Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 28.02.2018 № 33-2780/2018


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение за прогул признано незаконным, поскольку работник уволен в период нетрудоспособности


КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 33-2780/2018

28 февраля 2018 г.

Судья Парфеня Т.В.


28 февраля 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:
председательствующего: Платова А.С.
судей: Баимовой И.А., Киселевой А.А.
с участием прокурора прокуратуры Красноярского края Андреевой А.Г.
при секретаре: П.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Киселевой А.А. гражданское дело по иску Т.Е.Г. к обществу с ограниченной ответственностью "Русская инжиниринговая компания" о признании приказа об увольнении незаконным и подлежащим отмене, восстановлении на работе, взыскании оплаты времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе представителя ООО "Русская инжиниринговая компания" - В. на решение Ачинского городского суда Красноярского края от 29 декабря 2017 года, которым постановлено:

"Признать приказ общества с ограниченной ответственностью "Русская инжиниринговая компания" от N от 03 ноября 2017 года об увольнении Т.Е.Г. незаконным и подлежащим отмене.

Восстановить Т.Е.Г. на работе в должности огнеупорщика, занятого на горячем ремонте 4 разряда в Участок капитального ремонта технологического оборудования и футеровки печных агрегатов Цеха ремонта печных агрегатов Дирекции по ремонту технологического оборудования в составе филиала Общества с ограниченной ответственностью "Русская инжиниринговая компания" в г. Ачинске с 04 ноября 2017 года.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Русская инжиниринговая компания" в пользу Т.Е.Г. оплату времени вынужденного прогула в сумме 88 655,02 рубля, компенсацию морального вреда в сумме 1000 рублей, а всего 89 655 (восемьдесят девять тысяч шестьсот пятьдесят пять) рублей 02 копейки.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Русская инжиниринговая компания" в доход бюджета муниципального образования город Ачинск государственную пошлину в сумме 3 159 (три тысячи сто пятьдесят девять) рублей 65 копеек.

Решение в части восстановления на работе Т.Е.Г. подлежит немедленному исполнению".

Заслушав докладчика, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Т.Е.Г. обратился в суд с иском к ООО "РУС - Инжиниринг" о признании приказа об увольнении незаконным и подлежащим отмене, восстановлении на работе, взыскании оплаты времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что на основании приказа от 26.12.2012 года N истец был принят на работу в цех ремонта печных агрегатов технологического оборудования футеровки печных агрегатов на должность огнеупорщика, занятым на горячем ремонте по третьему разряду.

Приказом N 360 от 03.11.2017 года истец был уволен по инициативе работодателя за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей в виде прогула - пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Полагая увольнение незаконным, истец указывал, что 14.10.2017 года он пришел на работу с целью приступить к выполнению трудовых обязанностей в период с 00.00 часов до 08.00 часов. Между тем, в 23 часа 20 минут при пересечении контрольно-пропускного пункта сотрудники службы безопасности изъяли его пропуск, без которого он не имел возможности пройти на территорию предприятия, в связи с чем он был вынужден уйти. 15.10.2017 года с истцом произошла аналогичная ситуация, после чего 16.10.2017 года пропуск был ему возвращен.

На основании изложенного истец указывал на уважительность его неявки на рабочее место, связанной с независящими от него обстоятельствами.

Кроме того, 02.11.2017 года истцу был выдан листок временной нетрудоспособности, о чем он уведомил непосредственного руководителя в телефонном режиме.

Указанный листок нетрудоспособности был сдан работодателю и им оплачен, в связи с чем истец ссылался на недопустимость его увольнения по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности.

В указанной связи истец просил признать приказ N от 03.11.2017 года об его увольнении незаконным и подлежащим отмене, восстановить его на работе, взыскать с ответчика оплату времени вынужденного прогула за период с 23.11.2010 года по дату вынесения решения судом, компенсацию морального вреда в размере 30 000 руб.

Судом постановлено вышеуказанное решение. В апелляционной жалобе представитель ООО "Русская инжиниринговая компания" - В. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, принятое с нарушением норм материального права, неправильным определением фактических обстоятельств дела, ссылаясь на доказанность материалами дела факта неявки истца на рабочее место без уважительных причин, а также на факт злоупотребления истцом правом, выразившимся в намеренном сокрытии от работодателя факта нахождения на листке временной нетрудоспособности.

