Главная > Судебная практика > Взыскание среднего заработка за время вынужденного прогула > Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 29.04.2015 № 33-309



Действующее трудовое законодательство не содержит оснований для зачета в средний заработок для оплаты вынужденного прогула компенсации за неиспользованный отпуск, выплаченной работнику при увольнении
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 17.12.2015 № 33-10926/2015
Апелляционное определение Липецкого областного суда от 16.09.2015 № 33-2601/2015


ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-309

29 апреля 2015 г.

Председательствующий - Усольцева Е.В.


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Алтай в составе:
председательствующего - Солоповой И.В.
судей - Шинжиной С.А., Черткова С.Н.
с участием прокурора - Кулеевой Л.В.,
при секретаре - А.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе Т. и его представителя Д. на решение Майминского районного суда Республики Алтай от <дата>, которым исковые требования Т. удовлетворены частично.
Признан незаконным и отменен приказ ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания".
Взысканы с Закрытого акционерного общества "Горнолыжный комплекс "Манжерок" в пользу Т. компенсация морального вреда в размере <данные изъяты>, расходы по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты>, всего в сумме <данные изъяты>.
В удовлетворении исковых требований о признании незаконными и отмене приказов ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", N от <дата>, N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", N от <дата> "О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)", восстановлении в должности <данные изъяты> ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" с <дата>, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты>, неначисленной и невыплаченной заработной платы по должности <данные изъяты> в размере <данные изъяты>, отпускных за период отпуска с <дата> по <дата> в размере <данные изъяты>, морального вреда в размере <данные изъяты>, судебных расходов по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты>, отказано.

Заслушав доклад судьи Черткова С.Н., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Т. обратился в суд с иском ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" о признании незаконными и отмене приказов ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", N от <дата> "О дисциплинарном взыскании", N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", N от <дата> "О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)", восстановлении в должности <данные изъяты> ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" с <дата>, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты>, неначисленной и невыплаченной заработной платы по должности <данные изъяты> в размере <данные изъяты>, отпускных за период отпуска с <дата> по <дата> в размере <данные изъяты>, морального вреда в размере <данные изъяты>, судебных расходов по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты>. В обоснование заявленных требований указал, что из приказа N от <дата> поводом для привлечения к дисциплинарной ответственности явилось, по мнению работодателя, отсутствие истца на рабочем месте. Должностные обязанности истца прямо предписывают ему не просто находится на рабочем месте, а непосредственно на участках, выезжать в командировки. Приказом по предприятию не определено рабочее место истца, как и порядок выезда за пределы служебного помещения. Незаконен приказ от <дата> N "О дисциплинарном взыскании", так как из приказа следует, что Т. привлечен к ответственности в виде замечания, в связи с отказом подписать акт о передаче товарно-материальных ценностей от <дата>, об указанном <дата> составлен акт. Названный приказ незаконен как по основаниям, так и процедуре привлечения к ответственности, так как истец в силу закона не является материально-ответственным лицом, на него невозможно возложить обязанности по обслуживанию материальных ценностей. При решении вопроса о привлечении к ответственности работодатель, не установив вины, привлек Т. к ответственности, объяснение по данному обстоятельству не истребовалось. Незаконны действия работодателя по невыплате отпускных. Отказывая в выплате отпускных, работодатель указывает, что отпускные были выплачены при увольнении <дата>, следовательно, по мнению работодателя, отпускные при предоставлении отпуска ему, после восстановления, в связи с незаконным увольнением, не подлежат выплате в связи с переплатой. Данные выводы не основаны на законе, Трудовой кодекс РФ не предусматривает правил о зачете отпускных. Истцу не выплачены отпускные за период отпуска с <дата> по <дата> в размере <данные изъяты>. Приказом N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания" он был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде замечания за отказ знакомиться с должностной инструкцией. Как следует из письма от <дата> N, направленного работодателем в адрес Т., последний ознакомился с инструкцией, был с ней не согласен, так как ему вчинялись обязанности, которые не отнесены к должности <данные изъяты>, не были обусловлены трудовым договором. Таким образом, оснований для применения дисциплинарного взыскания за не ознакомление с новой должностной инструкцией не имело место быть. Незаконен Приказ N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", которым истец был привлечен к дисциплинарной ответственности, в виде выговора за неисполнение приказа от <дата> N "О назначении ответственного лица", в том числе по подготовке к плановой проверке заверенных копий необходимых документов согласно приложения N 1 к Распоряжению Сибирского Управления Ростехнадзора N от <дата> как по основаниям, так и по процедуре привлечения к ответственности ввиду того, что приказом N истцу вчинили в обязанность в срок до <дата> подготовить копии необходимых документов согласно приложению N 1. В должностные обязанности истца не входит копирование документов и ведение делопроизводства по предприятию. Истец исполнил бы данный приказ, но времени для исполнения не дали: приказ получен в <дата>, срок исполнения до <дата>. Одновременно с приказом Т. был передан акт приема-передачи документов, данный акт им не подписывался, документы ему не передавались. Незаконен Приказ N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", которым истец привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения за неисполнение приказа N от <дата> в связи с тем, что его невозможно было выполнить, в нем не были указаны точки подключения линии <данные изъяты>, отсутствовали сведения об источнике ее электроснабжения. В связи с незаконностью изданных приказов, которые были положены в основания для увольнения приказ N от <дата> "О прекращении (расторжении) дисциплинарного трудового договора с работником (увольнении)" незаконен. Истец просит взыскать не начисленную и не выплаченную заработную плату за последние три месяца по должности <данные изъяты>, так как в течение трех месяцев, указанная заработная плата не начислялась, не выплачивалась. Работодатель лишил истца и его семью средств к существованию. Системная дискриминация в сфере труда истца, в том числе подорвала его здоровье. Нарушен сон, истец испытывал постоянно беспокойство, по этим основаниям просил взыскать моральный вред.

