Главная > Судебная практика > Взыскание премии > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 17.05.2016 № 33-8458/2016


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Нельзя лишить работника премии из-за того, что на момент издания приказа о премировании работник уже уволился

« не имеет значения для дела обстоятельство того, что истец не состояла в трудовых отношениях с ответчиком на момент издания приказа о выплате квартальной премии, и не влекут указанные обстоятельства отказ в удовлетворении иска, поскольку при увольнении истцу, отработавшей полный отчетный период, подлежали все причитающиеся от работодателя выплаты, включая заработную плату, в которую включается квартальная премия, поскольку премиальный фонд сформирован с непосредственным участием трудовой функции О »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 07.08.2018 № 33-7507/2018
Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 20.02.2018 № 33-1945/2018

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 10.04.2018 № 33-3694/2018

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-8458/2016

17 мая 2016 г.


Судья Патрушева М.Е.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Лузянина В.Н.
судей Редозубовой Т.Л., Федина К.А.
при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску О. к публичному акционерному обществу "Ростелеком" о взыскании не выплаченной премии, денежной компенсации, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе представителя ответчика Р. на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 19.02.2016.

Заслушав доклад судьи Лузянина В.Н., объяснения представителя ответчика Ф. (доверенность <...>), представителя истца Н. (доверенность <...>),

УСТАНОВИЛА:

О. обратилась в суд с указанным иском, в обоснование которого указала, что <...> работала <...> всем работникам ответчика была выплачена премия по итогам работы <...>, истцу в ее выплате было отказано в связи с тем, что на дату приказа о выплате премии истец не являлась работником ответчика и была уволена по собственному желанию. В выплате годовой премии <...> истцу также было отказано по тем же причинам. Истец полагала, что имеет право на выплату премии <...>, поскольку полностью отработала три квартала <...> у ответчика, а также на годовую премию пропорционально отработанному времени. Локальные нормативные акты ответчика ухудшают ее положение по сравнению с предусмотренным Трудовым кодексом Российской Федерации. Просила взыскать с ответчика премию <...>, годовую премию <...> пропорционально отработанному времени, компенсацию за задержку выплат, компенсацию морального вреда <...>.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 19.02.2016 исковые требования О. удовлетворены частично, с ПАО "Ростелеком" в пользу О. взысканы премия <...>, компенсация <...>, компенсация морального вреда <...>. С ПАО "НОТА-Банк" в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина <...>.

В апелляционной жалобе представитель ответчика просит решение отменить и отказать в иске в полном объеме. Указывает, что премия является негарантированной формой дохода работника, постоянную часть заработной платы истца составляет оклад. Истец была ознакомлена с Положением о системе материального стимулирования работников, ей были известны условия получения квартальной и годовой премий, она указанные положения данного локального нормативного акта работодателя не оспаривала. Истец не является штатным работником ответчика и уволилась по собственной инициативе, следовательно, не отвечает требованиям для выплаты премии и не имеет оснований для ее получения. Истец не была лишена возможности уволиться, дождавшись издания приказов о выплате премий. Факт причинения истцу морального вреда действиями ответчика не доказан.

В возражениях на апелляционную жалобу истец просит решение оставить без изменения, указывая, что оплата труда работника зависит от его личного трудового вклада, а не от того, продолжит ли он работу у работодателя. Истец отработала у ответчика период, за который полагается выплата премий. Положение о системе материального стимулирования работников ухудшает положение работников, проработавших в расчетном периоде, но прекративших трудовые отношения до издания приказа. Увольнение работника по собственному желанию не связано с деловыми качествами. Компенсация за задержку выплат и компенсация морального вреда взысканы обоснованно.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика поддержал доводы апелляционной жалобы, представитель истца возражала против доводов апелляционной жалобы.

В заседание суда апелляционной инстанции истец не явилась, о слушании дела извещена <...>, в том числе посредством размещения информации о времени и месте рассмотрения дела на сайте Свердловского областного суда.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с тем, что истец извещена надлежащим образом и за срок, достаточный для обеспечения явки и подготовки к судебному заседанию, не ходатайствовала об отложении судебного заседания, не представила доказательств уважительности причины неявки, не ходатайствовала о рассмотрении дела в свое отсутствие, для проверки доводов апелляционной жалобы участия истца не требуется, поскольку требуется только оценка правильности применения норм права, участие в судебном заседании является правом, а не обязанностью лиц, участвующих в деле, суд не признавал обязательной явку истца в судебное заседание, каждому гарантируется право на рассмотрение дела в разумные сроки, его отсутствие не препятствует рассмотрению дела, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Проверив законность решения суда первой инстанции по правилам ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены решения не имеется.