В судебное заседание явился представитель ответчика ООО "РУС-Инжиниринг" - В. (доверенность от 25.04.2017 года), иные лица, участвующие в деле, надлежаще извещенные о времени и месте судебного заседания, не явились, о причинах неявки не сообщили, с ходатайством об отложении судебного разбирательства не обратились, в связи с чем судебная коллегия, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ, считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, заслушав представителя ответчика ООО "РУС-Инжиниринг" - В. (доверенность от 25.04.2017 года), поддержавшую доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора Андреевой А.Г., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, в том числе, прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В силу части 6 ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

На основании ч. 1 ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

Порядок применения дисциплинарных взысканий регламентирован ст. 193 ТК РФ.

Разрешая заявленные Т.Е.Г. требования, суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности в действиях истца состава дисциплинарного проступка, выразившегося в отсутствии на рабочем месте 15.10.2017 года и 16.10.2017 года без уважительной причины.

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом, находит его соответствующим фактическим обстоятельствам дела и представленным в нем материалам.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом, приказом N от 26.12.2012 года Т.Е.Г. принят на работу с 27.12.2012 года на участок ремонта технологического оборудования и футеровки печных агрегатов Цеха ремонта печных агрегатов в филиал ООО "РУС - Инжиниринг" в г. Ачинске на должность огнеупорщика, занятого на горячем ремонте 3 разряда, с ним заключен трудовой договор N от 26.12.2012 года по основном месту работы на неопределенный срок с тридцати шестичасовой рабочей неделей.

Дополнительными соглашениями N от 01.08.2016 года и N от 01.02.2017 года за Т.Е.Г. закреплялось выполнение в течение рабочего дня (смены) работы по профессии огнеупорщик, занятого на горячем ремонте 4 разряда в Участке капитального ремонта технологического оборудования и футеровки печных агрегатов (в составе филиал ООО "РУС - Инжиниринг" в г. Ачинске Цех ремонта печных агрегатов) с установлением оклада (тарифной ставки в размере 15 779 рублей, на который предусматривалось начисление премии 20% согласно действующему Положению об оплате труда и премированию работников, доплаты за работу во вредных условиях труда 12% оклада (тарифной ставки).

На основании приказа N от 03.11.2017 года истец был уволен с работы по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ - за прогул.

При этом, как следует из п. 1.2 трудового договора N ПО от 26.12.2012 года, местом работы Т.Е.Г. определялся участок ремонта технологического оборудования и футеровки печных агрегатов Цеха ремонта печных агрегатов в составе Филиала ООО "РУС - Инжиниринг" в г. Ачинске по адресу: <адрес>.

Распоряжением директора по персоналу ООО "РУС - Инжиниринг" от 18.01.2017 года N в отношении Т.Е.Г. закреплялся утвержденный график работ N.

Из указанного графика работ филиала ООО "РУС - Инжиниринг" в г. Ачинске следует, что 14.10.2017 года, 15.10.2017 года, 16.10.2017 года являлись для истца рабочими днями, продолжительность рабочей смены составляла в названные дни с 00 ч 00 мин. до 08 ч 00 мин.

Между тем, в соответствии с докладной запиской Г. от 18.10.2017 года 15.10.2017 года и 16.10.2017 года Т.Е.Г. не вышел на работу в смену с 00 ч 00 мин. до 08 ч 00 мин. по неизвестным причинам.

18.10.2017 года от Т.Е.Г. работодателем было истребовано объяснение, согласно которому 14.10.2017 года он был задержан на проходной, поскольку его заподозрили в нахождении в состоянии опьянения, при этом у него был изъят пропуск, без наличия которого он не имел возможности выйти на работу в вышеуказанные даты.

