Главная > Судебная практика > Увольнение за разглашение охраняемой законом тайны > Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 29.08.2013 № 33-10267/13



Работодателем был установлен факт несанкционированного копирования работником информации, составляющей коммерческую тайну. Однако доказательств того, что охраняемая законом тайна была работником разглашена, работодатель суду не представил
Аналогичная позиция:
Кассационное определение Московского городского суда от 30.05.2011 № 33-16271


ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-10267/13

29 августа 2013 г.

Судья Е.Н.Леденцова


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:
председательствующего судьи Л.А.Валишина,
судей С.А.Телешовой, Г.А.Сахиповой,
при секретаре З.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Г.А.Сахиповой гражданское дело по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственность "Промышленная химия" на решение Вахитовского районного суда г. Казани от 24 июня 2013 года, которым постановлено:
Иск Д. удовлетворить частично.
Признать незаконными приказ прекращения трудового договора с работником.
Изменить формулировку основания увольнения по приказу от 06 февраля 2013 года на увольнение по собственному желанию в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.
Взыскать с ООО "Промышленная химия" в пользу Д. сумму неполученного заработка в виду незаконного лишения возможности трудиться в размере 44370 руб.
Взыскать с ООО "Промышленная химия" в пользу Д. денежную компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб.
Взыскать с ООО "Промышленная химия" в пользу Д. судебные расходы в размере 7 000 руб.
Обязать редакцию "Миррико Таймс" признать несоответствующими действительности порочащие деловую репутацию Д. сведения изложенные 22 февраля 2013 года в статье под названием "Информационная кража или как нас обесценивают бывшие сотрудники".
Взыскать с ООО "Промышленная химия" в государственный бюджет 1 891 руб. 10 коп. в счет оплаты госпошлины.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Д. обратился в суд с иском к ООО "Промышленная химия" о признании незаконным приказа о расторжении трудового договора, изменении формулировки основания увольнения, компенсации морального вреда.

В обоснование требований указывается, что 01 января 2010 года он принят на работу в ООО "Промышленная химия" в отдел продаж химических реагентов для цементирования скважин на должность специалиста. 30 мая 2011 года переведен на должность старшего специалиста, 09 января 2013 года - на должность ведущего специалиста.

28 января 2013 года он написал заявление об увольнении по собственному желанию. В соответствии с Положением о коммерческой тайне и Обязательством о ее неразглашении в последний рабочий день - 06 февраля 2013 года он передал работодателю рабочий компьютер, черновики и записи, внешний жесткий диск марки SEAGATE сер. <...> на которых содержалась информация, необходимая для работы, связанной со служебными командировками.

Однако приказом от 06 февраля 2013 года он был уволен с работы на основании подпункта "в" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с разглашением охраняемой законом коммерческой тайны, служебной тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Также, позже ему стало известно, что в корпоративном издании "Миррико Таймс" была опубликована очерняющая статья с размещением его фотографии про информационную кражу, факт которой не доказан.

Полагая увольнение незаконным, истец просил суд изменить формулировку основания увольнения, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 50000 руб., сумму не полученного заработка в размере 48000 руб. и судебные расходы в размере 7000 руб., обязав редакцию издания "Миррико Таймс" признать несоответствующими действительности, порочащие его деловую репутацию сведения, изложенные в статье под названием "Информационная кража или как нас обесценивают бывшие сотрудники".

Представитель ответчика с иском не согласился.

Суд постановил решение в приведенной выше формулировке.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, ссылаясь на неправильное толкование норм законодательства, а также несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Также указывается на принятие решения без установления фактических обстоятельств дела, связанных с тем, что истцом была разглашена ставшая известной ему в связи с работой коммерческая тайна. При этом, судом безосновательно были отклонены ходатайства о запросе в ИФНС по России данных по уточнению факта совершенных в период с 07 февраля 2013 года по 01 марта 2013 года перечислений, а также коммерческих предложений и договоров, заключенных "Ойл Энерджи", где в настоящее время работает истец, с другими компаниями. Обращает внимание на то, что он на сегодняшний день использует инсайдерскую коммерческую информацию, принадлежащую ГК "Миррико", для подготовки коммерческих предложений и заключения договоров компанией на рынке химических реагентов для цементирования скважин.

В заседание суда апелляционной инстанции стороны не явились, о явке извещены по правилам статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем, Судебная коллегия полагает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в их отсутствие.

Исследовав материалы дела, проверив в порядке статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия полагает решение суда подлежащим оставлению без изменения.

Как установлено судом первой инстанции, между Д. и ООО "Промышленная химия" 24 декабря 2009 года был заключен трудовой договор N 8, в соответствии с которым истец был принят на работу к ответчику на должность специалиста с 01 января 2010 года.

