Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Басманного районного суда г. Москвы от 26.01.2010


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Работодателем доказан факт нарушения истцом трудовой дисциплины, однако объяснения были запрошены посредством электронной почты. Суд указал, что факт получения истцом служебных записок об истребовании письменных объяснений не доказан, поскольку не представлены сведения о том, что отправленные ответчиком документы были открыты и прочитаны именно истцом. Увольнение признано незаконным


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

26 января 2010 года

город Москва


Басманный районный суд города Москвы в составе
Председательствующего судьи Чубаровой Н.В.,
с участием помощника Басманного межрайонного прокурора г. Москвы Анашкиной М.А.,
при секретаре Цапенко А.Ф.,
с участием представителя ответчика Н И.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску И А.А. к ОАО «ВНИПИнефть» о восстановлении на работе в должности начальника Первого отдела, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

И А.А. обратился в суд с иском к ОАО «ВНИПИнефть» о восстановлении на работе в должности начальника Первого отдела, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований истец указал на то, что не совершал дисциплинарных проступков, ответчиком нарушена процедура увольнения. В судебное заседание истец не явился, извещен надлежащим образом, доказательств уважительности причин неявки до начала судебного заседания не представил. С учетом того, что судом неоднократно проводились судебные заседания, в процессе которых с участием истца были допрошены свидетели, выслушаны объяснения истца, исследованы все представленные письменные, видео- и аудиодоказательства, а также того, что производство по делу приняло длительный характер, рассмотрение дела возможно в отсутствие истца в соответствии со ст. 167 ГПК РФ.

Представитель ОАО «ВНИПИнефть» в судебное заседание явилась, исковые требования не признала по доводам письменных возражений.

Выслушав объяснения ответчика, заключение прокурора, полагавшего иск подлежащим удовлетворению, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к выводу о том, что исковые требования следует удовлетворить.

Судом установлено, что И А.А. принят на работу в <данные изъяты> ОАО «ВНИПИнефть» с ****** года начальником отдела с окладом <данные изъяты> рублей, что подтверждается приказом о приеме на работу ****** от ****** года, на основании трудового договора ****** от ****** года.

Приказом ****** от ****** г. И А.А. объявлено замечание за нарушение правил внутреннего трудового распорядка и трудового договора от ****** г. ****** в связи с отсутствием на рабочем месте ****** г. с 15.45 до 16.35, ****** г. с 09.14 до 12.00, ****** г. с 13.50 до 16.14, ****** г. с 9.00 до 9.40 и с 13.23 до 14.42, ****** г. с 13.00 до 13.28, ****** г. с 9.00 до 10.42. ****** И А.А. ознакомлен с приказом (л.д. 108).

****** г. в период с 11.39 до 12.00 и ****** г. в период с 15.51 до 16.50 И А.А. отсутствовал на рабочем месте без уважительных причин. В соответствии со ст.193 ТК РФ служебной запиской первого заместителя генерального директора Х. ****** от ******г (л.д. 14), адресованной И А.А., было предложено до ******г. дать письменные объяснения по фактам его отсутствия на рабочем месте ******,****** г. От дачи объяснений И А.А. отказался, о чем свидетельствует его подпись на вышеуказанной служебной записке, а также акт об отказе дать объяснения от ****** г. (л.д. 15). Согласно актам об отсутствии на рабочем месте (л.д. 16,17), составленным и подписанным Х., В., ФИО50 Е. от ****** г. И А.А. отсутствовал на работе ****** г. с 11.39 до 12.00, ****** г. с 15.51 до 16.50 без уважительных причин. От ознакомления с данными актами И А.А. отказался (л.д. 18).

Руководителем ОАО «ВНИПИнефть» был издан Приказ ****** от ****** г. о наложении на И А.А. дисциплинарного взыскания в виде выговора (л.д. 19).

****** г. И А.А. по телефону было предложено явиться к Директору по персоналу и административному управлению для ознакомления с данным Приказом. И А.А для ознакомления не явился, о чем был составлен Акт от ****** г. (л.д. 21). ****** г. служебной запиской ****** (л.д. 20) И А.А. было повторно предложено явиться для ознакомления с Приказом. И А.А. для ознакомления не явился, о чем был составлен Акт от ******г. (л.д. 22)

****** года за ****** (л.д. 12) был издан приказ об увольнении Ик А.А. по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ за неоднократное неисполнение работников без уважительных причин трудовых обязанностей.

