Главная > Судебная практика > Увольнение за разглашение коммерческой тайны > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.10.2017 № 33-19644/2017


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение неуполномоченным лицом за разглашение коммерческой тайны незаконно

« Доверенность, свидетельствующая о праве работника Б. на подписание приказа о прекращении трудовых отношений с работником ЗАО, в суде представлена ответчиком не была, в связи с чем довод апелляционной жалобы о подписании приказа, повлекшего прекращение трудовых отношений, неуполномоченным лицом, является обоснованным »

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-19644/2017

19 октября 2017 г.


Судья: Прозорова Е.В.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
Председательствующего Утенко Р.В.
Судей Стешовиковой И.Г. Барминой Е.А.
при секретаре Ж.

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 октября 2017 года апелляционную жалобу В.В. на решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июня 2017 года по гражданскому делу N 2-333/17 по иску В.В. к ООО "Санкт-Петербургская экологическая компания" об изменении формулировки увольнения, взыскании компенсации морального вреда защите трудовых прав.
Заслушав доклад судьи Утенко Р.В., выслушав пояснения представителя ООО "Санкт-Петербургская экологическая компания" Г., ответчика В.В. и ее представителей В.Ю. и Н., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

В.В. обратилась в суд с иском к ООО "Санкт-Петербургская экологическая компания" об изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов.

Истец указала, что работала у ответчика в должности <...> с <дата>, <дата> переведена на должность <...>. <дата> истец подала заявление об увольнении по собственному желанию с <дата>. <дата>, получив трудовую книжку у работодателя, узнала об увольнении ввиду однократного грубого нарушения ответчиком трудовых обязанностей - разглашения коммерческой тайны (пп. "в" п. 6 ст. 81 ТК РФ). Истец полагает увольнение по указанному основанию незаконным ввиду нарушения порядка увольнения. При этом она не нарушала требований о разглашении коммерческой тайны, работодатель не учел степень тяжести предполагаемого проступка.

Истец просила об изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 5 000 руб., расходы по оформлению нотариальных доверенностей представителей в сумме 2000 руб.

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июня 2017 года в удовлетворении исковых требований В.В. отказано.

В апелляционной жалобе В.В. просит указанное решение суда отменить, полагая его незаконным и необоснованным, просит вынести по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене в силу ч. 1 ст. 330 ГПК РФ.

Как установлено судом первой инстанции, В.В. была принята на работу в ЗАО "СПЭК" <дата> на должность <...> (трудовой договор N... от <дата>).

Пунктом 7.6. трудового договора предусмотрено, что до заключения последнего работник ознакомлен с локальными нормативными документами, включая должностную инструкцию и положение о коммерческой тайне.

<дата> истцом было подписано обязательство о неразглашении коммерческой тайны в период трудовых отношений, а также в течение 3 лет после их окончания.

Приказом от <дата> должность истца переименована на "<...>", приказом от <дата> истец переведена на должность <...> (приказ N.../д от <дата>).

<дата> истец подала заявление об увольнении по собственному желанию с <дата>.

Согласно акту от <дата>, комиссией работодателя выявлены факты передачи истцом данных, составляющих коммерческую тайну, путем пересылки В.В. документов с рабочей почты на адреса неустановленных получателей: <дата> на адрес <...> была отправлена ведомость на выполнение лабораторных анализов и испытаний проб грунтов, <дата> на тот же адрес была направлена смета на выполнение инженерно-изыскательных работ; <дата> на адрес <...> было направлено техническое задание на выполнение проектно-изыскательных работ по сооружению и модернизации атомных станций; <дата> на адрес <...> направлена ссылка на документы на Яндекс.Диск, содержащая перечень мероприятий по охране окружающей среды и информация по гидрологии участков, разработанные по договору с ООО "<...>". Ссылка является открытой неопределенному кругу лиц.

Требованием от <дата> работодатель предложил истцу представить объяснения по данным обстоятельствам.

Актом от <дата> зафиксирован отказ истца от ознакомления под роспись с требованием о предоставлении письменных объяснений и с актом о результатах работы комиссии.

Актом от <дата> зафиксирован отказ истца дать объяснения по факту передачи информации, относящейся к коммерческой тайне.

Приказом от <дата> В.В. уволена с занимаемой должности по основаниям, предусмотренным пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

С приказом истец ознакомлена под роспись <дата>.

Актом от <дата> зафиксирован отказ истца от ознакомления под роспись с записью об увольнении в личной карточке.

Давая оценку представленным доказательствам, суд признал установленным разглашение истцом сведений, составляющих коммерческую тайну организации, путем направления сведений третьим лицам.

