Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.05.2017 № 33-6666/2017


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Работница была нетрудоспособна в день увольнения, однако не сообщила об этом работодателю, хотя находилась на работе в этот день. Суд признал увольнение законным, поскольку работница злоупотребила правом


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


№ 33-6666/2017

2 мая 2017 г.

Судья: Проявкина Т.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Кудасовой Т.А.
судей Ничковой С.С., Шиловской Н.Ю.
с участием прокурора Штыга Т.В.
при секретаре Л.

М. обратилась в Московский районный суд Санкт-Петербурга с иском к СПб ГУССП "ЮЖНОЕ", в котором в порядке уточнения требований просила признать незаконным приказ СПб ГУССП "ЮЖНОЕ" N 31-у от 06.05.2016 и отменить его, восстановить истца на работе в должности специалиста по охране труда СПб ГУСПП "Южное", взыскать с ответчика средний заработок за все время вынужденного прогула с момента незаконного увольнения до восстановления ее на работе в размере 175 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, возместить судебные расходы за счет ответчика.

В обоснование заявленных требований истица указала, что на основании трудового договора от 16.01.2003 была принята на должность инженера по охране труда в отдел управления СПб ГУССП "ЮЖНОЕ" с 16.01.2003 на неопределенный срок по основной работе. Приказом N 31-у от 06.05.2016 о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) прекращено действие трудового договора 16.01.2003 N 00003, М. уволена с 06.05.2016 на основании ч. 1 п. 5 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Истица считает свое увольнение незаконным, поскольку она не совершала дисциплинарных проступков, которые ей вменяются.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 20 декабря 2016 года в удовлетворении исковых требований М. отказано.

В апелляционной жалобе истец М. просит решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 20 декабря 2016 года отменить, считая его неправильным, постановленным при нарушении норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения участников процесса, заключение прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно разъяснениям, изложенным в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Материалами дела установлено, что на основании трудового договора от 16.01.2003 Т. (М.) была принята на должность инженера по охране труда в отдел управления СПб ГУССП "ЮЖНОЕ" с 16.01.2003 на неопределенный срок по основной работе.

Приказом директора СПб ГУСПП "Южное" от 08.05.2015 N 71, Т. (М.) в связи с ненадлежащим исполнением должностных обязанностей - неисполнении Приказа директора N 49 от 02.04.2015, объявлено замечание; с данным приказом М. ознакомлена 15.06.2015.

Указанный приказ не оспаривался истицей в судебном порядке, незаконным не признан. Приказом директора СПб ГУСПП "Южное" от 19.06.2015 N 96, Т. (М.) в связи с неисполнением должностных обязанностей - информирования работников об условиях и охране труда на рабочем месте, объявлено замечание; с данным приказом М. ознакомлена 22.06.2015.

Вступившим в законную силу решением Московского районного суда от 28.07.2016 указанный приказ ответчика N 96 от 19.06.2015 признан незаконным и отменен.

Приказом директора СПб ГУСПП "Южное" от 05.08.2015 N 110, Т. (М.) в связи с установлением неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, выразившихся в неоднократном отсутствии на рабочем месте 22, 23, 24 июня 2015 года, объявлено замечание; с данным приказом М. ознакомлена 03.09.2015.

Вступившим в законную силу решением Московского районного суда от 28.07.2016 истице отказано в удовлетворении требований о признании указанного приказа незаконным.

Приказом директора СПб ГУСПП "Южное" от 06.05.2016 N 85, в связи с установлением совершения дисциплинарного проступка, выразившегося в несвоевременной организации и проведении расследования несчастного случая на производстве, с учетом ранее объявленных (неснятых) дисциплинарных взысканий, принимая во внимание мотивированное мнение вышестоящего выборного профсоюзного органа от 04.05.2016, мнение первичной профсоюзной организации от 05.05.2016 к М. применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Приказом N 31-у от 06.05.2016 о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) прекращено действие трудового договора 16.01.2003 N 00003, М. уволена с 06.05.2016 на основании ч. 1 п. 5 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

По смыслу закона применение дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации возможно при наличии ранее примененного дисциплинарного взыскания, не снятого и не погашенного на момент повторного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей.

В п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Согласно п. 35 указанного Постановления при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

В силу ст. 192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

Увольнение является дисциплинарным взысканием и перед применением данного вида дисциплинарного взыскания в соответствии с ч. 1 ст. 193 Трудового кодекса РФ работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение.

Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, составляется соответствующий акт.

Истица в обоснование заявленных требований о незаконности применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения, ссылалась на то, что в установленный срок сообщила своему непосредственному руководителю - заместителю директора Т.Г.Н. о несчастном случае, произошедшем с работником Н.В.В., осуществлять действия по расследованию несчастного случая начала после создания комиссии по расследованию несчастного случая, т.е. действовала согласно требований должностной инструкции.

В соответствии с должностной инструкцией специалист по охране труда организует и координирует работу по охране труда в организации (п. 2.1.); участвует в организации и координации работ по охране труда в организации (п. 3.1.); осуществляет контроль за соблюдением в структурных подразделениях организации законодательных и нормативных правовых актов по охране труда, проведением профилактической работы по предупреждению производственного травматизма и профессиональных заболеваний, выполнением мероприятий, направленных на создание здоровых и безопасных условий труда в организации, предоставлением работникам установленных компенсации по условиям труда (п. 3.4.); участвует в расследовании несчастных случаев на производстве, анализе причин производственного травматизма, разработке мероприятий по их предотвращению (п. 3.21); соблюдает правила внутреннего трудового распорядка, охраны труда и техники безопасности (п. 3.28); осуществляет сбор, обработку и своевременную передачу информации директору предприятия по вопросам, касающимся организации охраны труда в организацию (п. 3.26).

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции было установлено, что 24.03.2016 рабочий зеленого хозяйства Н.В.В., выполняя свои трудовые обязанности в СПб ГУСПП "Южное", получил производственную травму, о чем сообщил мастеру участка Б.Т.Н. и начальнику участка М.С.В. в тот же день.

Из объяснительных М.С.В. и Б.Т.Н. следует, что о случившемся с Н.В.В. они сообщили специалисту по охране труда М. Указанные обстоятельства истицей не оспаривались.

Из материалов дела следует, что М. сообщила о случившемся с Н.В.В. в тот же день 24.03.2016 своему руководителю - заместителю директора Т.Г.Н., получила от нее устное распоряжение об организации и проведении расследования несчастного случая на производстве, однако распоряжение не исполнила, расследование несчастного случая начала только 01.04.2016, сообщение о несчастном случае в территориальное отделение ФСС РФ отправила с пропуском установленного суточного срока.

Также установлено, что после 24.03.2016 истице было известно об отсутствии Н.В.В. на работе, однако до 01.04.2016 она никаких мер для организации расследования, получения информации о состоянии здоровья пострадавшего не предпринимала, о необходимости помощи в организации расследования непосредственному начальнику (либо директору предприятия) после 24.03.2016 не сообщала, нарушив тем самым п. п. 1.4, 3.1, 3.2, 3.21, 3.28 должностной инструкции.

30.03.2016 Н.В.В. направил в адрес ответчика заявление, в котором просил провести расследование несчастного случая, произошедшего с ним 24.03.2016, т.е. установлено, что работодателю стало известно о нарушении истицей своих должностных обязанностей, выразившихся в непроведении расследования несчастного случая, из заявления Н.В.В.

01.04.2016 приказом директора СПб ГУСПП "Южное" была создана комиссия по расследованию несчастного случая, в состав комиссии включена специалист по охране труда М.

01.04.2016 М. сообщила о несчастном случае в ФСС РФ.

01.04.2016 М. было организовано расследование несчастного случая, получено медицинское заключение о характере полученных Н.В.В. повреждений здоровья (закрытый перелом наружной лодыжки слева), проведен опрос пострадавшего, свидетелей, 05.04.2016 составлен акт о несчастном случае.

07.04.2016 у М. были затребованы объяснения причин, по которым ею не было сообщено о случившемся директору предприятия, также не инициировано проведение расследования этого несчастного случая.

12.04.2016 М. представила объяснения, согласно которым комиссия провела расследование несчастного случая и оформила акт N 10 от 05.04.2016 по форме Н-1 на основании полученного заявления 01.04.2016 от рабочего зеленого хозяйства Н.В.В., о причинах непроведения проверки до получения данного заявления М. не сообщила.

Приказом N 78 от 29.04.2016 заместителю директора Т.Г.Н. был объявлен выговор за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в неисполнении должностных обязанностей по осуществлению контроля за исполнением своего распоряжения об организации и проведении расследования несчастного случая на производстве.

