Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Трубчевского районного суда Брянской области от 14.07.2009


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ признано незаконным, поскольку работодатель в суде не доказал факт неисполнения работницей своих трудовых обязанностей


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

14 июля 2009 года

г.Трубчевск


Трубчевский районный суд Брянской области в составе:
председательствующего судьи Небуко В.А.,
при секретаре Антоновской Н.М.,
с участием: прокурора Картунова В.В.,
истицы Б.,
представителя истицы – адвоката Брянской областной коллегии адвокатов К*** С.В.,
представителей ответчика – Р. и адвоката Брянской областной коллегии адвокатов М*** Ю.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б. к Государственному стационарному учреждению социального обслуживания системы социальной защиты населения «Трубчевский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании приказов о дисциплинарных взысканиях незаконными и взыскании заработной платы, утраченной в связи с отстранением от работы,

УСТАНОВИЛ:

Истица Б. приказом № 43 с 3 апреля 2001 года была принята на работу в Государственное стационарное учреждение социального обслуживания системы социальной защиты населения «Трубчевский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей» (далее: дом-интернат) на должность медсестры палатной. Приказом директора дома-интерната № 43-к истица с 9.11.2005 г. была переведена на должность старшей медицинской сестры. /л.д.27, 107/.

Приказом директора дома-интерната № 201-к от 31.03.2009 г. «О дисциплинарном взыскании» истица была уволена с работы с 1 апреля 2009 года на основании ст. 81 п. 5 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин своих трудовых обязанностей. В приказе в качестве оснований увольнения истицы приведены приказы директора дома-интерната № 66 от 21.11.2008 г. и № 26 от 24.03.2009 г. «О дисциплинарном взыскании», акт № 5 от 15.03.2009 г., акты медицинского освидетельствования № 71 и № 72 от 15.03.2009 г., а также правила внутреннего трудового распорядка, должностная инструкция старшей медицинской сестры и объяснения Б. /л.д.28/.

Так согласно приказу директора дома-интерната № 66 от 21.11.2008 г. «О дисциплинарном взыскании» (далее: приказ № 66) за ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей Б. было объявлено замечание. Основанием к наложению взыскания послужил акт проверки № 300961 от 18.11.2008 г., составленный ТОУ Роспотребнадзора об отсутствии в доме-интернате данных о лицах, подлежащих дообследованию на туберкулез, и о том, что не ведется журнал учета лиц, подлежащих дообследованию у фтизиатра. /л.д.31/.

Согласно приказу директора дома-интерната № 26 от 24.03.2009 г. «О дисциплинарном взыскании» (далее: приказ № 26) истице за ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей был объявлен выговор. Основанием к наложению взыскания послужили результаты проверки, проведенной 24.02.2009 г. Управлением Росздравнадзора, в ходе которой было выявлено, что в доме-интернате хранятся лекарственные средства и изделия медицинского назначения с истекшим сроком годности. /л.д.32/.

Кроме этого приказом директора дома-интерната № 25 от 15.03.2009 г. «Об отстранении от работы сотрудников отделения медико-социальной реабилитации» (далее: приказ № 25) истица Б. с 14 до 20 часов 15.03.2009 г. была отстранена от работы на основании данных акта № 5 от 15.03.2009 г. «О контроле за работой в учреждении в выходные дни» (далее: акт № 5). /л.д.37/.

Как следует из указанного выше акта № 5 в результате осуществления контроля за работой учреждения в выходной день 15 января 2009 года в 12 часов 30 минут было выявлено, что дежурные санитарки (мойщицы) К.И.И. и Б.О.А., а также дежурная медсестра Б. находились на рабочем месте в нетрезвом состоянии. /л.д.38/.

Истица, не согласившись с приказом о ее увольнении, обратилась в суд с настоящим иском, в котором просит восстановить ее на работе в прежней должности, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула, а также признать приказы директора дома-интерната № 66, № 26 и № 25 незаконными, взыскать заработную плату за время отстранения ее от работы 15.03.2009 г. с 14 до 20 часов.