Факт отсутствия Т.Е.Г. на рабочем месте в течение рабочей смены с 00 ч 00 мин. до 08 ч 00 мин. 15 и 16.10.2017 года также нашел свое подтверждение в видеоматериале ООО "Охрана "РУСАЛ" от 14.10.2017 года, акте сотрудников ООО "Охрана "РУСАЛ" N о нарушении истцом пропускного режима, акте об отказе истца от прохождения медицинского освидетельствования, а также следует из пояснений самого Т.Е.Г. и показаний свидетелей ФИО1 ФИО2, указывавших на явку истца на рабочее место 14.10.2017 года в состоянии алкогольного опьянения, препятствование ему сотрудниками охраны в проходе на территорию предприятия, изъятие у него пропуска, отсутствие которого не препятствовало дальнейшему проходу истца на территорию работодателя посредством системы контроля удаленного доступа работника ООО "РУС - Инжиниринг".

Кроме того, как следует из п. п. 10.1, 10.2 Правил внутреннего трудового распорядка Филиала ООО "РУС - Инжиниринг" в г. Ачинске от 01.03.2017 года, предприятие осуществляет свою деятельность на территории АО "РУСАЛ Ачинск", в связи с чем работники предприятия обязаны выполнять требования действующего Положения о пропускном и внутриобъектовом режиме АО "РУСАЛ Ачинск", следовать к месту работы и обратно через пропускные пункты, при предъявлении пропуска установленного образца.

В силу п. 10.9 Правил внутреннего трудового распорядка Филиала ООО "РУС - Инжиниринг" в г. Ачинске при отсутствии пропуска по какой-либо причине личность работника идентифицируется по имеющейся базе данных, при подтверждении факта получения пропуска в отношении работника сотрудниками ООО "Охрана "РУСАЛ" составляется протокол о нарушении пропускного и внутриобъектового режимов, после чего работник допускается на территорию АО "РУСАЛ Ачинск".

При этом с настоящими Правилами истец был лично ознакомлен 07.04.2017 года, что подтверждается его собственноручной подписью.

Дав надлежащую оценку вышеприведенным обстоятельствам и нормативным положениям локальных актов работодателя, принимая во внимание, что истец был надлежащим образом ознакомлен с графиком работы и имел возможность пройти на территорию работодателя без пропуска, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о правомерности признания работодателем отсутствия истца на работе 15.10.2017 года и 16.10.2017 года прогулом, поскольку доказательств невозможности осуществления своих трудовых обязанностей в указанный период при наличии уважительных причин истцом, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, суду не представлено.

На основании изложенного суд правомерно отклонил доводы стороны истца о том, что изъятие у него пропуска 14.10.2017 года представителями ООО "Охрана "РУСАЛ" являлось объективным препятствием для его явки на рабочее 15 - 16.10.2017 года, поскольку указанные доводы опровергаются положениями локальных актов Общества, с которыми истец был должным образом ознакомлен, а также показаниям свидетелей, ссылавшихся на наличие у истца возможности для прохождения на территорию предприятия в отсутствие пропуска.

Вместе с тем, проверяя соблюдение работодателем порядка увольнения истца, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что дисциплинарное взыскание было наложено на истца работодателем с нарушением порядка привлечения к дисциплинарной ответственности, увольнение неправомерно произведено ответчиком в период нахождения истца на листке нетрудоспособности, что является основанием для признания такого увольнения незаконным.

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда первой инстанции, так как он основан на правильно примененных и истолкованных положениях материального закона, регулирующих спорные отношения сторон, подтверждается имеющимися в деле и исследованными в суде доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Как установлено судом первой инстанции, 03.11.2017 года работодателем было произведено увольнение Т.Е.Г.

Между тем, 03.11.2017 года истец находился на листке временной нетрудоспособности, что подтверждается указанным листком и выпиской из истории болезни амбулаторного больного за период с 02.11.2017 года по 10.11.2017 года.

При этом, как следует из пояснений истца, поскольку в период с 13.11.2017 года по 22.11.2017 года он также находился на больничном, оба листка нетрудоспособности были им переданы работодателю по истечении указанной даты.

Впоследствии на основании листков нетрудоспособности работодателем было произведено начисление пособия по временной нетрудоспособности, которое было выплачено истцу 27.11.2017 года.

