Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Норильского городского суда Красноярского края от 15.05.2009


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ признано незаконным, поскольку перед применением дисциплинарного взыскания работодатель не истребовал объяснения работника


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

15 мая 2009 года

город Норильск


Норильский городской суд Красноярского края в составе
председательствующего С.,
с участием прокурора И.,
при секретаре К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к Негосударственному аккредитованному частному образовательному учреждению высшего профессионального образования Современная гуманитарная академия о восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истица обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, мотивируя тем, что с декабря 2001 года она исполняла обязанности директора Норильского филиала негосударственного образовательного учреждения Современный гуманитарный институт, ныне негосударственное аккредитованное частное образовательное учреждение высшего профессионального образования Современная гуманитарная академия. 18 января 2005 года истица принята на должность директора Норильского филиала.

Приказом № от 13 мая 2008 года ей объявлен выговор за ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на нее, как на директора филиала, выразившихся в нарушении сроков уплаты налогов.

Приказом № * от 26 сентября 2008 года истица уволена по пункту 5 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей.

Истица не согласна с указанным увольнением, поскольку дисциплинарных проступков она не совершала, а также мотивирует тем, что ее увольнение произведено с нарушением установленного Трудовым кодексом РФ порядка: у нее не было истребовано работодателем объяснение. Кроме того, 19 сентября 2008 года по электронной почте поступил приказ о ее увольнении по указанному основанию, после чего по телефону начальник отдела кадров С. предложила ей написать заявление об увольнении по собственному желанию, поскольку работать истице все равно не дадут в силу не сложившихся с новым куратором отношений. Истица направила в тот же день заявление об увольнении ее по собственному желанию с 22 сентября 2008 года, после чего ее уведомили о необходимости отработки двух недель, в связи с чем она подлежала увольнению на основании ее заявления с 3 октября 2008 года, и истица продолжила работу. 26 сентября 2008 года в период исполнения трудовых обязанностей истица получила травму и находилась на лечении, в связи с чем 1 октября 2008 года отозвала свое заявление об увольнении по собственному желанию, и тогда 26 сентября 2008 года ответчик уволил ее по указанному выше основанию. С приказом об увольнении истица ознакомилась 11 ноября 2008 года.

По мнению истицы, ее виновные действия какого-либо подтверждения не имеют. Необоснованностью увольнения истице причинены нравственные страдания, поскольку с формулировкой по отрицательному мотиву она лишена возможности трудоустроиться.

В судебном заседании истица, настаивая на исковых требованиях со ссылкой на приведенные обстоятельства, заявила о своем несогласии с приказом о дисциплинарном взыскании от 13 мая 2008 года, согласно которому ей был объявлен выговор за несвоевременную уплату налогов, пояснив, что налоги были уплачены согласно предписанию, полученному из Инспекции по налогам и сборам в установленный срок, однако ответчик перед наложением дисциплинарного взыскания не выяснил этого обстоятельства. Не проверил движение по счету, а у нее не истребовал объяснения. В части второго дисциплинарного нарушения истица пояснила, что филиал содержится на денежные средства, поступающие за обучение от студентов, при этом эти средства вносятся студентами не на счет Норильского филиала, а в Москву на счет академии (СГА), которая впоследствии перечисляет 35% от поступивших сумм на счет филиала. Из этих средств выплачиваются налоги и заработная плата работникам филиала. Перечисляемых средств всегда недостаточно, и в течение последних двух лет истица направляла в академию обоснование увеличения денежных средств до 42%, поднимая неоднократно этот вопрос перед академией, руководство которой только обещало решить указанный вопрос. Иных источников поступления денежных средств филиал не имеет. В июне 2008 года ситуация с недостатком денежных средств повторилась. Необходимо было рассчитаться с уволенными и сокращенными работниками, а также выплатить отпускные сотрудникам филиала, на что с учетом сотрудников, уходящих в отпуск в июле требовалось 640.000 рублей, о чем руководство академии было поставлено в известность и согласилось перечислить необходимую сумму, потребовав расчеты и реестр с указанием работников, которым необходимы выплаты, размеров этих выплат и номеров их счетов в банке, сообщив, что все необходимые средства будут перечислены непосредственно на эти счета, и присутствия для этого в Норильске истицы, у которой с 8 июля 2008 года начинался отпуск, не требуется. Направляя реестр, истица включила в него и сотрудников, идущих в отпуск в августе, потому сумма была определена выше, чем 640.000 рублей, с чем академия согласилась. Уточнив эти обстоятельства, оставив контактные телефоны главному бухгалтеру А., остававшейся в филиале, истица уехала в отпуск. 15 июля 2008 года деньги из академии на счета работников были перечислены. По окончании отпуска 28 августа 2008 года она приступила к работе. 19 сентября 2009 года по электронной почте поступил приказ № от 19 сентября 2008 года об увольнении ее по п. 5 ст. 81 ТК РФ.