Суд вынес вышеуказанное решение, об отмене которого в части отказа в удовлетворении исковых требований просит в апелляционной жалобе Т. и его представитель Д., указывая, что решение вынесено с неправильной оценкой доказательств по делу, неправильным применением норм материального и процессуального права ввиду следующего. Приказом за N Т. привлекли к ответственности за отсутствие на рабочем месте, между тем доводам истца о том, что Т. отсутствовал на рабочем месте по уважительной причине, дана неправильная оценка. При вынесении решения по данному приказу суд обязан был применить положения п. 5 ст. 192 ТК РФ. Установив в судебном заседании, что Т. отсутствовал на рабочем месте и решал производственные задачи, суд неправомерно пришел к выводу, что приказ соответствует закону, а Т. отсутствовал по неуважительной причине. Т. <дата> находился в дороге в различных организациях <данные изъяты> осуществлял работы по приказу N от <дата> с <дата>. В частности решал производственные вопросы по исполнению договора N от <дата>, о своей служебной поездке он сообщил секретарю. В судебном заседании истец Т. подтвердил, изложенные в служебной записке обстоятельства, пояснил, что не сообщил о своей поездке генеральному директору, так как тот был в отъезде. Обстоятельства, изложенные Т., подтвердили свидетели. У суда не было оснований считать, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих уважительность его отсутствия на рабочем месте. Суд, неправомерно сделал вывод об отказе в удовлетворении заявленных требований о признании незаконным и отмене приказа N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", неправильно оценил доказательства по данному приказу и неправильно применил нормы материального права, ст. 192 ТК РФ. В соответствии с приказом генерального директора ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", за неисполнение Приказа N от <дата> "О назначении ответственного лица" Т. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора. Судом не дана оценка доводам о том, что Т. не может представить документы юридического лица, не дано оценки доводам о том, что часть документов изъята, что на исполнение было дано два с половиной часа. Вывод суда о том, что Т. <дата> был знаком с данным документом и при выезде в <данные изъяты> <дата> обсуждал с ФИО7 неясные вопросы, не означает и означал, что Т. достоверно знал, что на него будет возложена обязанность по копированию документов, в том числе и документов по общим вопросам. Не дана оценка доводам стороны истца о том, что в период проверки <дата> Т. находился в отпуске по временной нетрудоспособности, что его замещал его заместитель. Не дана оценка показаниям свидетеля ФИО7 Не дана оценка доводам о нарушении процедуры привлечения к ответственности, у истца Т. не было истребовано надлежащим лицом объяснения по факту неисполнения приказа. Начальник юридического отдела не является работодателем истца Т. и не имел полномочий требовать объяснение у Т. Суд, установив, отсутствие совокупности объекта дисциплинарного проступка, отсутствие вины, отсутствие наступивших правовых последствий неправомерно пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований Т. Не основаны на доказательствах по делу и прямо им противоречат выводы суда о законности приказа N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", которым Т. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения за неисполнение приказа N от <дата>. Судом не исследована совокупность объекта дисциплинарного проступка, осталось неустановленным за какие действия (бездействия) связанные с исполнением п. 1.3.9. Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденных Приказом Минэнерго РФ от 13.01.2003 года N 6 "Об утверждении Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей" Т. привлечен к ответственности. Т. не мог знать точки подключения, так как отсутствовал акт осмотра электроустановки, являющейся приложением к разрешительному документу. В связи с незаконностью изданных приказов, которые были положены в основания для увольнения, приказ ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" от <дата> N "О прекращении (расторжении) дисциплинарного трудового договора с работником (увольнении)" подлежал отмене. Незаконен отказ о взыскании неначисленной и невыплаченной заработной платы за последние три месяца по должности <данные изъяты> (сентябрь, октябрь, ноябрь 2014 года), так как в течение трех месяцев, указанная заработная плата не начислялась и не выплачивалась. На названную должность истец был оформлен приказом от <дата> N "О возложении обязанностей". Согласно данному приказу, оплата труда за совмещение составляла 100% должностного оклада. За три последних месяца оплата труда должности <данные изъяты> составит <данные изъяты>. Не основан на нормах закона вывод суда о том, что не подлежат удовлетворению требования истца о взыскании с ответчика отпускных за период с <дата> по <дата> по следующим основаниям. Как установлено в суде, в соответствии с приказом N от <дата> Т. начислены отпускные в сумме <данные изъяты>, в том числе НДФЛ в размере <данные изъяты>, сумма к выплате составила <данные изъяты>. Указанные отпускные не выплачены. Вывод суда о том, что Т. восстановленному на прежней работе, при предоставлении отпуска выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету в счет выплаты отпускных, не соответствуют нормам материального права. Трудовой кодекс Российской Федерации не предусматривает правил о зачете отпускных. В соответствии с положениями ст. 114, 136 ТК РФ, работодатель обязан на период отпуска сохранить рабочее место и выплатить заработную плату, которая должна быть выплачена за три дня до начала отпуска. Согласно ст. 137 ТК РФ удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных законом. Как следует из приказа N от <дата>, отпуск истцу Т. предоставлялся за отработанный период с <дата> по <дата>. Следовательно, оснований отказывать в выплате отпускных у работодателя не было. К счетной ошибке, выплату отпускных в связи с незаконным увольнением Т. отнести нельзя. При рассмотрении дела установлено, что два приказа незаконны, приказ N от <дата> и приказ N от <дата> "О дисциплинарном взыскании". Таким образом, в суде было установлено, что в один день - <дата> Т. трижды привлекают к дисциплинарной ответственности и дважды незаконно. За системное нарушение прав суд считает возможным взыскать моральный вред в размере <данные изъяты> и судебные издержки за оплату услуг представителя в размере <данные изъяты>. В указанной части решение суда не согласуются с объемом проведенной представителем работы, стоимостью услуг, сложившихся на рынке правовых услуг.

