Главная > Судебная практика > Увольнение за разглашение охраняемой законом тайны > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.06.2015 № 33-10630/2015


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение по подп.«в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ признано незаконным, поскольку сведения, отправленные с электронной почты работницы в адрес третьего лица не указаны в соответствующем перечне Положения об охране коммерческой служебной и банковской тайны, утвержденном руководителем


Судья Азарова О.А.

Дело 33-10630/2015

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

23 июня 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Малининой Н.Г.
судей Сухаревой С.И., Охотской Н.В.
с участием прокурора Тимуш А.В.
при секретаре <...>

рассмотрела в судебном заседании <дата> гражданское дело № <...> по апелляционной жалобе <ответчик> на решение <...> от <дата> по иску Т.В. к <ответчик> о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Малининой Н.Г., объяснения представителей ответчика ответчик <...> поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения истца Т.В., возражавшей против апелляционной жалобы, заключение прокурора, полагавшего решение законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Т.В. обратилась в <...> с иском к <ответчик>, в обоснование иска указала, что работала в должности специалиста по недвижимости в юридическом отделе, <дата> была уволена с занимаемой должности на основании п. п. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с разглашением коммерческой тайны. Ссылаясь на то, что сведения, которые по мнению ответчика, являются коммерческой тайной, она направила в аудиторскую фирму по устному распоряжению руководства, истица полагала свое увольнение незаконным и просила признать незаконным приказ об увольнении, восстановить на работе в должности специалиста по недвижимости в юридическом отделе с <дата> года, в случае невозможности восстановления на прежней работе и должности изменить формулировку увольнения на "расторжение трудового договора по собственному желанию по п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации с изменением даты увольнения на дату вынесения судом решения, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула с <дата> по <дата> в сумме <...>, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного незаконным увольнением, в сумме <...>; взыскать расходы на оплату услуг представителя <...>.

Примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 3 статьи 77 Трудового кодекса РФ, а не статьи 73.

Решением Кронштадтского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> исковые требования удовлетворены частично. Суд признал увольнение Т.В. по п. п. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации на основании приказа № <...>, изданного <дата> незаконным; изменил дату и формулировку основания увольнения на увольнение по собственному желанию (пункт 3 статьи 73 Трудового кодекса Российской Федерации) с <дата> года; взыскал средний заработок за время вынужденного прогула за период с <дата> по <дата> в сумме <...>, компенсацию морального вреда в размере <...>, расходы по оплате услуг представителя <...>

В апелляционной жалобе представитель ответчика просит отменить решение суда, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, вынести новое решение об отказе в удовлетворении требований в полном объеме.

Выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного решения, исходя из следующего.

Согласно пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.

Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания - замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

В силу ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт. В соответствии с пунктами 38, 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения. В соответствии с Законом РФ "О коммерческой тайне", коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства) - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, - действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

Судом первой инстанции установлено, что <дата> Т.В. была принята во <ответчик> на работу на должность инженера по согласованию в отделе недвижимости, заключен трудовой договор № <...>. <дата> стороны заключили дополнительное соглашение к трудовому договору, согласно п. 6 которого на Т.В. возложена обязанность не разглашать сведения, составляющие коммерческую, служебную и банковскую тайну работодателя, ставшие ему известными в силу выполнения должностных (служебных) обязанностей, а также защищать вышеуказанные сведения от посягательства и попыток их обнародовать третьим лицам. Пунктом 2 соглашения указано, что перечень информации, относящийся к коммерческой, служебной и банковской тайне определен в Положении об охране коммерческой, служебной и банковской тайны работодателя; согласно п. 5 работник, подписавший соглашение, удостоверяет, что ознакомлен с Положением об охране коммерческой, служебной и банковской тайны работодателя.

Также сторонами заключено дополнительное соглашение № <...> от <дата> года, № <...> от <дата> года.

Приказом № <...> от <дата> Т.В. переведена на работу в юридический отдел специалистов (по недвижимости) категории 04, в связи с чем <дата> сторонами заключено дополнительное соглашение № <...> к трудовому договору от <дата> года. Актом от <дата> установлено, что <дата> Т.В. путем отправки электронной почты за пределы информационного ресурса <ответчик> с электронного почтового ящика <...> отослала на внешний электронный адрес на имя <...> <...> электронные письма, содержащие скопированные копии документов с техническими характеристиками объектов недвижимости завода: наименование электронных писем: <...>

Приказом № <...> от <дата> Т.В. уволена за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей: разглашение охраняемой законом тайны (коммерческой), ставшей ей известной в связи с исполнением трудовых обязанностей по "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, на основании докладной записки старшего юрисконсульта В.А. от <дата> года, акта об итогах служебной проверки от <дата> года, письменных объяснений Т.В. от <дата> года.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что процедура наложения дисциплинарного взыскания Т.В., предусмотренная ст. 193 ТК РФ, нарушена не была.

В соответствии с ч. 2 ст. 10 Федерального закона "О коммерческой тайне" режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер по охране конфиденциальности этой информации, предусмотренных ч. 1 ст. 10 Закона.

Согласно ч. 1 ст. 10 Федерального закона "О коммерческой тайне" работодателем должны быть предприняты следующие меры: определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну, ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, регулирование отношений по использованию такой информации, нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа "коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации.

Положение об охране коммерческой, служебной и банковской тайны, утвержденное руководителем <...> <дата> года, содержит исчерпывающий перечень сведений, которые составляют коммерческую тайну. К этим сведениям относятся: <...>

Разрешая спор, суд на основании объяснений сторон, тщательного анализа представленных доказательств, пришел к правильному выводу о том, что сведения, отправленные с электронной почты истицы в адрес третьего лица, в частности: технические характеристики объектов недвижимости <...> не указаны в соответствующем перечне Положения об охране коммерческой служебной и банковской тайны, утвержденном руководителем <ответчик> <дата> года.

Судебная коллегия считает правильным вывод суда, что отсутствие на документах грифа "коммерческая тайна" с указанием обладателя этой информации, и учета лиц, получивших доступ к информации, является основанием считать, что в отношении документов, разглашение содержания которых работодатель вменил истцу, режим коммерческой тайны, не был нарушен.

Поскольку работодателем не доказан факт совершения истцом дисциплинарного проступка, дающего основания для расторжения трудового договора по п. п. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, то вывод суда о признании незаконным приказа об увольнении следует признать правильным.

В силу того, что отсутствует возможность восстановления истицы на прежнем месте работы, в связи с введением в действие нового штатного расписания, в котором должность, ранее занимаемая истицей, не указана, суд пришел к правильному выводу об удовлетворении исковых требований об изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию по п.3 ст.77 ТК РФ и даты увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов.

С учетом приведенных обстоятельств постановленное по делу решение суда следует признать законным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Ссылки в апелляционной жалобе на нарушение судом норм процессуального права также отклоняются судебной коллегией как несостоятельные.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что, разрешая спор, суд первой инстанции принял все необходимые меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, и на основании надлежащей оценки имеющихся в материалах дела доказательств, постановил решение, отвечающее нормам материального права, применяемого к спорным правоотношениям, при соблюдении требований процессуального законодательства, оснований для иной оценки имеющихся в материалах дела доказательств суд апелляционной инстанции не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение <...> от <дата> оставить без изменения, апелляционную жалобу <ответчик> - без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за разглашение охраняемой законом тайны > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.06.2015 № 33-10630/2015