В тот же день по совету руководителя отдела кадров, сообщившего, что истице работать не дадут, направила заявление об увольнении по собственному желанию с 22 сентября 2008 года. 26 сентября 2008 года истица получила травму и находилась на лечении, в связи с чем 1 октября 2008 года отозвала свое заявление об увольнении, а 11 ноября 2008 года была ознакомлена с приказом о своем увольнении от 26 сентября 2008 года. При этом ответчик исказил обстоятельства, связанные с нехваткой денежных средств, а у нее не истребовал объяснения, что дало ей основания для оспаривания приказа об увольнении.

Представитель истицы, адвокат М., действующая на основании ордера № *, поддержала исковые требования, ссылаясь на приведенные обстоятельства.

Представитель ответчика, не соглашаясь с исковыми требованиями в полном объеме, направил в суд свои письменные возражения, в которых сослался на приказ № от 13 мая 2008 года об объявлении выговора за нарушение сроков уплаты налогов, причиной издания которого явилось требование № от 16 апреля 2008 года о погашении задолженности, числящейся за филиалом с декабря 2007 года, а истица, как директор филиала, не обеспечила в соответствии со своими должностными обязанностями своевременную уплату этих налогов.

7 июля 2008 года в ходе проверки обращения истицы о выдаче аванса в сумме 640.000 рублей для выдачи заработной платы сотрудникам филиала были выявлены факты задержки с января по июнь 2008 года, а с учетом заработной платы за июль 2008 года размер задолженности составил 1.342.283 рубля, в связи с чем 2 июля 2008 года истице было предложено дать объяснение, от чего она отказалась и, не приняв мер к погашению задолженности и выплате денег сотрудникам, с 8 июля 2008 года убыла в отпуск продолжительностью 52 дня. Не имея реальной возможности отозвать истицу из отпуска для исполнения ею своих обязанностей по выплате заработной платы, академия 15 июля 2008 года выплатила работникам задолженность, перечислив всю сумму заработной платы на лицевые счета сотрудников филиала непосредственно из Москвы. После выхода истицы 26 августа 2008 года из отпуска, с учетом тяжести совершенного дисциплинарного проступка и предыдущего дисциплинарного приказа было произведено увольнение истицы в соответствии с приказом № * от 19 сентября 2008 года, с которым она ознакомлена в тот же день. Указанный приказ истица не обжаловала, а подала заявление об увольнении по собственному желанию, в чем ей было отказано, а 26 сентября 2008 года издан приказ №, изменивший дату увольнения истицы на 26 сентября 2008 года, о чем истица была уведомлена, приказ направлен ей по почте. На основании заявления от 19 сентября 2008 года ее трудовая книжка выслана истице по указанному ей адресу, в силу чего каких-либо нарушений закона работодателем не допущено, в силу чего увольнение истицы является законным и обоснованным, потому оснований для удовлетворения иска не имеется.

Представитель ответчика, адвокат А., чьи полномочия подтверждены доверенностью № *, исковые требования не признал со ссылкой на приведенные обстоятельства. Просит в иске отказать в полном объеме.

