый характер, поскольку С. был нетрезв. Однако эти обстоятельства руководством не были приняты во внимание.

14 ноября 2008 года директором рудоуправления «Н» был издан приказ № * о применении к истцу понижающего коэффициента при формировании премии за ноябрь 2008 года и подготовке отделом кадров документов на увольнение истца по пп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ.

20 ноября 2008 года директором рудоуправления «Н» был издан приказ № * о внесении изменений в приказ № * о подготовке отделом кадров документов об увольнении истца по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а 25 ноября 2008 года состоялось увольнение по указанному основанию с учетом имеющихся дисциплинарных взысканий, наложенных на него приказами № * от 29 января 2008 года, № * от 29 февраля 2008 года, № * от 16 мая 2008 года.

Свое увольнение истец считает незаконным и необоснованным, поскольку его вины в данном дисциплинарном проступке нет: им были приняты все предусмотренные и возможные меры по контролю за получением, использованием и отчетностью за израсходованием ВМ 26 октября 2008 года мастером-взрывником Г. и и.о. мастера горного Д., лично спуститься под землю и проследить получение, фактическое использование и отчет о расходе ВМ в указанный день он не имел возможности, поскольку находился вне рудника в связи с выходным днем; информация, сообщенная ему по телефону С., была им проверена; по своему содержанию она не относилась к утраченному 26 октября 2008 года мешку с гранулитом, следовательно, неисполнение им трудовых обязанностей по отношению к случаю утраты ВМ 26 октября 2008 года не имело места. Истец просит суд восстановить его на работе в прежней должности начальника подземного участка буровзрывных работ рудника «З» Рудоуправления «Н» ЗФ ОАО «ГМК» Норильский никель» с 26 ноября 2008 года.

В судебном заседании истец А. исковые требования поддержал в полном объеме со ссылкой на приведенные обстоятельства и дополнительно пояснил, что наложенные на него ранее дисциплинарные взыскания он не обжаловал и не обжалует в настоящее время. Членом профсоюзной организации он не является, процедуру увольнения не оспаривает, а мотивирует лишь отсутствием дисциплинарного проступка с его стороны. За выявленные нарушения он был привлечен к административной ответственности, постановление о наложении штрафа не обжаловал. Пояснил, что Г. и Д. скрыли от него факт утраты ими по неосторожности 40 кг гранулита, а проследить непосредственно за работой каждого мастера-взрывника, невозможно, поскольку в смену работают от 4 до 9 взрывников, тем более, что 25-26 октября 2008 года у него были выходные дни, и на руднике он отсутствовал. Наряд-путевку на производство взрывных работ выдавал его заместитель Ж. Руководителем смены, в которой производился взрыв, был Д.; в указанную смену работал заместитель главного инженера К. Относительно телефонного звонка С. пояснил, что в начале октября в конце рабочего дня нетрезвый С. позвонил ему на работу и попросил дать номер телефона отдела кадров, истец, зная скандальный характер последнего и его способность в нетрезвом состоянии проявить грубость, сначала отказал ему. Через несколько минут С. вновь позвонил и заявил, что, по его мнению, мастера-взрывники работают недобросовестно («разгильдяи»), поскольку С. видел просыпь взрывчатых веществ, указав местом россыпи ГСВШ, куда посоветовал истцу пройти и посмотреть. Истец осмотрел территорию, на которую указал С. и которая находится примерно в стороне от того места, где впоследствии был обнаружен мешок с гранулитом, и ничего не обнаружил. Через день-два он виделся с С., который про мешок ему ничего не говорил. О том, что мешок с гранулитом находится в горной выработке, истцу стало известно непосредственно 11 ноября 2008 года, когда он в присутствии представителя ФСБ и «Ростехнадзора» доставал мешок из-за труб. При этом, как он понял, в ходе проверки мешок искали целенаправленно, поскольку у сотрудника ФСБ имелась схема с отметкой о местонахождении мешка, однако место и мешок обнаружили лишь с третьей попытки. В тот же день ему было предложено написать объяснение на имя начальника рудника относительно звонка С. Не зная на тот момент обстоятельств утраты мешка с гранулитом и пояснений на этот счет С., он решил, что последний все-таки поскандалил в отделе кадров, когда звонил и просил номер телефона, и в связи с этим у него затребовано объяснение, не предполагая, что это объяснение касалось утраты мешка с ВМ. Вторую объяснительную он написал в комиссию по расследованию этого случая, когда у него конкретно поинтересовались, сообщал ли С. об этом мешке с гранулитом. Истец утверждает, что он ежедневно, выдавая наряд мастерам-взрывникам, обращал их внимание, что сохранность ВМ является одним из основных факторов безопасности работы. Взрывные работы на руднике «З» проводятся в дневную смену в период с 15 до 16 часов ежедневно. Одновременно на смену выходят от 4 до 9 взрывников. Все они работают на разных горизонтах, в разных местах. Физически он, пребывая на работе, может проконтролировать 2-3 человек. За все производство работ мастера несут личную ответственность, хотя и он, как их руководитель несет за них ответственность. Выйдя на работу 27 октября 2008 после выходных, он проверил получение и расход ВМ. Документально было подтверждено правильное проведение взрывных работ и расход ВМ. Об утраченном мешке и о том, что 26 октября 2008 года ВМ доставляли резервным путем и на необорудованной машине Г. от него скрыл, и ему стало об этом известно только при проведении служебного расследования. Обстоятельства нарушения для лиц, выполнявших работы были очевидны, и они должны были явиться основанием для остановки взрывных работ, но никто из работников такого решения не принял. Как стало известно впоследствии истцу, об утраченном мешке знали многие работники, на участке № 4 об этом были осведомлены все ИТР. Контроль за буровзрывными работами истец осуществляет несколько раз в месяц. После 26 октября 2008 года истец трижды проверял состояние горной выработки 27 октября, 4 и 8 ноября 2008 года.