Приказом N 79 от 29.04.2016 начальнику участка М.С.В. и мастеру участка Б.Т.Н. были объявлены замечания за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в неисполнении должностных обязанностей по осуществлению контроля за исполнением своего распоряжения об организации и проведении расследования несчастного случая на производстве.

26.04.2016 ответчик в соответствии со ст. 373 Трудового кодекса РФ представил проект приказа с приложенными документами о расторжении трудового договора с М., являющейся членом профсоюзной организации предприятия, председателю ППО СПб ГУСПП "Южное".

В своем заключении от 04.05.2016 профсоюзный комитет первичной профсоюзной организации СПб ГУСПП "Южное" принял решение о возможности расторжения трудового договора с истицей.

Постановлением Межрегионального профсоюза СПб и ЛО работников жилищно-коммунальных организаций и сферы обслуживания от 04.05.2016 не дано согласие на увольнение специалиста по охране труда М., являвшейся не освобожденным от основной работы председателем первичной профсоюзной организации ГУСПП "Южное" МПС СПб и ЛО работников ЖКО и СО. При этом президиум профсоюза отметил соблюдение работодателем процедуры привлечения работника к дисциплинарной ответственности, установленной ст. 194 ТК РФ, а также не усмотрел в действиях работодателя стремления уволить истцу за ее профсоюзную деятельность.

Заключение профсоюзного комитета первичной профсоюзной организации получено ответчиком 05.05.2016.

Приказом директора СПб ГУСПП "Южное" от 06.05.2016 N 85, в связи с установлением совершения дисциплинарного проступка, выразившегося в несвоевременной организации и проведении расследования несчастного случая на производстве, с учетом ранее объявленных (неснятых) дисциплинарных взысканий, принимая во внимание мотивированного мнения вышестоящего выборного профсоюзного органа от 04.05.2016, мнение первичной профсоюзной организации от 05.05.2016 к М. применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Приказом N 31-у от 06.05.2016 о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) прекращено действие трудового договора 16.01.2003 N 00003, М. уволена с 06.05.2016 на основании ч. 1 п. 5 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

В обоснование своих требований о восстановлении на работе истица ссылалась на то, что она не совершала дисциплинарный проступок, не допускала нарушений требований должностной инструкции, в тот же день, когда ей стало известно о получении работником Н.В.В. травмы, она сообщила об этом своему непосредственному руководителю Т.Г.Н., расследование несчастного случая начала 01.04.2016 после того, как работодателем был издан приказ о создании комиссии по расследованию несчастного случая.

Указанный довод проверен судебной коллегией и признан несостоятельным ввиду следующего.

Частью 1 статьи 227 Трудового кодекса РФ установлено, что расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Согласно ст. 229.2 Трудового кодекса РФ несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с застрахованным или иным лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Статьей 212 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что работодатель обязан обеспечить расследование и учет в установленном настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации порядке несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (абз. 17).

В силу ст. 228 Трудового кодекса РФ при несчастных случаях, указанных в статье 227 данного Кодекса, работодатель (его представитель) обязан, в том числе немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, указанные в Трудовом кодексе РФ, других федеральных законах и иных нормативных актах РФ, принять иные необходимые меры по организации и обеспечению надлежащего и своевременного расследования несчастного случая и оформлению материалов расследования в соответствии с настоящей главой.

Согласно п. 5 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 N 73 о каждом страховом случае работодатель (его представитель) в течение суток обязан сообщить в исполнительный орган страховщика (по месту регистрации страхователя).

Порядок образования для расследования несчастного случая комиссии, ее состав, установлены ст. 229 Трудового кодекса РФ.

Исходя из требований ч. 1 ст. 229.1 Трудового кодекса РФ, расследование несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили легкие повреждения здоровья, проводится комиссией в течение трех дней.

Статьей 229.2 Трудового кодекса РФ установлено, что положение об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях и формы документов, необходимых для расследования несчастных случаев, утверждаются в порядке, устанавливаемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На основании пункта 26 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 24 октября 2002 года N 73, несчастные случаи, квалифицированные комиссией или государственными инспекторами труда, проводившими их расследование, как несчастные случаи на производстве, подлежат оформлению актом о несчастном случае на производстве по форме 2, предусмотренной приложением N 1 к настоящему Постановлению.