В судебном заседании истица Б. свои исковые требования поддержала и показала, что считает свое увольнение незаконным в связи с тем, что оспариваемый ею приказ об увольнении № 201-к, а также приказы ответчика № 66, № 26 и № 25 не отвечают требованиям Трудового кодекса РФ и фактическим обстоятельствам дела. Так основанием для издания приказа № 66 послужил акт проверки Роспотребнадзором об отсутствии в доме- интернате данных о лицах, подлежащих дообследованию на туберкулез, и о том, что не ведется журнал учета лиц, подлежащих дообследованию у фтизиатра. Согласно же ее должностной инструкции ей не вменялось в трудовые обязанности ведение учета лиц, подлежащих дообследованию на туберкулез, а равно и ведение журнала учета лиц, подлежащих дообследованию у фтизиатра. Такие обязанности были вменены другому работнику дома-интерната – медсестре К., последняя и занималась их ведением.

Основанием же для приказа № 26 послужили результаты проверки, проведенной в доме-интернате Росздравнадзором, в ходе которой в доме-интернате были выявлены лекарственные препараты с истекшим сроком годности. Как было установлено в ходе проверки часть лекарственных препаратов находилась в стоматологическом кабинете дома-интерната, который на момент проверки более 3-х месяцев не работал, а другая – в комнате их хранения и принадлежала ей. Также считает, что обстоятельства, изложенные в акте № 5, не нашли своего подтверждения. 15.032009 г. она работала согласно графику дежурной медсестрой, исполняя свои трудовые обязанности, и в тот день спиртного на работе не употребляла. Согласно медицинскому освидетельствованию, проведенному в Трубчевской ЦРБ 15.03.2009 г., у нее в тот день алкогольного опьянения установлено не было. Несмотря на это, директор дома-интерната приказом № 25 необоснованно отстранила ее от работы с 14 до 20 часов, и за указанное время ей не была начислена заработная плата. Санитарки К.И.И. и Б.О.А. употребили спиртное в обеденное время и о том, что они находятся в состоянии опьянения, она сама узнала от директора дома-интерната, поэтому докладывать последней было не о чем.

Представители дома-интерната – директор Р. и адвокат М*** Ю.И. посчитали увольнение истицы законным, так как последняя, по их мнению, допустила неоднократное неисполнение без уважительных причин своих трудовых обязанностей, имея дисциплинарные взыскания. Приказ № 66 Б. в установленный законом срок не обжаловала и считают, что на основании пропуска этого срока в удовлетворении иска в части обжалования приказа № 66 должно быть отказано. Указывают, что основанием для наложения на истицу выговора приказом № 26 послужило ненадлежащие исполнение последней своих должностных обязанностей по хранению медикаментов. Так как в ходе проверки Управлением Росздравнадзора в стоматологическом кабинете и в комнате хранения были обнаружены лекарственные препараты с истекшим сроком годности. Считают, что объяснение истицы о том, что часть указанных препаратов принадлежит последней, является несостоятельным, так как согласно акту от 16.03.2009 года за № 1 обнаруженные препараты истицей после проверки были сданы в ГУП «Брянскфармация» для уничтожения.

Также суду пояснили, что основанием для увольнения истицы приказом № 201-к послужило неоднократное неисполнение ею без уважительных причин возложенных на нее трудовых обязанностей, предусмотренных п.п. 2.1 и 2.3 должностной инструкции старшей медсестры, в соответствии с которыми последняя должна контролировать работу, в том числе и дежурных санитарок, а также организовывать работу всех служб по поддержанию санитарного состояния помещений. Однако, 15.03.2009 г. в 12 часов 30 минут дежурные санитарки К.И.И. и Б.О.А. находились на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, а в помещении карантинной был беспорядок. Считают, что Б. была обязана сообщить директору дома-интерната об указанных нарушениях, что сделано не было. Указание в акте № 5 от 15.03.2009 г. даты – 15 января 2009 года является опиской, допущенной при изготовлении акта.

