Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Московского городского суда от 04.03.2016 № 33-5904/16


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


С работницей был заключен срочный трудовой договор на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Срок действия договора истек в период беременности работницы. Обратившись к работодателю с медицинской справкой и заявлением о продлении договора, работница получила отказ и была уволена по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ, поскольку у работодателя отсутствовали вакантные должности, на которые работница могла быть переведена. Увольнение признано незаконным в части даты прекращения трудового договора. Суд указал, что работодатель обязан был при предоставлении работницей медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 18.01.2017 № 33-495/2017
Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 12.12.2014 № 33-7968

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 20.08.2015 № 33-12296/2015
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 19.03.2015 № 33-3387/2015
Апелляционное определение Челябинского областного суда от 18.09.2014 № 11-9839/2014
Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 05.09.2014 № 33-4859/2014
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда № 33-14057

Судья Потапенко С.В.

Дело № 33-5904/16

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

4 марта 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего судьи Дегтеревой О.В.,
судей Лобовой Л.В., Нестеровой Е.Б.,
при секретаре С.,
с участием прокурора Левенко С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Нестеровой Е.Б. дело по апелляционной жалобе К. на решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 04.09.2015 г., по которому постановлено:
В иске К. к ПАО "***" о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, об обязании продлить срочный трудовой договор, компенсации морального вреда - отказать,

УСТАНОВИЛА:

К. обратилась в суд с иском к ПАО "***" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, об обязании продлить срочный трудовой договор, компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, работала в ПАО "***" с *** г. в должности менеджера по продажам и обслуживанию юридических лиц на основании срочного трудового договора. *** г. была уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора. Свое увольнение полагает незаконным, поскольку на момент увольнения находилась в состоянии беременности, о чем поставила в известность работодателя. Ответчик нарушил ее права, предоставленные ей ст. 261 ТК РФ как беременной женщине. Срок действия трудового договора до окончания беременности работодателем не продлен. Вакантные должности ей не предлагались.

Представитель истца по доверенности Ю. в судебное заседание явился, иск поддержал, представители ответчика по доверенности Т., Д. в судебном заседании иск не признали, по мотивам, изложенным в письменном возражении на иск (л.д. 109 - 111) указывая, что увольнение было обосновано, установленный законом порядок увольнения соблюден, у ответчика отсутствовали вакантные должности, которые могли быть предложены истцу с учетом состояния ее здоровья.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого как незаконного просит в апелляционной жалобе К., ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права при рассмотрении дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителей сторон, поддержавших свои позиции по делу, заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей, что решение суда подлежит отмене в части отказа в иске о признании увольнения незаконным до окончания периода нетрудоспособности в связи с отпуском истицы по беременности и родам, изменении даты увольнения, взыскании заработка за период до окончания отпуска по беременности и родам, компенсации морального вреда, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 58 ТК РФ, срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

Статьей 59 ТК РФ предусмотрено, что срочный трудовой договор заключается на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

Согласно ст. 79 ТК РФ, срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

В соответствии со ст. 261 ТК РФ, в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности.

Как следует из материалов дела, с *** г. К. осуществляла трудовую деятельность в Операционном офисе "***" Приволжского филиала ОАО "***" в должности *** на основании срочного трудового договора N *** от *** (л.д. 147 - 151).

На основании дополнительного соглашения от *** г. к трудовому договору N *** от ***, должность истицы изменена на ***.

Дополнительным соглашением от 05.*** г. к трудовому договору N *** от *** предусмотрено, что договор заключен на время отсутствия основного работника М. и действует до выхода на работу основного работника, вступает в силу с момента подписания сторонами.

Как усматривается из материалов дела, в письменном заявлении от *** г. М. просит отпуск по уходу за ребенком прервать в связи с выходом на работу, первым рабочим днем считать *** (л.д. 160).

Приказом N *** от *** М. отозвана из отпуска по уходу за ребенком с ***. Основанием издания приказа явилось заявление работника от 20.04.2015. С приказом М. ознакомлена под роспись *** г. (л.д. 161).