Представитель истца, адвокат П., действующий на основании ордера, исковые требования поддержал, пояснив, что в период с 26 октября до 11 ноября 2008 года мимо места, где находился мешок с ВМ, прошло около 2000 человек, включая руководителей различного ранга, и никто из них этого мешка с ВМ не обнаружил, поскольку мешок находился за трубами в визуально в недоступном месте, которое сильно продуваемо, мешок сразу запорошило пылью, и его было трудно отделить от куска породы; в силу этих обстоятельств, а также значительных площадей истец не имел реальной возможности обнаружить мешок. По мнению представителя истца, факт неисполнения истцом должностных обязанностей и его возможность осуществить контроль за подчиненными, не доказан. Истец обвиняется в нарушении требований п.1.17 «Положения о руководстве взрывными работами», поскольку он не доложил руководству информацию об утрате ВМ, полученную от С. Однако локальными актами предусмотрена ответственность не об информации, а об установленных случаях утраты, истец же об утрате мешка ВМ осведомлен не был, а информацию С. проверил.

Представитель ответчика, ОАО «ГМК» Норильский никель» П., действующий на основании постоянной доверенности, в судебном заседании исковые требования А. не признал в полном объеме, пояснив, что А. приказом от 5 июля 2006 года был переведен начальником подземного участка буровзрывных работ рудника «З» Рудоуправления «Н» ЗФ ОАО «ГМК» Норильский никель». Согласно предписанию № от 11 ноября 2008 года при оперативном обследовании состояния хранения, учета и использования взрывчатых материалов на руднике «З» комиссией в составе главного государственного инспектора отдела горного надзора по Норильскому промышленному району, сотрудника УФСБ по г.Норильску, заместителя главного инженера рудника «З» по буровзрывным работам, на гор.+ 140 метра в околоствольном дворе ствола 7-бис под трубопроводом был обнаружен мешок взрывчатого вещества гранулит АС-8 в заводской упаковке, массой 40 килограмм, в связи с чем с 21 часа 30 минут 11 ноября 2008 года было изъято разрешение на проведение взрывных работ на руднике «З». В ходе расследования было установлено, что 26 октября 2008 года во вторую смену, в ходе проведения подготовительных операций по доставке ВМ к месту производства взрывных работ, мастером-взрывником подземного участка буровзрывных работ рудника «З» Г. совместно с крепильщиком подземного участка очистных и горно-подготовительных работ рудника «З» С. при выгрузке взрывчатых материалов из клети ствола 7-бис был оставлен один мешок гранулита марки АС-8 под трубопроводом в околоствольном дворе ствола 7-бис в виду невозможности его извлечения. О случившемся Г. доложил руководителю взрывных работ на смене, исполняющему обязанности горного мастера Д., который, в свою очередь, данную информацию проигнорировал, санкционировал заряжение ВМ, подтвердил их расход в наряд-путевке и дальнейшее производство взрывных работ. Никаких мер по извлечению ВМ, и их возвращению на склад ни Г., ни Д. не приняли, охрану не обеспечили, о происшедшем не доложили. Вместе с тем, в конце октября 2008 года А. на служебный телефон позвонил крепильщик подземного участка очистных и горно-подготовительных работ рудника «З» С. и сообщил о нахождении брошенных взрывчатых материалов. Истец сходил на место, указанное С., но ничего не обнаружил. Полагает, что наличие у истца 26 октября 2008 года выходного дня не может служить основанием для его освобождения от дисциплинарной ответственности. В соответствии с п. 3 Приказа от 14 ноября 2008 года № * в связи с происшедшим 26 октября 2008 года случаем разбрасывания взрывчатых материалов на руднике «Заполярный» за недостаточный уровень осуществления производственного контроля за производством взрывных работ, непринятие необходимых мер по проверке поступившей информации о наличии бросовых взрывчатых материалов в горных выработках рудника (нарушены п.п. 4.4, 4.11, 4.12, 4.13, 4.31 «Положения о подземном участке буровзрывных работ»; п. 1 ст. 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»), было принято решение А. при формировании премии за ноябрь 2008 года применить понижающий коэффициент 1,0, не выплачивать отраслевую надбавку, подготовить документы на увольнение истца по пп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ. 20 ноября 2008 года в данный приказ были внесены изменения в части, касающейся основания увольнения истца, поскольку работодатель расценил, что действия истца не повлекли тяжких последствий и не создали реальной угрозы наступления таких последствий, и посчитал, что при наличии у А. ранее наложенных дисциплинарных взысканий, не обжалованных в установленном законом порядке и вступивших в законную силу, и принял решение об увольнении истца по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Процедура увольнения истца соблюдена в полном объеме: ему было предложено сообщить, является ли он членом профсоюзной организации, у истца до наложения дисциплинарного взыскания затребовано письменное объяснение, с приказом об увольнении он ознакомлен в день издания этого приказа, истцу начислен окончательный расчет и своевременно выдана трудовая книжка. Просит суд отказать в удовлетворении исковых требований.

Заслушав пояснения сторон, свидетелей, заключение ст.помощника прокурора г.Норильска Т., полагавшей исковые требования подлежащими удовлетворению, исследовав материалы дела, суд расценивает исковые требования А. как обоснованные и подлежащие удовлетворению по следующим основаниям:

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Как установлено судом, истец был принят на работу в ОАО «ГМК» Норильский никель» в должности заместителя главного инженера по горным работам рудника «А» Заполярного филиала в порядке перевода из АО «Норильский комбинат» на основании распоряжения № * от 1 декабря 1999 года.

В соответствии с приказом № * от 5 июля 2006 года А. переведен начальником подземного участка буровзрывных работ рудника «З» Рудоуправления «Н» Заполярного филиала ОАО «ГМК» Норильский никель».

Как следует из пункта 3 Приказа № * от 14 ноября 2008 года, истцом нарушены п.п. 4.4, 4.11, 4.12, 4.13, 4.31 «Положения о подземном участке буровзрывных работ и п. 1 ст. 9 Федерального закона № 116 «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Согласно «Положению о подземном участке буровзрывных работ рудника «Заполярный» рудоуправления «Норильск-1» ЗФ ОАО «ГМК»Норильский никель» П 48-51-04 (далее «Положение…»:

В функции начальника подземного участка буровзрывных работ входят:

п. 4.4 - организация, обеспечение и контроль взрывных работ...

п. 4.11 - требование от работающих соблюдения инструкций по охране труда...

п. 4.12 - принятие немедленных мер по прекращению работы при несоответствии рабочих мест требованиям безопасности...