Разрешение трудовых споров осуществляется в порядке гражданского судопроизводства, основополагающими принципами которого являются принципы состязательности и диспозитивности.

Суд, разрешая спор, согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, исходит из заявленных истцом требований.

Поэтому если истец не оспаривает наложенные на него до вынесения приказа об увольнении дисциплинарные взыскания (например, оспаривает лишь отсутствие повода для увольнения, нарушение порядка увольнения), то суд не проверяет законность и обоснованность их наложения (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал <данные изъяты> )

Поскольку по настоящему делу И А.А. не предъявлялось требований о признании незаконными приказов ****** от ****** г., ****** от ******г., отсутствует судебное решение, которым данные приказы признаны незаконным, суд при рассмотрении дела исходит из требований И А.А. и проверяет порядок увольнения и совершение проступка, послужившего поводом к расторжению трудового договора.

При разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что:

1) совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора;

2) работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

В соответствии с п. 3.2., 1.2 Правил внутреннего трудового распорядка каждый работник должен соблюдать дисциплину труда и выполнять должностные обязанности, установленные законами, нормативными актами о труде, коллективными и индивидуальным трудовым договоров, правилами внутреннего трудового распорядка; к нарушителям трудовой дисциплины применяются меры дисциплинарного воздействия.

По условиям заключенного с истцом трудового договора И А.А. обязан соблюдать правила внутреннего трудового распорядка организации и иные внутренние нормативные акты работодателя, соблюдать трудовую дисциплину (п. 4.1.2, 4.1.3); работнику устанавливается полный рабочий день. Недельная норма рабочего времени составляет 40 часов. Режим труда и отдыха регламентируется правилами внутреннего трудового распорядка (п. 6.1, 6.2).

В соответствии со ст. 91 ТК РФ работодатель обязан вести учет времени, фактически отработанного каждым работником.

Согласно п.35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации ТК РФ» если в трудовом договоре, заключенном с работни­ком, либо локальном нормативном акте работодателя (приказе, графике и т.д.) не оговорено конкретное рабочее место этого работника, то в случае возникновения спора по вопросу о том, где работник обязан находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, следует исходить из того, что в силу ч.6 ст.209 ТК РФ рабочим местом является место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.

По условиям трудового договора рабочим местом истца является офис организации, расположенный по адресу: *****.

В соответствии с п. 5.5 Правилами внутреннего трудового распорядка до начала работы каждый работник обязан отметить свой приход на работу, а по окончании рабочего дня – уход с помощью системы автоматического контроля времени «М.» В случае утери электронного пропуска работник обязан написать заявление директору по административному управлению о выдаче нового электронного пропуска и оплатить по квитанции стоимость электронного ключа. Если работник забыл пропуск, то ему необходимо оформить разовый пропуск для входа и выхода из здания. Довод истца о том, что в настоящее время в организации установлена система с другим наименованием, не влияет на достоверность данных электронного учета, поскольку истец не оспаривал факт выдачи ему электронного пропуска и факт использования этого пропуска для прохода и выхода с территории ОАО «ВНИПИнефть», а изменение наименования системы в связи с ее техническим усовершенствованием правового значения не имеет.

Оценив представленные сторонами доказательства, суд приходит к выводу о том, что ответчиком доказано совершение И А.А. дисциплинарного проступка, а именно отсутствие на рабочем месте без уважительных причин ****** г. с 10.15 до 13.19, ****** г. с 10.38 до 12.38; ****** г. с 14.58 до 16.58; ****** г. с 09.00 до 15.08., однако работодателем нарушена процедура увольнения.

Из материалов дела следует, что нарушения трудовой дисциплины И А.А. были обнаружены сотрудниками частного охранного предприятия «Т.» (договор на оказание охранных услуг ****** от ****** г.), которые зафиксировали факты прокрутки турникета И А.А. на выход и одновременный вход, для подтверждения присутствия на рабочем месте по данным в системе электронного учета прохода работников. Однако при этом И А.А. уходил из здания ОАО «ВНИПИнефть» и по возвращении совершал те же действия по прокрутке турникета, сначала на выход и затем на одновременный вход. Данные факты подтверждаются докладными записками сотрудника охраны Ш. от ******, ******, ******г. (л.д. 37, 38, 40, 41), видеозаписью, сделанной с помощью видеонаблюдения на объекте ОАО «ВНИПИнефть» на основании Инструкции по охране объекта здания ОАО «ВНИПИнефть», расположенного по адресу: *****