Согласно п. 41 указанного Положения, в соответствии с законодательством Российской Федерации ответственность за своевременное и надлежащее расследование, оформление, регистрацию и учет несчастных случаев на производстве, а также реализацию мероприятий по устранению причин несчастных случаев на производстве возлагается на работодателя (его представителя).

Нарушение государственных нормативных требований охраны труда, содержащихся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 - 4 данной статьи, образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27.1 КоАП РФ.

В соответствии с п. 1.5 Соглашения к трудовому договору от 16.01.2003 N 3, заключенного между сторонами 03.09.2015, работник обязуется выполнять трудовую функцию "специалиста по охране труда" в соответствии с Профессиональным стандартом "Специалиста в области охраны труда", утвержденного приказом Минтруда России от 04.08.2014 N 524н и Единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих (Приложение к приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17.05.2012 N 559-н).

В соответствии с Профессиональным стандартом "Специалиста в области охраны труда", утвержденным приказом Минтруда России от 04.08.2014 N 524н, специалист по охране труда обеспечивает расследование и учет несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; к его трудовым функциям относится подготовка для представления работодателем органам исполнительной власти, органам профсоюзного контроля информации и документов, необходимых для осуществления ими своих полномочий; организация работы комиссии по расследованию несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; получение, изучение и представление информации об обстоятельствах несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; формирование документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а также для страхового обеспечения пострадавших на производстве; применять методы сбора информации об обстоятельствах несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В соответствии с должностной инструкцией истица обязана была осуществить сбор, обработку и своевременную передачу информации директору предприятия по вопросам, касающимся организации охраны труда в организацию (п. 3.26), принять участие в расследовании несчастных случаев на производстве, анализе причин производственного травматизма, разработке мероприятий по их предотвращению (п. 3.21).

В ходе рассмотрения дела было установлено, что 24.03.2016 истице стало известно о том, что работник ответчика Н.В.В. получил травму на рабочем месте, о чем истица сообщила своему непосредственному руководителю и получила от нее указание организовать и провести расследование несчастного случая на производстве с составлением акта по форме Н-1, однако никаких действий по организации расследования несчастного случая на производстве не произвела, не сообщила в тот же день о несчастном случае в ФСС РФ, не выяснила состояние здоровья пострадавшего, не опросила очевидцев случившегося, не составила в установленный срок (3 дня) акт о несчастном случае.

Указанное бездействие истицы могло повлечь для ответчика неблагоприятные последствия в виде привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27.1 КоАП РФ.

К тому же, в ходе рассмотрения дела было установлено, что в результате несчастного случая на производстве Н.В.В. получил травму (закрытый перелом наружной лодыжки слева), в связи с чем со дня получения травмы в силу ст. 7 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях" имеет право на обеспечение по страхованию. Бездействие истицы могло повлечь для работника неблагоприятные последствия в виде неполучения страхового возмещения.

Довод истицы о том, что комиссию по расследованию несчастных случаев создает работодатель, а поскольку директором комиссия была создана только 01.04.2016, акт о несчастном случае был составлен 05.04.2016, что свидетельствует о надлежащем исполнении ею своих трудовых обязанностей, не может быть принят во внимание, поскольку обязанность обеспечить расследование и учет несчастного случая на производстве в силу трудовых обязанностей лежит на истице, однако ею не доведена информация до руководителя о необходимости создать комиссию по расследованию несчастного случая, не собрано ни одного доказательства несчастного случая, не совершено ни одного действия по выполнению указания руководителя о проведении расследования несчастного случая.

Довод апелляционной жалобы истицы о том, что работодатель, уволив ее 06.05.2016, т.е. до истечения 10 рабочих дней после получения несогласия вышестоящего профсоюзного органа на увольнение, тем самым нарушил процедуру увольнения, установленную ст. 374 Трудового кодекса РФ, не может быть принят во внимание, в силу следующего.

В соответствии с частью 3 ст. 373 Трудового кодекса РФ, в случае, если выборный орган первичной профсоюзной организации выразил несогласие с предполагаемым решением работодателя, он в течение трех рабочих дней проводит с работодателем или его представителем дополнительные консультации, результаты которых оформляются протоколом. При недостижении общего согласия по результатам консультаций работодатель по истечении десяти рабочих дней со дня направления в выборный орган первичной профсоюзной организации проекта приказа и копий документов имеет право принять окончательное решение, которое может быть обжаловано в соответствующую государственную инспекцию труда.