п. 4.13 - требование от работников ведения технологических процессов и операций в соответствии с технологическими документами и требованиями безопасности;

п. 4.31 - осуществление контроля за соблюдением на руднике порядка учета, хранения, транспортирования и использования взрывчатых материалов.

В соответствии с указанным «Положением...» начальник подземного участка буровзрывных работ несет дисциплинарную ответственность за:

п. 7.1.1. своевременное и качественное выполнение своих должностных обязанностей установленных настоящей инструкцией;

п. 7.1.3 точное соблюдение подчиненным ему персоналом установленного порядка использования, получения, хранения и учета взрывчатых материалов. Своей осведомленности о содержании данного документа истец не оспаривает.

Аналогичная норма содержится в п. 3.3 приказа от 26 марта 2008 года № *, согласно которой начальник участка буровзрывных работ несет ответственность за точное соблюдение подчиненным ему персоналом установленного порядка использования, получения, хранения и учета взрывчатых материалов.

В соответствии с «Положением о руководстве взрывными работами» в рудоуправлении «Н»:

п. 1.17 о каждом случае утраты ВМ в подразделениях (на объектах) рудоуправления технический руководитель подразделения обязан незамедлительно сообщить руководству рудоуправления и в территориальный орган Ростехнадзора.

п. 4.1 ответственными за обеспечение безопасности взрывных работ и сохранности взрывчатых материалов в рудоуправлении «Н» являются все исполнители и должностные лица подразделений рудоуправления, на которых настоящим Положением, должностными инструкциями… возложены обязанности, связанные с решением вопросов хранения, транспортирования, использования и учета ВМ.

п. 4.2 Руководители и должностные лица подразделений рудоуправления несут персональную ответственность за выполнение Единых правил безопасности при взрывных работах и настоящего Положения в соответствии с должностными инструкциями и распределением обязанностей. При отсутствии должностных инструкций у конкретных работников или распределения обязанностей между ними, личную ответственность за недостатки в их работе и допущенные ими нарушения правил безопасности и сохранность взрывчатых материалов несут руководители соответствующих служб, подразделений. Действующее законодательство предопределяет как норму своевременное наказание исполнителей и должностных лиц предприятия, допустивших нарушение требований норм и правил ведения работ с ВМ, независимо от того, привело или нет, это нарушение к аварии, несчастному случаю или утрате взрывчатых материалов.

Согласно пункту 23.1.1 раздела 23 Регламента технологических производственных процессов ведения взрывных работ в подземных условиях подразделений ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель», утвержденному Распоряжением № * от 18 января 2005 года, для начальников участков, ведущих взрывные работы и их заместителей установлена ежедекадная периодичность контроля выполнения технологических процессов ведения взрывных работ в подземных условиях ЗФ ОАО «ГМК» Норильский никель»; при этом в содержание контроля входит проверка сохранности ВМ, проверка доставки ВМ с мест хранения к местам производства взрывных работ и их охрана. Доказательств неисполнения истцом указанной периодичности ответчиком не представлено. После 26 октября 2008 года истец проводил осмотры 27 октября, 4 и 11 ноября 2008 года; кроме того, им проверялась доставки, хранение, получение и сохранность ВМ, в том числе и по взрывным работам от 26 октября 2008 года.

Согласно Акту технического расследования случая разбрасывания взрывчатых материалов, происшедшего 11 ноября 2008 года в выработке околоствольного двора ствола 7бис гор.+140 рудника «З» Рудоуправления «Н» ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» в ходе оперативного обследования состояния хранения, учета и использования взрывчатых материалов на руднике «З» гор.+ 140 метра комиссией в составе главного государственного инспектора отдела горного надзора по Норильскому промышленному району, сотрудника УФСБ по г.Норильску, заместителя главного инженера рудника «З» по буровзрывным работам, на гор.+ 140 метра в околоствольном дворе ствола 7бис под трубопроводом был обнаружен мешок взрывчатого вещества гранулит АС-8 в заводской упаковке, массой 40 килограмм. В ходе расследования было установлено, что 26 октября 2008 года во вторую смену, мастер-взрывник Г. должен был произвести взрывные работы на подземном участке очистных и горно-подготовительных работ по отбойке горной массы в горной выработке ТДО 7-21 под руководством и.о. горного мастера Д. Получив на складе ВМ гор.+ 45 м, согласно наряд-путевке № 14 от 26 октября 2008 года взрывчатые материалы в количестве: гранулит АС-8- 1000 килограмм. Аммонит- 13,5 кг., СИНВ-Ш в количестве 27 шт., электродетонаторы в количестве 2 шт., детонирующий шнур- 20 м., Г. с помощью крепильщика ПУОГПР С., выделенного в помощь мастеру-взрывнику, погрузили взрывчатые материалы в вагон, доставили к стволу 7бис до гор.+ 140 м. Выгрузив взрывчатые материалы на почву горной выработки околоствольного двора, стали ожидать прибытия самоходной машины для доставки ВМ. Машинист доставочной машины К. прибыл к месту погрузки, а Г. с С. начали перемещать мешки с ВМ в кузов машины. В процессе погрузки они уронили один мешок за трубопроводы, проходящие по западному боку выработки околоствольного двора. После неудачно попытки Г. с С. достать мешок из-за трубопровода, Г. дал команду доставлять ВМ к месту производства взрывных работ, оставив мешок с гранулитом за трубами. Прибыв на место производства взрывных работ, они встретили и.о. горного мастера Д. и Г. доложил ему о мешке ВМ, оставленном за трубами у ствола 7-бис. При этом присутствовал крепильщик С. Разгрузив взрывчатые материалы, приступили к зарядке скважин, при этом Д. оказывал помощь при зарядке. С. после разгрузки взрывчатых материалов вместе с К. покинули место производства взрывных работ и направились на поверхность. После окончания зарядки скважин Г. заполнил наряд-путевку № 14 о расходе взрывчатых материалов в полном объеме, а и.о. горного мастера Д. своей подписью подтвердил расход и направился в другие забои участка, где велись взрывные работы. Из объяснения Д. следует, что впоследствии он не принял решения о сдаче мешка с гранулитом на склад ВМ, ссылаясь на забывчивость, а мастер-взрывник Г. понадеялся на то, что Д. «уничтожит мешок».

