Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 30.10.2018 № 33-43231/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Использовать отгул надо по договоренности с руководителем организации, а не с непосредственным руководителем

« Поскольку ответчиком в лице директора каких-либо кадровых решений направленных на предоставление дня отдыха истцу 27 октября 2017 года не принималось, а факт согласования непосредственным руководителем фио главным инженером фио ее отсутствия на рабочем месте в данную дату – не свидетельствует о предоставлении отгула истцу уполномоченным лицом, в связи с чем судебная коллегия приходить к выводу, что фио 27 октября 2017 года самовольно использовала отгул »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 26.03.2018 № 33-12076/2018

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-43231/2018

30 октября 2018 года


судья суда первой инстанции: ФИО


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Семченко А.В.
и судей Пильгановой В.М., Мызниковой Н.В.,
с участием прокурора Храмовой О.П.,
при секретаре фио,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Государственного бюджетного учреждения города Москвы «Жилищник района Ясенево» на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 29 марта 2018 года в редакции определения об исправлении арифметической ошибки от 11 апреля 2018 года, которым постановлено:

Восстановить фио на работе в ГБУ «Жилищник района Ясенево» в должности ведущего инженера производственно-технического отдела.

Взыскать с ГБУ «Жилищник района Ясенево» в пользу фио в счет заработка за время вынужденного прогула сумма, компенсацию морального вреда сумма, расходы по оплате услуг представителя сумма, а всего сумма

Взыскать с ГБУ «Жилищник района Ясенево» пошлину в доход бюджета г. Москвы сумма,

УСТАНОВИЛА:

Истец фио обратилась в Черемушкинский районный суд г. Москвы с иском к ответчику ГБУ «Жилищник района Ясенево» о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере сумма, судебных расходов.

Требования мотивированы тем, что она с 18 августа 2008 года работала в ГБУ «Жилищник района Ясенево», где с 01 мая 2013 года занимала должность ведущего инженера производственно-технического отдела. 04 декабря 2017 года она была уволена по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул. Полагала, свое увольнение незаконным и необоснованным, поскольку прогула не совершала, а ее отсутствие на рабочем месте 27 октября 2017 года в течение всего рабочего дня было согласовано с непосредственным руководителем.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит ответчик ГБУ «Жилищник района Ясенево» по доводам апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частями 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав представителей ответчика по доверенности фио, фио, возражения истца фио, заключение прокурора Храмовой О.П., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие основания для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, имеются.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что 18 августа 2008 года между сторонами был заключен трудовой договор, по условиям которого фио была принята на работу в ГБУ «Жилищник района Ясенево», где с 01 мая 2013 года на должность ведущего инженера производственно-технического отдела. В соответствии с условиями трудового договора ей был установлен режим рабочего времени с 9.00 до 18.00, обеденный перерыв с 13.00 до 14.00, 5-дневная рабочая неделя с выходными днями: суббота, воскресенье (п. 4.2, п. 4.3) (л.д.14-20).

В соответствии с должностной инструкцией, ведущий инженер производственно-технического отдела работает под непосредственным руководством главного инженера и начальника ПТО (л.д.91-93).

24 октября 2017 года истец передала главному инженеру фио заявление о предоставлении ей отгула на 27 октября 2017 года (л.д.37).

27 октября 2017 года были составлены акты об отсутствии истца на рабочем месте (л.д.22-26).

30 ноября 2017 года истцом были представлены объяснения, из которых следует, что ее отсутствие на рабочем месте заблаговременно было согласовано с непосредственным руководителем - главным инженером фио

Приказом N 715-ук от 04 декабря 2017 года трудовые отношения между сторонами были прекращены, а истец была уволена 04 декабря 2017 года по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с грубым нарушением трудовой дисциплины, выразившимся в отсутствии без уважительных причин на рабочем месте 27 октября 2017 года в течение всего рабочего дня (л.д.21).

Судом также установлено, что сам факт отсутствия истца на рабочем месте 27 октября 2017 года в течение всего рабочего дня в ходе рассмотрения дела не оспаривался.

Суд первой инстанции, установив указанные обстоятельства, и удовлетворяя исковые требования истца о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, пришел к выводу о том, что отсутствие истца на рабочем месте 27 октября 2017 года было согласовано с непосредственным руководителем фио, однако работодатель, принимая решение об увольнении истца данное обстоятельство не учел. Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик в нарушение п. 5 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации не учел предшествующее отношение истца к труду, тяжесть совершения проступка, а также обстоятельства его совершения.

Однако с данными выводами суда первой инстанции, судебная коллегия согласиться не может, в связи со следующим.

