Главная > Судебная практика > Увольнение по результатам испытания > Решение Пристенского районного суда Курской области от 12.04.2010


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Увольнение работника как не выдержавшего испытание. Работнику отказано в удовлетворении иска


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

пос. Пристень

12 апреля 2010 года

Пристенский районный суд Курской области в составе:
председательствующего судьи Бобровского С.С.,
с участием помощника прокурора Пристенского района Курской области Катыхиной И.В.,
при секретаре Карбовской Т.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Л. к ЗАО «П.» об отмене приказа об увольнении № 3 от 16.02.2010 г. и признании его недействительным, о признании недействительными приказов: от 11.01.2010 г. № 2/2, от 8.02.2010 г. № 2/4, от 9.02.2010 г. № 2/5, от 10.12.2009 г. № 31/2, от 27.01.2010 г. № 2/3, о восстановлении Л. на работе, взыскании с ответчика в его пользу заработной платы за время вынужденного прогула, задолженности по невыплате суточных по трем командировкам, компенсации морального вреда, а также судебных расходов по оплате услуг юриста и нотариуса,

УСТАНОВИЛ:

01.03.2010 г. Л. обратился в суд с иском к ЗАО «П.» о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что работал инженером в бригаде по ремонту паровых котлов с 17.11.2009 г. Приказом № 3 от 16.02.2010 г. уволен в связи с неудовлетворительным результатом испытания, по ст.71 ТК РФ. Увольнение считает незаконным по следующим причинам: в трудовом договоре срок испытания указан до 16.01.2010 г., за время работы он выполнял возложенные на него обязанности добросовестно, никаких замечаний, предупреждений, выговоров не было, приказов на основании, которых его уволили, ему также не выдавалось. С 16.02.2010 г. он не работает, расчет с ним не произведен, так как деньги за командировки не выданы. В связи с чем, просил восстановить его на работе в должности инженера по ремонту паровых котлов в ЗАО «П.» и взыскать с ответчика в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула с 16.02.2010 г. по день восстановления на работе.

В представленных суду 29.03. и 06.04.2010 г. заявлениях сторона истца уточнила свои исковые требования и просила об отмене приказа об увольнении № 3 от 16.02.2010 г. и признании его недействительным; о признании недействительными приказов: от 11.01.2010 г. № 2/2, от 8.02.2010 г. № 2/4, от 9.02.2010 г. № 2/5, от 10.12.2009 г. № 31/2, от 27.01.2010 г. № 2/3; о восстановлении Л. на работе в качестве инженера бригады по ремонту паровых котлов в ЗАО «П.»; о взыскании с ответчика в его пользу: заработной платы за время вынужденного прогула в размере 72589 рублей, задолженности по невыплате суточных по трем командировкам в размере 5016 рублей 35 копеек, компенсации морального вреда в размере 30 000 рублей, а также судебных расходов по оплате услуг юриста в размере 8500 рублей и нотариуса в размере 600 рублей,