Комиссией установлены следующие причины данного случая: отсутствие производственной и технологической дисциплины среди взрывперсонала рудника, низкий уровень производственного контроля за безопасным производством взрывных работ, проводимого руководителями и специалистами рудника «З»... В качестве недостатков также указано, что доставка взрывчатых материалов от ствола 7-бис к месту производства взрывных работ производилась с использованием вспомогательного самоходного оборудования, не предназначенного для этих целей, и совместно со средствами инициирования.

Комиссия пришла к следующему заключению о лицах, ответственных за утрату ВМ: мастер-взрывник Г. ответственен за непринятие мер по обеспечению сохранности ВМ, за указание расхода ВМ в полном объеме в наряд-путевке № 14 от 26 октября 2008 года; и.о. мастера горного Д. ответственен за непринятие мер по обеспечению сохранности ВМ, за подтверждение расхода ВМ в полном объеме в наряд-путевке № 14 от 26 октября 2008 года; начальник ПУОГПР Т. ответственен за несоблюдение подчиненным ему персоналом установленного порядка использования, получения хранения и учета ВМ; начальник ПУБВР А. ответственен за несоблюдение проектов, паспортов и другой исполнительской документации, подчиненным ему персоналом установленного порядка использования, получения хранения и учета ВМ; заместитель главного инженера по БВР К. ответственен за не обеспечение проведения производственного контроля за безопасной организацией взрывных работ; главный инженер Ш. ответственен за низкий уровень организации и осуществления производственного контроля за использованием, транспортированием, сохранностью и учетом ВМ.

Аналогичные сведения содержит и акт служебного расследования случая обнаружения взрывчатого вещества.

Согласно предписанию № * от 11 ноября 2008 года главного инспектора отдела горного надзора по Норильскому промышленному району в связи с обнаружением 11 ноября 2008 года мешка взрывчатого вещества гранулит АС-8 с 21 часа 30 минут 11 ноября 2008 года у рудника «З» рудоуправления «Н» изъято разрешение на проведение взрывных работ.

Как пояснил в судебном заседании представитель ответчика, истец виновен в:

- ненадлежащих организации, обеспечении и контроле взрывных работ на проходке горных выработок (п. 4.4 указанного Положения...»), выразившихся в нарушении Регламента технологических производственных процессов ведения взрывных работ в подземных условиях ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель», согласно пункту 23.1.1 которого начальники участков взрывных работ должны осуществлять еженедельный контроль выполнения технологических процессов ведения взрывных работ, а в соответствии с пунктом 2.2.1 Регламента в содержание контроля входит проверка доставки ВМ с мест хранения к местам производства взрывных работ и их охрана; проверка порядка получения ВМ; проверка порядка действий трудящихся при обнаружении утраты ВМ; проверка выполнения общих правил ведения взрывных работ;

- ненадлежащем требовании от работающих соблюдения инструкций по охране труда (п. 4.11 «Положения...»), выразившемся в нарушении:

1. «Положения о подземном участке буровзрывных работ», согласно пункту 4.16 которого на истце лежит обязанность по обеспечению соблюдения работниками трудовой, производственной и технологической дисциплины и проведение с ними постоянной воспитательной работы;

2. Инструкции по охране труда для мастеров-взрывников рудника «Заполярный», в соответствии с пунктом 2.1.5 которой запрещается оставлять полученные взрывчатые вещества без присмотра или охраны, а в соответствии с пунктом 4.1. по окончании взрывных работ мастер-взрывник должен сдать неизрасходованные ВМ, отчитаться за расход и возврат ВМ с подписью в журнале формы № 2 и наряд-путевке;

- непринятии немедленных мер по прекращению работы при несоответствии рабочих мест требованиям безопасности… при отсутствии или неисправности ограждений (п. 4.12 «Положения...», выразившемся в нарушении:

1. Единых правил безопасности (ЕПБ) при разработке рудных, нерудных и россыпных месторождений полезных ископаемых подземным способом (ПБ 03-533-03), в соответствии с пунктом 31 которых каждое рабочее место должно находиться в безопасном состоянии, обеспечиваться проветриванием, освещением, средствами оповещения при аварии. При обнаружении нарушений требований безопасности работник должен, не приступая к работе, сообщить об этом непосредственным руководителям работ или диспетчеру шахты, а в соответствии с пунктом 33 ЕПБ горные выработки, состояние которых представляет опасность для людей, или работа в которых временно приостановлена, а также устья шурфов, зоны обрушения на поверхности должны быть защищены ограждениями или соответствующими запрещающими знаками;

2.Положения о руководстве взрывными работами в рудоуправлении «Н», в соответствии с пунктом 1.17 которого в каждом случае утраты ВМ в подразделениях технический руководитель обязан немедленно сообщить руководству рудоуправления и в территориальный орган Ростехнадзора;

3. Единых правил безопасности при взрывных работах (ПБ 13-407-01), в соответствии с пунктом 36 которых утраты взрывчатых материалов (хищения, разбрасывания, потери) подлежат техническому расследованию в порядке, установленном Инструкцией о порядке технического расследования и учета утрат взрывчатых материалов в организациях, на предприятиях, подконтрольных Госгортехнадзору России, а в соответствии с пунктом 39 взрывчатые материалы на местах работ, а также заряженные шпуры, скважины и т.п. запрещается оставлять без надзора (охраны);

- ненадлежащем требовании от работников ведения технологических процессов и операций в соответствии с технологическими документами и требованиями безопасности (п. 4.13 «Положения...»), выразившемся в нарушении:

1.Приложения № 1 к Единым правилам безопасности при взрывных работах – Инструкции о порядке хранения, транспортирования, использования и учета ВМ, в соответствии с пунктом 2.1 которой взрывчатые материалы должны храниться в предназначенных для этой цели помещениях и местах, отвечающих установленным требованиям, а организация хранения ВМ должна исключать их утрату; а в соответствии с пунктом 3.4.4 указанной Инструкции после взрывных работ взрывник, на имя которого выписана наряд-путевка, и руководившее работами в смене лицо технического надзора обязаны подтвердить своими подписями в наряд-путевке фактический расход ВМ по назначению. Остатки ВМ, а также наряд-путевки по окончании рабочей смены взрывниками лично должны быть сданы на склады ВМ;