Кроме этого они пояснили, что отстранение Б. от работы 15.03.2009 г. с 14 до 20 часов и не начисление за указанное время заработной платы связано с неадекватностью поведения истицы в указанное время и невозможностью выполнения последней своих трудовых обязанностей. Б. совместно с К.И.И. и Б.О.А. 15.03.2009 г. была направлена в Трубчевскую ЦРБ для медицинского освидетельствования. По их мнению, тот факт, что у Б. при освидетельствовании не было установлено алкогольного опьянения, не соответствует действительности, так как поведение Б. было неадекватным, что свидетельствует о том, что она была в состоянии опьянения. Поэтому приказ об отстранении Б. от работы 15.03.2009 года считают законным и обоснованным.

Допрошенные в суде в качестве свидетелей санитарки дома-интерната К.И.И. и Б.О.А. показали, что они согласно графику 15.03.2009 года работали в доме-интернате и во время обеда в столовой в 12 часов 30 минут употребили вино. О данном факте сразу же стало известно директору дома-интерната Р. и последняя отстранила их от работы, а приказом № 35 от 6.04.2009 г. объявила им выговоры. Истица Б. в тот день работала дежурной медсестрой и также совместно с ними употребляла вино.

Свидетели Ж.Н.Е., М.Н.И. и С.Н.М., также работники дома-интерната, работавшие 15.03.2009 г., показали, что в обеденное время указанного дня видели на работе санитарок К.И.И. и Б.О.А., а также истицу Б. в состоянии алкогольного опьянения. Последняя спала, сидя за столом в своем кабинете, а затем на повышенных тонах выясняла отношения с директором дома-интерната Р., отстранившей ее от работы.

Свидетель Л.Р.Е. – медсестра дома-интерната, в суде показала, что 15.03.2009 г. в 14 часов была вызвана на работу, чтобы сменить Б., отстраненную от дежурства директором дома-интерната.

Выслушав истицу Б., представителя последней – адвоката Круговых С.В., представителей ответчика Р. и адвоката Малину Ю.И., заключение прокурора Картунова В.В., полагавшего необходимым иск Б. удовлетворить полностью, допросив свидетелей, суд приходит к следующему.

Как следует из п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее: Постановление Пленума ВС РФ) при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Оценив и проанализировав собранные по настоящему делу доказательства, суд считает, что ответчик в суде не смог доказать наличие законного основания для увольнения истицы по основаниям ст. 81 ч. 1 п. 5 ТК РФ.

Так согласно ст. 81 ч. 1 п. 5 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

В соответствии с п.п. 33 и 34 Постановления Пленума ВС РФ при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. При этом на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора и работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

Согласно п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей является неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

Как следует из содержания ст. 193 ТК РФ о применении дисциплинарного взыскания работодателем издается приказ, в котором должны быть приведены обстоятельства совершения работником конкретного дисциплинарного проступка, за совершение которого последний подвергается взысканию, то есть должны быть указаны мотивы его применения.

В содержании же оспариваемого приказа № 201-к ответчиком не приведены какие либо обстоятельства совершения истицей конкретного дисциплинарного проступка и не указано, в чем заключается вина последней.

Как было установлено из объяснений директора дома-интерната Р., данных ею в судебном заседании 27-28 апреля 2009 года и подтвержденных в настоящем судебном заседании, обжалуемым приказом № 201-к Б. вменялся в вину проступок, заключающийся в неисполнении последней 15.03.2009 г. своих трудовых обязанностей, предусмотренных п.п. 2.1. и 2.3 должностной инструкции старшей медсестры, а именно то, что она в тот день не проконтролировала работу санитарок К.И.И. и Б.О.А., в результате чего последние в 12 часов 30 минут указанного дня находились на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения. По мнению Р. при указанных обстоятельствах Б. была обязана уведомить ее, как руководителя дома-интерната, об указанном факте совершения санитарками дисциплинарного проступка, что истицей сделано не было. На момент издания приказа № 201-к Б. не вменялось появление ее на работе в состоянии алкогольного опьянения, так как результаты медицинского освидетельствования данное состояние истицы не подтвердили. Основанием же увольнения истицы согласно приказу № 201-к и показаниям в суде директора дома-интерната Р. стало то, что указанный выше проступок Б. совершила будучи подвергнутой дисциплинарным взысканиям на основании приказов № 66 и № 26, то есть допустила неоднократное неисполнение без уважительных причин своих трудовых обязанностей.