В судебном заседании с участием сторон исследовалась видеозапись камеры видеонаблюдения на объекте ОАО «ВНИПИнефть», на которой зафиксированы обстоятельства, связанные с тем, что ******, ****** г. И А.А. прикладывал пропуск и осуществлял прокрутку турникета одновременно на выход и вход в здание таким образом, что система электронного учета прохода работников зафиксировала, как выход, так и одновременно вход в течение от одной до нескольких минут (****** г. выход в 10.15.31 – вход 10.15.42; в дальнейшем в 13.20 система зафиксировала выход из зоны и вход в столовую в 13.24. ****** г. выход из зоны в 10.38.22 и одновременно вход в зону в 10.38.56, а в дальнейшем выход из зоны в 12.38 и вход в 12.40 (в столовую). ****** г. системы зафиксировала выход из зоны в 14.58 и одновременно вход в 14.58.55, а в дальнейшем выход из зоны в 16.57 и вход в 16.58).

Однако на записи видеонаблюдения видно, как истец покидает здание ОАО «ВНИПИнефть» ****** г. в 10.15 и возвращается в здание 13.20, проследовав в столовую; ****** г. – в 10.38 и возвращается в 12.38, проследовав в 12.40 в столовую; ****** г. – в 14.58 и возвращается в 16.58.

****** года было зафиксировано отсутствие И А.А. на работе с 09.50 до 15.08 часов, что подтверждается актом об отсутствии на рабочем месте, составленным и подписанным В., Н И.8., Е., В от ******г., данными системы электронного учета времени входа и выхода с территории ОАО «ВНИПИнефть».

Из табеля учета рабочего времени ОАО «ВНИПИнефть» по Первому отделу за август 2009 года следует, что ****** из восьми часов рабочего времени И А.А. было отработано 8 часов, ****** – 8 часов; ****** – 6 часов; ****** - 3,4 часа.

Таким образом, отсутствие истца на рабочем месте подтверждается данными учета табеля отработанного времени, обязанность ведения которого возлагается на ответчика. При этом содержание табеля было подтверждено в судебном заседании данными системы электронного учета прохода работников на территорию ОАО «ВНИПИнефть», запись с камеры видеонаблюдения, служебными записками сотрудника, в компетенцию которого входит ведение кадровой работы, актами, показаниями свидетелей директора по персоналу Е., начальника отдела В. Показания свидетелей являются последовательными, не противоречат иным доказательствам по делу, заинтересованности в исходе спора у свидетелей не имеется, следовательно, показания свидетелей суд считает достоверными, не доверять свидетелям у суда оснований не имеется.

В соответствии с п. 5.3 Правил внутреннего трудового распорядка для всех работников ВНП установлен режим гибкого рабочего времени работы, при котором работники имеют право на перемененное (гибкое) время в начале и конце рабочего дня, в пределах которого работник вправе начинать и заканчивать работу по согласованию с непосредственным руководителем. Обязательные для всех работников присутственные часы на рабочее месте с понедельника по четверг – с 09.00 до 17.00, в пятницу с 09.00 до 15.45.

Таким образом, довод истца о том, что режим гибкого рабочего времени разрешает отсутствие работника в некоторые периоды времени в течение дня; при этом отсутствие на работе компенсируется переработкой после окончания рабочего дня (после 18.00), является необоснованным, поскольку таких положений Правила внутреннего трудового распорядка не содержат, истцом не был согласован с руководителем организации указываемый им режим работы; в материалах дела отсутствуют данные о том, что И А.А. привлекался к работе сверхурочно по инициативе ответчика (на основании соответствующего приказа). Более того, работа сотрудника организации за пределами установленного Правилами времени окончания рабочего дня без согласования с работодателем, не предоставляет работнику никаких преимуществ, не освобождает от дисциплинарной ответственности за отсутствие на работе в течение установленного рабочего дня.

Довод истца о том, что он не давал согласия на использование персональных данных, полученных из автоматизированной системы контроля доступа на территорию ОАО «ВНИПИнефть», не опровергает достоверность представленных ответчиком доказательств, поскольку об использовании указанной электронной системы имеется указание в Правилах внутреннего трудового распорядка, а по условиям трудового договора И А.А. обязан соблюдать данный локальный акт работодателя; данные о времени начала и окончания работы сотрудника к персональным сведениям не относятся.

В соответствии со ст. 3 Закона РФ № 152-ФЗ от 27.07.2006 г. «О персональных данных» персональные данные - любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация.