Приказом N *** от *** К. уволена *** на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора. С приказом истец ознакомлена под роспись *** (л.д. 146).

Материалами дела подтверждено, что истица в период своей работы обращалась к руководству с заявлениями, в которых ставила работодателя в известность о своей беременности и просила в связи с этим продлить срок трудового договора до окончания беременности либо рассмотреть вопрос о переводе на имеющуюся вакантную должность. Данное обстоятельство ответчик в ходе рассмотрения дела не отрицал.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что часть 3 ст. 261 ТК РФ предусматривает возможность увольнения женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать ей все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Как указал суд, по смыслу ч. 1 ст. 59 ТК РФ, срок трудового договора на время исполнения обязанностей отсутствующего работника ставится в зависимость от времени возвращения отсутствующего работника к исполнению своих трудовых обязанностей.

Как указал суд, части 3 ст. 261 Трудового кодекса РФ закреплена специальная норма, регулирующая вопрос прекращения трудового договора с беременными женщинами, заключившими срочный трудовой договор на период исполнения обязанности отсутствующего работника.

Поскольку трудовой договор заключен с истцом на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, то требования истца об обязании ответчика продлить действия срочного трудового договора до окончания беременности суд посчитал не подлежащими удовлетворению.

С таким выводом суда коллегия не может согласиться, поскольку данный вывод сделан на основании неправильного толкования и применения судом норм материального.

Как полагает коллегия, положения части 3 ст. 261 ТК РФ должны толковаться и применяться в системной взаимосвязи с частью 2 данной статьи, согласно которой, в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, а при предоставлении ей в установленном порядке отпуска по беременности и родам - до окончания такого отпуска. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, предоставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Таким образом, применительно к данной ситуации ответчик обязан был при предоставлении истицей медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, а при предоставлении истице отпуска по беременности и родам - до окончания такого отпуска.

Поскольку работодателем данное требование закона исполнено не было, коллегия приходит к выводу о том, что увольнение истицы в части даты прекращения трудового договора - *** г. - является незаконным.

В связи с неправильным применением судом норм материального права при разрешении спора решение суда в части отказа К. в иске об изменении даты увольнения, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда не может быть признано законным и обоснованным, в силу чего в указанной части подлежит отмене.

Из представленного истицей на заседание судебной коллегии копии листка нетрудоспособности следует, что отпуск по беременности и родам К. завершен *** г. Следовательно, дата увольнения истицы должна быть изменена на *** г.

Исходя из размера среднедневного заработка истицы, указанного в справке, представленной ответчиком, - *** руб. *** коп. - за период с *** г. по *** г. с ответчика в ее пользу подлежит взысканию заработок в размере *** руб. *** коп.

В силу ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Поскольку ответчиком допущено нарушение трудовых прав истицы, связанное с ее незаконным увольнением, с ответчика в пользу К. подлежит взысканию компенсация морального вреда, размер которой, судебная коллегия, с учетом конкретных обстоятельств дела, степени вины работодателя, определяет в сумме *** руб.

Оснований для восстановления К. на работе коллегия не усматривает, поскольку в ходе рассмотрения дела установлен факт заключения с ней срочного трудового договора на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, срок договора истек в связи с выходом на работу основного работника, вакантных должностей в структурном подразделении, в котором работала истица, на момент ее увольнения не имелось. Поэтому таких нарушений трудового законодательства, которые влекут незаконность увольнения истицы и ее восстановление на работе, суд обоснованно не усмотрел, в связи с чем, оснований для отмены решения в данной части и для удовлетворения иска о восстановлении истицы на работе не имеется.

При таких обстоятельствах решение суда подлежит частичной отмене. Руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 04.09.2015 г. отменить в части отказа К. в иске об изменении даты увольнения, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда. Изменить дату увольнения К. из ПАО "***" на *** г. Взыскать с ПАО "Промсвязьбанк" в пользу К. заработную плату за период с *** г. по *** г. в сумме *** руб. *** коп., компенсацию морального вреда - *** руб. В остальной части решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Московского городского суда от 04.03.2016 № 33-5904/16