Суд отклонил доводы истца о том, что разглашенные сведения не являются ценными, а находятся в общем доступе, поскольку в адрес <...> направлены ведомости на выполнение лабораторных анализов и испытаний проб грунтов" по договору с <...>" при <...> и договора по инженерно-геологическим изысканиям на объекте <...>. Сам договор ответчиком с <...> при <...> был заключен путем участия в торгах на площадке по адресу <...>. Сторонами не оспаривается, что доступ на площадку торгов открытый, шаблон договора перед закупкой выкладывается. При этом образец договора не идентичен договору, в то время как с договором переслана в адрес третьего лица ведомость на выполнение лабораторных анализов и испытаний проб грунтов (состоящая из 3 частей проб). Сведения о том, что ведомость доступна в открытых источниках, суду не представлены.

В отношении письма по адресу <...> "Техническое задание на выполнение проектно-изыскательских работ по сооружению и модернизации атомных станций по теме: Проведение гидрогеологического мониторинга <...> (за 2015 год), суд указал, что оно отправлено с корпоративной почты истца на электронный адрес третьего лица с приложением договора с <...> N.../С от <дата>, заключенного с ответчиком <...> Из объяснений сторон следует, что указанный договор также был заключен ответчиком путем принятия участия в торгах на площадке по адресу <...>, однако договор в открытом доступе не выложен; на сайте государственных закупок выложены только сведения о договоре, в том числе и общая цена. Сам договор содержит конфиденциальные сведения, составляющие коммерческую тайну ответчика, в частности: плановые экономические показатели, расчет затрат, сведения о привлекаемом субподрядчике с указанием стоимости его услуг.

В отношении отправления в адрес <...> адресату была направлена ссылка на документы на Яндекс.Диск, содержащая перечень мероприятий по охране окружающей среды и информация по гидрологии участков, полученные по договору с <...>". Данная ссылка является открытой, т.е. доступ к данным документам не ограничен определенным кругом лиц. В открытом доступе находится только протокол подведения итогов о закупке. В выложенной в открытый доступ проектной документации содержатся конфиденциальные сведения по системе магистральных газопроводов <...>

Согласно п. 10.1 Положения о коммерческой тайне <...> утвержденному Протоколом общего собрания акционеров <...> от <дата> работник не вправе разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну общества, за исключением случаев, когда есть письменное согласие руководителя.

Согласно справкам ответчика, системный блок с инвентаризационным номером N... числился за истцом в период его работы у ответчика. <...> использует в своей деятельности внутреннюю корпоративную почту с доменом spek.su. Каждому сотруднику при заключении трудового договора присваивается личный адрес электронной почты.

Учитывая изложенное, суд отклонил доводы истца о том, что вышеуказанные отправления были произведены не истцом, а иным, неустановленным лицом.

В связи с обнаруженными фактами нарушения обязательство о неразглашении коммерческой тайны, положений трудового договора, суд пришел к выводу, что у ответчика имелись основания для увольнения истца по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК Российской Федерации, был соблюден установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания, так как факт однократного грубого нарушения истцом трудовых обязанностей - разглашение служебной (коммерческой) тайны, ставшей истцу известной в связи с исполнением трудовых обязанностей, нашел подтверждение в процессе судебного разбирательства, порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, предусмотренный ст. ст. 192, 193 Трудового кодекса РФ, ответчиком соблюден.

Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда по следующим основаниям.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 192 ТК РФ, за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания, в том числе, в виде увольнения по соответствующим основаниям.

В соответствии с п. "в" ч. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника

Федеральным законом РФ от 29.07.2004 N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" определено, что коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Согласно ч. 1, 2 статьи 10 ФЗ "О коммерческой тайне", меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя: 1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну; 2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; 3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; 4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров; 5) нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

Режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в ч. 1 ст. 10 ФЗ.

Таким образом, информация, которую работодатель считает коммерческой тайной, должна быть соответствующим образом идентифицирована, и к ее охране должны быть предприняты соответствующие меры.

Из п. 11 указанного закона усматривается, что в целях охраны конфиденциальности информации работодатель обязан:

- ознакомить под расписку работника, доступ которого к информации, составляющей коммерческую тайну, необходим для выполнения им своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты;

- ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;

- создать работнику необходимые условия для соблюдения установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Однако в ходе судебного разбирательства, доказательств соблюдения указанной процедуры установлено не было. При определении ответчиком в Приложении к Положению о коммерческой тайне ЗАО "СПЭК" общего перечня сведений, составляющих Коммерческую тайну, доказательств ограничения ознакомления с информацией установленного круга, учета лиц, получивших доступ к такой информации, нанесения на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации не представлено.

В соответствии с разъяснениями, содержащимся в п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации", в случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.