Представитель ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" М. в возражениях на апелляционную жалобу указывает на отсутствие оснований для ее удовлетворения.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, заслушав Т. и его представителя Д., поддержавших жалобу, представителя ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" М., возражавшего против доводов жалобы, а также заключение прокурора Кулеевой Л.В., полагавшей увольнение истца обоснованным, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, с <дата> Т. состоял в трудовых отношениях с ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" в должности <данные изъяты>.

Из материалов дела усматривается, что приказами N от <дата> года, N от <дата> Т. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде замечания за отсутствие на рабочем месте <дата> и в виде выговора за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей - неисполнение Приказа N от <дата> "О назначении ответственного лица" <данные изъяты>.

Так <дата> работодателем составлен акт, согласно которому Т. отсутствовал на рабочем месте <дата>.

Факт отсутствия истца на служебном месте <дата> стороной истца не оспаривается.

В нарушение трудового договора от <дата> и дополнительных соглашений к нему (п. п. 1.2. 1.3, 3.2, 5.1), правил внутреннего трудового распорядка, утвержденными приказом Генерального директора ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" N от <дата> (п. п. 3.2, 3.3) Т. отсутствовал на рабочем месте в офисе Работодателя по адресу: <адрес>, без уважительных причин.

При этом суд обоснованно исходил из того, что ни генеральный директор, ни технический директор не давали Т. поручения и распоряжения о совершении им поездки в <данные изъяты> для восстановления потерянной справки о потребленной электроэнергии за <дата> в МРЭС, проведения сверки в филиале "Горно-Алтайский" ОАО "Алтайэнергосбыт", получения в Ростехнадзоре распоряжения о проведении проверки. Указанные задачи в обязанности истца не ставились, кроме того не предусмотрены должностной инструкцией <данные изъяты>. Данные обстоятельства истцом не оспаривались.

Факт поездки истца в <данные изъяты> для восстановления потерянной справки о потребленной электроэнергии за <дата> в МРЭС, проведения сверки в филиале "Горно-Алтайский" ОАО "Алтайэнергосбыт", получения в Ростехнадзоре распоряжения о проведении проверки, в данном случае не может быть признан исполнением возложенных на него трудовых обязанностей, поскольку он по своей инициативе без разрешения работодателя выехал в <данные изъяты>, что правильно расценено судом первой инстанции как дисциплинарный проступок.

С учетом изложенного, доводы жалобы, оспаривающие выводы суда в данной части, являются не обоснованными.

Исходя из положений ст. 192 ТК РФ, состав дисциплинарного проступка включает в себя наличие противоправного виновного неисполнения или ненадлежащего исполнения работником своих трудовых обязанностей, приказов работодателя и т.п.

В соответствии с приказом работодателя N от <дата> "О назначении ответственного лица" Т. назначен ответственным за подготовку к плановой выездной проверке, проводимой <дата> Сибирским Управление Ростехнадзора Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Распоряжение N от <дата>). Кроме того, данным приказом на Т. возложены обязанности по подготовке и направлению секретарю-референту с сопроводительным письмом заверенные копии необходимых документов согласно Приложения N 1 к Распоряжению N от <дата> в срок до <дата> (п. 2).

