Главная > Судебная практика > Взыскание судебных расходов в трудовых спорах > Апелляционное определение Московского городского суда от 26.05.2017 № 33-16734/2017



Несмотря на то, что работникам отказано в удовлетворении исковых требований, оснований для возложения оплаты государственной пошлины на истцов не имеется, поскольку в соответствии со ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Гр. дело № 33-16734/2017

26 мая 2017 г.

Судья суда первой инстанции: Иванова Е.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Климовой С.В.
и судей Пильгановой В.М., Зыбелевой Т.Д.,
с участием прокурора Храмовой О.П.
и адвоката Г.а Э.В.,
при секретаре Д.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Государственного бюджетного учреждения г. Москвы "Жилищник Бабушкинского района" на решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 04 октября 2016 года, которым исковые требования удовлетворены частично: признаны незаконными приказы ГБУ г. Москвы "Жилищник Бабушкинского района" N N ... 3-к, ... 2-к от 31 декабря 2016 года, N ... л/ч от 25 марта 2016 года; увольнения Б.ой Т.ы Ф.ы и З.ой Н.А.ы, они восстановлены в должностях "мастер участка" ГБУ г. Москвы "Жилищник Бабушкинского района"; взысканы с ГБУ г. Москвы "Жилищник Бабушкинского района" средний заработок за время вынужденного прогула в пользу З.ой Н.А.ы и Б.ой Т.ы Ф.ы соответственно в размере 220676 руб. 43 коп. и ... 2462 руб. 90 коп., расходы на оплату услуг представителя в размере 30000 руб. и 15000 руб., в пользу каждой из них компенсация морального вреда в размере 10000 руб., расходы на оплату нотариальных услуг в размере 750 руб.; в доход бюджета г. Москвы государственная пошлина в размере 7231 руб. 39 коп.

В удовлетворении оставшейся части исковых требований отказано,

УСТАНОВИЛА:

Истцы Б.а Т.Ф., З.а Н.А. обратились в Бабушкинский районный суд г. Москвы с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК Российской Федерации (том 1 л.д. 147 - 157, 166 - 171, 197) к ответчику Государственному бюджетному учреждению г. Москвы (ГБУ) "Жилищник Бабушкинского района" о признании незаконными: увольнения Б.ой Т.Ф. и З.ой Н.А., приказов N 8-ШР от 29 октября 2015 года, N N ... 2-к, ... 3-к от 31 декабря 2016 года об увольнении, N ... л/с от 25 марта 2016 года о внесении изменений в приказ N ... 3-к от 31 декабря 2016 года; восстановлении на работе; взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в пользу Б.ой Т.В. - в размере 319835 руб. 52 коп., в пользу З.ой Н.А. в размере 328448 руб. 64 коп.; компенсации морального вреда в размере 100000 руб. в пользу каждой; расходов в равных долях на оплату юридической помощи в размере 75000 руб., нотариальных услуг в размере 1500 руб.

Требования мотивированы тем, что они были уволены ответчиком с занимаемых должностей "мастер участка" приказами N N ... 2-к, ... 3-к от 31 декабря 2016 года по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности или штата работников организации. Полагали увольнение незаконным, поскольку уведомления о предстоящем увольнении были направлены им почтой в период отпуска; им не были предложены все вакантные должности, в том числе, введенные с 01 января 2016 года должности "производитель работ"; при увольнении не было учтено мотивированное мнение профсоюзного органа; не принято решение об упразднении должностей "мастер участка"; выходное пособие при увольнении выплачено не в полном объеме.

Суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе ГБУ г. Москвы "Жилищник Бабушкинского района" ставит вопрос об отмене решения, и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы и дополнений к ней, выслушав объяснения представителей ответчика Е.П.П., И.Р.А., возражения истцов Б.ой Т.Ф,, З.ой Н.А., их адвоката Г.а Э.В., заключение прокурора Храмовой О.П., полагавшей решение законным и обоснованным, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 195 ГПК Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с п. п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, и обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты, подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие основания для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы с учетом дополнений к ней, изученным материалам дела, имеются.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что истцы работали у ответчика мастерами участка с окладом 34416 руб., Б.а Т.Ф. на основании трудового договора N ...-14 от 01 октября 2014 года, З.а Н.А. - трудового договора N ... от 01 января 2015 года, с учетом дополнительных соглашений от 01 июля 2015 года.

Приказом N 8-ШР от 29 октября 2015 года в связи с реорганизацией отделов было упразднено 6 штатных единиц по должности "мастер участка" в структурном подразделении мастерские участки.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В силу ч. ч. 1, 2 ст. 180 названного Кодекса при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

30 октября 2015 года З.а Н.А. получила на руки уведомление о предстоящем сокращении должности и возможном увольнении 31 декабря 2015 года под роспись. В связи с нахождением в отпуске с 26 октября по 23 ноября 2015 года аналогичное уведомление было направлено Б.ой Т.Ф. почтовым отправлением, которое получено ею не было, и вернулось отправителю в связи с истечением срока хранения.