Заслушав пояснения сторон, свидетеля, исследовав материалы дела, суд находит иск обоснованным и подлежащим удовлетворению в следующем объеме и по следующим основаниям:

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарной взыскание.

Как установлено в судебном заседании, истица назначена на должность директора Норильского филиала СГА на основании заключенного с нею трудового договора № * от 18 января 2005 года приказом № * от 18 января 2005 года.

Приказом № * от 13 мая 2008 года на истицу наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Как следует из приказа, выговор истице, как директору Норильского филиала, объявлен «за ненадлежащее исполнение возложенных на нее пунктом 3.3.2 «Должностной инструкции» обязанностей, выразившихся в нарушении сроков уплаты налогов в соответствии с руководящими документами СГА.

В соответствии с пунктом 3.3.2 Должностной инструкции директора Норильского филиала современной гуманитарной академии, утвержденной 2 июня 2008 года, ознакомления с которой после ее утверждения ректором СГА истица не оспаривает, в обязанности директора филиала, за выполнение которых он несет полную ответственность, входит выполнение в филиале финансовых и бухгалтерских операций, включая выплаты зарплаты, налогов, расчеты по договорам, предоставление первичных документов и отчетов в бухгалтерию СГА и др. в соответствии с руководящими документами СГА.

Ответчиком в подтверждение возражений также представлена Должностная инструкция, утвержденная тем же руководителем 11 февраля 2008 года и содержащая аналогичную редакцию пункта 3.3.2, но в которой отсутствуют 4 и 5 разделы, предусматривающие права и обязанности указанного работника. Как следует из представленного ответчиком экземпляра, истица ознакомлена с Должностной инструкцией 15 апреля 2008 года, о чем свидетельствует ее подпись.

Однако истица в судебном заседании категорически опровергла принадлежность указанной подписи ей, и суд принимает ее доводы как заслуживающие внимание, поскольку, при обозрении документов, приобщенных к материалам дела и содержащих подписи истицы не только в копиях, но и в подлинниках, их несходство с подписью в Должностной инструкции, представленной ответчиком, очевидно, с чем согласился в судебном заседании и представитель ответчика.

Должностной инструкции за предыдущие годы, содержащей обязанности, изложенные в указанном пункте, ответчиком не представлено. Указанное обстоятельство дает суду основания полагать, что на момент издания дисциплинарного приказа № от 13 мая 2008 года истица не была ознакомлена с требованиями Должностной инструкции, нарушение которой поставлено ей в вину.

Ответчик указывает на то, что причиной издания приказа № 369 от 13 мая 2008 года явилось требование ИФНС по городу Норильску от 16 апреля 2008 года о погашении задолженности по уплате налогов в размере 119.764 рубля, числящейся за Норильским филиалом.

Как видно из указанного требования, сроком уплаты налоговых платежей значится 5 мая 2008 года. Согласно выписке движения денежных средств по расчетному счету филиала за 2008 год перечисление указанных платежей на счет ИФНС произошло 7 мая 2008 года.

Как пояснила в судебном заседании главный бухгалтер филиала А. уплата платежей была произведена филиалом в последний день установленного срока, 5 мая 2008 года, а перечисление на счет взыскателя относится к 7 мая 2008 года, что нашло свое отражение в движении по счету.

Это подтверждается и письмом истицы на имя проректора С.

В нарушение требований ч. 1 ст. 193 ТК РФ работодатель не истребовал от истицы объяснения, не установил все обстоятельства, имеющие значения для дела, а издал дисциплинарный приказ, который с учетом нарушения порядка привлечения истицы к дисциплинарной ответственности подлежал бы отмене в силу изложенных обстоятельств, но, поскольку приказ в установленные трудовым законодательством сроки истицей не обжалован, уважительных причин, препятствующих этому не установлено, дисциплинарный приказ является действующим.

Вместе с тем, одного дисциплинарного приказа от 13 мая 2008 года № недостаточно для признания увольнения истицы по указанному основанию законным и обоснованным, поскольку дисциплинарные приказы № * от 19 сентября 2008 года и № * от 26 сентября 2008 года также незаконны.