На основании совокупности представленных доказательств суд установил, что данное поручение - п. 2 приказа работодателя N от <дата> истцом в установленный срок исполнено не было.

Так, из представленных материалов усматривается, что в ответ на указанное поручение <дата> истец направил в адрес ответчика служебную записку, в которой указал, что пункт 2 приказа N от <дата> не представляется возможным исполнить в срок, так как на момент написания данной служебной записки документы, изъятые у него при незаконном увольнении, ему не возвращены. Выемка была произведена без его участия, поэтому о наличии всех необходимых документов информация у него отсутствует. Согласно пункта 10 распоряжения N от <дата> перечень документов приведенных в приложении N к указанному документу предоставляется Обществом при проведении выездной проверки. Документы, перечисленные в приложении N 1, частично у него отсутствуют, их восстановление займет определенное время. Документов, перечисленных в приложении N 1, у него нет, и никогда не было. Подготовка заверенных копий документов и их отправка в его должностные обязанности не входит.

Суд установил, что истцом не исполнено поручение работодателя N от <дата>.

Анализируя должностные обязанности истца как <данные изъяты>, суд пришел к обоснованному выводу о том, что он обязан был выполнить поручение руководителя ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" как своего работодателя, данное ему поручение не выходило за рамки его должностных обязанностей, при том, что Т. назначен ответственным лицом за подготовку к плановой выездной проверке, касающейся его сферы деятельности.

Какие-либо обращения Т. к руководству либо уполномоченным работодателем должностным лицам об истребовании необходимых для исполнения поручения документов, принятия иных мер, свидетельствующих об исполнении оспариваемого приказа в материалах дела отсутствуют, так же как и того, что истец просил перенести срок исполнения п. 2 данного ему поручения в связи с недостаточностью времени для исполнения.

Ссылка истца на невозможность исполнения поручения по обстоятельствам, не зависящим от работника, была проверена и обоснованно отвергнута судом.

Доводы истца о невозможности выполнения трудовых обязанностей по вине работодателя своего подтверждения не нашли.

Таким образом, состав дисциплинарного проступка, который включает в себя наличие противоправного виновного неисполнения или ненадлежащего исполнения работником своих трудовых обязанностей, содержится в действиях истца, отказавшегося выполнить законный приказ работодателя.

Доказательств уважительности причин отказа от исполнения трудовой функции Т. суду не представлено.

Проверяя доводы истца о нарушении работодателем установленной ст. 193 ТК РФ процедуры привлечения работника к дисциплинарной ответственности, суд на основании тщательного анализа и оценки, представленных по делу доказательств пришел к обоснованному выводу о несостоятельности данных доводов.

Вопреки доводам жалобы, перед применением дисциплинарного взыскания работодатель предлагал ответчику до <дата> дать какие-либо объяснения по факту невыполнения возложенных на него п. 2 приказа N от <дата> обязанностей, от дачи которых последний отказался, о чем составлен соответствующий акт.