- ненадлежащем осуществлении контроля за соблюдением на руднике порядка учета, хранения, транспортирования и использования взрывчатых веществ (п.4.31 указанного Положения...»), выразившемся в нарушении:

1. пункта 7.3.1 «Положения...», согласно которому начальник ПУБВР несет ответственность за точное соблюдение подчиненным ему персоналом установленного порядка использования, получения, хранения и учета ВМ;

2. приведенных пунктов 2.1 и 3.4.4 Инструкции о порядке хранения, транспортирования, использования и учета ВМ;

- ненадлежащем обеспечении выполнения требований промышленной безопасности к хранению опасных веществ в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Иными словами, по мнению работодателя, принявшего решение об увольнении истца, виновные действия последнего выразились в том, что 26 октября 2008 года, когда истец отсутствовал на руднике «З», поскольку у него был выходной день, доставка взрывчатых материалов к месту производства взрывных работ производилась резервным путем, не на специально оборудованном транспорте, и в ходе доставки один мешок с ВМ был утрачен: оставлен за трубопроводом в околоствольной выработке ствола 7-бис, куда он скатился при выгрузке мешков с ВМ из клети на транспортное средство и откуда работники Г. и С. не смогли его извлечь, о чем был поставлен в известность и.о. мастера гонного Д. Приступив к исполнению служебных обязанностей 27 октября 2008 года, истец ограничился, по мнению работодателя, формальной проверкой документов по расходованию взрывчатых материалов, имея реальную возможность осуществить надлежащий контроль и установить допущенные нарушения. Впоследствии более двух недель истец, располагая информацией от крепильщика С. о наличии на участках брошенных ВМ, обязанность по осмотру горных выработок и путей доставки взрывчатых материалов осуществлял также формально. Руководству рудника и своему непосредственному руководителю данную информацию в нарушение п. 1.17 «Положения о руководстве взрывными работами в рудоуправлении «Н» не сообщил, достаточных и необходимых мер по проверке поступившей информации не предпринял, подробно С. не опросил, бесед с подчиненными мастерами-взрывниками не провел. Поскольку контроль за получением, использованием и транспортировкой ВМ входил в обязанности истца, нахождение мешка с гранулитом в скрытом от визуального наблюдения месте не освобождало последнего от обязанности осуществления должного контроля и осмотра горных выработок для проверки сохранности ВМ и безопасных условий ведения взрывных работ. Истец в силу занимаемой должности и должностной инструкции был обязан о нарушении порядка доставки 26 октября 2008 года ВМ и проверить путь их доставки к месту производства работ, в том числе горную выработку + 140 метра околоствольной выработки ствола 7-бис, чего не сделал. Ненадлежащее исполнение истцом прямых должностных обязанностей привело к выходу из-под контроля уполномоченных лиц взрывчатого вещества, длительному бесконтрольному нахождению мешка с ВМ – гранулитом АС-8 на территории рудника «З» в условиях, позволяющих совершить хищение данного вещества, и создавало опасность как для работников рудника, так и для неопределенного круга лиц.

Доводы представителя ответчика подтвердил допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля главный специалист по буровзрывным работам рудоуправления «Н» Г., который пояснил, что основанием увольнения истца послужило обнаружение спустя две недели после проведения взрывных работ, 11 ноября 2008 года мешка с гранулитом. В ходе проведенного расследования комиссия пришла к выводу о наличии вины истца в происшедшем, поскольку он как начальник подземного участка буровзрывных работ ответственен за несоблюдение проектов, паспортов и другой исполнительной документации, установленного порядка использования, получения, хранения и учета взрывчатых веществ взрывперсоналом рудника. В ходе расследования стало известно, что крепильщик С. сообщил истцу о наличии россыпи взрывчатых материалов в ГСВШ. Истец проверил эту информацию путем осмотра выработки, но ВМ не обнаружил. Истец, по мнению свидетеля, был обязан выяснить у С., где именно тот видел взрывчатое вещество, и сообщить об этом вышестоящему руководству. 11 ноября 2008 года в ходе проверки это взрывчатое вещество было обнаружено, только не в том месте, где оно, якобы, должно было находится, а в 30- 40 м от выработки, указанной С., потому, по мнению свидетеля, истец ответственен за непринятие должных мер по указанному сообщению. Также истец несет ответственность за действия мастера-взрывника Г. Истец согласно графику обязан осуществлять проверку буровзрывных работ 4 раза в месяц, контролировать весь процесс буровзрывных работ. После 26 октября и до момента обнаружения мешка с гранулитом истец осуществлял контроль не должным образом, что привело к фактической утрате и выходу из-под контроля 40 килограммов ВМ, потому при попустительстве истца были созданы условия для возможного выноса с рудника ВМ, которое можно использовать при изготовлении самодельных взрывных устройств. По мнению свидетеля, недостаточность контроля выражается в том, что истец обязан контролировать все пути доставки взрывчатых веществ к месту взрыва, что возможно в ходе разовой проверки, поскольку проверка путей доставки от склада до места взрыва, если идти пешком по маршруту транспортировки, займет 30 минут. Истец, как начальник участка, должен ориентироваться в контролируемом процессе и знать слабые места, приступив к работе 27 октября 2009 года он должен был выяснить, что ВМ доставлялись резервным путем, и тогда у него была возможность осмотреть прилегающую территорию и обнаружить ВМ.

Суд не может согласиться с доводами представителя ответчика и свидетеля Г.

В соответствии с п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 (ред. от 28.12.2006) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, необходимо учитывать, что под неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.д. Проверяя законность применения меры дисциплинарного взыскания в виде увольнения суд должен, в том числе, проверить факт совершенного работником нарушения, явившегося поводом к увольнению, действительно ли он имел место и мог ли явиться основанием для расторжения трудового договора.

Как установлено судом, 25 и 26 октября 2008 года истец А. отсутствовал на руднике, поскольку указанные дни дня него были выходными, что подтверждается табелем учета рабочего времени, в силу чего выдать наряд мастеру-взрывнику на производство 26 октября 2008 года взрывных работ он не мог, вопреки указанию на это в Акте служебного расследования случая обнаружения взрывчатого вещества, проведенного в период с 13 по 21 ноября 2008 года.