Согласно ч. 3 ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске...

Как указывается в приказе № * от 19 сентября 2008 года К. уволена 19 сентября 2008 года по п. 5 ст. 81 ТК РФ за то, что «допустила задержку выплаты сотрудникам заработной платы, чем нарушила требования Временного положения по бухгалтерскому учету филиалов НОУ СГА, а также пункты 2.4 и 3.3.2 Должностной инструкции, с учетом имеющегося дисциплинарного взыскания в виде выговора в соответствии с приказом от 13 мая 2008 года № *.

Помимо указанного приказа, сторонами представлен приказ за № * от 26 сентября 2008 года об увольнении истицы 26 сентября 2008 года по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, не содержащий ссылки на то, какой дисциплинарный проступок совершен истицей. В качестве основания указывается приказ № * от 19 сентября 2008 года.

Причина издания второго приказа и изменение даты увольнения истицы в приказе отсутствуют.

Согласно записи в данном приказе, истица ознакомлена с его содержанием 11 ноября 2008 года и с увольнением не согласна.

Оба приказа не содержат указания на конкретные нарушения, допущенные истицей, отсутствует время совершения дисциплинарного проступка, в чем конкретно выразились нарушения пункта 3.3.2 Должностной инструкции: за какой период и по какой причине истица допустила задержку заработной платы, каким конкретно сотрудникам, в каком размере, срок отпуска кого из сотрудников в результате этих действий оказался нарушенным.

В соответствии с ч. 1 ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Основанием увольнения в указанном дисциплинарном приказе значится служебная записка С. от 19 сентября 2008 года № *.

Из содержания указанной служебной записки следует, что с просьбой выдачи аванса в размере 640.000 рублей истица обратилась в конце июня 2008 года (имеется ссылка на служебные записки истицы по указанному вопросу № * от 24 июня 2008 года и № * от 27 июня 2008 года. 7 июля 2008 года вскрылся факт наличия задолженности по заработной плате с января по июнь 2008 года в размере 1.356.720 рублей 52 копейки. С 8 июля 2008 года ушла в отпуск продолжительностью 52 дня, не исполнив своей обязанности по обеспечению выплаты заработной платы сотрудникам филиала, в связи с чем СГА, ликвидируя задолженность по заработной плате перечислил напрямую денежные средства из Москвы на лицевые банковские счета работников филиала.

Служебная записка, положенная в основу дисциплинарного приказа № * от 19 сентября 2008 года конкретных данных о совершении истицей дисциплинарного проступка не содержит.

Служебная проверка, подтверждающая факты, изложенные в служебной записке С. и вину истицы в невыплате заработной платы, ответчиком не представлена, на факт ее проведения ответчик не указывает, с ее результатами истица не ознакомлена. Представленными ответчиком документами причина нехватки денежных средств по вине истицы не установлена, ее доводы относительно этой нехватки по причине недостаточного перечисления Норильскому филиалу денежных средств, не опровергнуты.

Не оспаривая факта направления служебных записок по поводу нехватки денежных средств и ее причин, истица пояснила в судебном заседании, что после получения ее служебных записок ответчик предложил направить в его адрес реестр с указанием работников, которым полагаются выплаты, размеры этих выплат и номера банковских счетов, куда без ее участия из СГА будут переведены денежные средства, что и было сделано, при этом в реестр были включены сотрудники, уходящие в отпуск в июле и августе, потому сумма превысила размер аванса в 640.000 рублей (по июнь 2008 года), требуемого первоначально. При этом работник бухгалтерии СГА сообщила о переводе сотрудникам филиала денежных средств 15 июля 2008 года, уверив, что присутствия истицы для этого не требуется, и она может уезжать в отпуск.

Установлено, что истица выехала в отпуск 8 июля 2008 года, что подтверждается проездным билетом.

Суд приходит к выводу, что порядок увольнения истицы нарушен.

Истица отрицает затребование у нее ответчиком объяснения относительно невыплаты заработной платы сотрудникам филиала.

Обратные доводы ответчика суд находит неубедительными.