Довод жалобы о том, что с <дата> Т. был временно нетрудоспособен, в данном случае правового значения не имеет, поскольку последнему работодателем вменено нарушение п. 2 приказа N от <дата> по подготовке и направлению секретарю-референту с сопроводительным письмом в срок до <дата> заверенных копии необходимых документов согласно Приложения N 1 к Распоряжению N от <дата>.

Кроме того, приказом руководителя ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" N от <дата> на <данные изъяты> Т. возложена обязанность в срок до <дата> произвести включение участка линии <данные изъяты> участок для энергоснабжения жизнеобеспечивающего объекта "Насосная станция"; обеспечить выполнение мероприятий, предусмотренных п. 1.3.9 Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей до включения указанного участка электролинии; подключить к электрической сети, ранее работающие с <дата> электроустановки, а именно: "Передвижную насосную установку инв. N, снеговую пушку инв. N ".

Указанный приказ издан на основании приказа N от <дата> "Об электроснабжении", разрешения на допуск в эксплуатацию электроустановки (<данные изъяты>) N от <дата>, выданным Государственным инспектором Алтайского отдела по надзору за энергосетями и электроустановками потребителей и энергоснабжением ФИО9, во избежание срыва начала горнолыжного сезона <дата> и соответствующего предупреждения финансовых убытков).

Данное поручение истцом в установленный срок исполнено не было.

Фактически, как установил суд, что истцом не исполнен приказ N от <дата> со ссылкой на нецелесообразность выполнения отдельных пунктов данного поручения.

Доводы жалобы о неизвестности точки подключения линии <данные изъяты> подлежат отклонению, поскольку опровергаются имеющимися в деле доказательствами.

При этом, суд правильно, сославшись на положения должностной инструкции истца, как <данные изъяты>, исходил из того, что учитывая характер труда данного работника, навыки и квалификацию в рамках производственного процесса, Т. обязан знать нормативные правовые акты по вопросам регулирования взаимоотношений в сфере электроэнергетики, и предъявляемые к его профессии, в том числе Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 года N 861, устанавливающими регламент действий по изменению схемы электроснабжения объекта, точки подключения.

Согласно указанным Правилам между сетевой организацией и юридическим или физическим лицом, в сроки, установленные Правилами, заключаются договоры, в отношении каждой точки поставки сетевой организацией должны быть оформлены акты разграничения балансовой принадлежности электросетей и акты эксплуатационной ответственности сторон.

Суд, анализируя должностные обязанности истца как <данные изъяты>, пришел к обоснованному выводу о том, что он обязан был выполнить поручение своего работодателя, данное ему поручение не выходило за рамки его должностных обязанностей.

Таким образом, в действиях истца, отказавшегося выполнить законный приказ работодателя, содержится состав дисциплинарного проступка.

<дата> Т.уволен по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей (приказ N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", приказ N от <дата> "О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)).

Оценив собранные по делу доказательства, показания свидетелей, руководствуясь нормами действующего трудового законодательства, суд пришел к правильному выводу о том, что порядок применения к истцу дисциплинарных взысканий, предусмотренный ст. 193 ТК РФ, ответчиком соблюден: взыскания применены в месячный срок со дня обнаружения проступка, у истца были затребованы письменные объяснения; с приказом об увольнении истец был ознакомлен. Поскольку у истца имелись дисциплинарные взыскания, то у работодателя имелись основания для расторжения трудового договора с Т. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Учитывая, что в силу абз. 2 ст. 234, ч. 2 ст. 394 ТК РФ выплата работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула является правовым последствием восстановления незаконно уволенного работника в прежней должности, суд правомерно отказал во взыскании в пользу Т. с ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" заработной платы за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты>.

Доводы апелляционной жалобы о несогласии истца с выводами суда об отсутствии на рабочем месте без уважительных причин <дата>, о ненадлежащем исполнении истцом трудовых обязанностей и соблюдении ответчиком порядка применения дисциплинарных взысканий, связаны с переоценкой собранных по делу доказательств, при этом в силу ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства во внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Однако, судебная коллегия полагает заслуживающими внимания доводы жалобы о том, что суд необоснованно согласился с доводами ответчика о зачете отпускных в размере <данные изъяты> за рабочий период с <дата> по <дата> в счет компенсации за отпуск, выплаченной истцу при увольнении <дата> за этот же период и отказал тем самым в выплате начисленных истцу отпускных в размере <данные изъяты>.