Действительно, согласно п.п. 2.1. и 2.3 должностной инструкции старшей медсестры в обязанности последней входит контроль за работой в том числе и санитарок палатных, а также организация работы всех служб по поддержанию санитарного состояния помещений, содержанию в надлежащей чистоте и соблюдению правил гигиены детей, находящихся в детском доме. /л.д.7/.

Однако, как установлено в суде из показаний свидетелей К.И.И., Б.О.А., М.Н.И. и С.Н.М., а также Р., последняя 15.03.2009 г. полный день работала и, выполняя свои обязанности руководителя, сама лично в 12 часов 30 минут выявила факт нахождения санитарок К.И.И. и Б.О.А. на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, причем непосредственно после употребления ими спиртных напитков (как установлено в суде санитарки распили спиртное в 12 часов 30 минут), а также факт беспорядка в помещении карантинной. Об указанных фактах Р. тут же обратилась с претензиями к истице Б. и, отстранив с 14 часов последнюю от работы, взяла на себя решение вопросов наведения порядка и организации работы служб дома-интерната.

При таких обстоятельствах суд считает, что вина истицы Б. в отсутствии контроля за санитарками К.И.И. и Б.О.А., в том, что она не уведомила директора дома-интерната о факте употребления последними спиртных напитков и не предприняла после этого мер по наведения порядка и организации работы служб дома-интерната, отсутствует.

Кроме этого, исходя из показаний в суде Р., а также справки о начислении истице заработной платы за 15.03.2009 г. следует, что в указанный выходной день (воскресенье) истица согласно графику работала дежурной медсестрой и доплаты, полагавшиеся ей по должности старшей медсестры, ей не начислялись.

Доводы в суде представителей ответчика Р. и Малиной Ю.И. о том, что истица Б. 15.03.2009 г. находилась на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, что, по их мнению, было подтверждено показаниями в суде свидетелей – работников дома-интерната, в связи с чем увольнение истицы следует признать законным, а также то, истица была уволена с работы также и по основанию ее появления на работе в состоянии алкогольного опьянения, суд не принимает по следующим основаниям:

1.Согласно акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения № 71 при освидетельствовании 15.03.2009 г. Б., направленной в Трубчевскую ЦРБ директором дома-интерната, состояние опьянение установлено не было. То, что данное освидетельствование Б. было произведено в соответствии с требованиями законодательства подтверждено главным врачом ЦРБ в ответе на претензию директора дома-интерната. /л.д.101,102/.

2.Факт появления истицы на работе в состоянии алкогольного опьянения ответчиком при проведении проверки по фактам нарушения трудовой дисциплины, выявленным согласно акту №5, истице в вину не вменялся, объяснений по данному факту ответчик от работников дома-интерната не истребовал и надлежащую проверку не проводил, в основу приказа об увольнении истицы с работы данный факт положен не был, и истица была уволена по другому основанию. При оценке показаний в суде свидетелей о том, что истица 15.03.2009 г. находилась на работе в состоянии алкогольного опьянения, суд исходит из того, что все они являются работниками дома-интерната, допрошены по ходатайству директора дома-интерната Р., были очевидцами поведения истицы 15.03.2009 г. в условиях ее конфликта с директором дома-интерната. Поэтому их утверждение о состоянии истицы относит к субъективному, противоречащему указанному выше акту № 71, и при сравнительной оценке указанных доказательств, суд предпочтение отдает последнему.

Так же при оценке обоснованности обжалуемого приказа №201-к суд учитывает и то, что на момент совершения истицей, по мнению ответчика, проступка 15.03.2009 г., приказ № 26 издан не был и, следовательно, исходя из требований п. 5 ст. 81 ТК РФ, был необоснованно положен в основу вывода ответчика о неоднократности неисполнения истицей своих трудовых обязанностей.

Таким образом, ответчиком в суде не был подтвержден факт неисполнения истицей 15.03.2009 г. своих трудовых обязанностей без уважительных причин, то есть факт совершения последней дисциплинарного проступка, что само по себе должно влечь признание приказа № 201-к необоснованным.