В судебном заседании истец Л. свои уточненные исковые требования поддержал, просил суд их полностью удовлетворить и пояснил, что после окончания ВУЗа он, имея диплом инженера-механика, в период с 1994 г. по 2005 г. работал на Н. сахарном заводе С. области Украины в должностях инженера-теплотехника, начальника смены, заместителя главного инженера и начальника ТЭЦ. В 2005 г. работал директором по производству на А. сахарном заводе в Т. области Казахстана. С ноября 2006 г. по август 2008 г. он занимал должность главного инженера К. сахарного завода К-ой области. 05.11.2009 г. при поступлении на работу во вновь создававшееся тогда ремонтное предприятие ЗАО «П.» с ним проводилось в главном офисе Сахарной компании «Р.» в г. М. собеседование, где он уверил представителя компании о том, что обладает достаточными знаниями по работе паровых котлов. Во время работы на К. сахарном заводе К-ой области он прошел аттестацию, и у него имелся допуск к работе на объектах котлонадзора, представляющих собой повышенную опасность, в том числе на паровых котлах. Однако данный допуск для работы в ЗАО «П.» по действующим правовым нормам о требованиях промышленной безопасности уже являлся недействительным, в связи с чем, ему необходимо было пройти переаттестацию и получить допуск для осуществления ремонтных работ на паровых котлах. 17.11.2009 г. в г. М. с ним был заключен трудовой договор № 82/1 о работе в ЗАО «П.» в должности инженера бригады по ремонту паровых котлов, бессрочно, но с испытательным сроком до 16.01.2010 г., хотя в тексте этого договора испытательный срок указан как трехмесячный. В этой должности он работал по 16.02.2010 г. Должностной инструкции у него не было, с ней его никто не знакомил и он в инструкции не расписывался. В своей работе он руководствовался устными распоряжениями директора филиала ремонтного предприятия ЗАО «П.» Т.А.Л. В период ноября-декабря 2009 г. он (Л.) ездил в командировки на сахарные заводы К., О. и Б. областей, К. края и К.-Ч для выяснения объемов предстоявших ремонтных работ. Кроме того, в его обязанности входило осуществление набора и формирование 2 ремонтных бригад по 5 человек в каждой, со специальностями: резчиков, сварщиков, монтажников, каменщиков, проведение с ними соответствующего обучения и переаттестации по допуску к ремонтным работам на промышленных объектах повышенной опасности (паровых котлах). В г. К. он встречался с людьми, имеющими такие строительные специальности, проверял их документы. 22.01.2010 г. на работу было принято только 6 человек: 2 каменщика, 2 резчика и 2 сварщика. По устному указанию Т. они с начала февраля 2010 г. должны были приступить к ремонтным работам на Л. и К. сахарных заводах. При этом он (истец) по устному распоряжению Т. занимался также приобретением необходимых бригадам: одежды, обуви и рабочего инвентаря, что подтверждает приобщенными им к делу счетом № Z1264 от 27.12.2009 г. и платежным поручением счетом № 19 от 26.01.2010 г. С приказами Генерального директора ЗАО «П.»: № 31/2 от 10.12.2009 г. «О проведении обучения и аттестации»; № 2/1 от 11.01.2010 г. «О наборе персонала»; № 2/2 от 11.01.2010 г. «О предоставлении отчетов о проделанной работе» он не знаком, так как таковые ему для ознакомления не представлялись и об ознакомлении он в них не расписывался. С актами об отказе его как работника от подписи в приказах №№ 1 и 2 от 13.01.2010 г. он не знаком и в них не расписывался. Предприятие ЗАО «П.» зарегистрировано в пос. К. П-ого р-на К-ой области, его бухгалтерия и отдел кадров расположены на сахарном заводе в г. А. Б-ой области, а он (истец) сообщал о проделанной работе Т. в г. Л. В-ой области по интернету, но за весь период своей работы в ЗАО «П.» он отчетов о проделанной работе в виде официальных документов ни разу не предоставлял. За этот период работы его не оповещали о выносившихся приказах о его дисциплинарном наказании, до его сведения таковые не доводились и объяснений по ним от него никто не требовал. В первой половине дня 15.02.2010 г. менеджер по кадрам К. сообщила ему, чтобы он приехал в г. Л. к Т. и написал заявление об увольнении с работы по собственному желанию, в противном случае он будет уволен с работы как не выдержавший испытание. Утром 17.02.2010 г. в г. Л. Тарасюк объявил ему об увольнении с работы и по указанию Т. в тот же день, около 17 часов, он приехал в г. А. к К., где также присутствовал Генеральный директор ЗАО «П.» З., которые длительное время уговаривали его написать заявление об увольнении с работы по собственному желанию, но он отказался это сделать. В 21 час 17.02.2010 г. К. сделала запись в его трудовой книжке об увольнении его с работы с 16.02.2010 г. в связи с неудовлетворительным результатом испытания. Прежде чем отдать ему трудовую книжку по требованию этих лиц он расписался в приказе об увольнении и в личной карточке работника, после чего в тот же вечер ему сразу же была выдана его трудовая книжка. К., З. и бухгалтер по расчетам сообщили, что в ближайший понедельник проведут с ним полный расчет. Тогда же, то есть вечером 17.02.2010 г., он (истец) написал в двух экземплярах заявление о выдаче ему всех документов по работе в ЗАО «П.», в порядке ст.62 ТК РФ, один из которых вручил З., а другой экземпляр, с визой З., но без его подписи, - забрал себе. Работая в ЗАО «П.», он все свои трудовые обязанности исполнял добросовестно. Зарплата ему начислялась в полном объеме и полностью выплачивалась, что по его (истца) мнению подтверждает тот факт, что никаких приказов о дисциплинарных наказаниях в отношении него не было. С учетом изложенного, просил суд учесть наличие у него двух несовершеннолетних детей, знаний и опыта работы, а поэтому удовлетворить его уточненные исковые требования в полном объеме.

Представитель истца К., действующая по нотариальной доверенности, иск Л. поддержала в полном объеме, и, поясняя о том, что увольнение ее доверителя с работы по ст.71 ТК РФ, в связи с неудовлетворительным результатом испытания, является (по ее мнению) незаконным и необоснованным, противоречащим положениям ст.71 и 84 ТК РФ, а имеющиеся в деле приказы и акты вызывают сомнения в их объективности, в связи с чем, просила суд уточненные исковые требования Л. полностью удовлетворить.

Генеральный директор ЗАО «П.» З., а также представитель ответчика Р., действующая на основании доверенности, уточненные исковые требования истца Л. не признали в полном объеме и просили суд в удовлетворении иска полностью отказать.