Разрешая спор, суд правильно установил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам дал оценку в их совокупности в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы; полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте, включая реализацию прав, предоставленных законодательством о специальной оценке условий труда; защиту своих трудовых прав, свобод и законных интересов всеми не запрещенными законом способами; разрешение индивидуальных и коллективных трудовых споров. Данному праву работника в силу абз. 7 ч. 2 ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации корреспондирует обязанность работодателя выплачивать в полном размере причитающуюся работнику заработную плату в установленные законом или трудовым договором сроки и соблюдать трудовое законодательство, локальные нормативные акты, условия коллективного договора и трудового договора.

В соответствии со ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Согласно ч. 1 ст. 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Как следует из материалов дела и установлено судом, О. <...> работала <...>, уволена по инициативе работника, п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно п.п. 2.1.3, 3.3.1 трудового договора <...> работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы, а работодатель, в свою очередь, обязуется выплачивать в полном размере причитающуюся работнику заработную плату 11 и 26 числа каждого месяца.

В соответствии с пп. 5.1.1, 5.1.2, 5.2, 5.3 трудового договора (в редакции дополнительного соглашения <...>) работнику устанавливается оклад <...> и районный коэффициент <...> Работнику могут выплачиваться премии в сроки, порядке и размерах, определяемых внутренними документами работодателя, в том числе разовые премии за выполнение заданий, результат которых может иметь существенное значение для работодателя, премии по итогам исполнения работником условий настоящего трудового договора в течение определенного отчетного периода и/или выполнения иных условий, необходимых для выплаты такой премии, с учетом качества выполненной работы. Работодатель может осуществлять иные выплаты стимулирующего и компенсационного характера в пользу работника, предоставлять работнику льготы и гарантии в соответствии с действующим трудовым законодательством и внутренними документами работодателя.

Положением о системе материального стимулирования работников ОАО "Ростелеком" по результатам работы (редакция 5), утвержденным решением Правления ОАО "Ростелеком" (протокол <...>), предусмотрено, что выплаты стимулирующего характера - регулярные премиальные выплаты и единовременные дополнительные (поощрительные) премии; заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях, на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты); оклад (должностной оклад) - фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат; регулярная премиальная выплата (регулярная премия) - выплата стимулирующего характера, обусловленная трудовым договором, которая может выплачиваться на ежемесячной, ежеквартальной и ежегодной основе по результатам индивидуальной и коллективной деятельности (включая результаты деятельности всего общества) в соответствующем расчетном периоде (п. 2.3).

В систему премиальных выплат входят регулярные премиальные выплаты определенной периодичности и единовременные дополнительные (поощрительные) премии (п. 3.1.1).

Условия получения работником квартальной и годовой премий установлены п. 3.1.9 Положения.

Регулярные премиальные выплаты (квартальные и годовые премии) работникам, отработавшим весь расчетный период и уволившимся по собственной инициативе (п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации) до момента издания приказа о выплате премии, регулярные премиальные выплаты (премии) не выплачиваются (п. 3.1.10).

Приказом <...> установлено выплатить ежеквартальную премию работникам <...> в соответствии с Приложением к приказу.

Стороны не оспаривали, что истцу О. указанная премия выплачена не была.

Удовлетворяя иск О. в части взыскания премии <...>, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства в совокупности по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями ст. ст. 3, 22, 132, 135, 191 Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу, что прекращение трудового договора не лишает работника права на получение соответствующих стимулирующих выплат, а действующий у ответчика локальный нормативный акт лишает права на получение премии работников, внесших свой трудовой вклад в результаты деятельности организации и ее структурных подразделений, но трудовой договор с которыми на день издания приказа о премировании был прекращен.

Судебная коллегия находит такой вывод суда правильным, поскольку он соответствует установленным по делу обстоятельствам и не противоречит положениям закона, регулирующим спорные правоотношения.

