Главная > Судебная практика > Взыскание судебных расходов в трудовых спорах > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 30.03.2017 № 33-4912/2017


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


От уплаты судебных расходов освобождены только работники-истцы. Поскольку с иском обратился работодатель и его требования к работнику удовлетворены судом, работник обязан возместить работодателю судебные расходы


СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-4912/2017

30 марта 2017 г.

Судья Абрашкина Е.Н.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Волковой Я.Ю., судей Ивановой Т.С., Кокшарова Е.В.
при секретаре <...>3

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Государственного унитарного предприятия Свердловской области "Государственный региональный выставочный центр "ИнЭКспо" к С. <...>11 о взыскании денежных средств по апелляционной жалобе ответчика на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 09.11.2016.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения представителя истца П. <...>12 (по доверенности от <...>), считавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Государственное унитарное предприятие Свердловской области "Государственный региональный выставочный центр "ИнЭКспо" <...> обратилось в суд с иском к С. <...>13 о взыскании денежных средств. В обоснование требований истец указал на то, что с <...> ответчик работала у него в должности <...> с должностным окладом <...> руб. <...> прежним руководителем истца <...>5 и ответчиком заключено соглашение о расторжении с <...> трудового договора, заключенного с ответчиком, с выплатой ответчику при увольнении компенсации в размере двух окладов. <...> ответчиком <...> получены. Полагая, что соглашение от <...> в части выплаты компенсации в связи с увольнением противоречит требованиям ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, запрещающей выплату компенсаций при увольнении по соглашению сторон <...>, истец просил взыскать с ответчика указанную компенсацию как незаконно полученную.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 09.11.2016 иск удовлетворен: с ответчика в пользу истца взыскано <...> руб., а также <...> в возмещение расходов по уплате госпошлины.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе истцу в иске. В обоснование жалобы указывает на неправильное применение судом норм материального права и нарушение норм процессуального закона.

В заседание судебной коллегии ответчик и ее представитель не явились, уведомлены о рассмотрении дела надлежащим образом (смс-извещением, доставленным <...> представителю ответчика К. <...>14 давшему согласие на смс-извещение - л. д. 108, имеющему доверенность от ответчика на срок до <...>, при том, что данных об отмене доверенности суду не представлено). Сведений об уважительных причинах неявки стороны ответчика в заседание суда не представлено. Представитель третьего лица - Государственной инспекции труда в Свердловской области просил о рассмотрении дела в свое отсутствие. С учетом положений ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила рассмотреть дело при данной явке.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Удовлетворяя иск, суд руководствовался нормами ст. ст. 5? 11, 57, 165, 178 Трудового кодекса Российской Федерации, установил, что трудовой договор, заключенный с ответчиком, дополнительные соглашения к трудовому договору, локальные нормативные акты ответчика не содержат условия о выплате компенсации ответчику при расторжении трудового договора по соглашению сторон, а включение в соглашение о расторжении трудового договора условия о выплате ответчику компенсации противоречит норме ч. 4 ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации. С учетом изложенного, суд указал на незаконное получение ответчиком <...>, взыскав эту сумму в пользу истца.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания спорной суммы с ответчика по следующим мотивам.

Как следует из материалов дела, не оспаривается сторонами, С. <...>15 работала у истца <...> с <...>, ее должностной оклад к моменту увольнения составлял <...>.

<...> между сторонами спора заключено соглашение о расторжении трудового договора с ответчиком по п. 1 ч. 1 ст. 77Трудового кодекса Российской Федерации (по соглашению сторон) с <...>.

В силу п. 5 этого соглашения работодатель обязался выплатить работнику денежную компенсацию в размере двух месячных окладов.

Приказом истца от <...> N ответчик уволена с <...> по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (соглашение сторон). По расходному кассовому ордеру от <...> (л. д. 7) ответчик получила <...>. в качестве денежной компенсации по соглашению сторон.

Факт получения указанной суммы ответчиком не оспаривался при рассмотрении дела.

Согласно ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон (ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут в любое время по соглашению сторон трудового договора.

В соответствии со ст. 57, ч. 4 ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами. Трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий, за исключением случаев, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации.

Такое исключение предусмотрено нормой ч. 3 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации (действует с <...>), согласно которой соглашения о расторжении трудовых договоров в соответствии со ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации с работниками, категории которых указаны в ч. 1 настоящей статьи (руководители, их заместители, главные бухгалтеры государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, государственных или муниципальных учреждений, государственных или муниципальных унитарных предприятий), не могут содержать условия о выплате работнику выходного пособия, компенсации и (или) о назначении работнику каких-либо иных выплат в любой форме.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 22.12.2015 N 2773-О, введение в ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации в том числе для таких категорий работников, как руководители, их заместители, главные бухгалтеры государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, государственных или муниципальных учреждений, государственных или муниципальных унитарных предприятий, ограничений размеров выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров основано на специфике их трудовой деятельности и должностных обязанностей.

Поскольку ответчик на момент увольнения занимала должность главного бухгалтера государственного унитарного предприятия, включение в соглашение о расторжении трудового договора от <...> условия о выплате ей при увольнении компенсации в размере двух месячных окладов прямо противоречит ч. 3 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем предусмотренная указанным соглашением компенсация была получена ответчиком неправомерно, на основании заключенного с нарушением закона соглашения о расторжении трудового договора.