При этом Р. суду пояснила, что п.1.6 трудового договора № 82/1 от 17.11.2009 г. предусмотрено начало работы Л. в должности инженера бригады по ремонту паровых котлов в ЗАО «П.» с 17.11.2009 г. В п.1.7 этого трудового договора работнику был установлен испытательный срок продолжительностью 3 месяца. Ссылка истца на то, что в этом же пункте трудового договора продолжительность испытательного срока указана в скобках по 16.01.2010 г., включительно, то есть как двухмесячного, - является технической ошибкой. Данный трехмесячный испытательный срок подтверждается и приказом № 21 от 17.11.2009 г. о приеме Л. на работу, в котором истец собственноручно все заполнил и расписался в нем, что не оспаривается истцом. Таким образом, установленный трудовым договором трехмесячный испытательный срок истекал 16.02.2010 г. Истец сам подтвердил, что, занимаясь подбором людей в бригады, он фактически исполнял приказ № 2/1 от 11.01.2010 г., в котором имеются подписи всех других лиц, кроме него. Он в суде пояснил, что участвовал в исполнении данного приказа, но материалами дела подтверждено, что исполнял его не надлежащим образом. В материалах дела имеется докладная записка № 1 от 25.01.2010 г. менеджера по персоналу К., в которой отражена суть срыва истцом 22.01.2010 г. собеседования с людьми, желавшими устроиться на работу в их предприятие. По г. Курску была сделана реклама в газетах и в интернете о наборе рабочих. Местом проведения собеседования был указан мотель «С.», с которым уже давно налажен такой контакт. Согласно приказа № 2/1 от 11.01.2010 г. ответственным за его организацию являлся инженер Л. За найм зала в мотеле предусмотрен любой вид оплаты: перечислением, наличными или без предоплаты, то есть по гарантийному письму. Тогда на собеседование явилось очень много кандидатур на участие в ремонтных работах, но увидев плохую организацию собеседования, лучшие кадры, разуверившись в серьезности предприятия ЗАО «П.», завернулись и ушли. Им же (истцом) не исполнен приказ № 31/2 от 10.12.2009 г. «О проведении обучения и аттестации», так как работники бригады по ремонту паровых котлов, набранные с трехмесячным испытательным сроком для ремонтных работ на объектах повышенной взрывоопасности (паровых котлах) должны были пройти соответствующее обучение с аттестацией. В обязанность инженера бригады по ремонту паровых котлов Л. входило разработать и согласовать программу обучения этих людей с последующей их аттестацией в области промышленной безопасности. Согласно трудового договора, должностная инструкция являлась приложением к этому трудовому договору. Истец проигнорировал ознакомиться со своей должностной инструкцией. В самом трудовом договоре отражено, что работник (Л.) должен подчиняться Генеральному директору З. Работник такого уровня не может руководствоваться лишь устными распоряжениями, как он (истец) сам об этом пояснил в суде, а, кроме того, должен руководствоваться различными правовыми и руководящими документами. Бездействие инженера Л. в наборе квалифицированных рабочих-ремонтников привело к тому, что ЗАО «П.» сейчас несет дополнительные затраты в связи с сокращенным сроком обучения работников, а также к предприятию уже имеются претензии в том, что нарушены сроки проведения ремонтных работ с заказчиками по договорам. Также в судебном заседании самим истцом подтверждено, что им не предоставлялись ежемесячные отчеты о проделанной работе, то есть не исполнялся приказ № 2/2 от 11.01.2010 г. «О предоставлении отчетов о проделанной работе», в котором из числа 8 сотрудников не расписался в ознакомлении только он (истец). В соответствии с этим, были приказы о привлечении Л. к дисциплинарной ответственности: так, например, приказ № 2/4 от 8.02.2010 г. «О предоставлении объяснения», но он отказался расписаться в приказе и дать объяснение; приказ № 2/5 от 9.02.2010 г. «О наказании», которым на него было наложено дисциплинарное наказание в виде выговора, но истец не расписался за ознакомление с приказом, сославшись на то, что все вопросы будет решать только в М., а не на уровне ЗАО «П.». Администрацией предприятия Л. периодически давались поручения, поэтому по результатам испытательного срока было сделано заключение от 11.02.2010 г. о том, что Л. проявил себя как неисполнительный, недисциплинированный работник и отражено какие приказы им не исполнены. В целом оценка прохождения им испытательного срока была отрицательной. В связи с этим 11.02.2010 г. было подготовлено уведомление Л. о намерении расторгнуть с ним трудовой договор. По телефону предлагалось Л. прибыть в г. А. к менеджеру по персоналу К. и получить персонально это уведомление. Однако истец туда не появлялся и отказывался от получения данного уведомления, а также расписаться в нем. В связи с этим, уведомления о расторжении трудового договора были направлены почтой в 4-х, приобщенных к материалам дела конвертах, по адресам, указанным ранее со слов самого Л. в его личной карточке работника, регистрационной форме учета, в которой он указал адрес регистрации собственноручно, а также в его личном деле у менеджера по персоналу имеется свидетельство о регистрации по месту пребывания, согласно которым истец зарегистрирован по месту пребывания по адресу: «…», а второй адрес был указан им менеджеру по персоналу при оформлении личной карточки работника как адрес фактического проживания: «…». Однако все эти 4 конверта с уведомлениями вернулись за невозможностью вручения адресату. 17.02.2010 г., около 17 часов вечера, Л. все же прибыл в г. А. Б-ой области к менеджеру по персоналу К., где, расписываясь в приказе об увольнении и в личной карточке работника, был согласен с такой формулировкой основания увольнения и поставил свою подпись в этих документах без всяких комментариев. Расчет с ним был произведен полностью, по 16.02.2010 г., включительно. Денежная сумма, указанная в уточненных исковых требованиях Л. в размере 5016 рублей 35 копеек, является недоплаченными ему командировочными расходами в виде суточных по трем командировкам, но ЗАО «П.» не может их выплатить истцу по его же собственной вине, поскольку им представлены в бухгалтерию три командировочные удостоверения, (копии которых приобщены к материалам дела), не заверенные печатью по местам пребывания в командировках, а это он должен был сделать сам. Доводы стороны истца о том, что в течение испытательного срока инженер Л. добросовестно исполнял свои трудовые обязанности и подтверждением чему является ежемесячная выплата ему работодателем заработной платы в полном размере, она (Р.) опровергла, указав, что в течение этого срока истец получал только оклад, предусмотренная же премия ему не выплачивалась. Уменьшить размер зарплаты инженеру Л. у предприятия не было оснований, так как у этого работника не имелось прогулов и не было фактов причинения им работодателю материального ущерба.