Так, при увольнении <дата> Т. начислена компенсация за неиспользованный отпуск за 29,67 календарных дней за рабочий период с <дата> по <дата>.

Решением Майминского районного суда от <дата>, вступившим в законную силу <дата> (дело N), Т. был восстановлен на работе с <дата> с выплатой среднего заработка за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты>, денежной компенсации морального вреди и судебных расходов.

Приказом работодателя N от <дата> Т. был предоставлен ежегодный основной оплачиваемый отпуск на 12 календарных дней с <дата> по <дата> за рабочий период с <дата> по <дата>, сумма к выплате составила <данные изъяты>.

Механизм реализации конституционного права на отдых, в том числе условия и порядок предоставления оплачиваемого ежегодного отпуска, закреплен в ТК РФ.

Работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка (ст. 114 ТК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 122 ТК РФ оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно.

Такой порядок выступает дополнительной гарантией реализации названного конституционного права.

Особый порядок реализации права на отпуск при увольнении работника, установленный ч. 1 ст. 127 ТК РФ, является исключением из данного общего правила. Данная норма, рассматриваемая во взаимосвязи с другими нормами, содержащимися в указанных статьях Трудового кодекса РФ, представляет собой специальную гарантию, обеспечивающую реализацию конституционного права на отдых для тех работников, которые прекращают трудовые отношения по собственному желанию или по инициативе работодателя и по различным причинам на момент увольнения своевременно не воспользовались своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск.

Засчитывая сумму отпускных Т. в счет суммы компенсации за неиспользованный отпуск, суд не учел разъяснения, данные в абз. 4 п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с которыми зачету подлежит только выплаченное ему выходное пособие, и только при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным, а не суммы компенсации за неиспользованный отпуск.

Компенсация за неиспользованный отпуск в силу положений Трудового кодекса Российской Федерации не относится к выходному пособию. Возможность же зачета суммы отпускных в счет размера компенсации за неиспользованный отпуск, полученной при увольнении, действующим трудовым законодательством не предусмотрена. Требование о возврате этой суммы могло быть предъявлено работодателем работнику отдельно.

При этом судебная коллегия отмечает, что учитывая факт восстановления истца на работе и признании периода отсутствия временем вынужденного прогула, Т. не лишен возможности реализовать свое право на отпуск.

Использованный Т. отпуск - 12 дней соответствует отработанному им времени в рабочий период с <дата> по <дата>.

Учитывая данные обстоятельства, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию оплата отпуска в размере <данные изъяты> за период с <дата> по <дата> за рабочий период с <дата> по <дата>.

Приходя к выводам об отказе истцу в удовлетворении требований о взыскании заработной платы за совмещение должностей <данные изъяты> и <данные изъяты> за период с <дата> по <дата>, суд первой инстанции исходил из того, что за данный период по указанной должности истец не протабелирован, доказательств обратного истцом суду не представлено.

Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда первой инстанции.

Приказом работодателя N от <дата> на Т. с <дата> возложены обязанности <данные изъяты> с оплатой в размере 100% должностного <данные изъяты>, отмененным впоследствии приказом N от <дата>.

<дата> Майминским районным судом Республики Алтай постановлено решение, вступившее в законную силу <дата>, которым Т. восстановлен в должности <данные изъяты> ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" с <дата> (решение о восстановлении на работе подлежало немедленному исполнению), а также приказы ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок": от <дата> N "О применении дисциплинарного взыскания", от <дата> N "О применении дисциплинарного взыскания", от <дата> N "О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении), от <дата> N признаны незаконными и отменены.

Из объяснений истца Т., как одного из доказательств по делу, следует, что с момента восстановления его на работе в период с <дата> по <дата> им исполнялись обязанности по должности <данные изъяты> и <данные изъяты>, размер заработной платы <данные изъяты> соответствовал размеру заработной платы <данные изъяты>.

Стороной ответчика не опровергнуты доводы истца Т. о выполнении трудовой функции <данные изъяты> в период с <дата> по <дата>.

Между тем, указанные обстоятельства судом первой инстанции оставлены без внимания.

В силу ст. 56 ГПК РФ на работодателе лежит обязанность представить доказательства, подтверждающие своевременность выплаты заработной платы, отсутствие или наличие задолженности по заработной плате, выплаты полного расчета при увольнении работника. Ведение бухгалтерского учета, начисление оплаты труда и ее выплата возлагается исключительно на работодателя.