Таким образом, закон прямо возлагает обязанность по инициированию таких консультаций не на работодателя, а на профсоюзный орган.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, предусмотренное ст. 373 ТК РФ законоположение закрепляет порядок действий в установленной законодательством процедуре учета мнения профсоюзной организации при увольнении работников, являющихся членами профсоюза, в случае возражения выборного органа первичной профсоюзной организации против их увольнения. При этом оспариваемой нормой работодателю предоставлено право независимо от итога дополнительных консультаций по истечении десяти рабочих дней со дня направления в выборный орган первичной профсоюзной организации проекта приказа и копий документов принять окончательное решение. Такое правовое регулирование направлено на обеспечение баланса соответствующих конституционных прав и законных интересов работников и работодателей, являющегося необходимым условием гармонизации трудовых отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2002 года N 3-П; Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 ноября 2004 года N 343-О и от 15 января 2008 года N 201-О-П, от 24.12.2012 N 2304-О).

Из материалов дела следует, что с инициативой о проведении дополнительных консультаций с работодателем в соответствии с ч. 3 ст. 373 Трудового кодекса РФ профсоюзный орган не выходил, в связи с чем положения ч. 3 ст. 373 ТК РФ неприменимы и работодатель не ограничен сроком для принятия решения об увольнении в отсутствие согласия профсоюзного органа.

К тому же, из материалов дела следует, что с запросом на получение мотивированного мнения профсоюзного органа работодатель обратился 22.04.2016, увольнение истицы произошло 06.05.2016, т.е. по истечении 10 дней с момента направления проекта приказа и копий документов в профсоюзный орган.

Довод истицы о том, что работодателем не представлены в вышестоящий профсоюзный орган все необходимые документы, опровергаются материалами дела, а также Постановлением Межрегионального профсоюза СПб и ЛО работников жилищно-коммунальных организаций и сферы обслуживания от 04.05.2016, из которого следует, что работодателем соблюдена процедура привлечения работника к дисциплинарной ответственности, установленная ст. 194 ТК РФ, дополнительные документы профсоюзным органом не запрашивались, что свидетельствует о том, что все документы, являвшиеся основанием для увольнения истицы, были представлены в профсоюзный орган.

Довод истицы о том, что ответчик не имел права уволить ее при отсутствии согласия Президиума Профсоюзного органа, был оценен судом первой инстанции и признан несостоятельным, поскольку определением Конституционного Суда РФ от 03.11.2009 N 1369-О-П "По жалобе открытого акционерного общества "Судостроительный завод "Лотос" на нарушение конституционных прав и свобод положением части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации" положение части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которому увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа, признано не действующим и не подлежащим применению как являющееся аналогичным ранее признанному Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации.

При этом, Определение Конституционного Суда РФ не отменяет обязанности работодателя получить мотивированное мнение вышестоящего профсоюзного органа о согласии или отказе в согласовании расторжения трудового договора с заместителем председателя первичной профсоюзной организации, но допускает увольнение руководителя выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ и в случае, если вышестоящий профсоюзный орган не дал свое согласие на увольнение работника.

Довод апелляционной жалобы истицы о том, что ответчиком был нарушен срок для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, не может быть принят судебной коллегией, в силу следующего.

В соответствии с ч. 3 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Из материалов дела следует, что о совершении истицей проступка работодателю стало известно 30.03.2016, в период с 22.04.2016 по 05.05.2016 проект приказа об увольнении с приложенными документами находились в профсоюзной организации, решение профсоюзного органа получено 05.05.2016, увольнение произведено 06.05.2016.

Учитывая, что время, необходимое на учет мнения представительного органа работников, не учитывается в срок, установленный для применения дисциплинарного взыскания, то суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что работодателем соблюден срок для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

Довод истицы о том, что в день увольнения она была больна, в обоснование чего в суд представила листок нетрудоспособности на период с 06.05.2016 по 19.05.2016, был оценен судом первой инстанции и обоснованно не принят во внимание по причине злоупотребления истицей своими правами.

