Главная > Судебная практика > Увольнение по п.1 ч.1 ст.81 ТК РФ > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.05.2018 № 33-16407/2018 от 14.02.2017 № 33-297/2017


Услуги юриста по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Если работник не сообщил работодателю новый адрес жительства, то уведомление о предстоящем увольнении по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, посланное по адресу, указанному в трудовом договоре, считается полученным


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-297/2017

14 февраля 2017 г.

Судья: Попова Е.И.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:
председательствующего Птоховой З.Ю.
судей Параевой В.С. и Савельевой Т.Ю.
с участием прокурора Спассковой Т.А.
при секретаре П.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу С.Н. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2016 года по гражданскому делу N 2-2379/2016 по иску С.Н. к АО "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ", Санкт-Петербургскому филиалу ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, понуждении выдачи трудовой книжки и взыскании компенсации за несвоевременную выдачу трудовой книжки.

Заслушав доклад судьи Птоховой З.Ю., объяснения истицы С.Н., поддержавшей доводы жалобы, представителя ответчика АО "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" - С.Ю., возражавшего против доводов жалобы, заключение прокурора Спассковой Т.А., полагавшей решение подлежащим частичному изменению, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

С.Н. обратилась во Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ", Санкт-Петербургскому филиалу ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" в котором с учетом уточненных в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации требований просила признать ее увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового Кодекса Российской Федерации незаконным, восстановить на работе, взыскать с ответчика Санкт-Петербургского филиала ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" компенсацию за время вынужденного прогула с 08 октября 2015 года на день вынесения решения суда в размере 626 882,58 руб., а также компенсацию за задержку выдачи трудовой книжки за период с 16 октября 2015 года на дату получения трудовой книжки 16 февраля 2016 года в размере 296 944,38 руб. (л.д. 79-80 том 2).

В обоснование заявленных требований указала, что с 02 июля 2012 года работала в должности <...>. С 07 октября 2015 года истица уволена по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового Кодекса Российской Федерации по факту прекращения деятельности Ленинградского филиала. По мнению истицы, фактически ликвидации организации не произошло, а произошла реорганизация обособленных структурных подразделений Предприятия, расположенных в одной местности. Также истица указывает, что работодатель об увольнении должен был известить ее письменно, направив уведомление по месту жительства в Санкт-Петербурге, где она проживает с 2008 года, однако никакого уведомления на момент увольнения истица не получала. С момента, когда истице стало известно об увольнении, она обратилась в Санкт-Петербургский филиал с заявлением о выдаче трудовой книжки своему представителю, на основании нотариально удостоверенной доверенности, с представлением нотариальной копии данной доверенности, однако в выдаче трудовой книжки было отказано, со ссылкой на устный запрет от Управления по работе с персоналом ЦА Предприятия (л.д. 11-15 том 1).

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2016 года исковые требования С.Н. удовлетворены частично.

С ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" в пользу С.Н. взыскана денежная компенсация за задержку выдачи трудовой книжки в размере 80 393,22 руб., компенсация морального вреда в размере 5 000 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Этим же решением с ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" в доход бюджета Санкт-Петербурга взыскана государственная пошлина в размере 2 911,79 руб.

В апелляционной жалобе С.Н. просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального права.

Определением Санкт-Петербургского городского суда от 14 февраля 2017 года произведена замена ответчика с ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" на АО "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ".

Обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что 01 октября 2002 года между С.Н. и дочерним предприятием ФГУП "Калининградский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости" заключен трудовой договор N 10/к, согласно которому С.Н. принята на работу на должность <...> (л.д. 16-18 том 1).

Согласно дополнительному соглашению к трудовому договору от 02 февраля 2004 года С.Н. была переведена на работу в филиал ФГУП "Ростехинвентаризация" по Калининградской области (л.д. 19-20 том 1).

В соответствии с дополнительным соглашением к трудовому договору от 02 октября 2006 года истица была переведена на должность <...> в Представительство ФГУП "Ростехинвентаризация" в Северо-Западном федеральном округе (л.д. 22-23 том 1).

Дополнительным соглашением к трудовому договору от 25 сентября 2007 года С.Н. переведена на работу в Представительство ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" в Северо-Западном федеральном округе (л.д. 25-26 том 1).

Согласно дополнительному соглашению к трудовому договору от 29 июня 2012 года С.Н. принята на работу в Ленинградский филиал ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" (л.д. 30), что в том числе подтверждается трудовым договором от 29 июня 2012 года (л.д. 31-35 том 1). При этом, работнику была установлена оплата труда в размере <...> руб. (п. 5.1. Трудового договора).

Как установлено судом, Ленинградский филиал ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" являлось филиалом ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ".

ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" 27 февраля 2015 года был издан приказ N 115 о прекращении деятельности Ленинградского филиала ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" (л.д. 41-44 том 1). Из указанного приказа следует о принятии решения о прекращении деятельности филиала с 30 июня 2015 года, а также проведении всех предусмотренных законом процедур по ликвидации филиала юридического лица.