Факт подачи истицей служебных записок от 24 и 26 июня 2008 года о выдаче аванса нашел свое подтверждение, поскольку помимо нее на них указывает и ответчик.

По пояснениям истицы 2 июля 2008 года по рекомендации руководства СГА в академию по электронной почте направлены реестры на выплату заработной платы.

Согласно служебной записке проректора С., факт наличия задолженности по заработной плате вскрылся 7 июля 2008 года. Вместе с тем, в той же записке указывается дата объяснения еще 2 июля 2008 года, т.е. до момента установления проступка.

Ответчиком представлен акт от 4 июля 2008 года об отказе К. дать письменное объяснение. Согласно указанному акту 2 июля 2008 года Департаментом центров доступа по электронной почте в Норильский филиал за № * направлена служебная записка, полученная истицей, где последней предложено дать объяснение о причине нехватки денежных средств для выплаты зарплаты сотрудникам, но объяснения К. не представила.

Служебная записка № * суду не представлена. Доказательства, подтверждающие ее направление в Норильский филиал, и получение истицей этой записки также отсутствуют. Акт составлен в городе Москве. Все участники, подписавшие акт, являются сотрудниками Департамента центра доступа, место работы которых также находится в Москве, в связи с чем суду не ясна возможность указанных сотрудников дистанционно засвидетельствовать факт истребования работодателем у истицы объяснения и факт ее отказа дать это объяснение.

Оценивая изложенные доказательства, суд не принимает указанный акт как доказательство выполнения работодателем требований ч. 1 ст.193 ТК РФ и расценивает его как недостоверное доказательство.

Изложенные доказательства убеждают суд в нарушении порядка увольнения, выразившегося в применении дисциплинарного взыскания без истребования объяснения работника, что является основанием для восстановления на работе.

Вместе с тем, поскольку акт от 4 июля 2008 года содержит указание на дату «2 июля 2008 года», следовательно, ответчику в указанный срок уже было известно о дисциплинарном проступке истицы, и с этой даты подлежит исчислению срок привлечения истицы к дисциплинарной ответственности.

Истица находилась в очередном отпуске с 8 июля 2008 года. 26 августа 2008 года она приступила к работе. Доказательств в опровержение этому ответчик не представил.

Несмотря на два дисциплинарных приказа об увольнении истицы (№ * от 19 сентября 2008 года и № * от 26 сентября 2008 года), ее трудовая книжка содержит запись об увольнении в соответствии с приказом № * от 26 сентября 2008 года, из чего следует, что увольнение истицы произведено не 19, а 26 сентября 2008 года, то есть по истечении месячного срока (с 2 по 7 июля 2008 года (6 дней), с 26 августа по 26 сентября 2008 года, всего 36 дней).

С учетом изложенных обстоятельств приказы от 19 сентября 2008 года № * и № * от 26 сентября 2008 года нельзя признать законными и обоснованными.

Кроме того, по пояснениям истицы, после получения 19 сентября 2009 года по электронной почте приказа № * об увольнении по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ она по совету руководителя отдела кадров направила заявление об увольнении ее по собственному желанию.

Эти доводы подтверждены копией заявления об увольнении по собственному желанию и заявления ос просьбой выслать трудовую книжку по почте по домашнему адресу истицы, объяснением секретаря Норильского филиала П., подтверждающего указанные обстоятельства. Получение данного заявления 19 сентября 2008 года не оспаривает и ответчик, указывая на него в своем письменном отзыве.

По пояснениям истицы, в связи с подачей ею заявления, руководитель отдела кадров по телефону уведомил ее об удовлетворении заявления и о необходимости двухнедельной отработки, сообщив, что с учетом этого она будет уволена 3 октября 2008 года.

Ответчик в отзыве утверждает, что данное заявление истицы не было удовлетворено, подтверждением чему служит приказ о ее увольнении от 26 сентября 2008 года. При этом подлинник заявления истицы об увольнении ее по собственному желанию ответчик в распоряжение суда не представил, что не исключает возможности наличия на нем визы руководителя об удовлетворении заявления истицы и об увольнении ее по собственному желанию.

