Главная > Судебная практика > Взыскание среднего заработка за время вынужденного прогула > Апелляционное определение Московского городского суда от 16.05.2017 № 33-11731/17


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Сумма оплаты за вынужденный прогул не уменьшается даже если работник уже работает у другого работодателя

« При определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 03.03.2015 № 33-2889/2015

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-11731/17

16 мая 2017 г.


Судья Афанасьева И.И.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего судьи Котовой И.В.,
судей Лобовой Л.В., Нестеровой Е.Б.,
при секретаре * И.И.,
с участием прокурора * О.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Нестеровой Е.Б. дело по апелляционной жалобе * Д.А. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 07.07.2016 г., по которому постановлено:

Исковые требования * * * к ПАО "Росбанк" о признании увольнения незаконным, признании записи в трудовой книжке не законной, обязании внести исправление, о признании незаконным приказа N *-кл от 21.10.*. "О внесении изменений в штатное расписание Головного офиса Банка", о признании незаконными актов об отсутствии на работе, признании незаконными акта об отказе подписать Уведомление о предоставлении письменных объяснений от 25.11.*, акта от 30.11.* г. о не предоставлении письменных объяснений, признании незаконными приказа N *-кл от 30.11.* г. о наложении дисциплинарного взыскания, приказа от 01.02.* г. о наложении дисциплинарного взыскания, Уведомления от 04.12.* г. об изменении определенных сторонами условий трудового договора, процедуру и приказ о внесении второго дисциплинарного взыскания от 01.02.* г., восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, пособия по уходу за ребенком, компенсации за неиспользованный отпуск, процентов за задержку выплаты, судебных расходов, расходов на юридическую защиту, почтовых расходов, расходов на компенсацию утраченного в связи с увольнением добровольного медицинского страхования, банковский процент, компенсации морального вреда оставить без удовлетворения,

УСТАНОВИЛА:

* Д.А. обратился в суд с иском к ПАО "Росбанк" о признании увольнения незаконным, признании записи об увольнении в трудовой книжке незаконной, обязании внести исправление, о признании незаконным приказа N *-кл от 21.10.* г. "О внесении изменений в штатное расписание Головного офиса Банка", о признании незаконными актов об отсутствии на работе, признании незаконными акта об отказе подписать уведомление о предоставлении письменных объяснений от 25.11.* г., акта от 30.11.* г. о не предоставлении письменных объяснений, признании незаконными приказ N *-кл от 30.11.* г. о наложении дисциплинарного взыскания, приказа от 01.02.* г. о наложении дисциплинарного взыскания, уведомления от 0.12.* г. об изменении определенных сторонами условий трудового договора, процедуру и приказ о внесении второго дисциплинарного взыскания от 01.02.* г., восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, пособия по уходу за ребенком, компенсации за неиспользованный отпуск, процентов за задержку выплаты, судебных расходов, расходов на юридическую защиту, почтовых расходов, расходов на компенсацию утраченного в связи с увольнением добровольного медицинского страхования, банковский процент, компенсации морального вреда. В обоснование иска указал, что 24.01.* г. между ним и АКБ "Росбанк" (в настоящее время ПАО "Росбанк") был заключен трудовой договор N *-01, в соответствии с которым, истец был принят на работу в должности ведущего аналитика с должностным окладом в размере * 000 рублей в Отдел бизнес-анализа Управления бизнес архитектуры и бизнес-анализа Департамента проектов и организации процессов.

01.10.*. между истцом и ответчиком заключено дополнительное соглашение к трудовому договору, согласно которому, истец обязался выполнять обязанности по должности ведущий аналитик в Отделе технологий по направлению риски и управление задолженностью Управления банковских технологий Департамента проектов и организации процессов. Должностная инструкция до сведения истца не доводилась. Начиная с сентября * г., ему стали поступать предложения об увольнении по собственному желанию по причине утраты доверия со стороны руководства, по соглашению сторон с выплатой выходного пособия, с чем истец был не согласен, в связи с нахождением его супруги на последних месяцах беременности. В ноябре * г. он впервые был ознакомлен м должностной инструкцией по должности "ведущий аналитик" Отдела технологий по направлению риски и управление задолженностью Управления банковских технологий Департамента проектов и организации процессов, из которой ему стало ясно, что у него появились новые должностные обязанности, не соответствующие его должности. Фактически предложенная ему для ознакомления должностная инструкция от 02.10.* г. соответствовала должности специалиста по тестированию, что подтверждается профессиональным стандартом "Специалист по тестированию в области информационных технологий" (Приказ Минтруда России от 11.04.* г. N * "Об утверждении профессионального стандарта "Специалист по тестированию в области информационных технологий".