Выслушав пояснения сторон, показания свидетелей: К., Я., С., П., И., К. и С.Л., заключение помощника прокурора П-ого района К-ой области Катыхиной И.В., полагавшей необходимым полностью отказать в удовлетворении уточненного иска Л., изучив материалы дела и обозрев в судебном заседании представленные стороной ответчика 4 письма с почтовыми отправлениями, регистрационные журналы и иные документы, суд считает, что уточненные исковые требования истца к ответчику - ЗАО «П.» являются необоснованными, объективно противоречащими исследованным по делу доказательствам и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ст.16 ТК РФ, трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключенного ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Согласно ст.56 ТК РФ, трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Сторонами трудового договора являются работодатель и работник.

17.11.2009 г. работодатель - ЗАО «П.» в лице генерального директора З. и работник - Л. заключили трудовой договор № 82/1 на неопределенный срок (л.д.6-11, 38-43). Датой начала работы является 17.11.2009 г. Согласно п.п.1.1., 1.3. и 4.1, 1.8. этого договора, работник был принят на работу в бригаду по ремонту паровых котлов на должность инженера, должен был подчиняться непосредственно генеральному директору, ему был установлен должностной оклад в размере 50000 рублей в месяц и адресом места его постоянной работы указан адрес регистрации работодателя: «...».

В соответствии со ст.70 ТК РФ, при заключении трудового договора в нем по соглашению сторон может быть предусмотрено условие об испытании работника в целях проверки его соответствия поручаемой работе. В период испытания на работника распространяются положения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашений, локальных нормативных актов.

Из п.1.7. данного трудового договора № 82/1, подписанного сторонами, приказа (распоряжения) о приеме работника на работу № 21 от 17.11.2009 г., заполненного собственноручно работником Л. удостоверенного подписями сторон, усматривается, что в отношении этого работника было установлено испытание именно на срок 3 (три) месяца (л.д.6-11, 19, 39-44). С данным приказом (распоряжением) работник был ознакомлен под роспись 17.11.2009 г., в связи с чем, допущенную в п. 1.7 вышеуказанного трудового договора формулировку «(по «16» января 2010 года включительно)» суд оценивает как техническую опечатку, а утверждение истца о том, что в отношении него был установлен таким образом двухмесячный испытательный срок, - как преднамеренную и несостоятельную его попытку ввести суд в заблуждение.

В п.п.2.1. и 2.4. трудового договора № 82/1 от 17.11.2009 г. также отражено, что работник обязан: кроме прочего, выполнять все работы, обусловленные должностью, на которую он принят. Перечень конкретных трудовых обязанностей работника содержится в должностной инструкции, являющейся приложением к настоящему Договору. Другие права, порядок и условия их реализации устанавливаются должностной инструкцией, решениями коллегиальных органов управления работодателя, внутренними нормативными документами работодателя, приказами и распоряжениями работодателя, а также действующим законодательством РФ.

С учетом всех исследованных доказательств, суд приходит к выводу о несостоятельности доводов стороны истца о его неознакомлении с должностной инструкцией и считает, что, при собеседовании в ноябре 2009 г. в г. М. в офисе СК «Р.», расписываясь на каждой странице и в конце трудового договора № 82/1 от 17.11.2009 г., истец Л. фактически подтвердил свое ознакомление не только с самим этим договором, но и со своей должностной инструкцией, являвшейся приложением к данному договору.

Из должностной инструкции инженера бригады по ремонту паровых котлов ЗАО «П.» следует, что это должностное лицо относится к категории руководителей, назначается на должность и освобождается от должности генеральным директором предприятия, он должен пройти обучение по программе ответственного за безопасную эксплуатацию опасных производственных объектов и газового хозяйства, иметь соответствующее удостоверение с отметкой о сдаче экзаменов, и в должностные обязанности этого работника, кроме прочего, входит оформление отчетов о ведении работ ежемесячно (л.д. 45-47).

Согласно п.п.3.3., 3.7. и 8.3. трудового договора № 82/1, работодатель имеет право: требовать от работника выполнения условий настоящего договора… За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него настоящим договором трудовых обязанностей, работодатель применяет к работнику следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям… Если спор между сторонами не будет урегулирован в процессе переговоров, он разрешается в порядке, установленном действующим законодательством РФ, в месте нахождения работодателя.

16.02.2010 г. Л. уволен в связи с неудовлетворительным результатом испытания, согласно ст.71 ТК РФ, что следует из приказа № 3 от 16.02.2010 г. о прекращении (расторжении) трудового договора от 17.11.2009 г. № 82/1 (л.д.20) и записи в его трудовой книжке (л.д.5).

При этом сторона ответчика указала на то, что в период испытательного срока Л., работая в должности инженера бригады по ремонту паровых котлов, проявил себя как неисполнительный специалист и недисциплинированный работник, мотивируя тем, что 10.12.2009 г. генеральным директором предприятия был издан приказ «О проведении обучения и аттестации», ознакомившись с которым, Л. отказался его подписать, не исполнен также приказ № 2/1 от 11.01.2010 г. «О наборе персонала», что привело к нарушению сроков начала проведения ремонтных работ, далее не исполнен приказ № 2/2 «О предоставлении отчетов о проделанной работе». Поскольку вышеуказанные приказы не были выполнены, в отношении Л. было применено дисциплинарное взыскание - выговор.

