Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Кассационное определение Московского городского суда от 02.03.2011 № 33-5501/2011


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ признано обоснованным и первой и второй инстанциями. Доводы истца о его нахождении в отпуске по уходу за ребенком в период увольнения, являются несостоятельными, поскольку судом первой инстанции правильно указано, что для предоставления отпуска по уходу за ребенком отцу ребенка, необходимо предоставить, кроме заявления, документы, подтверждающие, что матерью ребенка не используется такой отпуск и что она не получает пособие по социальному страхованию. Из приложенной к заявлению справки следует, что названные выше сведения в ней не содержатся


Судья суда первой инстанции Суханова И.В.
Дело № 33-5501/2011

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

02 марта 2011 г.

г. Москва

02 марта 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе :
председательствующего Фроловой Л.А.
судей Зыбелевой Т.Д., Сорокиной Л.Н.
с участием прокурора Шаповалова Д.В.
при секретаре Родиной Н.Н.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Зыбелевой Т.Д. дело по кассационной жалобе истца К В.В. на решение Измайловского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 года по гражданскому делу по иску К В.В. к Государственному учреждению здравоохранения города Москвы «наркологический диспансер № *» (ГУЗ г. Москвы ПНД № *) о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛА:

Истец К В.В. обратился в суд с иском об изменении формулировки увольнения в приказе № 85 от 04 мая 2010 года ГУЗ г. Москвы ПНД № * с «увольнения за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей (п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ) на «увольнение по собственному желанию».

До рассмотрения дела по существу истец изменил исковые требования и просил о восстановлении на работе, признании незаконными приказов № 82 от 11 сентября 2009 г., № 91 от 21 октября 2009 года, № 92 от 22 октября 2009 года, № 98 от 09 января 2009 года, № 72 от 31 марта 2010 года и № 85 (№ 159-к) от 04 мая 2010 года, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В дальнейшем от иска о признании незаконными приказов № 82 от 11 сентября 2009 года, № 91 от 21 октября 2009 года, № 92 от 22 октября 2009 года, № 98 от 09 января 2009 г., № 72 от 31 марта 2010 года отказался, отказ от иска в этой части принят судом.

В обоснование заявленных требований истец ссылается на незаконность его увольнения, поскольку на день увольнения он находился в отпуске по уходу за ребенком, что является нарушением ТК РФ, которое влечет восстановление на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В судебном заседании суда первой инстанции истец и его представитель просили об удовлетворении иска.

Представители ответчика ГУЗ г. Москвы ПНД № * возражали против иска, заявили о пропуске истцом срока для обращения в суд за защитой трудовых прав, установленного ст. 392 ТК РФ.

Судом постановлено решение, которым отказано в удовлетворении иска.

На решение суда принесена кассационная жалоба, в которой истец просит об отмене решения суда, ссылаясь на неправильное применение норм материального права.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения истца и его представителя – С И.Н., просивших об отмене решения суда, представителей ответчика, прокурора Шаповалова Д.В., указавшего на то, что из мотивировочной части решения надлежит исключить выводы о пропуске истцом срока обращения в суд, в остальной части решение законное и обоснованное, судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит изменению в части выводов суда о пропуске истцом срока обращения в суд, в остальной части не имеется оснований для отмены, либо изменения решения суда.

Из материалов дела следует, что истец состоял в трудовых отношениях с ответчиком с 1992 года, работая в должности ***.

В соответствии с приказом № 159-к от 04 мая 2010 года истец уволен с работы в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей, при наличии у него дисциплинарных взысканий (п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ).

В соответствии с п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ (Постановление Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года) в п. 33-35 «при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Работодатель должен представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора, и им были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания. Месячный срок для наложения дисциплинарного взыскания необходимо исчислять со дня обнаружения проступка.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей является неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

К таким нарушениям, в частности, относятся: а) отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте и др.

Разрешая исковые требования, суд правильно установил юридически значимые обстоятельства для дела, дал правовую оценку имеющихся в материалах дела доказательствам и пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований к удовлетворению иска.

