Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Московского городского суда от 18.01.2017 № 33-495/2017


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


С работницей был заключен срочный трудовой договор на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, который был расторгнут по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с выходом этого работника на работу. На момент увольнения работница была беременна. Увольнение признано незаконным
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 04.03.2016 № 33-5904/16
Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 12.12.2014 № 33-7968

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 20.08.2015 № 33-12296/2015
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 19.03.2015 № 33-3387/2015
Апелляционное определение Челябинского областного суда от 18.09.2014 № 11-9839/2014
Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 05.09.2014 № 33-4859/2014
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда № 33-14057


МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 33-495/2017

18 января 2017 г.

Судья суда первой инстанции Новикова О.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего Климовой С.В.,
судей Зыбелевой Т.Д., Дегтеревой О.В.,
при секретаре Ф.,
с участием прокурора Левенко С.В.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Зыбелевой Т.Д. дело по апелляционной жалобе представителя истца М. по доверенности А.Е.Р. на решение Останкинского районного суда г. Москвы от 03 августа 2016 года по гражданскому делу по иску М. к Федеральному государственному унитарному предприятию "Телевизионный технический центр "Останкино" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛА:

Истец М. обратилась в суд с иском к ответчику Федеральному государственному унитарному предприятию "Телевизионный технический центр "Останкино", в котором просит восстановить ее на работе в должности администратора в службу приема, размещения и работы с клиентами, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в размере 800 000 руб.

В обоснование заявленных требований истец указала на то, что она состояла в трудовых отношениях с ФГУП "ТТЦ "Останкино", занимала должность администратора в службе приема, размещения и работы с клиентами в соответствии со срочным трудовым договором от 28 февраля 2014 года, который заключен на время отсутствия основного работника.

29 марта 2016 года истец сообщила главному администратору службы приема и размещения клиентов А.Е.Г. и сотруднику отдела кадров У. в устной форме о своей беременности и в период с 31 марта по 08 апреля 2016 года она находилась на стационарном лечении, однако, по выходу на работу узнала о своем увольнении в связи с выходом на работу основного работника. Истец полагает увольнение незаконным, поскольку на момент расторжения трудового договора она находилась в состоянии беременности, в нарушение положений ст. 261 ТК РФ ответчиком не предложены имеющиеся у работодателя вакантные должности.

В суде первой инстанции представитель истца - по доверенности А.Е.Р. просила об удовлетворении иска.

Представитель ответчика по доверенности Ш. возражал против удовлетворения иска.

Останкинским районным судом г. Москвы 03 августа 2016 года постановлено решение, которым отказано в удовлетворении иска.

На решение суда принесена апелляционная жалоба, в которой представитель истца просит об отмене решения, ссылаясь на неправильное толкование и применение норм материального права.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, выслушав пояснения представителя истца - по доверенности А.Е.Р., просившей об отмене решения и удовлетворении исковых требований, возражения представителя ответчика - по доверенности Ш., заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей отменить решение и исковые требования удовлетворить частично, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене, как постановленное с нарушением норм материального права, исковые требования подлежат частичному удовлетворению.

В соответствии с п. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 ст. 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. п. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении").

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли удовлетворению иск (п. 1 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Названным требованиям решение суда первой инстанции не отвечает.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции установлено, что истец М. на основании срочного трудового договора от 28 февраля 2014 года работала в ФГУП "ТТЦ "Останкино" в должности администратора в службе приема размещения и работы с клиентами.

Согласно п. 4.1 трудового договора истец М. принята на работу на период временного отсутствия работника П.

В связи с заявлением П. от 30 марта 2016 года о выходе из отпуска по уходу за ребенком с 02 апреля 2016 года и приказом (*******) отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет П., приказом (*******) истец М. уволена с работы 01 апреля 2016 года на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, по истечении срока трудового договора в связи с досрочным выходом основного работника.

Согласно медицинским справкам от 30 марта 2016 г. и от 07 апреля 2016 года на указанные даты срок беременности истицы составлял 18 - 19 недель (л.д. 21, 22).

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал на то, что заключенный срочный трудовой договор с истицей правомерно расторгнут в связи с выходом на работу основного работника, процедура расторжения срочного трудового договора ответчиком соблюдена, а правила продления трудового договора с беременной женщиной в данном случае не применяются, так как договор с истицей заключен на период отсутствия основного работника, который вышел на работу.

С такими выводами суда первой инстанции нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса РФ, срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу (ч. 3 ст. 79 ТК РФ).

Рассматривая заявленные исковые требования, суд первой инстанции руководствовался приведенными выше положениями, однако, установив, что истица на период увольнения являлась беременной, суду следовало применить нормы материального права, регулирующие труд женщин и лиц с семейными обязательствами.

