Главная > Судебная практика > Увольнение за появление на работе в состоянии опьянения > Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 22.03.2018 № 33-2816/2018


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Шестимесячный срок для привлечения к дисциплинарной ответственности является пресекательным и его пропуск исключает возможность наложения на работника дисциплинарного взыскания


НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-2816\2018

22 марта 2018 г.

Судья: Шишова Т.Л.

Докладчик: Карболина В.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:
председательствующего Карболиной В.А.,
судей Тепляковой И.М., Братчиковой Л.Г.,
с участием прокурора Трифоновой М.К.,
при секретаре Ш.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 22 марта 2018 года гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ФГКУ "10 отряд федеральной противопожарной службы по Новосибирской области" на решение Купинского районного суда Новосибирской области от 13 декабря 2017 года, которым исковые требования В.В.В. к Федеральному государственному казенному учреждению "10 отряд федеральной противопожарной службы по <адрес>" - удовлетворены частично.

Признан незаконным приказ Федерального государственного казенного учреждения "10 отряд федеральной противопожарной службы по Новосибирской области" от 06.10.2017 года N 191-К о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) В.В.В., восстановлен В.В.В. в должности пожарного с 08.10.2017 года.

Взыскано с Федерального государственного казенного учреждения "10 отряд федеральной противопожарной службы по Новосибирской области" в пользу В.В.В. 32568 руб. 70 коп. в счет выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула с 08.10.2017 года по 13.12.2017 года, в счет компенсации морального вреда 1000 рублей, а всего 33568 руб. 70 коп.

В остальной части в удовлетворении исковых требований В.В.В. - отказано.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению. Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Карболиной В.А., объяснения представителя ответчика ФГКУ "10 отряд противопожарной службы по НСО" С.А.А., В.В.В., заключение прокурора Трифоновой М.К., полагавшей решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

В.В.В. обратился в суд с иском к ФГКУ "10 отряд федеральной противопожарной службы по Новосибирской области" о признании приказа об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, о взыскании компенсации за время вынужденного прогула, о возмещении морального вреда, судебных издержек.

В обоснование исковых требований указал, что 01.11.2012 года с ним был заключен трудовой договор N 116-Т-12, согласно которому он был принят на должность "пожарный" в ПЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области".

Приказом N 191-К от 06.10.2017 года он уволен с 07.10.2017 года по п. "б" ч. 6 ст. 81 ТК РФ на основании акта медицинского освидетельствования ГБУЗ Купинская ЦРБ N 162 от 01.04.2017 года. С увольнением не согласен, так как не совершал проступка, которое явилось бы основанием для увольнения, то есть не находился на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения. Проведенное медицинское освидетельствование не соответствует по форме и содержанию требованиям нормативных актов. Нарушена процедура увольнения (отсутствует предложение о даче объяснений, не учтены данные по личной инициативе объяснения). Приказ об увольнении издан за пределами предельного пресекательного срока, предусмотренного ч. 4 ст. 193 ТК РФ. Действиями работодателя, а именно незаконным увольнением истцу был причинен моральный вред, выразившийся в унижении его человеческого достоинства, его трудовых прав, дискриминации в сфере трудовых отношений, незаконного лишения его возможности трудиться и получать за свой труд плату, кроме того из-за стрессовой ситуации с работодателем истец находился на излечении в ГБУЗ "Купинская ЦРБ", продолжает находиться в постоянном стрессовом состоянии, переживает по вышеуказанному поводу.

На основании изложенного истец просил признать приказ N 191-К от 06.10.2017 года об увольнении незаконным и отменить, восстановить его в должности пожарного в ПСЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области", взыскать с ответчика в его пользу компенсацию за все время вынужденного прогула, в счет компенсации морального вреда 40000 рублей и судебные издержки в сумме 3000 рублей.

Судом постановлено указанное выше решение, обжалуемое представителем ФГКУ "10 отряд федеральной противопожарной службы по Новосибирской области".

В обоснование доводов жалобы указывает, что судом первой инстанции установлен факт совершения истцом грубого нарушения трудовых обязанностей, выразившийся в появлении на работе в состоянии алкогольного опьянения, что в свою очередь в соответствии с пп. "б" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является основанием для расторжения трудового договора с истцом по инициативе работодателя.

Считает, что ОФПС-10 в соответствии с ТК РФ издало приказ об увольнении истца от 06.10.2017 N 191-к, об увольнении с 07.10.2017, то есть после окончания периода временной нетрудоспособности истца.

При этом ОФПС-10 учло, что в соответствии с абз. 3 ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

По мнению апеллянта, период с 02.04.2017 по 06.10.2017 в силу требований ст. 193 ТК РФ не должен учитываться при исчислении сроков привлечения истца к ответственности, так как в данный период истец непрерывно болел.