Рассматривая законность и обоснованность применения к истцу меры дисциплинарной ответственности в виде увольнения по основаниям, предусмотренным п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ, суд установил, что на момент наложения дисциплинарного взыскания истец имел несколько не снятых и непогашенных дисциплинарных взысканий, законность которых самостоятельными исковыми требованиями истцом не оспаривается.

Из материалов дела следует, что приказом № 82 от 11 сентября 2009 года К В. В. объявлен выговор за выдачу справки о состоянии здоровья пациентки единолично, без указания даты с фальсификацией объективного состояния пациентки в нарушение Закона РФ от 22 июля 1993 года «Об охране здоровья граждан», что подтверждается актом служебного расследования, распоряжением от 07 сентября 2009 года о даче объяснения по факту дисциплинарного проступка, актом об ознакомлении истца с данным распоряжением, актом об ознакомлении с приказом 11 сентября 2009 года.

Кроме этого, судом установлено, что истец еще четыре раза был привлечен к дисциплинарной ответственности.

Проверяя законность и обоснованность привлечения истца к дисциплинарной ответственности по каждому приказу, суд первой инстанции правомерно указал на отсутствие оснований, препятствовавших работодателю привлечь истца к дисциплинарной ответственности.

4 мая 2010 года истец вновь привлечен к дисциплинарной ответственности на основании приказа № 85 за нарушение трудовой дисциплины 19 апреля 2010 года, а именно за то, что в нарушение установленного графика он опоздал на работу на 32 минуты, по прибытии в диспансер к выполнению служебных обязанностей не приступил, покинул помещение диспансера и отсутствовал до 13 часов 30 мин.

За данное нарушение истец уволен с работы по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, с учетом того, что ранее примененные дисциплинарные взыскания по приказам № 82 от 11 сентября 2009 года, № 91 от 21 октября 2009 года, № 92 от 22 октября 2009 года, № 98 от 09 января 2010 года, № 72 от 31 марта 2010 года на момент очередного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей не сняты и не погашены.

В соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка в ГУЗ г. Москвы ПНД № *, утвержденными приказом № 1-а от 11 января 2010 года, графиком работы на апрель 2010 года, рабочий день врача К В.В. 19 апреля 2010 года начинался с 12 час. 18 мин. и оканчивался в 20 час. 00 мин.

Факт опоздания истца на работу на 32 минуты 19 апреля 2010 года подтвержден актом главной медицинской сестры, отвечающей за соблюдение сотрудниками ГУЗ г. Москвы ПНД № * трудовой дисциплины и подтвержден ее показаниями в судебном заседании и показаниями свидетеля И Н.Е. – медицинская сестра, работающая в одном кабинете № 12 с К В.В.

В то же время судом правильно установлено, что факт отсутствия истца в помещении диспансера на его рабочем месте с 12 час. 50 мин. до 13 час. 30 мин. 19 апреля 2010 года не нашел своего подтверждения.

В этой части решение суда никем не оспаривается.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что действия истца в данной ситуации правомерно расценены ответчиком как неисполнение без уважительных причин своих трудовых обязанностей. Данный вывод суда основан на материалах дела, исследованных судом в процессе судебного разбирательства, является законным и обоснованным.

Таким образом, судом установлено, что, будучи неоднократно правомерно подвергнутым дисциплинарным взысканиям, истец должных выводов для себя не сделал и вновь допустил нарушение трудовой дисциплины 19 апреля 2010 года, опоздав на работу на 32 минуты. При таких обстоятельствах у суда имелись основания полагать, что увольнение истца за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание, по п.5 ч.1 ст. 81 ТК РФ является обоснованным.

Нарушений порядка увольнения, предусмотренного ст.193 ТК РФ, судом не установлено.

Суд правомерно нашел примененные меры дисциплинарного взыскания: выговор, замечание, выговор, выговор и увольнение, соответствующими тяжести совершенных проступков, обстоятельствам, при которых они совершены, с учетом предшествующего поведения работника и отношения к труду.