В судебном заседании И А.А. пояснил, что ******,******,****** г. осуществлял прокрутку турникета в связи с тем, что в его обязанности входит контроль за работой охраны, он проверял, каким образом сотрудник охраны отреагирует на его действия; при этом он мог войти на территорию ОАО «ВНИПИнефть» и через другой вход, не обязательно через центральный. Однако никаких выводов о работе службы охраны он сделать не успел, поскольку был уволен. Данный довод истца суд считает надуманным, не основанным на доказательствах. В соответствии с должностной инструкцией начальник 1 отдела обязан планировать, разрабатывать и осуществлять мероприятия по обеспечению режима секретности при проведении секретных работ, и функций, связанных с контролем над работой охранного предприятия в обязанности истца не входит. Кроме того, в материалах дела отсутствуют данные о том, что проведение проверки в такой форме было поручено И А.А. руководителем организации. Истец ссылается на то, что им была разработана и утверждена генеральным директором должностная инструкция, которой предусмотрены его функции по контролю за службой охраны; документ отнесен к секретным сведениям. Представитель ответчика в судебном заседании пояснила, что ОАО «ВНИПИнефть» не располагает согласованной с соответствующими подразделениями организации (кадровая, юридическая служба) и утвержденной генеральным директором должностной инструкцией И А.А., в которой имеются функции по контролю за работой службы охраны, истцу была вручена должностная инструкция от ****** г., имеющаяся в материалах дела. При этом должностная инструкция не может быть отнесена к секретным сведениям в соответствии со ст. 5 Закона РФ «О государственной тайне», Указа Президента РФ № 1203 от 30.11.1995 г., которыми утвержден перечень сведений, составляющих государственную тайну. Кроме того, порядок осуществления мероприятий по обеспечению режима секретности при проведении секретных работ специально должностной инструкцией не регулируется, так как Правительством РФ утверждена Инструкция по обеспечению секретности в РФ от ****** г. ******, которой истец руководствуется в своей работе, а иные функции работника, не предусмотренные данным нормативным актов, к секретным отнесены быть не могут.

В судебном заседании истец утверждал, что в связи отсутствием в институте договора в нарушение Инструкции по режиму секретности со специальной связью либо с фельдъегерско-почтовой связью, истцу приходилось в качестве курьера доставлять секретные пакеты. И А.А. утверждал, что доставлял секретную документацию в Ж. а также Министерство энергетики РФ. По ходатайству истца в данные учреждения были направлены запросы. По сообщению начальника Н. С. ****** от ****** г. И А.А. дважды находился на территории Ж. – ****** г. – привозил документы, а ****** г. – получал документы по реестру ******.

По сообщению Министерства энергетики РФ ****** от ****** г. И А.А. находился в Министерстве ****** г. с 11 час. 08 мин. до 13 час. 15 мин. (прибывал для выяснения возможности принятия решения о лишении руководителя организации допуска к государственной тайне) и ****** г. с 1О час. 22 мин. до 14 час. 30 мин. (прибывал для доклада заместителю Ф. Р. документов по вопросам некомпетентности сотрудников Организации в вопросах защиты государственной тайны и возможности принятия решения о лишении руководителя организации допуска к государственной тайне. Но заместителем Ф. Р. И А.А. принят не был).

Таким образом, объяснения истца о том, что в спорные периоды времени им исполнялись должностные обязанности или отдельные поручения руководства ОАО «ВНИПИнефть», не получили своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, никаких данных о том, что отсутствие истца на работе было согласовано с руководителем ОАО «ВНИПИнефть» или замещающим его лицом, в материалах дела не содержится.

В обоснование исковых требований истец указал на то, что в соответствии с Инструкцией по обеспечению секретности в РФ от ****** г. ******, утвержденной Правительством РФ существует особый порядок назначения и освобождения от должности руководителя режимно-секретных подразделений на режимных предприятиях. Ответчик, являясь режимным предприятием, согласно п. 16 Инструкции, обязан увольнение начальника 1 отдела согласовать с местными органами безопасности, что не было сделано. Данный довод И А.А. является несостоятельным, так как ОАО «ВНИПИнефть» было получено соответствующее согласование Э. области (уведомление ****** от ****** г.). В тоже время уведомление Л. не является обязательным юридическим фактом состава прекращения трудового догвоора, так как подобное согласование решений работодателя, как обязательное условие увольнения работника, не предусмотрено ТК РФ. В тоже время уведомительный характер согласования, предусмотренного Инструкцией ******, на положения которой ссылается истец, ответчиком соблюден.