Суд принимает во внимание пояснения истицы в этой части, исходя из того, что косвенным доказательством достоверности ее доводов служат фактические обстоятельства дела, поскольку истица продолжила работать по 26 сентября 2008 года включительно после приказа об увольнении от 19 сентября 2008 года, и этот факт бесспорно установлен.

Факт издания ответчиком приказа об увольнении 26 сентября 2008 года также ставится судом под сомнение, исходя из следующих доказательств:

Как следует из пояснений истицы, 26 сентября 2008 года она в 15 часов в период исполнения трудовых обязанностей получила травму, в результате которой с 29 сентября 2008 года находилась на амбулаторном лечении. Впоследствии продолжала лечение как амбулаторно, так и в стационарных условиях.

Факт получения истицей травмы в течение рабочего дня 26 сентября 2008 года подтвердила в судебном заседании и свидетель А.

Период лечения истицы подтвержден листками нетрудоспособности, а также выписным эпикризом городской больницы.

Как пояснила истица, с учетом прохождения лечения она 1 октября 2008 года направила ответчику заявление об отзыве своего заявления об увольнении по собственному желанию.

Как видно из материалов дела, в тот же день 1 октября 2008 года в 14 часов 10 минут по московскому времени (18 часов 10 минут в Норильске) из отдела кадров СГА по электронной почте ей был направлен ответ о том, что «руководство СГА настаивало на увольнении согласно приказу № * от 19.09.2008 г. по ст. 81 п. 5 ТК РФ, что и было сделано».

Как видно из указанного письма, оно направлено в ответ на заявление К., поступившего в адрес ответчика 1 октября 2008 года в 8 часов 28 минут (время московское).

В соответствии с ч. 6 ст. 193 ТК РФ приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

В случае издания 26 сентября 2008 года приказа № *, у ответчика не имелось препятствий для направления этого приказа в Норильский филиал электронной почтой, как он это сделал относительно приказа № * от 19 сентября 2008 года. В случае отказа истицы получить этот приказ и ознакомиться с ним, у ответчика имелась возможность поручить работникам филиала составить акт об отказе истицы от ознакомления с приказом и от подписи, однако этого им сделано не было. Между тем, как видно из материалов дела, сообщение СГА с Норильским филиалом поддерживалось при решении всех вопросов путем электронной связи.

В этой связи достоверность объяснительной П., представленной ответчиком у суда вызывает сомнения:

- из указанного документа не видно, когда он составлен;

- из текста следует, что примерно в 10-11 часов (время московское) 26 сентября 2008 года П. в телефонном режиме уведомил истицу, что указанный день является ее последним рабочим днем в свете издания приказа об увольнении от 26 сентября 2008 года;

- не ясно, когда и в связи с чем подана указанная объяснительная записка;

- по мнению суда, при наличии 26 сентября 2008 года приказа об увольнении истицы и возможности его направления в тот же день электронной почтой в адрес Норильского филиала, необходимость ее уведомления о последнем дне работы в телефонном режиме отпала.

Как видно из материалов дела, временем получения истицей травмы является период с 14 часов 50 минут до 15 часов 00 минут, что также ставит под сомнение наличие телефонного разговора между истицей и автором объяснительной записки.

Утверждения ответчика о том, что К., зная об увольнении 26 сентября 2008 года, намеренно покинула территорию расположения Норильского филиала, объективного подтверждения не имеют.

Наличие указанного объяснения не только не подтверждает издание ответчиком 26 сентября 2008 года приказа об увольнении истицы, а, напротив, убеждает суд в отсутствии этого приказа на указанный день и издание его лишь после получения от истицы заявления об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию, что помимо изложенных доказательств подтверждается тем, что приказ № от 26 сентября 2008 года направлен в адрес Норильского филиала лишь 7 октября 2008 года. Сопроводительное письмо, направленное на имя директора (без указания фамилии), содержит требование «подписать и вернуть в отдел кадров в течение 10 дней».