26 октября 2008 года во 2 смену с 8-00 до 16 часов 30 минут заступил мастер-взрывник Г., которому заместителем начальника ПУБВР Ж. была выдана наряд-путевка № 14 на производство в указанный день взрывных работ.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля мастер-взрывник рудника «З» Г., подтвердил эти обстоятельства и пояснил, что он действительно 26 октября 2008 года, заступив во вторую смену с 8-00 часов, получил от заместителя начальника участка Ж. наряд-путевку № 14 на проведение взрывных работ на участке № 4, после чего от и.о. мастера-горного Д. получил подтверждение на производство локального взрыва с указанием конкретного места, после чего совместно с крепильщиком С. получили на складе необходимые ВМ. В связи с отсутствием тепловоза доставка ВМ осуществлялась резервным путем при помощи клети, в которую были загружены ВМ и подняты на отметку +140, где вдвоем с С. они стали производить вручную выгрузку ВМ на землю, но в это время было подано транспортное средство «Юта-лифт», не приспособленное для перевозки, поскольку специализированный автомобиль вышел из строя. Чтобы автомобиль колесами не раздавил мешок, Г. положил его на трубу трубопровода, освобождая путь автомобилю, однако этот мешок соскользнул за трубы, и как ни пытались они с С. и водителем К. извлечь этот мешок после погрузки всех остальных ВМ, у них ничего не получилось. Времени для производства взрывных работ оставалось мало, потому он решил оставить мешок с гранулитом за трубами, однако по прибытии на место взрыва сообщил об этом руководителю работ Д. в присутствии заместителя начальника ПУОГР Ф. и посоветовал, что содержимое мешка необходимо размыть водой и, таким образом, оно будет уничтожено, на что Д. согласился. После проведения работ они с Д. в соответствии с установленным порядком подписали наряд-путевку об использовании в полном объеме ВМ, а истцу он о нарушениях ничего не сообщил, включая информацию и ненадлежащей транспортировке. В дальнейшем полагал, что содержимое мешка уничтожено Д., а указанные события обнародовать не хотел, понимая, что работал с нарушением положений.

Свидетель С. в судебном заседании подтвердил факт телефонного звонка истцу, целью которого было узнать номер телефона отдела кадров, сообщил, что звонил он в свой выходной день, однако даже примерной даты звонка не помнит. Не отрицает, что в разговоре сообщил истцу об обнаружении раздавленного взрывного патрона с высыпавшимся из него взрывчатым веществом. В связи с чем сказал истцу, чтобы тот сходил и посмотрел на ГСВШ, что взрывчатка валяется под ногами, имея в виду этот раздавленный патрон. На следующий день, А. сказал, что ничего не нашел. ГСВШ находится примерно в 100 метрах от места обнаружения мешка с гранулитом, в стороне. Категорически отрицает то обстоятельство, что он сообщал истцу об утраченном 26 октября 2008 года мешке, относительно которого суду пояснил, что в указанный день он был направлен в помощь мастеру-взрывнику Г., с которым они вместе получили мешки со взрывчаткой, которую из-за отсутствия электровоза вдвоем подкатили к клети и подняли на уровень +140, где стали выгружать на землю, но в это время прибыла оборочная машина «Юта-лифт», и, чтобы колеса не раздавили мешки, один из них положили на трубопровод, однако мешок скатился вниз за трубы, они не смогли его достать и оставили там, а по прибытии на место взрыва Г. сообщил об этом Д. и заместителю начальника 4 участка Ф., чтобы впоследствии этот мешок извлечь.

В протоколе опроса в ходе служебного расследования С. также не указывал на то, что он сообщал истцу об утраченном мешке, и также не мог назвать дату, когда он звонил истцу, в связи с чем не понятно, каким образом комиссия пришла к выводу о том, что С. сообщил истцу информацию об утраченном мешке в период после 26 октября 2008 года.

Вместе с тем, С. в протоколе опроса указал на то, что об утраченном мешке в день совершения нарушения был осведомлен не только и.о. мастера горного Д., но и заместитель начальника участка № 4 Ф.

Доводы свидетеля С. подтверждаются объяснением истца на имя начальника рудника от 12 ноября 2008 года, в котором истец не отрицает наличия звонка, однако также не указывает время этого звонка. Как видно из объяснения, получив от истца номер отдела кадров, С. перезвонил снова и веселым тоном сообщил, что на ГСВШ валяются взрывчатые вещества. Он сходил на место, указанное С., обследовал ГСВШ и ГЮВШ, ничего не нашел. При выдаче наряда мастерам-взрывникам он обратил внимание на эту информацию, но все в один голос утверждали о том, что с сохранностью ВМ полный порядок, случаев утраты нет и быть не может.

Согласно объяснению А. от 12 ноября 2008 года, данному комиссии по расследованию случая разбрасывания ВМ, выявленного 11 ноября 2008 года, информация об утере или разбрасывании ВМ типа гранулит АС-8 и других типов ему не поступала.

Свидетель К. пояснил, что 11 ноября 2008 года на горизонте + 140 метра при проведении оперативного обследования состояния учета, хранения и использования ВМ комиссией под трубопроводом был обнаружен мешок с гранулитом весом в 40 кг. В ходе расследования были выяснены обстоятельства происшедшего и выявлены виновные лица. По мнению свидетеля, вина истца, несмотря на то, что он сделал все, что от него, как от начальника участка зависело, состоит в слабом контроле за подчиненными, поскольку он был обязан их «вышколить», чтобы они в своей работе не допускали нарушений. Свидетель пояснил, что территории, которые необходимо контролировать, имеют большие площади. Истец был обязан контролировать в комплексе соблюдение паспортов взрывных работ, оформление документации по расходованию ВМ, проверка маршрутов доставки ВМ к местам взрыва и места производства взрывных работ, ведение технической документации. Как заместитель главного инженера К. вправе давать истцу задание по осмотру определенных мест, кроме того, истец в соответствии с Регламентом должен обследовать весь комплекс буровзрывных работ и самостоятельно определять, что ему необходимо осмотреть в плане осуществления контроля.