30.11.*, 01.02.* г. ответчиком изданы приказы о привлечении его к дисциплинарной ответственности, с которыми истец не согласен, как вынесенными в отсутствие законных оснований, с нарушением процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности.

04.12.*. вместе с копиями запрошенных документов по отпуску по уходу за ребенком, по очередному отпуску и документов по дисциплинарному взысканию (запрос от 01.12.* г.), ответчиком было предъявлено уведомление от 04.12.* г. об изменении определенных сторонами условий трудового договора по истечении двух месяцев, а также должностная инструкция от 03.12.* г., из данного уведомления и новой должностной инструкции следовало, что из его должностных обязанностей исключен ряд функций и уменьшен должностной оклад с исключением выплаты административной премии.

04.02.* г. трудовой договор с ним был прекращен по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Свое увольнение по указанному основанию и всю процедуру увольнения истец полагает незаконными, совершенными ответчиком с нарушением требований ст. 74 ТК РФ, поскольку ответчиком незаконно изменена трудовая функция работника в одностороннем порядке, нарушен срок уведомления, с даты уведомления увольнение должно было последовать не ранее 05.02.* г.; не предложены соответствующие квалификации работника вакансии в регионе, не доведены до его сведения обоснования изменений условий трудового договора. Происходящие изменения в структурном подразделении, в котором работал истец, фактически является ликвидацией подразделения и сокращением штата без соблюдения соответствующих процедур.

Истец и его представители по доверенности * Д.И., * Д.В. в судебном заседании иск поддержали, представители ответчика по доверенности * С.В., * Ю.Ю. в судебном заседании иск не признали, предоставили возражения на иск в письменном виде.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого как незаконного просит по доводам апелляционной жалобы истец * Д.А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения истца * Д.А. и его представителя * Д.И., поддержавших доводы жалобы, представителей ответчика ПАО "Росбанк" * Б.А., * В.Г., * Ю.Ю., возражавших против удовлетворения жалобы, заключение прокурора * О.П., полагавшей решение суда подлежащим отмене в части отказа в иске об оспаривании законности увольнения, вынесении в данной части нового решения о восстановлении истца на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда, а в остальной части - подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, с 24.01.* г. истец * Д.А. работал в ПАО "Росбанк" в Отделе бизнес-анализа Управления бизнес-архитектуры и бизнес-анализа Департамента проектов и организации процессов и занимал должность - ведущий аналитик, на основании трудового договора N *-01 от 24 января * г., приказа о приеме работника на работу от 24.01.* г. N *-кл, а также должностной инструкции ведущего аналитика Отдела бизнес-анализа Управления бизнес-архитектуры и бизнес-анализа Департамента проектов и организации процессов, которая утверждена 22.11.* г., с которой истец был ознакомлен в день приема на работу.

С 01.10.* г. истец был переведен в Отдел технологий по направлению риски и управление задолженностью Управления банковских технологий Департамента проектов и организации процессов на одноименную должность - ведущий аналитик, на основании дополнительного соглашения к трудовому договору от 01.10.* г., а также приказа о переводе работника на другую работу от 01.10.* г. N *-кл. Дополнительным соглашением к трудовому договору от 01.10.* г. истцу установлен должностной оклад в сумме * 000 руб., а также предусмотрена ежемесячная выплата административной премии пропорционально фактически отработанному времени в сумме не менее * 000 руб.

Как следует из материалов дела, 04.12.* г. истцу вручено уведомление об изменении определенных сторонами условий трудового договора на основании приказа N *-кл от 21.10.* г. в связи с предстоящей реорганизацией и оптимизацией существующей системы управления проектами и заявками на изменения в ПАО РОСБАНК (Решение о параметрах реорганизации окончательно утверждено Протоколом Правления от 14.12.2015 N 77). Внедрение организационных изменений было одобрено протоколом Правления Банка N 77 от 14 декабря * года. Согласно данному уведомлению, изменения условий трудового договора касались размера должностного оклада - уменьшению его до * 000 руб., исключению выплаты ежемесячной административной премии, исключении из должностной инструкции ряда функций.