Согласно представленному заключению результат работы инженера Л. в период испытательного срока был признан неудовлетворительным, что повлекло в соответствии со ст.ст.70, 71 ТК РФ расторжение трудового договора.

Из заключения по результатам испытания № 8 от 11.02.2010 г. следует, что Л. был принят на работу с испытательным сроком три месяца. Срок его испытания истекал 16.02.2010 г. За период работы проявил себя как неисполнительный, недисциплинированный работник, неоднократно совершал дисциплинарные проступки, трудовую дисциплину, что подтверждается следующими документами.

Приказом от 27.01.2010 г. № 2/3 к Л. было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за невыполнение приказа руководителя № 2/1 от 11.01.2010 г. «О наборе персонала», выразившееся в не оповещении претендентов на работу в ЗАО «П.» о времени и месте проведения собеседования, а также за полное бездействие в организации места проведения и срыв собеседований в г. К.

Приказом от 09.02.2010 г. № 2/5 к Л. было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за невыполнение приказа руководителя № 2/2 от 11.01.2010 г. «О предоставлении отчетов о проделанной работе».

Невыполнение приказа № 31/2 от 10.12.2009 г., срыв проведения обучения и получения лицензий по правилам безопасной эксплуатации опасных производственных объектов (сосудов высокого давления), проведение обучения и аттестации персонала бригады и самого руководителя по различным программам.

Объяснения по поводу не предоставления отчетов о проделанной работе за декабрь 2009 г. и январь 2010 г. инженер Л. дать отказался, что подтверждается актом № 4 от 09.02.2010 г.

Кроме того, Л. также отказался от подписи в приказе от № 2/5 от 09.02.2010 г., что следует из акта № 5 от 09.02.2010 г.

Суд относится критически к утверждениям Л. о том, что он прошел срок испытания, возложенные обязанности исполнял добросовестно, приказов, на основании которых его уволили, до обращения в суд, ему для ознакомления не предоставлялось, поскольку эти утверждения стороны истца ничем объективно не подтверждены, и явно противоречат всей совокупности исследованных по делу доказательств.

Доводы истца о том, что в своей работе он руководствовался устными распоряжениями директора филиала ремонтного предприятия ЗАО «П.» Т. и сообщал последнему о проделанной работе суд находит малоубедительными и явно противоречащими условиям трудового договора № 82/1 от 17.11.2009 г., а также требованиям должностной инструкции инженера бригады по ремонту паровых котлов ЗАО «П.».

Из личной карточки работника Л. следует, что он по паспорту зарегистрирован по адресу: «...», а фактически проживает в «...» (л.д.37-38).

Представителем ответчика Р. в судебном заседании были представлены, с участием сторон осмотрены и вскрыты заказные письма на имя Л., из которых следует, что по этим двум адресам, ранее указанным самим истцом при оформлении его личного дела, 13.02. и 18.02.2010 г. ему были направлены почтой уведомление о расторжение трудового договора в связи с неудовлетворительным результатом испытания от 11.02.2010 г. и 16.02.2010 г., а также заключение по результатам испытания от 11.02.2010 г. Однако все эти почтовые отправления были возвращены почтой за невозможностью их вручения адресату (л.д.111-128).

При заключении же трудового договора № 82/1 от 17.11.2009 г. /на его последней странице/, Л. в сообщенных работодателю сведениях о себе подтвердил свой вышеуказанный регистрационный адрес, что также отражено и в его исковом заявлении от 01.03.2010 г. (л.д.2), но указал, что проживает по адресу: «...» (л.д.11, 44), а из его же заявления от 01.03.2010 г. усматривается, что он временно проживает по адресу: «...» (л.д.13).

В силу ст.56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законом.

Суд принимает во внимание, что никаких объективных доказательств, в том числе подтверждающих документов по факту заключения рассматриваемого трудового договора именно с СК «Р.», а не с ЗАО «П.» стороной истца не представлено и в материалах дела таковых не содержится.

Кроме того, суд находит, что кроме голословного утверждения стороны истца в уточненном исковом заявлении от 06.04.2010 г. о явной фальсификации записей в приказе об увольнении Л., никаких конкретных доказательств фальсификации документов (приказов, актов и т.п.) на основании которых он был уволен с занимаемой должности, в судебном заседании ни самим истцом, ни его представителем не приведено и в ходе исследования материалов и обстоятельств дела выявлено не было.

Кроме вышеприведенных пояснений представителя ответчика Р., доводы стороны истца объективно опровергаются показаниями свидетелей и иными материалами дела.