Также свидетель подтвердил, что мешок с гранулитом находился в скрытом от визуального наблюдения месте, где постоянно дует сильный сквозняк, и все работники стараются поскорее миновать это место, не обращая внимания на окружающую обстановку. Обнаруженный мешок был сильно запылен, и его было трудно отличить от почвы.

Кроме того, свидетель пояснил, что 26 октября 2008 года он сам находился на смене, подходил к месту, где должен был производиться взрыв, но, ни Г., ни С., ни Д. не сообщили ему об утрате мешка с гранулитом. Подписав наряд-путевку об использовании при локальном взрыве 26 октября 2008 года в полном объеме ВМ, Г. и Д. сделали невозможным для истца проверить достоверно, что часть ВМ не использовалась при взрыве.

Невозможность проконтролировать истцом при изложенных обстоятельствах использование ВМ не в полном объеме подтвердили также свидетели Г. и Г.

Факт сокрытия Г. и Д. утраты мешка с ВМ подтверждается также объяснениями Д. от 12 ноября 2008 года, в первом из которых он подтвердил свою осведомленность об оставленном под трубопроводом мешке с ВМ, однако не придал этому значения, а во втором указал на то, что к месту нахождения мешка не направился, поскольку после взрыва пошел газ, следующий день был для Д. выходным; в последующие дни полагал, что мешок сдали или уничтожили. Из объяснительных Д. видно, что 26 октября 2008 года на месте взрыва помимо него и Г. находился заместитель главного инженера К.

Эти доводы Д. отражены в протоколе его опроса.

Подтверждением доводов истца, а также свидетелей Г. и К. о нахождении мешка с гранулитом в скрытом от визуального наблюдения месте и о сложности его обнаружения в связи с запыленностью, служат то обстоятельство, что мимо указанного места в течение двух недель проходило значительное число работников, и указанный мешок обнаружен не был. Приказом начальника рудника обязанность осмотра горной выработки гор.+ 140 метра околоствольной выработки ствола 7бис закреплена за лицами технического надзора подземного транспортно-дробильного участка; как видно из объяснения сменного электромеханика У. им производился осмотр указанной выработки 4 ноября 2008 года, однако мешок с ВМ обнаружен не был, что также служит подтверждением доводов истца о невозможности обнаружения мешка с ВМ.

Оценивая все изложенные обстоятельства в их совокупности, суд приходит к выводу, что при решении вопроса об увольнении ответчик не установил факт неисполнения истцом трудовых обязанностей без уважительных причин.

В подтверждение доводов о том, что истец, приступив к работе 27 октября 2008 года и имея реальную возможность осуществить надлежащий контроль и установить допущенные 26 октября 2008 года нарушения, однако ограничился формальной проверкой документов по расходованию ВМ, представителем ответчика каких-либо доказательств не представлено. Представитель ответчика в судебном заседании не смог пояснить, каким образом истец конкретно мог осуществить надлежащий контроль и установить нарушения. Доводы представителя ответчика и свидетеля Г. о ненадлежащем контроле сведены к тому, что истец, располагая информацией С. о брошенных ВМ, не обнародовал эту информацию и не выполнил надлежащим образом осмотр горных выработок и путей доставки ВМ к месту взрыва.

Суд не может согласиться с указанными доводами:

- необнаружение истцом мешка с гранулитом связано с тем, что истец, по мнению суда, не был осведомлен об утрате 26 октября 2008 года мешка с ВМ: ни работодателем в ходе решения вопроса об увольнении истца, ни в настоящем судебном заседании не установлено, что С. сообщил истцу именно об утраченном мешке и что это сообщение в виде телефонного разговора С. с истцом произошло после указанной даты, а не до нее; кроме того, С. пояснил, что он сообщал истцу неконкретную информацию о россыпи ВМ от поврежденного взрывного патрона, и указывал место, расположенное в стороне от того, где был утрачен мешок с ВМ; доводы истца о том, что он с учетом сообщения С. осмотрел выработку, ответчиком не опровергнуты, а обнаружение мешка было затруднено в силу изложенных выше доказательств;

- суд не может согласиться с доводами представителя ответчика и свидетеля Г. о том, что располагая информацией, полученной от С., истец нарушил требования п.1.17 Положения о руководстве взрывными работами; кроме того, не опросил работников и достоверно не выяснил обстоятельства утраты мешка с ВМ.

В соответствии с п. 1.17 Положения о руководстве взрывными работами в рудоуправлении «Норильск-1» о каждом случае аварии, травматизма при взрывных работах и работах с ВМ, утраты взрывчатых материалов в подразделениях (на объектах) рудоуправления ТЕХНИЧЕСКИЙ РУКОВОДИТЕЛЬ подразделения обязан незамедлительно сообщить руководству рудоуправления и в территориальный орган Ростехнадзора.

Указанное требование положения относится к обязанности технического руководителя, каковым в соответствии с п. 3.1 Приказа № 295 от 26 марта 2008 года является главный инженер. Кроме того, незамедлительное сообщение предусмотрено в случае ... утраты взрывчатых материалов.

Истцом такой утраты достоверно установлено не было.

По его пояснениям, после телефонного разговора с С., сообщившему ему о россыпи ВМ, истец, проверяя эту информацию, направился в указанное С. место и осмотрел его, однако ВМ не обнаружил. Об утрате мешка с ВМ он не знал не только достоверно, но и разговоров об этом не слышал, потому, поскольку информация С. не подтвердилась, оснований для ее сообщения руководству у него не имелось. Требования ЕПБ предусматривают наличие технического расследования, но при установленном факте утраты, а не при наличии неподтвержденной информации;

- проверить надлежащую доставку ВМ к месту взрыва при наличии оформленной наряд-путевки, подписанной мастером-взрывником и горным мастером об использовании всех полученных ВМ при производстве взрывных работ истец не имел реальной возможности, чего не оспаривает представитель ответчика и допрошенные свидетели;

- проверить общие правила ведения взрывных работ 26 октября 2008 года истец также не имел реальной возможности, поскольку 25 и 26 октября 2008 года у него были выходные дни, и на руднике он отсутствовал;

- о ненадлежащем контроле за выполнением обязанностей подчиненными истцу работниками ответчик судит по результату, когда мастер-взрывник Г. в ходе производства взрывных работ 26 октября 2008 года допустил ряд грубых нарушений правил безопасности, а также, будучи осведомленным о нарушениях при транспортировке ВМ, не приостановил выполнение взрывных работ, и впоследствии не доложил о нарушениях истцу, что свидетельствует и об отсутствии воспитательной работы с подчиненными со стороны истца.