В силу п. 2 ст. 3 ФЗ "О коммерческой тайне", информация, составляющая коммерческую тайну, - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

В ходе рассмотрения дела не было установлено, кому именно направлена информация с компьютера истца, являлась ли данная информация получателю ранее неизвестной.

Об отсутствии со стороны работодателя надлежащего контроля за сохранением информации, относимой им к коммерческой тайне, свидетельствует установление лишь <дата> фактов отправления со служебного компьютера отправлений <дата>, <дата>, <дата>.

Согласно ч. 4 ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

С учетом изложенного, к дисциплинарной ответственности работник могла быть привлечена в случае совершения ею проступка не позднее <дата>, в связи с чем обстоятельства отправления со служебного компьютера информации <дата>, <дата> сами по себе основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности истца являться не могли.

В этой связи основанием для применения меры дисциплинарной ответственности стало установление <дата> фактов отправления с компьютера истца <дата> на адрес <...> ведомости на выполнение лабораторных анализов и испытаний проб грунтов; <дата> на адрес <...> ссылки на документы на Яндекс.Диск, содержащих перечень мероприятий по охране окружающей среды и информация по гидрологии участков, разработанных по договору с <...>

Из материалов дела следует, что ведомости на выполнение лабораторных анализов содержат сведения о состоянии грунта на объекте "здания и сооружения летного поля аэродрома <...> (л.д. 16-22 т. 2). С учетом определения работодателем перечня сведений, составляющих Коммерческую тайну общества, исключительно в Приложении N... к Положению о Коммерческой тайне, результаты исследований нельзя отнести к сведениям об управлении, рынке сбыта, партнерах, переговорах, договорах технике и технологии, финансам, планам, совещаниям, инвестициям и безопасности.

В судебном заседании <дата> представитель ответчика пояснила, что использованная ссылка на Яндекс-диск, при которой документы были отправлены с компьютера, разработана организацией (л.д. 124 т. 1), в связи с чем фактически в качестве проступка рассматривается отправление открытой ссылки на документы в сети Интернет третьему лицу с компьютера истца.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труд

С учетом изложенного, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции о принятии работодателем необходимых мер к сохранности информации, составляющей определенную коммерческую тайну, установления безусловной вины работника в ее распространении и принятия меры дисциплинарного взыскания с учетом тяжести проступка и обстоятельств, при которых он был совершен.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что в соответствии с ч. 1 ст. 84.1 ТК РФ прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

Из материалов дела следует, что приказ об увольнении истца подписан начальником отдела управления персоналом Б. (л.д. 83 т. 1). Ссылка на приказе на наличие у Б. доверенности от <дата> не дает оснований для вывода об установлении в суде делегирования лицом, имеющим право на действия в интересах юридического лица без доверенности, начальнику отдела права на расторжение трудового договора от имени работодателя.

Доверенность, свидетельствующая о праве работника Б. на подписание приказа о прекращении трудовых отношений с работником ЗАО, в суде представлена ответчиком не была, в связи с чем довод апелляционной жалобы о подписании приказа, повлекшего прекращение трудовых отношений, неуполномоченным лицом, является обоснованным.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

В случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировками настоящего Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи настоящего Кодекса или иного федерального закона.

Исходя из волеизъявления истца на расторжение трудового договора по собственному желанию, формулировка ее увольнения подлежит изменению на увольнение в соответствии со ст. 80 ТК РФ.

В соответствии с положениями ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Поскольку при рассмотрении дела нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда, размер которой, учитывая фактические обстоятельства дела, степень допущенных нарушений прав истца, требования разумности и справедливости, определяет в 5 000 руб., полагая заявленную истцом ко взысканию сумму данной компенсации соразмерной последствиям неправомерных действий ответчика и не завышенной.

Судебная коллегия не находит оснований для возмещения истцу судебных расходов по оплате услуг нотариуса за оформление доверенностей на представление ее интересов в суде на имя В.Ю. и М.В.Н. (л.д. 58, 59 т. 1, л.д. 55 т. 3), поскольку из содержания доверенностей не следует, что они оформлены на представление интересов истца в суде исключительно в связи с рассмотрением настоящего дела (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела").

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июня 2017 года отменить, принять по делу новое решение.

Исковые требования В.В. к обществу с ограниченной ответственностью "Санкт-Петербургская экологическая компания" удовлетворить.

Обязать общество с ограниченной ответственностью "Санкт-Петербургская экологическая компания" изменить формулировку увольнения В.В. на увольнение по собственному желанию в соответствии со статьей 80 Трудового Кодекса Российской Федерации.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Санкт-Петербургская экологическая компания" в пользу В.В. компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб.

В удовлетворении требований В.В. о возмещении судебных расходов отказать.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за разглашение коммерческой тайны > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.10.2017 № 33-19644/2017