24 ноября 2015 года после выхода на работу Б.а Т.Ф. отказалась от подписи в уведомлении о предстоящем сокращении должности, что подтверждается соответствующим актом.

23 декабря 2015 года истцам были вручены предложения от ... декабря 2015 года вакансий уборщика территорий, мусоропровода и лестничных клеток, что истцами не оспаривалось.

24 декабря 2015 года истцы обратились к ответчику со служебными записками, в которых просили пересмотреть предложенные им вакансии, указывали, что им не предложена вводимая с 01 января 2016 года вакансия делопроизводителя-прораба.

24 декабря 2015 года во исполнение требований ч. 2 ст. 82, ст. 373 Трудового кодекса Российской Федерации ответчик обратился в профсоюзный комитет ГБУ "Жилищник Бабушкинского района" с просьбой предоставить мотивированное мнение профсоюза о правомерности увольнения работников, в том числе истцов, в ответ на что письмом от 29 декабря 2015 года председатель комитета представила выписку из решения комитета от 25 декабря 2015 года о согласии с увольнением истцов.

При таких данных суд обоснованно признал несостоятельным довод истцов о том, что их увольнение было произведено без учета мнения профсоюзного органа.

29 декабря 2015 года истцам повторно были предложены вакансии уборщика территорий, мусоропровода и лестничных клеток, в ответ на что 29 декабря 2015 года они обратились к ответчику со служебными записками, в которых указывали, что данные вакансии предложены им с нарушением закона, просили перевести их с 01 января 2016 года на должности делопроизводителя-прораба.

Приказами N N ... 2-к, ... 3-к от 31 декабря 2016 года соответственно З.а Н.А. и Б.а Т.Ф. были уволены 31 декабря 2015 года с занимаемых должностей по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности или штата работников, в тот же день были ознакомлены с данными приказами.

Приказом N ... л/с от 25 марта 2016 года в связи с тем, что при увольнении Б.ой Т.Ф. не были соблюдены требования ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации, в приказ об увольнении от 31 декабря 2015 года N ... 3-к были внесены изменения в части даты увольнения, которой постановлено считать 24 января 2016 года.

Оснований для признания приказа N ... л/с незаконным суд не усмотрел, поскольку данный приказ не нарушает прав истца Б.ой Т.Ф., и напротив, направлен на защиту ее трудовых прав при увольнении по сокращению штата.

При таком положении, срок предупреждения о предстоящем увольнении в отношении истцов соблюден, в том числе в отношении Б.ой Т.Ф. с учетом изменения даты увольнения на 24 января 2016 года.

Разрешая спор, и принимая решение об удовлетворении исковых требований о признании увольнений незаконными и восстановлении на работе, суд первой инстанции, сославшись на положения ч. 3 ст. 81, ч. 1 ст. ... Трудового кодекса Российской Федерации, п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", проанализировав штатные расписания, пришел к выводу о том, что с момента уведомления о сокращении должностей у работодателя имелись и иные вакантные должности, в том числе подсобных рабочих, которые не были предложены истцам, в связи с чем был нарушен порядок увольнения истцов.

Признав увольнения незаконными, суд взыскал в пользу истцов средний заработок за период вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, судебные расходы.

Между тем с данными выводами суда первой инстанции не может согласиться судебная коллегия, поскольку они были сделаны при неправильном толковании и применении норм материального права и без учета всех юридически значимых по делу обстоятельств.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

Согласно п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Вывод суда о том, что истцам должны были быть предложены должности подсобных рабочих, которые были вакантны в отделе по содержанию и благоустройству дворовой территории и объектов озеленения на 01 января 2016 года согласно справке на л.д. 155 в томе 1, судебная коллегия не может признать правомерным.

Пунктом 2.2 должностной инструкции подсобного рабочего предусмотрена обязанность работника по разгрузке и загрузке спецтехники, перемещению, перевозке, складированию, контролю за соблюдением правил работы с опасными, хрупкими, габаритными грузами. Данное положение инструкции соответствует параграфу 271 Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий рабочих.

Согласно Правилам по охране труда при погрузочно-разгрузочных работах и размещении грузов, утвержденных приказом Минтруда России от 17 сентября 2014 года N 642н, которые не противоречат Постановлению Правительства Российской Федерации от 06 февраля 1993 года N 105 "О новых нормах предельно допустимых нагрузок для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную", установлены нормы для женщин по подъему и перемещению тяжестей до 2 раз в час при чередовании с другой работой - до 10 кг, постоянно в течение рабочей смены - до 7 кг; при разовом подъеме без перемещения - до 15 кг.

Учитывая, что грузы, используемые при работах по благоустройству дворовой территории и озеленению, имеют в большинстве своем вес значительно превышающий 10 кг, который является допустимым для женщин при чередовании с другой работой, нормы охраны труда, обязательные для исполнения работодателем, при предложении вакансий подсобных рабочих истцам, соблюдены быть не могли, указанная работа фактически выполняться истцами не могла, у работодателя оснований для предложения вакансий подсобных рабочих истцам не имелось, что соответствует положениям ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2.