Доводы жалобы о том, что норма ч. 3 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации не запрещает выплату компенсации при увольнении главного бухгалтера государственного унитарного предприятия по соглашению сторон, а лишь ограничивает размер такой выплаты трехкратным месячным заработком (со ссылкой на ч. 4 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации), основаны на неправильном толковании закона.

Норма ч. 3 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации прямо запрещает возможность получения компенсации (в любой сумме) при увольнении по соглашению сторон, в т.ч. главного бухгалтера государственного унитарного предприятия.

Из нормы ч. 4 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что при прекращении трудовых договоров с работниками, категории которых указаны в части первой настоящей статьи (в т.ч. главным бухгалтером государственного унитарного предприятия), по любым установленным настоящим Кодексом, другими федеральными законами основаниям совокупный размер выплачиваемых этим работникам выходных пособий, компенсаций и иных выплат в любой форме, в том числе компенсаций, указанных в части второй настоящей статьи, и выходных пособий, предусмотренных трудовым договором или коллективным договором в соответствии с частью четвертой статьи 178настоящего Кодекса, не может превышать трехкратный средний месячный заработок этих работников.

Эта норма не отменяет норму ч. 3 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежит применению в случае, когда законом, коллективным договором, трудовым договором предусмотрена выплата выходных пособий, в т.ч. и главному бухгалтеру государственного унитарного предприятия (например, выплата выходного пособия при увольнении по сокращению штата).

Из системного толкования норм ч. ч. 3, 4 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что ограничение по размеру выплаты выходных пособий установлено ч. 4 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации при любых основаниях увольнения, исключая увольнение по соглашению сторон, когда закон, в принципе, запрещает установление выплаты выходного пособия (ч. 3 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации).

Доводы ответчика о том, что выплата компенсации при увольнении работника по соглашению сторон в размерах от <...> оклада до <...> окладов предусмотрена Положением об оплате труда Предприятия в более поздней редакции, нежели та, что представлена истцом в материалы дела, необоснованны, поскольку, во-первых, доказательств наличия иной редакции Положения об оплате труда, утвержденного позднее <...> и предусматривающего возможности выплаты работникам при их увольнении по соглашению сторон каких-либо компенсаций, ответчиком не представлено, во-вторых, даже при наличии иной редакции Положения об оплате труда Предприятия в той части, в которой оно предусматривает выплату главному бухгалтеру компенсации при увольнении по соглашению сторон, противоречит положениям ч. 3 ст. 349 Трудового кодекса Российской Федерации и потому не подлежит применению, так как в соответствии с ч. 1 ст. 8Трудового кодекса Российской Федерации работодатели, за исключением работодателей - физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, должны принимать локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями.

Поскольку условие соглашения о расторжении трудового договора о выплате ответчику компенсации в размере двух окладов в случае прекращения трудового договора по соглашению сторон противоречит положениям ч. 3 ст. 349.3Трудового кодекса Российской Федерации, получение ответчиком такой компенсации незаконно.

Доводы жалобы ответчика о невозможности взыскания с ответчика спорной суммы с учетом нормы п. 3 ст. 1109Гражданского кодекса Российской Федерации не могут быть признаны обоснованными.

В силу этой нормы не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Спорная сумма незаконно выплаченного выходного пособия не может быть отнесена к заработной плате и приравненным к ней платежам, а также к сумме, предоставленной ответчику в качестве средства к существованию (будучи суммой, выплаченной сверх полагающегося при увольнении расчета), поэтому положения этой нормы к спорным отношениям не применяются. Но даже если следовать логике ответчика, то и в этом случае денежная сумма подлежала взысканию, т.к. имелась недобросовестность со стороны ответчика при заключении соглашения о расторжении трудового договора с условием о выплате спорной компенсации, учитывая прямой законодательный запрет для получения главным бухгалтером государственного унитарного предприятия выходного пособия при увольнении по соглашению сторон (ч. 3 ст. 349.3 Трудового кодекса Российской Федерации).

Доводы жалобы ответчика о незаконности взыскания суммы госпошлины с ответчика (со ссылкой на ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации, подп. 1 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации) несостоятельны.

Из нормы ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что работник освобождается от судебных расходов при обращении в суд с иском с требованиями, вытекающими из трудовых отношений.

В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации и законодательством об административном судопроизводстве, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, освобождаются истцы - по искам о взыскании заработной платы (денежного содержания) и иным требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, а также по искам о взыскании пособий.

Из указанных норм следует, что освобождение от оплаты судебных расходов предусмотрено для работников-истцов. Аналогичные разъяснения даны и в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

В рассматриваемом деле с иском обратился не работник, а работодатель, вследствие чего положения ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации к спорным отношениям не применяются. Требования к ответчику удовлетворены судом, а потому ответчик обязана возместить истцу судебные расходы (ч. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Иных доводов жалоба не содержит.

Руководствуясь п. 1 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 09.11.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.


Председательствующий:
Я.Ю.ВОЛКОВА

Судьи:
Т.С.ИВАНОВА
Е.В.КОКШАРОВ




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву



Главная > Судебная практика > Взыскание судебных расходов в трудовых спорах > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 30.03.2017 № 33-4912/2017