Таким образом, И А.А. было допущено нарушение трудовой дисциплины, а именно отсутствие на работе без уважительных причин ****** г. с 10.15 до 13.19, ****** г. с 10.38 до 12.38; ****** г. с 14.58 до 16.58; ****** г. с 09.00 до 15.08.

В тоже время суд приходит к выводу о том, что процедура увольнения по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, была нарушена.

В соответствии с п. 5 части первой статьи 81 ТК РФ, п. 5 ст. 192 ТК РФ расторжение трудового договора может быть произведено, если работник был привлечен к дисциплинарной ответственности, однако по истечении определенного периода времени не сделал для себя соответствующих выводов, не исправил ситуацию, не прекратил нарушение трудовой дисциплины. Из представленных ответчиком документов следует, что, объявляя истцу взыскания за однородные нарушения трудовой дисциплины в период с ****** г. по ****** г., работодатель не предоставил работнику времени для устранения причин привлечения к ответственности. Совершенные истцом проступки не образуют систему, которая является основанием к увольнению работника.

При этом обстоятельства, которые являются поводом к увольнению, по времени должны иметь место после издания приказа о привлечении работника к дисциплинарной ответственности, не связанной с увольнением, однако непосредственно предшествовать принятию решения о расторжении трудового договора. В рассматриваемом деле после издания приказа об объявлении выговора от ****** г. работодатель посчитал достаточным поводом к увольнению отсутствие истца на работе ******,****** г., однако данные обстоятельства были известны работодателю в день совершения проступков и до издания приказа о выговоре. Поскольку систему нарушений составляют проступки, которые совершаются работником уже после объявления дисциплинарного взыскания, обстоятельства, имевшие место до издания приказа о выговоре от ****** г., не могли являться поводом к увольнению.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Утверждая о том, что работодателем соблюдена процедура увольнения, представитель ответчика ссылалась на следующие обстоятельства. В соответствии со ст.193 ТК РФ первым заместителем генерального директора Х. в телефонном разговоре с И А.А. последнему было предложено дать письменные объяснения по факту его отсутствия на работе 11,13,******г. Также ему была направлена служебная записка от Директора по персоналу и административному управлению Е. ****** от ******г. (л.д 33), в которой было предложено до ******г. дать письменные объяснения по фактам его отсутствия на рабочем месте. От дачи объяснений И А.А. отказался, мотивируя тем, что он никому не подчиняется в компании работодателя, о чем составлен соответствующий акт от ******)

В соответствии со ст.193 ТК РФ первым заместителем генерального директора Х. в телефонном разговоре с И А.А. последнему было предложено дать письменные объяснения по факту его отсутствия на работе ******г. Также ему была направлена служебная записка от Директора по персоналу и административному управлению Е. ****** от ******г. ****** в которой было предложено дать письменные объяснения по фактам его отсутствия на рабочем месте.

Не получив от Иканова А.А. никаких объяснений по факту его отсутствия ******г. был составлен акт от ******г. (л.д. 45) об отказе в даче объяснений.

В материалах дела имеется служебная записка директора по персоналу Е. ******, адресованная начальнику 1–го отдела И А.А. от ****** г., в которой предлагается дать объяснения в срок до ****** г. по факту нарушения прохода в здание через турникет, а именно повторная прокрутка турникета на вход без фактического входа в здание ****** служебная записка ****** от ****** г., в которой истцу предлагается предоставить объяснения по факту отсутствия на работе ****** г. с 09.50 до 15.08. В судебном заседании истец отрицал факт получения указанных служебных записок, а также истребование письменных объяснений по изложенным выше обстоятельствам в иной форме. Из объяснений ответчика, а также показаний свидетелей директора по персоналу Е., начальника отдела по работе с персоналом В. следует, что служебные записки ******, ****** истцу лично не вручались, поскольку И А.А. выражал отказ от получения каких-либо документов и представления объяснений, и были направлены по электронной системе Lotus Notes. Данное программное обеспечение внедрено в ОАО «ВНИПИнефть» с целью регистрации всех приказов и распоряжений в электронном виде, сокращения бумажного документооборота института. ****** г. была введена в действие база данных «Служебные записки». Ответчиком представлена распечатка электронного журнала служебных записок и в разделе входящие служебные записки, отправленные начальнику отдела ****** И А.А. – служебные записки ****** ****** от ****** г. обозначены, как прочитанные, так как выделены черным цветом.