Кроме того, из не опровергнутых стороной ответчика пояснений представителя истца следует, что об обращении за медицинской помощью и открытии листка нетрудоспособности Т.Е.Г. 02.11.2017 года уведомил мастеров ФИО3 и ФИО4, что подтверждается отчетом о вызовах абонента Т.Е.Г. за период с 01.11.2017 года по 03.11.2017 года.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии в материалах дела относимых и допустимых доказательств, опровергающих доводы истца об уведомлении о временной нетрудоспособности непосредственного начальника - мастера по ремонту оборудования Г. и иных вышеуказанных сотрудников.

На основании изложенного, принимая во внимание, что материалами дела не установлено факта злоупотребления истцом правом, учитывая, что его добросовестность презюмируется положениями п. 5 ст. 10 ГК РФ и ответчиком надлежащим образом не оспорена, суд первой инстанции пришел к мотивированному выводу о недопущении Т.Е.Г. умышленного сокрытия от работодателя факта его нахождения на листке своей временной нетрудоспособности на дату принятия решения о расторжении с ним трудовых отношений и на дату их прекращения - 03.11.2017 года.

Учитывая установление факта грубого нарушения работодателем прав истца при его увольнении суд правомерно отклонил ссылки представителя ответчика об изменении работодателем даты увольнения Т.Е.Г. с 03.11.2017 года на 23.11.2017 года, поскольку указанное обстоятельство не свидетельствует о правомерности действий работодателя при издании оспариваемого приказа N от 03.11.2017 года.

В указанной связи суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о необходимости оценки действий работодателя на момент вынесения приказа об увольнении Т.Е.Г. от 03.11.2017 года.

На основании изложенного судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о признании приказа N от 03.11.2017 года (в редакции приказа N от 15.12.2017 года) незаконным, а Т.Е.Г. подлежащим восстановлению на работе в ранее занимаемой им должности с 04.11.2017 года.

При этом, руководствуясь положениями ст. 211 ГПК РФ, суд правомерно указал, что решение в части восстановления на работе Т.Е.Г. подлежит немедленному исполнению.

В силу ст. 394 ТК РФ предусмотрено, что в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Согласно ч. 3 ст. 139 ТК РФ при любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

Судебная коллегия полагает правильным вывод суда первой инстанции о необходимости определения периода оплаты времени вынужденного прогула истца с 04.11.2017 года по 29.12.2017 года, а не с 23.11.2017 года (как было заявлено истцом в исковом заявлении), поскольку период вынужденного прогула, за который с ответчика подлежит взысканию оплата в размере среднего заработка, подлежит исчислению со дня следующего за днем увольнения Т.Е.Г.

Расчет суммы оплаты времени вынужденного прогула Т.Е.Е. составил 88 655, 02 руб., произведен судом на основании представленных стороной ответчика сведений о начисленной истцу заработной плате за период с ноября 2016 года по октябрь 2017 года, среднем заработке истца и количестве рабочих дней в период его вынужденного прогула, указанный расчет является арифметически верным и подробно отражен в оспариваемом решении суда.

Также, учитывая положения ст. 237 ТК РФ, исходя из обстоятельств дела, требований разумности и справедливости, суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу Т.Е.Г. компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей, и, применяя нормы ч. 1 ст. 103 ГПК РФ Налогового кодекса РФ, - в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 3159, 65 рублей.

При таких обстоятельствах ссылки апелляционной жалобы на доказанность материалами дела факта неявки истца на рабочее место без уважительных причин, а также злоупотребления истцом правом, выразившимся в намеренном сокрытии от работодателя факта его нахождения на листке временной нетрудоспособности, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку отсутствуют правовые основания для иной оценки представленных сторонами и исследованных судом доказательств, приведенные выводы суда не противоречат материалам дела и ответчиком не опровергнуты.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным, а апелляционную жалобу, - не содержащей доводов, опровергающих выводы суда.

Процессуальных нарушений, влекущих вынесение незаконного решения, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ачинского городского суда Красноярского края от 29 декабря 2017 года - оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя ООО "Русская инжиниринговая компания" - В. - без удовлетворения.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 28.02.2018 № 33-2780/2018