По мнению суда, приказ об увольнении истицы, независимо от нахождения ее на лечении, подлежал немедленному направлению в Норильский филиал.

Истицей предъявлен почтовый конверт, в котором она 10 октября 2008 года получила от ответчика по почте свою трудовую книжку.

Согласно штемпелю на конверте, трудовая книжка истице также была направлена 1 октября 2008 года, в 10 часов 49 минут (время московское), т.е. после заявления истицы об отзыве своего заявления об увольнении по собственному желанию, полученному ответчиком в 08 часов 28 минут.

Изложенные доказательства позволяют суду прийти к выводу об издании ответчиком приказа № от 26 сентября 2008 года в связи с отзывом истицей 1 октября 2008 года своего заявления об увольнении по собственному желанию.

В судебном заседании представитель ответчика А. фактически подтвердил это, пояснив, что работодатель детально не подходил к выяснению обстоятельств, решая вопрос об увольнении истицы 26 сентября 2008 года, поскольку до этого истица обратилась с заявлением об увольнении по собственному желанию.

Кроме того, вызывают недоумение действия ответчика, считающего истицу уволенной по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ 26 сентября 2008 года, однако направившему в ее адрес 20 декабря 2008 года (отправитель – СГА, С.) на имя К. доверенность № * от 15 декабря 2008 года с правом ей, как директору Норильского филиала представлять интересы СГА во всех органах власти, учреждениях, организациях, и предприятиях города Норильска, заключать и расторгать договоры для филиала, заключать контракты на обучение, на открытие и закрытие банковских счетов, использовать денежные средства, поступающие на счет, подписывать документы, а также и ряд иных полномочий.

Оценивая все изложенные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о незаконности увольнения истицы и о наличии оснований для удовлетворения ее исковых требований.

Согласно ч. 1 ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным, работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим трудовой спор.

В связи с этим К. подлежит восстановлению в должности директора Норильского филиала СГА с 27 сентября 2008 года.

Согласно ч. 2 ст. 392 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Как следует из справки, представленной ответчиком, среднедневной заработок истицы, исходя из среднего месячного заработка, составляет 2.504 рубля 41 копейка, чего истица не оспаривает.

Вместе с тем, по ее расчету, представленному суду, период вынужденного прогула составляет 194 дня, в то время, как этот период, исчисляемый с 27 сентября 2008 года по день постановления решения составил 154 дня с учетом установленной истице пятидневной рабочей недели, потому за период вынужденного прогула с ответчика в пользу истицы подлежит взысканию 385.679 рублей 14 копеек.

В соответствии с ч. 7 ст. 394 ТК РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения суд может по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Как установил суд, истица уволена незаконно, в связи с чем испытывала нравственные страдания, связанные с потерей работы, осознавая, что в трудной ситуации, сложившейся на рынке труда в Норильском промышленном районе ей будет трудно найти работу, тем более, что до наступления права на пенсию ей остался один год. Кроме того, нравственные страдания усиливали то, что пострадала деловая репутация истицы, поскольку, по мнению ответчика, она оказалась недобросовестным работником, и эта информация стала достоверной для членов коллектива.

Суд считает разумным и справедливым определить размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истицы, в размере 10.000 рублей.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход федерального бюджета.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования удовлетворить частично.

Восстановить К. в должности директора Норильского филиала Негосударственного аккредитованного частного образовательного учреждения высшего профессионального образования Современная государственная академия с 27 сентября 2008 года, взыскав с ответчика в ее пользу заработную плату за время вынужденного прогула в размере 385.679 рублей 14 копеек и компенсацию морального вреда в размере 10.000 рублей, а всего взыскать с ответчика в пользу истца 395.679 рублей 14 копеек.

Взыскать с ответчика в доход федерального бюджета государственную пошлину за требования неимущественного характера в размере 200 рублей, за требование имущественного характера - 5.456 рублей 79 копеек, что в общей сумме составляет 5.656 рублей 79 копеек.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме в судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда через Норильский городской суд, однако в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Норильского городского суда Красноярского края от 15.05.2009