Согласно ст. 261 Трудового кодекса РФ, расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуального предпринимателя.

В случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, а при предоставлении ей в установленном порядке отпуска по беременности и родам - до окончания такого отпуска. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, предоставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать ей все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Расторжение трудового договора с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, с одинокой матерью, воспитывающей ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет или малолетнего ребенка - ребенка в возрасте до четырнадцати лет, с другим лицом, воспитывающим указанных детей без матери, с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса.

Согласно разъяснениям, данным в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.01.2014 г. N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних", в силу части второй статьи 261 Трудового кодекса РФ срочный трудовой договор не может быть расторгнут до окончания беременности. Состояние беременности подтверждается медицинской справкой, предоставляемой женщиной по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца.

Срочный трудовой договор с беременной женщиной может быть расторгнут в случае его заключения на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможности ее перевода до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую она может выполнять с учетом состояния здоровья (часть третья статьи 261 ТК РФ). Срочный трудовой договор продлевается до окончания беременности женщины независимо от причины окончания беременности (рождение ребенка, самопроизвольный выкидыш, аборт по медицинским показаниям и др.). В случае рождения ребенка увольнение женщины в связи с окончанием срочного трудового договора производится в день окончания отпуска по беременности и родам.

В иных случаях женщина может быть уволена в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Таким образом, анализируя приведенные выше нормы материального права в их взаимосвязи, обязанность работодателя по продлению срока действия трудового договора до окончания беременности прямо предусмотрена трудовым законодательством.

Защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является согласно Конвенции Международной организации труда N 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" (заключена в г. Женеве 15 июня 2000 г.) общей обязанностью правительств и общества (преамбула).

По своей сути положения ч. 2 ст. 261 Трудового кодекса РФ являются трудовой льготой, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, учитывая, что на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции беременность истца окончилась рождением (******) ребенка, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда об отказе в удовлетворении исковых требований, с вынесением нового решения об изменении даты увольнения на дату окончания отпуска по беременности и родам, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 01 апреля по 03 декабря 2016 года, что предусмотрено ст. 394 Трудового кодекса РФ.

Согласно представленным в суд апелляционной инстанции листков нетрудоспособности, отпуск по беременности и родам истицы окончился 03 декабря 2016 года.

Рассчитывая заработную плату за время вынужденного прогула за период с 01 апреля 2016 года по 03 декабря 2016 года, судебная коллегия учитывает представленную ответчиком справку о том, что истица работала в порядке сменного режима работы с установлением суммированного учета рабочего времени. Средний часовой заработок истицы составляет 238 руб. 53 коп., за спорный период количество часов рабочего времени составляет 1 313 час., следовательно в счет заработной платы за время вынужденного прогула подлежит сумма 313 189 руб. 89 коп. (1 313 час. x 238 руб. 53 коп.).

Поскольку судебная коллегия пришла к выводу о вынесении по делу в указанной выше части нового решения, в соответствии с требованиями ст. 237 Трудового кодекса РФ, судебная коллегия также приходит к выводу о взыскании компенсации морального вреда.

Исходя из фактических обстоятельств дела, степени нарушения трудовых прав истца, требований разумности и справедливости, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в общем размере 15 000 руб., полагая заявленную ко взысканию истцом сумму данной компенсации в 800 000 руб. явно завышенной.

Вместе с этим, учитывая положения ст. 261 Трудового кодекса РФ, то обстоятельство, что с истицей заключен срочный трудовой договор и данный договор подлежит прекращению по окончании беременности, судебная коллегия не усматривает оснований для восстановления истца на работе и в этой части в иске надлежит отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Останкинского районного суда г. Москвы от 03 августа 2016 года отменить и постановить новое решение.

Признать увольнение М. 01 апреля 2016 года незаконным и изменить дату увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ с 01 апреля 2016 года на 03 декабря 2016 года с внесением соответствующей записи в трудовую книжку.

Взыскать с ФГУП "Телевизионный технический центр "Останкино" в пользу М. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 313 189 руб. 89 коп. (триста тринадцать тысяч сто восемьдесят девять руб. 89 коп.), компенсацию морального вреда - 15 000 руб. (пятнадцать тысяч руб.), в остальной части иска - отказать.

Взыскать с ФГУП "Телевизионный технический центр "Останкино" в бюджет г. Москвы государственную пошлину в размере 6 481 руб. 90 коп.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с истечением срока трудового договора > Апелляционное определение Московского городского суда от 18.01.2017 № 33-495/2017