Так, свидетель К. в суде пояснила, что работает менеджером по персоналу в ЗАО «П.». Л. работал в ее организации в должности инженера бригады по ремонту паровых котлов с 17.11.2009 г. по 16.2010 г. С 16.02.2010 г. истец был уволен как не прошедший испытательного срока. При поступлении на работу с ним, как и с другими инженерами, проводилось собеседование в г. М. в офисе Сахарной компании «Р.». При этом истец был ознакомлен с условиями заключавшегося с ним трудового договора и с должностной инструкцией, являющейся приложением к трудовому договору, что удостоверил своей подписью в трудовом договоре. Работодателем, согласно его трудового договора № 82/1 от 17.11.2009 г. является ЗАО «П.». В период ноября-декабря 2009 г. Л. неоднократно направлялся в служебные командировки. Приказ № 31/2 от 10.12.2009 г. «О проведении обучения и аттестации» был сделан специально под его должность, так как характер его работы со взрывоопасными производственными объектами (паровыми котлами) носит повышенную опасность. С этим приказом он ознакомился, но от подписи в нем за ознакомление отказался, что подтверждается актом № 91а от 13.01.2010 г. за ее подписью, а также подписями инженеров Я. и С. Указанная в акте надпись – «Курская обл.» означает место регистрации ЗАО «П.». Акт был составлен и подписан в г. М., где январе 2010 г. проводилось совещание. Поскольку все инженеры предприятия работают в разных городах России и собрать их трудно, то приказы для ознакомления она специально привозила в г. Москву на совещание, где знакомила их с содержанием приказов, и они расписывались в них. При отказе инженера Л. от подписи в приказах, там же составлялись акты об этом. Приказы № 2/1 от 11.01.2010 г. «О наборе персонала» и № 2/2 от 11.01.2010 г. «О предоставлении отчетов о проделанной работе» также были доведены ею до всех инженеров на совещании в г. М. Все указанные в приказах лица расписались за ознакомление с ними, а Л. отказался от подписи в них, сославшись на то, где ему брать людей, в связи с чем были составлены акты № 2 и № 1 от 13.01.2010 г., удостоверенные ее подписью и подписями инженеров С., работающего в г. Л. В-ой области инженера Я., работающего в г. В. Приказ № 2/3 от 27.01.2010 г. «О наказании» за невыполнение приказа № 2/1 от 11.01.2010 г. «О наборе персонала» и срыв собеседования в г. Курске был доведен ею до сведения инженера Л., но он отказался расписаться в приказе, сославшись на то, что не видит в этом смысла. По данному факту в ее кабинете в г. А. Б-ой области был составлен акт № 3 от 27.01.2010 г. По факту срыва истцом собеседования в г. К, ею (К.) была написана докладная записка № 1 от 25.01.2010 г., в которой отражено все верно и удостоверено ее подписью. На основании приказа № 2/4 от 8.02.2010 г. «О предоставлении объяснения» Л. было предложено дать объяснение, но, ознакомившись с этим приказом, истец также от подписи в приказе и от дачи объяснения отказался., что было удостоверено актом № 4 от 9.02.2010 г. 9.02.2010 г. был вынесен приказ № 2/5 «О наказании», но, ознакомившись с этим приказом, Л. также отказался от подписи в нем, что было зафиксировано актом № 5 от 9.02.2010 г. По результатам прохождения инженером бригады по ремонту паровых котлов Л. испытательного срока руководством была дана отрицательная оценка его работе и сделано заключение по результатам испытания № 8 от 11.02.2010 г. с последующим увольнением. Истец в тот же день в отделе кадров в г. А. был ознакомлен с ним, но подписать отказался, ссылаясь на то, что торопиться на поезд, а также, что этот вопрос будет решать в г. М.. Тогда же, то есть 11.02.2010 г., зная Л., ею сразу было подготовлено уведомление о расторжении трудового договора, но истец отказался его подписать. В связи с отказом Л. от подписи в этом уведомлении, ею в тот же день было подготовлено повторное уведомление о расторжении трудового договора № 9 от 11.02.2010 г. на имя истца, но оно было направлено по почте чуть позже: 12 или 13.2010 г. по двум указанным этим работником адресам: по месте его регистрации: «...»; и по месту его фактического проживания: «...». Кроме того, истцу также направлялось по почте копия заключения по результатам испытания № 8 от 11.02.2010 г. 16.02.2010 г. истец в отделе кадров г. А. не появился, хотя она созванивалась с ним, и он обещал приехать, но не приехал, сославшись на скользкую дорогу и снегопад. В связи с этим, в тот же день она была вынуждена еще направить по почте 2 конверта на его имя по вышеуказанным адресам с уведомлением о расторжении трудового договора с 16.02.2010 г. и о выдаче трудовой книжки. Однако все конверты вернулись за невозможностью их вручения адресату. Истец приехал в отдел кадров 17.02.2010 г. около 16 часов, где ознакомился с приказом об увольнении, был недоволен, но расписался в приказе. Вышеуказанный адрес фактического проживания в г. Курске, по которому направлялись два из четырех вернувшихся писем, также был подтвержден самим истцом Л., когда она 10.02.2010 г. созванивалась с ним по телефону по этому вопросу.