Разрешая заявленные требования в части признания увольнения С.Н. по основаниями п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным и восстановлении на работе суд первой инстанции исходил из того, что процедура увольнения была соблюдена ответчиком и пришел к выводу об отказе в удовлетворении указанных требований. Судебная коллегия с данным выводом суда соглашается.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

В п. 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (разъяснено, что основанием для увольнения работников по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации может служить решение о ликвидации юридического лица, то есть решение о прекращении его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, принятое в установленном законом порядке (ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц (п. 9 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Факт ликвидации Ленинградского филиала ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" и внесения сведений об этом подтвержден документально (л.д. 206, т. 1).

Таким образом, у ответчика имелось основание для расторжения с С.Н. трудового договора в связи с ликвидацией организации, соответственно доводы апелляционной жалобы, свидетельствующие об обратном, подлежат отклонению.

Доводы апелляционной жалобы С.Н. о нарушении ответчиком процедуры увольнения судебная коллегия во внимание не принимает, и исходит из следующего.

Из материалов дела следует, что Санкт-Петербургским филиалом ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" 04 марта 2015 года в адрес истицы было направлено уведомление о предстоящем расторжении трудового договора (увольнении) в связи с прекращением деятельности филиала, а также штатное расписание Санкт-Петербургского филиала ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" (л.д. 9-24, т. 2), что подтверждается штампом почтового отделения на конверте (л.д. 30 том 2).

Письмом от 16 марта 2015 года ответчик Санкт-Петербургский филиалом ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" направил истице предложение другой работы с приложением списка вакансий.

Указанное предложение с приложенными документами было направлено 17 марта 2015 года, что подтверждается штампом почтового отделения на конверте (л.д. 46, т. 2).

Повторное предложение с приложением списка вакансий другой работы было направлено истице 25 мая 2015 года (л.д. 47-61, т. 2).

Указанные документы направлялись ответчиком по месту регистрации С.Н. по адресу: <адрес>., что подтверждается копией паспорта истицы (л.д. 144-145).

Из представленной копии свидетельства N 129 от 11 февраля 2014 года, следует, что на период с 11 февраля 2014 года по 11 февраля 2016 года истица имеет регистрацию по месту пребывания по адресу: <адрес> (л.д. 65 том 2).

Истица в обоснование своих доводов о нарушении процедуры увольнения ссылалась на то, что ответчику было известно о месте ее проживания в Санкт-Петербурге, поскольку ей выдавалась справка о доходах, в которой в том числе был указан ее адрес проживания в Санкт-Петербурге (л.д. 184-188 том 1). На эти же обстоятельства истица ссылается и в апелляционной жалобе.

Доводы апелляционной жалобы о том, что о месте проживания в Санкт-Петербурге работодателю было известно, что подтверждается в том, числе показаниями свидетеля <...> судебная коллегия отклоняет, учитывая, что указанный свидетель подтвердил лишь, то, что сведения о регистрации были внесены в справку о доходах с устных сведений истицы, в то время, как из представленной копии личной карточки работника (л.д. 130-138 том 1), усматривается адрес истицы: <адрес>, который также указан в трудовом договоре.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что истицей не представлено достоверных доказательств извещения работодателя о месте проживания в Санкт-Петербурге является правильным.

При этом, учитывая, что с января 2015 года С.Н. отсутствовала на работе, в связи с нахождением в отпуске, то есть вручить направленные документы лично ей не представлялось возможным, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении требования С.Н. о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе.

Довод апелляционной жалобы об ошибочном выводе суда о том, что, что действующим законодательством не предусмотрено восстановление работника в той должности и у того же работодателя, учитывая, что юридическое лицо у которого работала истица ликвидировано заслуживает внимания судебной коллегии, однако не является основанием для удовлетворения исковых требований С.Н. о восстановлении на работе.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Пункте 60 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе. При невозможности восстановления его на прежней работе вследствие ликвидации организации суд признает увольнение незаконным, обязывает ликвидационную комиссию или орган, принявший решение о ликвидации организации, выплатить ему средний заработок за все время вынужденного прогула. Одновременно суд признает работника уволенным по пункту 1 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации.

Вместе с тем в указанном пункте разъясняется позиция суда в случаях, когда он признает увольнение незаконным, в рассматриваемом же случае, как уже было указано выше, основания для признания увольнения незаконным отсутствуют.

В соответствии с абз. 8 ст. 165 Трудового кодекса Российской Федерации помимо общих гарантий и компенсаций, предусмотренных настоящим Кодексом (гарантии при приеме на работу, переводе на другую работу, по оплате труда и другие), работникам предоставляются гарантии и компенсации в случае задержки по вине работодателя выдачи трудовой книжки при увольнении работника.