В обоснование причин, повлекших необходимость таких изменений условий трудового договора с истцом, ответчик сослался на то, что в рамках выполнения поручения руководства ПАО РОСБАНК по оптимизации численности и административно-хозяйственных расходов с октября по декабрь * года рассматривался вариант реорганизации централизованной системы управления проектами и заявками на изменения, с передачей функций бизнес-анализа и проектного менеджмента из Департамента проектов и организации процессов в бизнес-подразделения, т.е. к владельцам ИТ-систем и бизнес-процессов. За Департаментом проектов и организации процессов должны были сохраниться только функции по определению методологии проектного управления, управлению процессами и работа над нормативной базой ПАО РОСБАНК. На первом этапе были внесены изменения в штатное расписание Департамента проектов и организации процессов, которые предусматривали сокращение избыточной численности. Истец не был уведомлен о сокращении в связи с наличием у него супруги, которая была в тот момент беременна, в свою очередь ответчик вошел в положение истца и не рассматривал вопрос об увольнении по сокращению численности или штата работников. Истцу было предложено продолжить работу в новых условиях без изменения его трудовой функции.

Суд, отказывая * Д.А. в удовлетворении иска в части признания увольнения незаконным и восстановлении на работе, исходил из того, что увольнение истца по названному основанию произведено ответчиком законно, с соблюдением установленной процедуры увольнения, истцу были предложены имеющиеся в обществе в период уведомления истца об увольнении вакансии.

С таким выводом суда первой инстанции коллегия согласиться не может, поскольку данный вывод суда сделан без учета фактических обстоятельств, имеющих значение для дела.

В случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Разрешая спор, суд не учел разъяснения, содержащиеся в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.* г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", согласно которым, разрешая дела о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми был прекращен по пункту 7 части первой статьи 77 Кодекса (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), либо о признании незаконным изменения определенных сторонами условий трудового договора при продолжении работником работы без изменения трудовой функции (статья 74 ТК РФ), необходимо учитывать, что исходя из статьи 56 ГПК РФ работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например изменений в технике и технологии производства, совершенствования рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства, и не ухудшало положения работника по сравнению с условиями коллективного договора, соглашения. При отсутствии таких доказательств прекращение трудового договора по пункту 7 части первой статьи 77 Кодекса или изменение определенных сторонами условий трудового договора не может быть признано законным.

В обоснование необходимости изменений условий трудового договора с истцом ответчик сослался на проводимые по инициативе руководства ПАО "РОСБАНК" мероприятий по оптимизации численности и административно-хозяйственных расходов общества, реорганизации централизованной системы управления проектами и заявками, с перераспределением функций бизнес-анализа и проектного менеджмента Департамента проектов и организации процессов в бизнес-подразделения между другими структурными подразделениями банка.

Как полагает коллегия, данные мероприятия и обстоятельства, на которые ссылается ответчик, по смыслу действующего законодательства не могут расцениваться как изменение организационных или технологических условий труда (изменение в технике и технологии производства, совершенствование рабочих мест на основе их аттестации, структурная реорганизация производства). В связи с чем, оснований для увольнения истца по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ у ответчика не имелось. Мероприятия, осуществляемые ответчиком, направленные на ликвидацию структурного подразделения, в котором работал истец, свидетельствует о сокращении должности и необходимости проведения в связи с этим процедуры сокращения штатов.

При рассмотрения дела судом первой инстанции названные обстоятельства не приняты во внимание, суд формально сослался на наличие организационных и технологических условий труда, при этом не проверил, какие обстоятельства соответствуют организационным или технологическим изменениям условий труда, вместе с этим, судебная коллегия приходит к выводу, что ответчиком ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции не представлены доказательства, подтверждающие изменения в организационных или технологических условиях труда исходя из их квалификации, предусмотренной ч. 1 ст. 74 Трудового кодекса РФ (изменение в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, либо другие причины).

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя.

Из приведенных норм права следует, что обязательными условиями увольнения по пункту 7 статьи 77 ТК РФ являются изменение организационных или технологических условий труда, изменение определенных сторонами условий трудового договора в связи с изменением организационных или технологических условий труда, отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора, соблюдении работодателем процедуры увольнения (уведомление работника о предстоящих изменениях определенных сторонами условий договора в письменной форме не позднее чем за два месяца).