Наличие учета рабочего времени работников в табеле учета по основной работе и отсутствие такового учета по работе по совмещению, не опровергает доводов истца о выполнении работы по совмещаемой должности.

Сведения о том, что Т. не был допущен до исполнения обязанностей <данные изъяты>, либо не исполняли трудовые обязанности по данной должности, в материалах дела отсутствуют.

Обязанность по выполнении трудовой функции <данные изъяты> приказом работодателя в установленном законом порядке с Т. не снята.

Решение Майминского районного суда Республики Алтай от <дата>, которым Т. восстановлен на работе в ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" в прежней должности <данные изъяты> и признан незаконным приказ от <дата> <данные изъяты>, обладает свойством преюдиции.

В соответствии с указанным решением, истец, выполняя обязанности <данные изъяты> совмещал должность <данные изъяты>, что соответствует также и требованиям ст. 60.2 ТК РФ, согласно которой с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату (статья 151 настоящего Кодекса). Поручаемая работнику дополнительная работа по другой профессии (должности) может осуществляться путем совмещения профессий (должностей).

Исходя из изложенного, судебная коллегия считает, что работа <данные изъяты> осуществлялась истцом во взаимосвязи с основной работой <данные изъяты>, следовательно, была прекращена с момента расторжения трудового договора - <дата>.

Судебная коллегия также отмечает, что в связи с принятым судом решения о восстановлении истца на работе, с момента такого восстановления, право истца на выполнение наряду с работой по должности <данные изъяты> работы <данные изъяты> является восстановленным.

Заработная плата за период с <дата> по <дата>, подлежащая выплате работодателем Т. исчислена путем умножения среднедневного размера оплаты труда <данные изъяты>, соответствующего размеру заработной платы <данные изъяты>, по данным ответчика составившего <данные изъяты>.

Доказательств тому, что в период работы у ответчика размер заработной платы истца был иной, а также доказательств выплаты заработной платы за спорный период в нарушение положений ст. ст. 55, 56, 59, 60 ГПК РФ представлено не было.

С учетом изложенного, оснований для отказа в удовлетворении требований Т. о взыскании заработной платы по должности <данные изъяты> за указанный период, не имеется.

Проверив расчет заработной платы истца за спорный период, судебная коллегия, установив, что истец просит взыскать сумму заработной платы в меньшем размере, чем установлена коллегией при расчете заработной платы по указанной должности, приходит к выводу о необходимости взыскания с ответчика в пользу истца заработной платы по должности <данные изъяты> в пределах исковых требований в размере <данные изъяты> (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ).

Решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Т. к ЗАО "Горнолыжный комплекс "Манжерок" о взыскании неначисленной и невыплаченной заработной платы по должности <данные изъяты> в размере <данные изъяты>, оплаты отпуска за период с <дата> по <дата> в размере <данные изъяты>, нельзя признать законным, оно подлежит отмене, поскольку постановлено при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, что привело к неправильному применению норм материального права.

При таких обстоятельствах решение суда в части требований Т. о взыскании компенсации морального вреда также нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с принятием по делу нового решения.

В силу ст. 237, п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.

Поскольку ответчиком допущены нарушения трудовых прав Т., выразившиеся в выплате заработной платы не в полном объеме, невыплате опускных, и как установлено судом первой инстанции издании в отношении истца незаконного приказа N от <дата> "О применении дисциплинарного взыскания", что само по себе предполагает претерпевание им нравственных страданий, судебная коллегия считает подлежащими удовлетворению требования истца в части компенсации морального вреда.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, судебная коллегия учитывает обстоятельства дела, характер нарушений, допущенных ответчиком, принцип разумности и справедливости, и полагает возможным взыскать в пользу истца сумму денежной компенсации морального вреда в <данные изъяты> (ст. ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ).

При изложенном, подлежат перераспределению судебные расходы по оплате услуг представителя, понесенные Т. в суде первой инстанции в размере <данные изъяты>.

В соответствии с ч. 4 ст. 329 ГПК РФ в определении суда апелляционной инстанции указывается на распределение между сторонами судебных расходов.

В силу ч. 3 ст. 98 ГПК РФ в случае, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей инстанции или примет новое решение, он соответственно изменяет распределение судебных расходов.

В силу ч. 1 ст. 48 ГПК РФ каждому лицу, участвующему в деле, предоставлено право участия в судебном разбирательстве лично либо через своего представителя, которым истец воспользовался, интересы Т. в суде первой инстанции представляла Д.