Согласно пункту 3.1.8 Договора, во время работы у работодателя и после расторжения Договора работник обязан не использовать и не разглашать никакую служебную информацию, ставшую ему известной в связи с выполнением трудовых обязанностей у работодателя, в том числе разглашением которой может нанести вред работодателю, его репутации, сотрудникам и клиентам.

30 мая 2011 года Д. был переведен на должность старшего специалиста, а 09 января 2013 года - на должность ведущего специалиста.

Согласно подписанного истцом обязательства к Положению о коммерческой тайне ООО "Промышленная химия", истец в период трудовых отношений с Компанией и в течение пяти лет после их окончания был обязан: в том числе, не разглашать сведения, составляющие коммерческую тайну Компании, не использовать знания коммерческой тайны Компании для занятий любой деятельностью, которая в качестве конкурентного действия сможет нанести ущерб Компании, в случае увольнения все носители коммерческой тайны (рукописи, черновики, чертежи, магнитные ленты, перфокарты, диски, дискеты и т.д.) передать ответственному лицу.

28 января 2013 года Д. обратился к работодателю с заявлением об увольнении по собственному желанию.

Однако в последний рабочий день - приказом от 06 февраля 2013 года он был уволен за однократное нарушение работником трудовых обязанностей - разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Данный приказ был издан на основании докладной записки управляющего директора Ю. от 06 февраля 2013 года, письменных объяснений Д., акта об обнаружении факта несанкционированного копирования информации, составляющей коммерческую тайну от 06 февраля 2013 года N 1.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств совершения истцом проступка, который выразился в разглашении охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Данные выводы основаны на законе, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и оснований не согласиться с ними Судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с положениями статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Согласно подпункта "в" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.

По смыслу вышеприведенной правовой нормы увольнение по данному основанию может быть признано правомерным при наличии следующих условий: обязанность не разглашать такую тайну прямо предусмотрена трудовым договором с работником; в трудовом договоре или приложении к нему точно указано, какие конкретно сведения, содержащие коммерческую или иную охраняемую законом тайну работник обязуется не разглашать; охраняемая законом тайна доверена (стала известна) работнику в связи с исполнением им трудовой функции; сведения, которые в соответствии с трудовым договором работник обязуется не разглашать, согласно действующему законодательству могут быть отнесены к сведениям, составляющим коммерческую и иную охраняемую законом тайну.

При отсутствии хотя бы одного из названных условий прекращение трудового договора по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ не может быть признано законным.

На это обстоятельство обращено внимание в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2, который в пунктах 23 и п. 43 разъяснил, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. В случае оспаривания работником увольнения по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.

В соответствии с пунктом 9 статьи 3 ФЗ от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, - действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

Каких-либо доказательств, что истцом была разглашена охраняемая законом тайна, ответчиком суду представлено не было.

В связи с чем, удовлетворяя исковые требования о признании увольнения незаконным, суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации все представленные в ходе рассмотрения дела по существу доказательства, пришел к выводу о том, что суду не представлено доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности факта разглашения истцом охраняемой законом тайны, ставшей известной ей в связи с исполнением трудовых обязанностей, поэтому его увольнение нельзя признать законным.

По указанным основаниям доводы ответчика о том, что истец на сегодняшний день использует инсайдерскую коммерческую информацию, принадлежащую ГК "Миррико", для подготовки коммерческих предложений и заключения договоров компанией на рынке химических реагентов для цементирования скважин, отклоняются как несостоятельные.

При таких данных суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в соответствии со статьей 394 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение истца в соответствии с подпунктом "в" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации следует признать незаконным, изменить формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации и возложить на работодателя обязанность произвести оплату периода вынужденного прогула.

Доводы апелляционной жалобы о принятии решения без установления фактических обстоятельств дела, связанных с фактом разглашения истцом сведений, составляющих коммерческую тайну, безосновательное отклонение судом заявленных ходатайств об истребовании доказательств в подтверждение этого, отклоняются как несостоятельные, поскольку в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями пункта 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В части взыскания в пользу истца расходов на оплату услуг представителя в размере 7000 руб. решение суда также является правильным, основанным на положениях статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, постановленным с учетом объема и характера оказанной представителем юридической услуги, подтверждения факта несения расходов документально и применением принципа разумности.

Иные доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, других доказательств суду не представлено, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

В остальной части и другими участниками процесса решение суда не обжалуется.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Вахитовского районного суда г. Казани от 24 июня 2013 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО "Промышленная химия" - без удовлетворения. Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за разглашение охраняемой законом тайны > Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 29.08.2013 № 33-10267/13