Однако суд первой инстанции ошибочно пришел к выводу о нарушении трудовых прав истца, выразившихся в нарушении процедуры привлечения истца к дисциплинарной ответственности, что, по мнению ОФПС-10, является основанием для отмены решения суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований истца о признании незаконным и отмене приказа ФПС-10 N 191-к от 06.10.2017 об увольнении, восстановлении истца в должности пожарного СЧ-59 ОФПС-10, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Проверив материалы дела на основании ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 393 ТК РФ увольнение признается законным при наличии законного основания увольнения и с соблюдением установленного трудовым законодательством порядка увольнения.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

В соответствии с п. "б" ч. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: появления работника на работе (на своем рабочем месте либо на территории организации - работодателя или объекта, где по поручению работодателя работник должен выполнять трудовую функцию) в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

Судом установлено, что 01.11.2012 года между истцом и ответчиком был заключен трудовой договор N 116-Т-12, согласно которому В.В.В. был принят на должность пожарного пожарной части N 59 УГПС.

Дополнительным соглашением от 01.01.2016 года в трудовой договор N 116-Т-12 от 01.11.2012 года внесены изменения, согласно которым работник принят на работу в 59 пожарно-спасательную часть федерального государственного казенного учреждения "10 отряд федеральной противопожарной службы по Новосибирской области".

Приказом N 191-к от 06.10.2017 года истец уволен из ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области" по п. "б" ч. 6 ст. 81 ТК РФ. С приказом истец ознакомлен под роспись 09.10.2017 года.

Основанием для его издания явился акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения N 162 от 01.04.2017 года, согласно которому у В.В.В. установлено состояние алкогольного опьянения (прибор показал наличие алкоголя 1,12 мг/л).

Из рапорта от 01.04.2017 года и объяснений от 05.04.2017 года и.о. начальника ПСЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области" М.И.Ю. следует, что 01.04.2017 года пожарный В.В.В. распивал спиртные напитки и находился в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно объяснений начальника караула ПСЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области" Ю.П.П. от 01.04.2017 года и командира отделения ПСЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области" В.С.Л. от 01.04.2017 года, в обеденное время В.В.В. находился в гараже пожарных автомобилей, выражался грубой нецензурной бранью. Походка у В.В.В. была шатающейся, глаза были красные, в выдыхаемом воздухе чувствовался запах алкоголя. В.В.В. было предложено пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

03.04.2017 года комиссией в составе заместителя начальника ПСЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области" М.И.Ю., начальника караула Ю.П.П. и командира отделения В.С.Л. составлен акт, согласно которому В.В.В. отказался от дачи объяснений по поводу нахождения на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно заключению по результатам служебной проверки по факту употребления спиртных напитков на рабочем месте пожарным ПСЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области" В.В.В. за грубое нарушение трудовой дисциплины, а также Приказа МЧС России от 05.04.2011 N 167 пожарного ПСЧ-59 ФГКУ "10 отряд ФПС по Новосибирской области" В.В.В. по выходу с больничного уволить по ст. 81 ч. 6 п. "б" ТК РФ.

В соответствии с листками нетрудоспособности от 03.04.2017 года N 246482933708, от 28.04.2017 года N 246483524462, от 11.05.2017 года N 246483685434, от 26.06.2017 года N 263893989417, от 17.07.2017 года N 263894392057, от 18.08.2017 года N 263894963164, от 21.09.2017 года N 273329118375, от 08.10.2017 года N 273329482668 истец находился на лечении в ГБУЗ НСО "Купинская центральная районная больница" с 02.04.2017 года по 06.10.2017 года.

Учитывая представленные доказательства, акт медицинского освидетельствования, объяснения сотрудников, показания в судебном заседании свидетелей М.И.Ю., Ю.П.П., В.Л.С., А.О.В., суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о нахождении истца В.В.В. в рабочую смену 01.04.2017 года в состоянии алкогольного опьянения.

Между тем, в соответствии с ч. 4 ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения.

Установленный трудовым законодательством Российской Федерации шестимесячный срок для привлечения к дисциплинарной ответственности является пресекательным и его пропуск исключает возможность наложения на работника дисциплинарного взыскания.

Учитывая то, что действия истца, послужившие основанием для дисциплинарного взыскания, а именно, нахождение на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, имели место 01.04.2017 года, следовательно, общий (шестимесячный) срок для применения мер дисциплинарного взыскания истек 01.10.2017 года, тогда как за их совершение истец привлечен к дисциплинарной ответственности 06.10.2017 года, то есть по истечении шестимесячного срока, установленного ч. 4 ст. 193 ТК РФ.

Принимая решения и удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции пришел к выводу об отмене приказа об увольнении и восстановлении истца на основании п. 1 ст. 394 ТК РФ на работе в прежней должности, поскольку работодателем при применении дисциплинарного взыскания в отношении истца были нарушены требования ч. 4 ст. 193 ТК РФ.

Поскольку истец был уволен с существенным нарушением установленного законом порядка увольнения, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 139, ч. 2 ст. 394, ст. 237 ТК РФ, п. 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 N 922, обоснованно взыскал в счет выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 08.10.2017 года по 13.12.2017 года - 32568 руб. 70 коп. и компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей.