Свидетель Я. в суде пояснил, что работает инженером бригады по монтажу оборудования в ремонтном предприятии ЗАО «П.» с ноября 2009 г. При поступлении на работу с ним, как и со всеми другими инженерами, в г. М. в офисе СК «Р.» проводилось собеседование, в ходе которого предоставлялись для ознакомления трудовые договора и должностные инструкции. В период ноября-декабря 2009 г. он ездил с инженером Л. в служебные командировки, взаимоотношения были нормальные. Совещания с их участием проводились в г. М., в г. Л. В-ой области и г. А. Б-ой области, где находится отдел кадров. Обычно приказы руководства доводятся до них в ходе таких совещаний. В акте № 91а обстоятельства отказа инженера бригады по ремонту паровых котлов Л. от подписи в приказе № 31/2 от 10.12.2009 г. отражено все верно. Он (Я.) в числе других лиц подписал этот акт в г. М. 13.01.2010 г. в ходе совещания, когда до их сведения доводились приказы руководства. Тогда же Л. отказался от подписи и в приказах № 2/1 и № 2/2 от 11.01.2010 г., о чем были составлены акты № 2 и № 1, в которых имеется и его (Я.) удостоверяющая подпись, которую он подтверждает. Ко всем поручениям, изложенным в приказах, Л. относился как-то свысока, не хотел их исполнять, считал, что он сам должен быть Генеральным директором и издавать приказы. Акт № 8 от 11.02.2010 г. об отказе работника Л. от подписи в заключении по результатам испытания был составлен с его участием на 3-м этаже проходной Алексеевского сахарного завода, в отделе кадров ЗАО «П.». Л., отказавшись от подписи, тогда еще ссылался на отсутствие у него времени. В тот день там же был составлен и акт № 9 от 11.02.2010 г. об отказе работника Л. от подписи в уведомлении о расторжении трудового договора. В этих актах отражено все верно, подпись от его имени исполнена им (Я.). Работая в занимаемой должности он (Я.) не реже одного раза в месяц направляет в электронном виде на имя Генерального директора ЗАО «П.» З. отчеты о проделанной работе, в виде отдельного документа, объемом от 3 до 6 листов, с указанием конкретных сахарных заводов и выявленных по ним недостатков, подлежащих устранению. За этот период лично им укомплектованы людьми 4 бригады, проведено их обучение и аттестация с получением допуска к производству монтажных работ.

Свидетель С., работающий с конца 2009 г. в ЗАО «П.» инженером бригады по ремонту центрифуг, в судебном заседании пояснил, что при поступлении на работу в ходе собеседования в г. М. в СК «Р.» всем претендентам на должности инженеров предоставлялись для ознакомления трудовые договора и должностные инструкции, являвшиеся приложением к этим договорам. Копии трудовых договоров выдавались всем на руки. Приказы и указания руководства ЗАО «П.» доводила до них менеджер по персоналу К., которая делала это во время совещаний в городах М., Л. или А. Ему доводилось участвовать в оформлении актов по поводу отказов инженера Л. от подписей в: приказе № 31/2 от 10.12.2009 г. (акт № 91-а от 13.01.2010 г.); приказе № 2/1 от 11.01.2010 г. (акт № 2 от 13.01.2010 г.); приказе № 2/2 от 11.01.2010 года (акт № 1 от 13.01.2010 г.). Приказы доводились до сведения всем инженерам под роспись. Почему инженер Л. отказывался тогда подписать эти приказы, он (С.) уже точно не помнит. Он подтверждает, что в вышеуказанных актах отражено все объективно и подпись против его (С.) фамилии исполнена им лично. Отчеты о своей работе в виде отдельного документа с указанием перечня работ произведенных по каждой командировке он по электронной почте направляет в два адреса: Генеральному директору ЗАО «П.» З. и производственному директору в СК «Р.».

Свидетель П. сообщила, что работает по совместительству бухгалтером в ЗАО «П.» с ноября 2009 г. и ей неоднократно приходилось в г. А. участвовать в оформлении актов в отношении инженера Л. по поводу его отказов от предоставления отчетов и объяснений, отказов от подписи в приказе о наложении выговора, в уведомлении о расторжении трудового договора и от подписи в заключении по результатам испытания. В составленных по этому поводу с ее участием актах: № 4 и № 5 от 9.02.2010 г.; № 7, № 8 и № 9 от 11.02.2010 г., отражено все верно и подпись против ее фамилии исполнена ею лично. 11.02.2010 г. Л. приехал в г. А. во второй половине дня. В ее присутствии Л. был уведомлен о заключении по результатам испытания и о расторжении с ним трудового договора, но он отказался от подписи в заключении по результатам испытания и уведомлении о расторжении трудового договора. При этом тогда присутствовали: К., Л., она (П.), начальник юридического отдела И. и еще кто-то.

Свидетель И. суду рассказала, что в период января - начала февраля 2010 г. в г. А. в отделе кадров ЗАО «П.» в ее присутствии несколько раз состоялись разговоры между менеджером по персоналу К. и инженером Л., в ходе которых последний на предложение Коваленко отказывался поставить свои подписи в документах, ссылаясь на то, что не она его принимала на работу, и он будет решать этот вопрос в г. М. в СК «Р.». По этому поводу тогда были оформлены с ее (И.) участием акты: № 3 от 27.01.2010 г., № 4 и № 5 от 9.02.2010 г., в которых отражено все верно и подпись против ее фамилии исполнена ею лично.

Свидетель К. в судебном заседании пояснил, что работает в ЗАО «П.» начальником отдела по контролю за движением материально-технических ценностей с конца 2007 г. Во второй половине дня 27.01.2010 г. в г. А. в кабинете менеджера по персоналу К. с его участием был составлен акт № 3 об отказе инженера Л. от подписи в приказе № 2/3 от 27.01.2010 г. о наложении взыскания. Он подтверждает, что в этом акте отражено все правильно, подпись от его имени исполнена им (К.) лично. Л. тогда свой отказ от подписи мотивировал тем, что его приняли на работу в г. М. и он намерен там решать все эти вопросы.

В соответствии со ст. 167 ТК РФ при направлении работника в служебную командировку ему гарантируются сохранение места работы (должности) и среднего заработка, а также возмещение расходов, связанных со служебной командировкой.