Согласно разъяснению, изложенному в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы. При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Проверяя довод истицы о незаконности ее увольнения в период временной нетрудоспособности, судом первой инстанции установлено, что в день увольнения истица находилась на работе, в день увольнения была ознакомлена с приказом об увольнении, на плохое самочувствие не ссылалась, согласно журнала учета рабочего времени истица покинула территорию предприятия в 17 час. 40 мин., листок нетрудоспособности работодателю не предъявляла, предъявила его непосредственно в суд первой инстанции
.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что на работодателя не могут быть возложены неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Согласно ст. 192 Трудового кодекса РФ при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что до применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения истица дважды привлекалась к дисциплинарной ответственности в виде замечаний. Приказ ответчика о привлечении к дисциплинарной ответственности от 08.05.2015 истицей не оспаривался, незаконным не признан, а приказ от 15.08.2015 признан законным и обоснованным вступившим в законную силу решением суда.

Учитывая, что истица, имея два дисциплинарных взыскания, не изменила своего отношения к труду, совершила дисциплинарный поступок, в результате которого для работодателя могли наступить неблагоприятные последствия, то суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что работодатель при увольнении учел тяжесть совершенного проступка.

Довод апелляционной жалобы о том, что истица является матерью-одиночкой, единственным кормильцем несовершеннолетнего ребенка, не является основанием для отмены приказа об увольнении по основаниям ч. 1 п. 5 ст. 81 Трудового кодекса РФ с учетом соблюдения работодателем порядка увольнения.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" согласно части четвертой статьи 261 ТК РФ не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя: с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет; с одинокой матерью, воспитывающей ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет или малолетнего ребенка - ребенка в возрасте до четырнадцати лет; с другим лицом, воспитывающим указанных детей без матери; с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель или иной законный представитель ребенка не состоит в трудовых отношениях (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 ТК РФ).

Поскольку истица уволена по основанию ч. 1 п. 5 ст. 81 Трудового кодекса РФ, то положения части 4 ст. 261 ТК РФ в рассматриваемом случае не применимы.

Довод истицы о том, что в приказе N 31-у от 06.05.2016 отсутствуют основания увольнения, был оценен судом первой инстанции и признан несостоятельным, поскольку противоречит содержанию приказа, в соответствии с которым основанием для увольнения истца явилось неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарные взыскания, также приказ имеет указание на приказ от 06.05.2016 N 85 с основаниями к приказу, объяснительную М. от 12.04.2016, акт от 21.04.2016, приказ N 71 от 08.05.2015, приказ N 96 от 19.06.2015, приказ N 10 от 05.08.2015.

Обстоятельство, что истица ошибочно указала на приказе N 31-у дату ознакомления 05.05.2016 подтверждено актом от 06.05.2016, а к тому же правового значения не имеет.

При этом в приказе директора СПб ГУСПП "Южное" от 06.05.2016 N 85, установлено, что в связи с установлением совершения дисциплинарного проступка, выразившегося в несвоевременных организации и проведении расследования несчастного случая на производстве, с учетом ранее объявленных (неснятых) дисциплинарных взысканий, применения во внимание мотивированное мнение вышестоящего выборного профсоюзного органа от 04.05.2016, мнение первичной профсоюзной организации от 05.05.2016 к М. применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Данный приказ имеет перечень документов, на основании которых работодатель вынес решение об увольнении истицы.

Поскольку унифицированная форма приказа о применении дисциплинарного взыскания не существует, работодатель самостоятельно определяет его содержание. В таком приказе следует указать в качестве основания докладные записки, акты и объяснения работника.

После издания приказа о применении дисциплинарного взыскания и ознакомления с ним работника необходимо издать приказ о прекращении трудового договора за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей по форме N Т-8. В качестве основания для издания такого приказа указываются приказ о применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения, а также реквизиты других приказов о применении дисциплинарных взысканий.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что издание ответчиком приказа N 85 от 06.05.2016 и приказа N 31-у от 06.05.2016 не противоречит действующему трудовому законодательству.

Требования истицы о взыскании с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат, поскольку являются производными требованиями от требования о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, в удовлетворении которого отказано.

Судебная коллегия считает, что выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы о том, что суд не дал правильной оценки представленным доказательствам являются несостоятельными.

Иные доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с действиями суда, связанными с установлением фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и оценкой представленных по делу доказательств. Оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает.

С учетом изложенного, решение суда отвечает требованиям закона, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы нет.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 20 декабря 2016 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу М. - без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.05.2017 № 33-6666/2017