Кроме того, свидетель Первый заместитель генерального директора А. пояснил, что общался с И А.А. по телефону ****** г., предлагал представить объяснения причин отсутствия на работе.

Оценив представленные доказательства, суд приходит к выводу о том, что они не являются достаточными для подтверждения соблюдения процедуры увольнения. Так, факт получения истцом служебных записок об истребовании письменных объяснений не доказан, поскольку не представлены сведения о том, что И А.А. был обязан использовать базу данных «Служебные записки» с установленной периодичностью просмотра входящей почты, что отправленные ответчиком документы были открыты и прочитаны именно истцом. Распечатка электронного журнала служебных записок производилась ответчиком в период производства по трудовому спору, на момент увольнения такой документ не формировался, и не был указан в приказе об увольнении в качестве подтверждения соблюдения процедуры увольнения, наряду с актами об отказе предоставить объяснения.

В тоже время показания свидетеля А. также не являются достаточным доказательством, поскольку телефонные переговоры не оформлены документально, и свидетель не указан в акте от ****** г. об отказе И А.А. от предоставления письменных объяснений, как лицо, удостоверяющее отказ от предоставления письменных объяснений.

Довод ответчика о том, что истец отказывался от получения каких-либо документов и предоставления объяснений, не является основанием для освобождения от обязанности соблюдать процедуру увольнения. При этом работодателю предоставлен срок в течение месяца, когда он может применить меру взыскания, который является достаточным для уведомления работника о необходимости предоставить объяснения, в том числе средствами почтовой связи.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ, работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе.

Поскольку И А.А. был уволен с нарушением процедуры увольнения, он подлежит восстановлению на работе в должности начальника Первого отдела с ****** г.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ.

По данным представленных ответчиком расчетных листков в ****** И А.А. было начислено <данные изъяты> рублей (21 день отработан); в ****** <данные изъяты> рублей (22 р. дня); в ****** – <данные изъяты> рублей (23 р. дня); в ****** – <данные изъяты> руб. (1 р. день); в ****** – <данные изъяты> руб. (23 р. дня); в ****** – <данные изъяты> руб. (16 дней); ******. – <данные изъяты> руб. (19 дней); в ****** <данные изъяты> руб. (21 день); ****** – <данные изъяты> руб. (22 дня); ****** – <данные изъяты> руб. (19 р. дней); ****** – <данные изъяты> руб. (21 р. день); ****** – <данные изъяты> руб. (23 р. дня).

Таким образом, всего истцу начислено <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп. и отработано 231 день, следовательно, средний заработок составляет <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп. Х 102 дня вынужденного прогула (3+22+22+20+23+12) = <данные изъяты> рубль <данные изъяты> коп.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 922 от 24.12.2007 г. (п. 3, подп.а п. 5) для расчета среднего заработка не учитываются выплаты социального характера и иные выплаты, не относящиеся к оплате труда (материальная помощь, оплата стоимости питания, проезда, обучения, коммунальных услуг, отдыха и другие).

При исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если:

а) за работником сохранялся средний заработок в соответствии с законодательством Российской Федерации, за исключением перерывов для кормления ребенка, предусмотренных трудовым законодательством Российской Федерации;

Таким образом, дотация на питание, оплата отпуска исключаются из расчета среднего заработка.

В связи с тем, что неправомерными действиями работодателя по незаконному увольнению истцу были причинены нравственные страдания, иск о компенсации морального вреда подлежит удовлетворению в соответствии со ст. 237 ТК РФ. С учетом конкретных обстоятельств дела, а также требований разумности и справедливости, суд приходит к выводу о взыскании компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

И А.А. восстановить на работе в ОАО «ВНИПИнефть» в должности начальника Первого отдела с ****** г.

Взыскать с ОАО «ВНИПИнефть» в пользу И А.А. средний заработок за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты> (<данные изъяты>) рубль <данные изъяты> коп., рублей, компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> (<данные изъяты>) рублей.

Решение суда в части восстановления И А.А. на работе подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с ОАО «ВНИПИнефть» государственную пошлину в размере <данные изъяты> (<данные изъяты>) рублей в доход федерального бюджета.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней через Басманный районный суд г. Москвы со дня составления решения суда в окончательной форме.


Судья Чубарова Н.В.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Решение Басманного районного суда г. Москвы от 26.01.2010