Приводимые в суде первой инстанции доводы истцов о том, что им должны были предложить должности делопроизводителя-прораба, являются несостоятельными, поскольку согласно представленным в дело штатным расписаниям, данные должности появились у ответчика только с 01 января 2016 года, на момент уведомления истцов об увольнении и увольнения 31 декабря 2016 года они не имелись в штате, и кроме того, согласно п. 1.1 Должностной инструкции производителя работ (прораба) на данную должность может быть назначено лицо, имеющее высшее техническое образование либо опыт работы инженером по эксплуатации МКД, либо руководителем аварийной службы не менее года, имеет более широкий функционал, чем должности мастера участка. Истцы данным требованиям не отвечали.

При таком положении работодатель не имел обязанности предлагать должность прораба как в связи с ее отсутствием в период после уведомления о предстоящем увольнении, так и в связи с несоответствием истцов квалификационным требованиям по должности прораба, поскольку, как указывают сами истцы (том 1 л.д. 64), З.а Н.А. имеет высшее образование инженера-экономиста, Б.а Т.Ф, - среднее специальное, что не соответствует квалификационным требованиям к должности прораба.

О желании занять иные вакансии истцы ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции не заявляли.

Кроме того, иные вакансии, которые имелись у ответчика на 01 января 2016 года, требовали высшего или среднего специального образования не по профилю истцов, в связи с чем не соответствовали уровню квалификации и опыту работы истцов, и не могли быть им предложены, что подтверждается представленными штатными расписаниями (л.д. 101 - 110 том 1), справкой от 12 мая 2016 года (л.д. 136 том 1).

Таким образом, истцам были предложены вакантные нижестоящие должности подсобных рабочих, работу по которым они реально могли бы выполнять.

Судом первой инстанции в нарушение ч. 3 ст. 196 ГПК Российской Федерации не было рассмотрено требование истцов о признании незаконным приказа N 8-ШР от 29 октября 2015 года.

С учетом того, что проведение организационно-штатных мероприятий действующим законодательством отнесено к исключительной компетенции работодателя, и суд не может разрешать вопросы о целесообразности данных мероприятий, то оснований для признания данного приказа незаконным не имеется.

Учитывая, что факт сокращения должностей истцов нашел свое подтверждение в суде первой инстанции, решение о данном сокращении относится к исключительной компетенции работодателя, сроки извещения о предстоящем увольнении ответчиком соблюдены, порядок увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, предусмотренный ч. 3 ст. 81, ч. 1 ст. ... Трудового кодекса Российской Федерации в виде предложения вакантных должностей соблюден, оснований для признания увольнений и приказов об увольнении истцов незаконными у суда не имелось.

Поскольку нарушения трудовых прав истцов в виде незаконного увольнения не установлено, то у суда отсутствовали основания, предусмотренные ст. ст. 234, 237, 394 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. ст. 88, 94, 98 ГПК Российской Федерации, для удовлетворения требований о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда первой инстанции является незаконным и подлежит отмене.

Учитывая требования закона и установленные по делу обстоятельства, судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, полагает необходимым принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Б.ой Т.Ф., З.ой Н.А. о признании незаконными увольнений, приказов N 8-ШР от 29 октября 2015 года, N N ... 2-к, ... 3-к от 31 декабря 2016 года об увольнении, N ... л/с от 25 марта 2016 года о внесении изменений в приказ N ... 3-к от 31 декабря 2016 года; восстановлении на работе; взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридической помощи и нотариальных услуг.

Учитывая, что истцам надлежит отказать в исковых требованиях в полном объеме, оснований для взыскания с ответчика государственной пошлины не имеется. Оснований для возложения оплаты государственной пошлины на истцов не имеется, поскольку в соответствии со ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 04 октября 2016 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Б.ой Т.ы Ф.ы и З.ой Н.А.ы к Государственному бюджетному учреждению г. Москвы "Жилищник Бабушкинского района" о признании незаконными увольнения Б.ой Т.ы Ф.ы и З.ой Н.А.ы, приказов N 8-ШР от 29 октября 2015 года, N N ... 3-к, ... 2-к от 31 декабря 2016 года, N ... л/ч от 25 марта 2016 года; восстановлении в должностях "мастер участка"; взыскании с Государственного бюджетного учреждения г. Москвы "Жилищник Бабушкинского района" в пользу З.ой Н.А.ы и Б.ой Т.ы Ф.ы среднего заработка за время вынужденного прогула, расходов на оплату услуг представителя и нотариальных услуг, компенсации морального вреда - отказать.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву



Главная > Судебная практика > Взыскание судебных расходов в трудовых спорах > Апелляционное определение Московского городского суда от 26.05.2017 № 33-16734/2017