Суд также не может согласиться с указанными доводами ответчика: как установлено судом, мастер-взрывник Г., работающий в указанной должности более 10 лет, и его право ведения взрывных работ на 2008 год подтверждено, им успешно сданы квалификационные экзамены, ознакомленный с Инструкцией по охране труда для мастеров-взрывников рудника «З», проходящий инструктаж в установленное время, о чем в деле имеется подтверждение, не имеющий по состоянию здоровья психических отклонении, умышленно пошел на грубые нарушения при транспортировке ВМ, которые скрыл от истца, являющегося его непосредственным руководителем, не прекратил доставку ВМ и взрывные работы, обнаружив отсутствие специализированного транспорта, не сдал в установленном порядке неиспользованные ВМ, также скрыв это обстоятельство от истца.

Как полагает суд, добросовестное отношение работников к своим трудовым обязанностям зависит не только от истца и от проведенной им воспитательной работы, но и от личностных качеств работников, к подбору которых истец отношения не имеет.

На истца действительно возложена обязанность ответственности за действия подчиненных, но, когда персонал умышленно идет на грубые нарушения правил по охране труда и скрывает это от истца как от непосредственного руководителя, реально исполнить эту обязанность невозможно;

- надлежащего хранения утраченного мешка с ВМ истец также обеспечить не имел возможности в силу своей неосведомленности об утрате.

Приказом № * от 20 ноября 2008 года в приказ № * были внесены изменения: начальнику ОРП - подготовить необходимые документы для увольнения мастера-взрывника Г., по пп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ; подготовить необходимые документы для увольнения и.о. горного мастера Д. и начальника ПУУБВР А. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
На момент увольнения истец был трижды привлечен к дисциплинарной ответственности, и ему объявлены выговоры:

- приказом № * от 29 января 2008 года за слабый контроль правильности и регулярности ведения планограммы выпуска руды, выполнения подземными горными участками календарного плана горных работ по направлениям и объемам;

- приказом № * от 29 февраля 2008 года за невыполнение требований «Положения об организации выдачи нарядов на выполнение работ в горных подразделениях ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель», неправомерные действия по изменению графиков выходов работников, ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей;

- приказом № * от 16 мая 2008 года за недостаточный уровень осуществления контроля за соблюдением трудовой и производственной дисциплины подчиненным персоналом, ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, допущенный при этом несчастный случай.

Поскольку доводы ответчика о совершении истцом дисциплинарного проступка подтверждения не нашли, а судом не установлено неисполнение истцом без уважительных причин трудовых обязанностей, даже при наличии указанных дисциплинарных взысканий основания для увольнения истца по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ отсутствуют.

Не оспаривая права работодателя в принятии решения об определении круга работников, подлежащих дисциплинарной ответственности, суд обращает внимание на то, что служебное расследование по факту обнаружения брошенных ВМ проведено неполно и содержит сведения, усугубляющие вину истца, но не соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

Согласно Акту служебного расследования 26 октября 2008 года и Акту технического расследования случая разбрасывания взрывчатых материалов взрывные работы велись по наряду, выданному истцом. При этом нигде не отражено, что истец не только в указанный, но и в предшествующий дни отсутствовал на руднике в связи с выходными днями.

Ряд работников (в т.ч. руководителей), которые также непосредственно несут ответственность по соблюдению правил охраны труда при производстве взрывных работ и которые 26 октября 2008 года, когда велись взрывные работы, находились не смене, не только не привлечены к дисциплинарной ответственности, но и не включены в круг лиц для дачи показаний при выяснении обстоятельств, что ставит под сомнение объективность ответчика при решении вопроса о применении к истцу крайней меры дисциплинарного взыскания.

Оценивая все изложенные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о незаконности увольнения истца, что дает основание для удовлетворения исковых требований А. о восстановлении на работе.

Соблюдение ответчиком процедуры привлечения А. к дисциплинарной ответственности: истребование объяснения до применения дисциплинарного взыскания, выяснение принадлежности А. к профсоюзной организации, своевременное ознакомление с приказом об увольнении, выдача трудовой книжки в день увольнения и начисление окончательного расчета, не могут повлиять на выводы суда о незаконности увольнения истца.

Согласно ч. 1 ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения… незаконным, работник должен быть восстановлен на прежней работе оранном, рассматривающим трудовой спор, в связи с чем А. подлежит восстановлению в должности начальника подземного участка буровзрывных работ рудника «З» Рудоуправления «Н» в 26 ноября 2008 года.

В соответствии с ч. 2 ст. 392 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Как следует из справки, представленной ответчиком, среднедневной заработок истца, исходя из среднемесячного заработка, составляет 3.529,21 рублей, чего истец и его представитель не оспаривают, в связи с чем за весь период вынужденного прогула с 26 ноября 2008 года по 25 июня 2009 года включительно в пользу истца ответчик обязан выплатить 497.618 рублей 61 копейку (3.529,21 х 141 день).

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина за требование имущественного характера в размере 6.576 рублей 19 копеек, за требование неимущественного характера в размере 100 рублей, что в сумме составляет 6.676 рублей 19 копеек.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования А. о восстановлении на работе удовлетворить.

Восстановить А. в должности начальника подземного участка буровзрывных работ рудника «З» Рудоуправления «Н» ОАО «ГМК «Норильский никель» с 26 ноября 2008 года.

Взыскать с ОАО «ГМК «Норильский никель» в пользу А. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 497.618 рублей 61 копейка.

Взыскать с ОАО «ГМК» Норильский никель государственную пошлину в доход федерального бюджета в размере 6.676 рублей 19 копеек

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме через Норильский городской суд, однако в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.


Председательствующий:


Решение суда вступило в законную силу




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Норильского городского суда Красноярского края от 25.06.2009