В соответствии договорами оказания услуг <дата> и <дата>, заключенными Т. с Д., последняя обязуется оказать юридические услуги по настоящему гражданскому делу, а именно: составление искового заявления, представительство в суде первой инстанции по данному спору. Пунктам 3.1 указанных договоров установлено, что стоимость услуг определяется в сумме <данные изъяты> по каждому.

Квитанциями N от <дата>, N от <дата>, N от <дата> подтверждается оплата Т. денежной суммы в размере <данные изъяты> по данным договорам.

Исходя из смысла ст. 39 ГПК РФ истец вправе неоднократно изменять элементы иска на всем протяжении рассмотрения дела по существу до принятия судом решения по делу. Количество возможных изменений основания или предмета иска законодателем не ограничено.

Представитель Т. - Д. готовила первоначально поданные исковые заявления, а также в процессе рассмотрения дела к производству суда было приняты уточненные исковые заявления, составленным представителем истца Д.. Также представитель Т. - Д. участвовала в судебном заседании суда первой инстанции <дата>, <дата>, <дата>, <дата>, <дата>.

Данными фактами подтверждается активное участие представителя истца Д. при рассмотрении настоящего гражданского дела в суде первой инстанции.

Исходя из положений ч. 1 ст. 100 ГПК РФ, с учетом конкретных обстоятельств дела, объема оказанной представителем юридической помощи истцу при рассмотрении настоящего дела в суде первой инстанции, сложности дела, характера решения принятого судом апелляционной инстанции по делу, принципов разумности и справедливости, а также позиции, изложенной в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 года N 454-О, от 20 октября 2005 года N 355-О и от 17 июля 2007 года N 382-О-О, согласно которой суд не вправе произвольно уменьшать размер сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, судебная коллегия считает необходимым взыскать с ответчика в пользу Т. расходы, понесенные им на оплату услуг представителя, оказанных ему при рассмотрении настоящего дела в суде первой инстанции в размере <данные изъяты>.

При этом, судебная коллегия учитывает, что определение пределов разумности судебных издержек, связанных с получением помощи представителя, закрепленное в ст. 100 ГПК РФ, является категорией оценочной и относится на судебное усмотрение.

В остальной части решение суда лицами, участвующими в деле, не обжалуется и в силу ст. 327.1 ГПК РФ не является предметом оценки судебной коллегии.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327 - 330, ст. 98 ч. 3 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Майминского районного суда Республики Алтай от <дата>, отменить в части требований Т. к Закрытому акционерному обществу "Горнолыжный комплекс "Манжерок" о взыскании неначисленной и невыплаченной заработной платы по должности <данные изъяты> в размере <данные изъяты>, оплаты отпуска за период с <дата> по <дата> в размере <данные изъяты>, морального вреда в размере <данные изъяты>, судебных расходов по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты>.

Принять по делу в данной части новое решение, которым исковые требования Т. к Закрытому акционерному обществу "Горнолыжный комплекс "Манжерок" о взыскании неначисленной и невыплаченной заработной платы по должности <данные изъяты> в размере <данные изъяты>, оплаты отпуска за период с <дата> по <дата> в размере <данные изъяты>, морального вреда в размере <данные изъяты>, судебных расходов по оплате услуг представителя в суде первой инстанции в размере <данные изъяты>, удовлетворить частично.

Взыскать с Закрытого акционерного общества "Горнолыжный комплекс "Манжерок" в пользу Т. оплату отпуска за период с <дата> по <дата> в размере <данные изъяты>, неначисленной и невыплаченной заработной платы по должности <данные изъяты> в размере <данные изъяты>, компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>, судебных расходов по оплате услуг представителя в размере <данные изъяты>.

В удовлетворении исковых требований Т. к Закрытому акционерному обществу "Горнолыжный комплекс "Манжерок" о взыскании компенсации морального вреда в размере 90000 рублей и судебных расходов по оплате услуг представителя в суде первой инстанции в размере <данные изъяты>, отказать.

В остальной части решение Майминского районного суда Республики Алтай от <дата> без изменения, апелляционную жалобу Т. и его представителя Д. - без удовлетворения.


Председательствующий
И.В.СОЛОПОВА

Судьи
С.А.ШИНЖИНА
С.Н.ЧЕРТКОВ




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Взыскание среднего заработка за время вынужденного прогула > Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 29.04.2015 № 33-309