В данном случае, как полагает коллегия, доказательств наличия причин, влекущих изменение организационных или технологических условий труда, ответчиком в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, представлено не было.

Кроме того, при применении работодателем положений ст. 74 Трудового кодекса РФ запрещается изменение трудовой функции работника, содержание которой определяется в соответствии с ч. 1 ст. 57 Трудового кодекса РФ. Как полагает коллегия, изменение должностных обязанностей в сторону их уменьшения со снижением в несколько раз размера заработной платы безусловно свидетельствует о том, что в результате изменения ответчиком штатного расписания прежняя трудовая функция * Д.А. не сохранилась.

Учитывая изложенное, судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции в части оспаривания законности увольнения нельзя признать законным и обоснованным, поэтому решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении иска в данной части. При этом коллегия не усматривает оснований для признания незаконным приказа N *-кл от 21.10.* г. "О внесении изменений в штатное расписание Головного офиса Банка", поскольку принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя. Не имеется оснований и для удовлетворения иска в части признании незаконным уведомления от 04.12.* г. об изменении определенных сторонами условий трудового договора, о признании незаконной записи об увольнении в трудовой книжке, поскольку данные требования охватываются иском об оспаривании законности увольнения и восстановлении на работе, не являются самостоятельными исковыми требованиями, по которым необходимо вынесение отдельного решения.

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 394 Трудового кодекса РФ, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействиями работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Определяя размер заработной платы за время вынужденного прогула, подлежащий ко взысканию в пользу истцов, судебная коллегия принимает во внимание сведения о среднедневном заработке истца, представленные ответчиком в материалы дела, из которых следует, что размер среднедневного заработка Д.А. составил руб. (т. 1 л.д. 95). Период вынужденного прогула истца с 05.02. г. по 16.05. г. составил 314 рабочих дней, таким образом, размер среднего заработка за время вынужденного прогула составил руб. коп., с учетом сведений о выплаченной истцу при увольнении суммы выходного пособия (руб. коп.), к выплате истцу за время вынужденного прогула подлежит руб. коп.

Согласно разъяснениям, данным в п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2, средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ.

При взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. Однако при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет, пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула.

Исходя из этого, доводы ответчика о работе истца у другого работодателя в период его вынужденного прогула не имеет правового значения для разрешения спора в данной части. Также факт работы истца у другого работодателя на момент разрешения спора не препятствует его восстановлению на прежней работе в занимаемой должности.

Определяя размер компенсации морального вреда в связи с допущенным ответчиком нарушением трудовых прав истца, вызванным его незаконным увольнением, коллегия исходит из конкретных обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, с учетом требований ст. 1101 ГК РФ о разумности и справедливости такой компенсации, полагает необходимым определить размер данной компенсации в * руб.

В части разрешения иных исковых требований и незаконности приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, возмещении причиненных истцу убытков, судебная коллегия согласна с выводами суда, поскольку материалами дела в полной мере подтверждена законность оспариваемых истцом приказом о привлечении его к дисциплинарной ответственности. Доводы истца в данной части были предметом тщательного исследования суда и получили правовую оценку в решении, которую коллегия полагает правильной. Выводы суда в данной части соответствуют установленным обстоятельствам, основанным на исследованных в ходе рассмотрения дела доказательствах.

Оснований для удовлетворения исковых требований о выплате пособия по уходу за ребенком на момент рассмотрения дела в апелляционном порядке коллегия не усматривает, поскольку трудовые отношения сторон прекращены, после восстановления на работе истец вправе решить вопрос о предоставлении отпуска по уходу за ребенком с работодателем, в случае спора, обратиться в суд.

Таким образом, в части разрешения иных исковых требований решение суда является законным и обоснованным и отмене либо изменению по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 07.07.2016 г. отменить в части отказа * Д.А. в иске о признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Постановить в данной части новое решение.

Восстановить * * * на работе в ПАО "Росбанк" в должности ведущего аналитика в Отделе технологий по направлению риски и управление задолженностью Управления банковских технологий Департамента проектов и организации процессов.

Взыскать с ПАО "Росбанк" в пользу * Д.А. заработок за время вынужденного прогула в сумме * руб. * коп., компенсацию морального вреда - * руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу * Д.А. - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Взыскание среднего заработка за время вынужденного прогула > Апелляционное определение Московского городского суда от 16.05.2017 № 33-11731/17