Судебная коллегия считает, что судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, применен закон, подлежащий применению по спорным правоотношениям, в соответствии со ст. 67 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы о том, что факт совершения истцом грубого нарушения трудовых обязанностей, выразившийся в появлении на работе в состоянии алкогольного опьянения, в соответствии с пп. "б" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является основанием для расторжения трудового договора с истцом по инициативе работодателя, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку работодателем при применении дисциплинарного взыскания в отношении истца были нарушены требования ч. 4 ст. 193 ТК РФ, согласно которой дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения.

Установленный трудовым законодательством Российской Федерации шестимесячный срок для привлечения к дисциплинарной ответственности является пресекательным и его пропуск исключает возможность наложения на работника дисциплинарного взыскания.

Поскольку действия истца, послужившие основанием для дисциплинарного взыскания, а именно, нахождение на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, имели место 01.04.2017 года, то общий (шестимесячный) срок для применения мер дисциплинарного взыскания истек 01.10.2017 года.

При этом, как усматривается из материалов дела, истец привлечен к дисциплинарной ответственности 06.10.2017 года, то есть по истечении шестимесячного срока, установленного ч. 4 ст. 193 ТК РФ.

Ссылка апеллянта на то, что приказ об увольнении истца был издан после окончания периода временной нетрудоспособности истца, безосновательна, так как в соответствии с ч. 4 ст. 193 ТК РФ по общему правилу дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка. Данный срок также является пресекательным. Поэтому уважительные причины, например, болезнь работника, пребывание его в отпуске не являются основанием для его приостановления или восстановления.

В связи с чем, нахождение работника, совершившего дисциплинарный проступок, на листке временной нетрудоспособности, в отпуске в течение шести месяцев после совершения дисциплинарного проступка независимо от сроков его обнаружения лишают работодателя права применить к работнику дисциплинарное взыскание.

Таким образом, истечение шестимесячного срока, в том числе и при обнаружении дисциплинарного проступка после указанного срока, не позволяет работодателю на законных основаниях привлечь работника к дисциплинарной ответственности. По истечении шести месяцев работник по общему правилу освобождается от дисциплинарной ответственности независимо от того, когда работодателю стало известно о совершении им дисциплинарного проступка, так как данный срок исчисляется с момента совершения, а не обнаружения дисциплинарного проступка.

Доводы жалобы о запрете наложения дисциплинарного взыскания на сотрудника противопожарной службы в периоды временной нетрудоспособности сотрудника, являются не состоятельными, ввиду следующего.

Действительно, в соответствии с ч. 7 ст. 51 Федерального закона от 23.05.2016 N 141-ФЗ "О службе в федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" дисциплинарное взыскание не может быть наложено на сотрудника федеральной противопожарной службы по истечении шести месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности - по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка. В указанные сроки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке, а также время производства по уголовному делу.

Между тем, в соответствии с частью 1 статьи 7 Федерального закона от 21 декабря 1994 года N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" личный состав Государственной противопожарной службы включает в себя состоящих на соответствующих штатных должностях лиц рядового и начальствующего состава федеральной противопожарной службы; военнослужащих федеральной противопожарной службы; лиц, не имеющих специальных или воинских званий (далее - работники).

Как усматривается, из материалов дела, В.В.В. был принят на должность пожарного пожарной части N 59 УГПС, следовательно, истец относится к личному составу Государственной противопожарной службы, как лицо, не имеющего специальных или воинских званий (работник).

Согласно ч. 3 ст. 7 Федерального закона N 69-ФЗ от 21 декабря 1994 года "О пожарной безопасности" на сотрудников и военнослужащих Государственной противопожарной службы распространяются положения, регламентирующие прохождение службы соответственно в органах внутренних дел и в Вооруженных Силах Российской Федерации. На работников Государственной противопожарной службы распространяются права, обязанности и льготы, установленные законодательством Российской Федерации о труде.

Исходя из вышеизложенного следует, что на истца как работника Государственной противопожарной службы распространяются права, обязанности и льготы, установленные законодательством Российской Федерации о труде.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о нарушении трудовых прав истца, выразившихся в нарушении процедуры привлечения его к дисциплинарной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 193 ТК РФ.

Иные доводы апелляционной жалобы правового значения не имеют, поскольку не опровергают ни выводов суда, ни установленных судом обстоятельств, а также не содержат оснований, с которыми ст. 330 ГПК РФ связывает отмену (изменение) решения суда в апелляционном порядке.

Поскольку обстоятельства по делу судом установлены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка, применен закон, подлежащий применению, решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Купинского районного суда Новосибирской области от 13 декабря 2017 года по доводам апелляционной жалобы оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ФГКУ "10 отряд федеральной противопожарной службы по Новосибирской области" - без удовлетворения.


Председательствующий


Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за появление на работе в состоянии опьянения > Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 22.03.2018 № 33-2816/2018