В соответствии с пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В соответствии с пп. "д" п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" трудовой договор с работником может быть расторгнут по подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул в том числе за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный). При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, если работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с частью четвертой статьи 186 Кодекса дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

Увольнение по указанному основанию в силу ч. 1 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации является одним из видов дисциплинарного взыскания за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

При этом на работодателе лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; о соблюдении порядка привлечения к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, установленного статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела усматривается, что фио 24 октября 2017 года обратилась с заявлением на имя директора ГБУ г. Москвы «Жилищник района Ясенево» с заявлением о предоставлении ей 27 октября 2017 отгула за отработанное ею время 20 сентября 2017 года, которое было согласовано ее непосредственным руководителем – главным инженером фио, между тем, из резолюции директора от 26 октября 2017 года следует, что директор возражал против предоставления отгула по мотивам отсутствия оснований для его предоставления (л.д. 37).

Из объяснений, данных представителями ответчика в суде апелляционной инстанции, а также из копии приказа от 28 февраля 2014 года № 26 «Об утверждении внутреннего порядка» следует, что решение о предоставлении дней отгулов принимает непосредственно директор, несогласованный день отгула считается прогулом (л.д. 81). Между тем, в материалах дела отсутствуют распорядительные документы за подписью директора о предоставлении фио отгула 27 октября 2017 года.

фио, не выяснив в отделе кадров судьбу ее заявления о предоставлении ей отгула, 27 октября 2017 года на работу не вышла и отсутствовала на рабочем месте в течение всего рабочего дня, о чем 27 октября 2017 года были составлены акты (л.д. 22-26), с которыми ее ознакомили 30 ноября 2017 года, но от их подписания истец отказалась, о чем также был составлен акт (л.д. 37).

До принятия решения об увольнении истца за прогул от нее было истребовано письменное объяснение, которое она представила 30 ноября 2017 в виде служебной записке, в которой не указала на уважительную причину отсутствия на рабочем месте 27 октября 2017 года (л.д. 40).

В суде апелляционной инстанции 04 октября 2018 года фио указала, что 27 октября 2017 года она отсутствовала на работе по уважительной причине, так как была на приеме у врача, в связи с чем ей было предложено представить документы, подтверждающие факт посещения врача 27 октября 2017 года (л.д. 251), однако в судебное заседание суда апелляционной инстанции 30 октября 2018 года истец таких документов не представила.

Поскольку ответчиком в лице директора каких-либо кадровых решений направленных на предоставление дня отдыха истцу 27 октября 2017 года не принималось, а факт согласования непосредственным руководителем фио главным инженером фио ее отсутствия на рабочем месте в данную дату – не свидетельствует о предоставлении отгула истцу уполномоченным лицом, в связи с чем судебная коллегия приходить к выводу, что фио 27 октября 2017 года самовольно использовала отгул.

Учитывая, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что в данном случае работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя, а также учитывая, что истец не представила доказательств уважительности причин отсутствия на работе 27 октября 2017 года (посещение врача), то при таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что в данном случае истец, отсутствуя на рабочем месте 27 октября 2017 года в течение всего рабочего дня, совершила дисциплинарный проступок, являющийся грубым нарушением трудовых обязанностей, в связи с чем у ответчика имелись основания для увольнения истца по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Порядок увольнения, установленный ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком соблюден, увольнение произведено в течение одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни истца с 30 октября 2017 года по 13 ноября 2017 года включительно, и не позднее шести месяцев со дня его совершения. Принимая решение об увольнении истца с работы ответчик учел ее предыдущее отношение к работе, что подтверждено служебными записками главного инженера фио от 23 октября 2017 года и от 26 октября 2017 года, справкой о неисправности лифтов (л.д. 254, 255, 256).

Доводы истца о том, что увольнение произведено в период ее нетрудоспособности, судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку при реализации гарантий, предоставляемых работникам в соответствии с действующим законодательством в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности во время его увольнения с работы.

Как следует из возражений на иск ответчика фио 04 декабря 2017 года пришла на рабочее место в 7 час. 55 мин., о чем она сделала отметку в Журнале прихода и ухода сотрудников, о своей нетрудоспособности работодателю не сообщила, в Журнале прихода и ухода сотрудников она время ухода не зафиксировала, согласно выписке № 17-12/5975 из карты вызова скорой медицинской помощи следует, что время вызова 09 час. 59 мин. 04 декабря 2017 года (л.д. 41). Надлежащие и достоверные доказательства того, что работодатель был извещен о временной нетрудоспособности фио на момент издания приказа об увольнении, в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истцом в суд представлены не были.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции об удовлетворении требований о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере сумма, судебных расходов нельзя признать законным и обоснованным, вследствие чего оно подлежит отмене с принятием по делу нового решения об отказе фио в удовлетворении данных исковых требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 29 марта 2018 года в редакции определения об исправлении арифметической ошибки от 11 апреля 2018 года отменить, принять по делу новое решение, которым фио в иске к Государственному бюджетному учреждению города Москвы «Жилищник района Ясенево» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов – отказать.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 30.10.2018 № 33-43231/2018