Право работника на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы, а также соответствующая обязанность работодателя выплачивать заработную плату в полном размере в установленные в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами, закреплено в ст. ст. 21, 22, 132 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из анализа положений ст. ст. 15, 16, 56, 57, 135 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что основным источником регулирования трудовых отношений является трудовой договор, которым, в частности, устанавливается заработная плата работнику в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда; системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Довод жалобы ответчика о том, что у О. не было и нет оснований для получения премии <...>, поскольку она не отвечает требованиям, установленным в пп. 3.1.9.2, 3.1.9.4 Положения, коллегия отклоняет, поскольку, как верно указал суд в своем решении, прекращение трудового договора не лишает работника права на получение соответствующих стимулирующих выплат, учитывая при этом отсутствие у работника действующих дисциплинарных взысканий, увольнение по основанию, которое по смыслу трудового законодательства сохраняет за ним все предусмотренные льготы, компенсации, гарантии. Установление ответчиком в п. 3.1.9 положения условий, ограничивающих право работника, полностью отработавшего расчетный период, на получение премии, не отвечает установленным трудовым законодательством принципам запрещения дискриминации в сфере труда, обеспечения права каждого работника на справедливые условия труда, обеспечения права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы (ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации).

При этом коллегия принимает во внимание, что <...> расчетный период для выплаты квартальной премии закончился <...>, истец уволилась <...>, приказ о премировании был издан ответчиком <...>. Таким образом, нельзя поставить право истца, отработавшей весь расчетный период, на получение в полном объеме заработной платы в зависимость от воли работодателя, издавшего приказ о премировании спустя значительное время после окончания расчетного периода и даты увольнения истца.

Доводы ответчика о том, что квартальная премия является стимулирующей выплатой и негарантированной формой дохода работника ПАО "Ростелеком", принятие решения о премировании работника относится к исключительной компетенции работодателя, выплата премии зависит от финансового положения общества, не порочат выводов суда.

Исходя из системного толкования норм трудового права, суд правильно указал, что премия представляет собой денежную сумму, выплачиваемую работнику в качестве поощрения за достижения в работе, и носит, как правило, стимулирующий характер и входит в систему оплаты труда. Оснований к лишению премии истице суд не установил.

В связи с этим суд правильно указал, что не имеет значения для дела обстоятельство того, что истец не состояла в трудовых отношениях с ответчиком на момент издания приказа о выплате квартальной премии, и не влекут указанные обстоятельства отказ в удовлетворении иска, поскольку при увольнении истцу, отработавшей полный отчетный период, подлежали все причитающиеся от работодателя выплаты, включая заработную плату, в которую включается квартальная премия, поскольку премиальный фонд сформирован с непосредственным участием трудовой функции О.

Кроме того, в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не представлено доказательств финансового положения общества, не позволяющего произвести истцу выплату квартальной премии, учитывая факт выплаты указанной премии иным работникам организации.

Довод о том, что истец могла прекратить действие трудового договора, дождавшись издания приказа о квартальном премировании, противоречит установленному ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации принципу свободы труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности.

В связи с указанным, согласно действующему трудовому законодательству в данном случае выплата квартальной премии являлась не правом работодателя, как указывает ответчик, а его обязанностью, и невыплата квартальной премии в отсутствие предусмотренных законом и действующим у работодателя локальным нормативным актом, регулирующим вопросы оплаты труда, оснований для ее невыплаты обоснованно признана судом первой инстанции незаконной, нарушающей право истца на получение заработной платы в том объеме, как это согласовано сторонами при заключении трудового договора.

При таком положении, суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования истца о взыскании задолженности по заработной плате <...>, при определении размера которой исходил из расчета, представленного ответчиком, который истцом не оспорен и не опровергнут.

Установив при рассмотрении дела наличие задолженности по выплате ответчиком истцу заработной платы, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 236, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, взыскал с ответчика в пользу истца денежную компенсацию за задержку выплаты заработной платы и компенсацию морального вреда.

В силу положений ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2, учитывая, что Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу ст. 21 (абзац 14 части 1) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Принимая во внимание, что в ходе судебного разбирательства нашло подтверждение нарушение работодателем прав работника на своевременное получение заработной платы в объеме, согласованном сторонами при заключении трудового договора, вывод суда о наличии у истца права на взыскание компенсации морального вреда, причиненного в связи с указанным нарушением, соответствует требованиям действующего трудового законодательства.

Определяя размер компенсации морального вреда и приходя к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца <...>, суд первой инстанции верно руководствовался требованиями разумности и справедливости, учитывая характер нравственных страданий и фактические обстоятельства дела. Оснований для изменения размера компенсации морального вреда либо отказа в ее взыскании судебная коллегия по доводам апелляционной жалобы ответчика не усматривает.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции при рассмотрении заявленного спора правильно установил юридически значимые для дела обстоятельства, произвел полную и всестороннюю оценку представленных сторонами доказательств по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применил нормы материального права, подлежащие применению к возникшим правоотношениям, и постановил законное и обоснованное решение при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 19.02.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Взыскание премии > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 17.05.2016 № 33-8458/2016