Кроме прочего, стороной истца в уточненных исковых требованиях заявлено требование о взыскании задолженности по невыплаченным суточным по трем командировкам в сумме 5016 рублей 35 копеек.

В связи с этим, свидетель С.Л., работающая главным бухгалтером в ЗАО «П.», пояснила, что данная задолженность, возникшая по вине самого подотчетного лица – истца Л., не может быть ему выплачена потому, что им лично были представлены в бухгалтерию три командировочных удостоверения без подтверждающих оттисков печати в местах его пребывания в командировках.

Данное обстоятельство, объективно подтверждающееся приобщенными по ходатайству стороны ответчика и осмотренными копиями трех командировочных удостоверений на имя Л., соответственно, № 27 от 18.12.2009 г., № 36 от 27.12.2009 г. и № 2 от 11.01.2010 г. (л.д.161, 165 169), не оспаривалось в судебном заседании истцом и его представителем.

Согласно ст.136 ТК РФ, заработная плата выплачивается работнику, как правило, в месте выполнения им работы либо перечисляется на указанный работником счет в банке на условиях, определенных коллективным договором или трудовым договором. Место и сроки выплаты заработной платы в неденежной форме определяются коллективным договором или трудовым договором. Заработная плата выплачивается непосредственно работнику, за исключением случаев, когда иной способ выплаты предусматривается федеральным законом или трудовым договором, при этом заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором.

Исследованные обстоятельства дела объективно подтверждаются также соответствующими записями в представленных стороной ответчика и обозренных в судебном заседании с участием сторон следующих регистрационных журналах ЗАО «П.»: 1) журнале № 49 (б) регистрации приказов по личному составу (л.д.203-207); 2) журнале № 59 регистрации актов (л.д. 208-210); 3) журнале № 55 (к) регистрации актов (л.д.195-198); 4) журнале № 57 (к) регистрации (докладных, справок, уведомлений) (л.д. 199-202); 5) журнале № 61 регистрации приказов по основной деятельности 2010 г. (л.д.212-1-215); 6) журнале № 62 регистрации приказов по личному составу (прием на работу, перевод, увольнение) (л.д.192-194), а также приобщенными к делу справками о дате выдачи работнику трудовой книжки (л.д.82) и заработной плате Л. (л.д.85).

Факт произведенного работодателем окончательного расчета с работником Л. после его увольнения с работы с зачислением последнему на банковскую карту денежной суммы в размере 36 810 рублей 12 копеек объективно подтверждается платежным поручением № 204 (л.д.21).

Из заявления Л. о выдаче ему копий документов, связанных с работой, по ст.62 ТК РФ, датированного им 17.02.2010 г. в 17-00 час. и завизированного генеральным директором ЗАО «П.» З. /без подписи/ (л.д. 12) усматривается, что вечером 17 февраля 2010 года он действительно обращался к генеральному директору ЗАО «П.» З. по данному вопросу и это обстоятельство не оспаривалось стороной ответчика.

В силу ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Однако никаких убедительных доказательств того, что в результате увольнения с работы 16.02.2010 г. Л. администрацией ЗАО «П.» был причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) стороной истца суду не представлено и в материалах дела таковых не имеется.

Согласно ст.393 ТК РФ, при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

С учетом всех исследованных обстоятельств дела, суд находит действия работодателя (ответчика) в отношении работника (истца Л.) по наложению на него приказами № 2/3 от 27.01.2010 г. и № 2/5 от 9.02.2010 г. дисциплинарных взысканий в виде двух выговоров за невыполнение приказов руководителя, а также последующего его увольнения с занимаемой должности по ст.71 ТК РФ, в связи с неудовлетворительным результатом испытания, вполне правомерными, обоснованными и соответствующими исследованным обстоятельствам дела, а заявленные уточненные исковые требования Л. не подлежащими удовлетворению в полном объеме за их несостоятельностью.

Таким образом, у суда не имеется оснований для признания увольнения Л. незаконным и взыскания в его пользу заработной платы за время вынужденного прогула, задолженности по невыплате суточных по трем командировкам, компенсации морального вреда, а также судебных расходов по оплате услуг юриста и нотариуса.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении уточненных исковых требований Л. к ЗАО «П.»: об отмене приказа об увольнении № 3 от 16.02.2010 г. и признании его недействительным; о признании недействительными приказов: от 11.01.2010 г. № 2/2, от 8.02.2010 г. № 2/4, от 9.02.2010 г. № 2/5, от 10.12.2009 г. № 31/2, от 27.01.2010 г. № 2/3; о восстановлении Л. на работе в качестве инженера бригады по ремонту паровых котлов в ЗАО «П.»; о взыскании с ответчика в его пользу: заработной платы за время вынужденного прогула в размере 72589 рублей, задолженности по невыплате суточных по трем командировкам в размере 5016 рублей 35 копеек, компенсации морального вреда в размере 30 000 рублей, а также судебных расходов по оплате услуг юриста в размере 8500 рублей и нотариуса в размере 600 рублей, - отказать полностью.

Решение может быть обжаловано в Курский областной суд через Пристенский районный суд в течение 10 дней со дня его вынесения в окончательной форме.


Председательствующий судья Бобровский С.С.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по результатам испытания > Решение Пристенского районного суда Курской области от 12.04.2010