Оценивая обоснованность приказа № 25 суд, с учетом положений ст. 76 ТК РФ, исходит из того, что отстранение истицы от работы 15.03.2009 г. было произведено ответчиком на основании акта № 5, то есть в связи с появлением последней на работе в состоянии алкогольного опьянения. Однако данный факт полностью опровергается указанным выше актом освидетельствования истицы № 71, проведенного в Трубчевской ЦРБ. Довод в суде представителя ответчика Р. о том, что отстранение истицы Б. от работы наряду с ее опьянением было связано еще и с неадекватным поведением последней на работе, судом не принимается, так как данное основание не указано в оспариваемом приказе № 25, и не предусмотрено нормой ст. 76 ТК РФ. Об оценке судом свидетельских показаний в этой части приведено выше. В связи с чем приказ директора дом-интернат № 25 от 15.03.2009 г. «Об отстранении от работы сотрудников отделения медико-социальной реабилитации» в части отстранения от работы старшей медсестры Б. также подлежит отмене за его необоснованностью в этой части.

При оценке обоснованности приказа № 66 при условии рассмотрения его отдельно, а не в связи с проверкой законности наложения дисциплинарного взыскания в рамках проверки законности увольнения по приказу № 201-к, то есть в связи с неоднократностью, суд учитывает следующее.

Согласно нормам ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. При пропуске по уважительным причинам установленного срока, он может быть восстановлен судом.

С учетом того, что срок на обжалование приказа №66 истица пропустила и каких либо уважительных причин его пропуска суду не представила, суд не находит оснований для восстановления этого срока и отказывает истице в удовлетворении ее требования об отмене данного приказа.

Приказом № 26 на истицу было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за ненадлежащее исполнение последней своих трудовых обязанностей, предусмотренных п. 2.7 должностной инструкции старшей медсестры, заключающееся в выявленном факте хранения в доме-интернате лекарственных средств и изделий медицинского назначения с истекшим сроком годности.

Суд считает, что указанное дисциплинарное взыскание было наложено на истицу правомерно и с соблюдением установленного порядка наложения взысканий.

Так согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

Согласно акту, составленному 24.02.2009 г. работниками управления Росздравнадзора по результатам проверки, на момент проверки в доме-интернате было выявлено девять наименований лекарственных средств и изделий медицинского назначения с истекшим сроком годности. /л.д.33/.

Ответчиком в ходе проверки по данному факту было установлено, что указанные лекарственные средства и изделия с истекшим в 2005-2007годах сроком годности хранились в стоматологическом кабинете и в комнате для хранения лекарств, так как по вине истицы не были сданы для уничтожения.

Как следует из п. 2.7 должностной инструкции старшей медицинской сестры, в должностные обязанности последней входит осуществление согласно котировок своевременного заказа, выписки, распределения, хранения, доставки и учета расходов перевязочных материалов, медикаментов и сильнодействующих препаратов, спирта. /л.д.39/.

Кроме этого, согласно договору о полной материальной ответственности от 19.10.2006 г. истица является материально ответственным лицом за хранение и движение, в том числе, и медикаментов. /л.д.100/.

Таким образом, допустив по своей вине хранение в доме-интернате лекарственных средств и изделий медицинского назначения с истекшим сроком годности, истица Б. нарушила п. 2.7 должностной инструкции старшей медицинской сестры и, тем самым, совершила дисциплинарный проступок, понеся наказание в виде выговора, которое чрезмерно суровым, по мнению суда, не является. При этом порядок привлечения истицы к дисциплинарной ответственности, предусмотренный ст. 193 ТК РФ, ответчиком нарушен не был.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что приказ № 26 является законным и обоснованным.

Утверждения истицы и ее представителя о том, что часть указанных лекарств принадлежало самой истицы, опровергается актом № 1 от 16.03.2009 г., согласно которому сама истица обнаруженные проверкой указанные выше препараты сдала в ГУП «Брянскфармация» для уничтожения, как принадлежащие дому-интернату.