В силу ст. 234 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, внесения в трудовую книжку неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

Согласно п. 35 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2003 г. N 225 при задержке выдачи работнику трудовой книжки по вине работодателя, внесении в трудовую книжку неправильной или не соответствующей федеральному закону формулировки причины увольнения работника работодатель обязан возместить работнику не полученный им за все время задержки заработок. Днем увольнения (прекращения трудового договора) в этом случае считается день выдачи трудовой книжки. О новом дне увольнения работника (прекращении трудового договора) издается приказ (распоряжение) работодателя, а также вносится запись в трудовую книжку.

Исходя из правового смысла закона, работодатель несет ответственность за несвоевременную выдачу трудовой книжки. Если по своей вине работодатель не выдал трудовую книжку в день прекращения трудового договора, то у него возникает корреспондирующая обязанность возместить работнику не полученный им заработок за все время задержки выдачи трудовой книжки, при этом средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула рассчитывается в соответствии со ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации.

Трудовая книжка не была выдана С.Н. при увольнении, а была получена истицей только в ходе рассмотрения дела <дата>, что отражено, в том числе в протоколе судебного заседания (л.д. 168 том 1), и не оспаривается ответчиком.

Разрешая исковые требования истицы о взыскании с ответчика компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, суд первой инстанции правильно исходил из того, что законодатель связывает возможность наступления материальной ответственности работодателя перед работником за задержку выдачи трудовой книжки с наличием виновного поведения самого работодателя.

Поскольку судом установлено неправомерное поведение работодателя, которое рассмотрено судом как незаконное лишение работника возможности трудиться, суд первой инстанции правомерно возложил на работодателя обязанность по возмещению причиненного материального ущерба.

Соглашаясь с выводом суда о правомерности требований истицы о взыскании с ответчика среднего заработка за задержку в выдаче трудовой книжки, судебная коллегия не может согласиться с его расчетом, поскольку расчет среднедневного заработка противоречит ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации, а также Положению об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.12.2007 года N 922.

Пунктом 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 предусмотрено, что средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 Трудового кодекса Российской Федерации. Поскольку Кодекс (статья 139) установил единый порядок исчисления средней заработной платы для всех случаев определения ее размера, в таком же порядке следует определять средний заработок при взыскании денежных сумм за время вынужденного прогула, вызванного задержкой выдачи уволенному работнику трудовой книжки (статья 234 Трудового кодекса Российской Федерации), при вынужденном прогуле в связи с неправильной формулировкой причины увольнения (часть восьмая статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации), при задержке исполнения решения суда о восстановлении на работе (статья 396 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом необходимо иметь в виду, что особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного статьей 139 Кодекса, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (часть седьмая статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Согласно п. 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922, средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате. Средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные отпуска, исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 настоящего Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней.

Из справок 2-НДФЛ следует, что исходя из периода работы С.Н. у ответчика для расчета среднего дневного заработка подлежат включению 3 последних месяца 2014 года и количество рабочих дней (46), поскольку в 2015 году фактически отработанных дней у истицы не было по причине отпусков и временной нетрудоспособности. Соответственно средний дневной заработок истицы составит 3665,98 руб., исходя из расчета (23 913,04 + 39722,22 + 105000 = 168635,26 / 46 = 3665,98 руб.).

Таким образом, с ответчика в пользу истицы подлежит взысканию компенсация за задержку выдачи трудовой книжки в размере 269 944,38 = 3665,98 * 81 (количество дней просрочки с 16 октября 2015 года (15 октября было подано заявление о выдаче трудовой книжки) по 16 февраля 2016 года (получение истицей трудовой книжки).

Решение суда в данной части подлежит соответствующему изменению.

С учетом нарушения ответчиком трудовых прав истицы по выдаче трудовой книжки, в соответствии с ч. 1 ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме, определяемой соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Пункт 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 предусматривает, учитывая, что Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Факт нарушения ответчиком трудовых прав истицы установлен материалами дела, в связи с чем, суд обоснованно взыскал с ответчика компенсацию морального вреда, определив ее в размере 5 000 руб. с учетом обстоятельств дела, требований разумности и справедливости.

Изменяя решение суда первой инстанции в части размера взысканной компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда в части взыскания расходов по госпошлине также подлежит изменению.

С учетом изложенного и положений ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с ответчика в доход бюджета Санкт-Петербурга подлежит взысканию государственная пошлина пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в размере 6 469,44 руб.

В остальной части решение суда, как постановленное в соответствии с исследованными судом доказательствами, на основании их надлежащей оценки, при соблюдении судом норм материального и процессуального права, подлежит оставлению без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2016 года в части взыскания компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, государственной пошлины изменить.

Взыскать с АО "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" в пользу С.Н. компенсацию за задержку выдачи трудовой книжки в размере 296 944, 38 руб.

Взыскать с АО "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" в доход бюджета государственную пошлину в размере 6 469,44 руб.

В остальной части решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2016 года оставить без изменения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.1 ч.1 ст.81 ТК РФ > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.05.2018 № 33-16407/2018 от 14.02.2017 № 33-297/2017