Учитывая изложенное выше, судебная коллегия полагает правильными выводы суда об отсутствии оснований для отмены наложенных дисциплинарных взысканий, в том числе в виде увольнения.

Поскольку оснований для признания увольнения незаконным и восстановлении на работе у суда не имелось, суд принял также правильное решение об отказе в иске в части требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Вместе с этим, судом правомерно отвергнуты доводы истца о том, что его увольнение произведено в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком.

Доводы истца о том, что дисциплинарное взыскание применено в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком, не нашел своего подтверждения в судебном заседании.

Из материалов дела следует, что 19 апреля 2010 года в 19 час. 55 мин. истец подал на имя главного врача ПНД № * заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком с 20 апреля 2010 года, к которому приложена справка с места работы матери ребенка Б Н.А., в которой указано, что Б Н.А. работает в настоящее время в амбулаторно-поликлиническом отделении в должности *** (л.д.121).

В соответствии с ч.ч.1,2 ст.256 ТК РФ по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Порядок и выплаты пособия по государственному социальному страхованию в период указанного отпуска определяются федеральными законами.

Отпуска по уходу за ребенком могут быть использованы полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, осуществляющим уход за ребенком.

Из материалов дела следует, что приказ о предоставлении истцу отпуска по уходу за ребенком не издавался и у истца не имелось оснований полагать, что ему предоставлен отпуск по уходу за ребенком.

При этом суд первой инстанции правильно указал на недостаточность у работодателя сведений, дающих право на предоставление истцу отпуска по уходу за ребенком, поскольку к заявлению не приложено свидетельство о рождении ребенка, в справке на имя Бочковой Н.А. отсутствовали сведения о том, что матери ребенка не предоставлен отпуск по уходу за ребенком или, что она во время нахождения в отпуске по уходу за ребенком не работает на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе сводятся к оспариванию решения суда в части неправомерности выводов о том, что истец не находился в отпуске по уходу за ребенком в период его увольнения и в части выводов о пропуске истцом срока обращения в суд с иском о восстановлении на работе.

Судебная коллегия полагает, что доводы истца о его нахождении в отпуске по уходу за ребенком в период увольнения, являются несостоятельными и не влекущими отмену решения суда, поскольку содержат иную оценку исследованных судом обстоятельств и являются ошибочными.

Судом правильно указано, что для предоставления отпуска по уходу за ребенком отцу ребенка, необходимо предоставить, кроме заявления, документы, подтверждающие, что матерью ребенка не используется такой отпуск и что она не получает пособие по социальному страхованию. Из приложенной к заявлению справки следует, что названные выше сведения в ней не содержатся.

Вместе с этим, судебная коллегия полагает, что выводы суда относительно пропуска истцом срока обращения в суд, предусмотренного ст.392 ТК РФ, являются ошибочными, основанными на неправильном применении норм материального права.

Из материалов дела следует, что истец первоначально обратился в суд с иском об изменении формулировки увольнения, исковое заявление подано 03 июня 2010 года.

Впоследствии истец изменил исковые требования и просил о восстановлении на работе.

Поскольку, как по первому заявлению, так и по второму, при их рассмотрении проверяется законность и обоснованность увольнения истца, то расценивать, что истец пропустил срок обращения в суд при изменении иска, по тем же основаниям, является неправильным.

Так как выводы суда о пропуске срока обращения в суд не повлияли на выводы суда о правомерности увольнения истца, то судебная коллегия полагает возможным изменить решение суда и исключить из мотивировочной части выводы суда о пропуске истцом срока обращения в суд.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, по делу не имеется.

Руководствуясь ст.ст.360, 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Измайловского районного суда г. Москвы от 17 ноября 2010 года изменить и исключить из мотивировочной части решения выводы суда о пропуске истцом срока обращения в суд с иском о восстановлении на работе, в остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Кассационное определение Московского городского суда от 02.03.2011 № 33-5501/2011