Доводы же истицы, что часть из просроченных препаратов была обнаружена не в комнате их хранения, а в стоматологическом кабинете, по мнению суда вины за их контролем с истицы не снимает, так как в суде установлено, что стоматологический кабинет является составной частью дома-интерната, в него истица имеет доступ, и медицинские препараты туда передает без составления каких либо передаточных актов, то есть оставаясь за них материально ответственным лицом.

Таким образом, с учетом того, что ответчиком при увольнении Б. были нарушены требования п. 5 ст. 81 ТК РФ о подтверждении своего вывода о неоднократности неисполнения последней без уважительных причин своих трудовых обязанностей, а также того, что Б. необоснованна была отстранена от работы с 14 до 20 часов 15.03.2009 г., суд считает необходимым признать увольнение истицы незаконным, восстановить ее на работе в прежней должности, взыскать в ее пользу заработную плату за время вынужденного прогула со 2 по 28 апреля 2009 года и взыскать размер заработной платы, невыплаченной истице в связи с отстранением от работы 15.03.2009 г.

Согласно данным справки ответчика о заработной плате истицы за 12 месяцев, предшествующих ее увольнению, с учетом требований ст. 139 ТК РФ, средний дневной заработок последней исчисляется путем деления указанной суммы заработной платы, фактически начисленной истице, на 12 и на среднемесячное число календарных дней - 29,4, что составило: 376,26 руб. (132746,25 : 12 : 29,4 = 376,26). Время вынужденного прогула Б. со 2 по 28 апреля 2009 года включительно составило 27 календарных дней. Следовательно, заработная плата истицы за все время вынужденного прогула составила: 10 159,02 руб. (376.26 х 27 = 10159,02). Данная сумма и подлежит взысканию с ответчика в пользу Б. за время вынужденного прогула.

Как следует из справки ответчика заработная плата истицы за две отработанные смены 15.03.2009 г. (с 8-00 по 20-00 час.) должна была составить 529,78 руб. Фактически же ей с учетом отстранения от работы с 14 до 20 часов этого дня было выплачено 264,89 руб. Таким образом, суд взыскивает с ответчика в пользу Б. 264,89 руб., как размер заработной платы, невыплаченной истице в связи с отстранением от работы (529,78 – 264,89 = 264,89).

Кроме этого суд взыскивает с ответчика предусмотренный размер государственной пошлины.

На основании ст. 211 ГПК РФ решение в части восстановления истицы на работе суд обращает к немедленному исполнению.

Руководствуясь ст. 394, 396 ТК РФ, ст. 194-199, 211 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Восстановить Б. на работу в Государственное стационарное учреждение социального обслуживания системы социальной защиты населения «Трубчевский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей» в должности старшей медицинской сестры.

Отменить приказ директора Государственного стационарного учреждения социального обслуживания системы социальной защиты населения «Трубчевский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей» № 25 от 15.03.2009 г. «Об отстранении от работы сотрудников отделения медико-социальной реабилитации» в части отстранения от работы старшей медсестры Б.

В удовлетворении исковых требований Б. об отмене приказов директора Государственного стационарного учреждения социального обслуживания системы социальной защиты населения «Трубчевский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей» № 66 от 21.11.2008 г. «О дисциплинарном взыскании» и № 26 от 24.03.2009 г. «О дисциплинарном взыскании» – отказать.

Взыскать с Государственного стационарного учреждения социального обслуживания системы социальной защиты населения «Трубчевский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей» в пользу Б. 10 159 (Десять тысяч сто пятьдесят девять) рублей 02 копейки заработной платы за время вынужденного прогула, 264(Двести шестьдесят четыре) рубля 89 копеек заработной платы, утраченной в связи с отстранением от работы, а всего 10 423(Десять тысяч четыреста двадцать три) рубля 91 копейку.

Решение в части восстановления на работе Б. подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Государственного стационарного учреждения социального обслуживания системы социальной защиты населения «Трубчевский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей» в доход государства 2412 (Две тысячи четыреста двенадцать) рублей 72 копейки государственной пошлины.

Решение в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме может быть обжаловано в Брянский областной суд.


Председательствующий судья В.А.Небуко




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Трубчевского районного суда Брянской области от 14.07.2009