Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 02.02.2016 № 33-1787/2016


Юрист по трудовому праву в Москве

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

+7 (903) 219 00 24


Работник отсутствовал на работе по болезни. Выйдя на работу, не сообщил об уважительной причине своего отсутствия и не предоставил работодателю листок нетрудоспособности. Был уволен за прогул. Увольнение признано правомерным, поскольку работник злоупотребил правом, не сообщив об уважительной причине остутствия и не предоставив соответствующие документы
Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 24.06.2014 № 33-22374
Кассационное определение Самарского областного суда от 01.03.2012 № 33-1437/2012

Противоположная позиция:
Апелляционное определение Самарского областного суда от 17.07.2014 № 33-6919/2014
Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 17.05.2012 № 33-4749/12


судья суда первой инстанции: Удов Б.В.

Дело № 33-1787/2016

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

2 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего Дегтеревой О.В.
и судей Пильгановой В.М., Мызниковой Н.В.,
с участием прокурора Левенко С.В.,
при секретаре Ф.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 22 июля 2015 года, которым постановлено:
Восстановить А.А.В. в должности директора но продажам в Российской Федерации Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве с 30 марта 2015 года.
Взыскать с Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве в пользу А.А.В. оплату времени вынужденного прогула в размере 1 810 252 руб. 29 коп., компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 1 387 846 руб. 20 коп., компенсацию морального вреда в размере 5000 руб., судебные расходы в размере 53 173 руб. 60 коп., всего взыскать 3 256 272 руб. 09 коп., из которых 999 999 руб. взыскать после вынесения решения суда, 2 256 273 руб. 09 коп. - после вступления решения суда в законную силу.
Решение суда в части восстановления А.А.В. в должности директора по продажам в Российской Федерации Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве с 30 марта 2015 года и выплате заработной платы в размере 999 999 руб. подлежит немедленному исполнению.
Взыскать с Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве в доход государства госпошлину в размере 28 481 руб.,

УСТАНОВИЛА:

Истец А.А.В. обратился в Савеловский районный суд г. Москвы с иском к ответчику Представительству акционерного общества "Медиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Требования мотивированы тем, что он с 01 апреля 2013 года работал у ответчика в должности Директора по продажам в Российской Федерации. 14 апреля 2015 года на основании письма главы Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" Л.О.Е. о прекращении с ним трудовых отношений, он не был допущен, службой охраны на свое рабочее место в офисное помещение по адресу: г. Москва, ул. Трубная, 12, БЦ Миллениум. Впоследствии ему стало известно об увольнении за прогулы 5, 6 и 10 марта 2015 года. Данное увольнение полагал незаконным, поскольку в указанный период он находился на листе нетрудоспособности, о чем руководство компании надлежащим образом им было поставлено в известность. Кроме того, полагал, что ответчиком нарушен порядок увольнения, поскольку не произведен полный расчет за отработанное время.

В суде первой инстанции истец и его представитель по доверенности Ч.Л.Р. исковые требования поддержали в полном объеме; представители ответчика по доверенности Г.М.А., М.В.А. просили в удовлетворении заявленных требований отказать, указывая, что 5, 6 и 10 марта 2015 года истец отсутствовал на рабочем месте в течение всего рабочего дня, о факте нахождения на листе нетрудоспособности истец руководителя компании не уведомлял и отказался от дачи объяснений по сложившейся ситуации, в связи с чем был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

Суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Представительство акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве ставит вопрос об отмене решения и принятии нового решения об отказе А.А.В. в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителей Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве по доверенности Г.В.О., М.В.А., возражения А.А.В., его представителя Ч.Л.Р., заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие основания для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, имеются.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что А.А.В. приказом Представительства АО "Сол Медиа" (Испания) в г. Москве от 01 апреля 2013 года №.. на основании трудового договора от 01 апреля 2013 года № .../13 был принят с 01 апреля 2013 года на работу в Представительство АО "Сол Медиа" (Испания) в г. Москве на должность... с окладом 333 333 руб. 00 коп. (л.д. 80).

Приказом Представительства АО "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве № ..-к от 30 марта 2015 года действие трудового договора от 01 апреля 2013 года № ../13 прекращено, а А.А.В. был уволен по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул, то есть отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня. В качестве основания увольнения указаны служебные записки от 06 и 10 марта 2015 года, уведомление от 11 марта 2015 года, акт об отсутствии письменных объяснений от 30 марта 2015 года. С данным приказом истец в день увольнения не ознакомлен из-за отсутствия на рабочем месте, о чем на приказе сделана соответствующая запись, как того требует ч. 2 ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации (л.д. 68).

Удовлетворяя исковые требования А.А.В. о восстановлении в должности директора по продажам в Российской Федерации Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в г. Москве и взыскивая заработок за период вынужденного прогула, суд первой инстанции пришел к выводу, что увольнение было произведено с нарушением установленного порядка, поскольку истец 05, 06 и 10 марта 2015 года отсутствовал на рабочем месте по уважительной причине, в связи с нетрудоспособностью. При этом суд первой инстанции исходил из того, что истец сообщил о своей нетрудоспособности работодателю 03 марта 2015 года по электронной почте, а 13 марта 2015 года направил копию листка нетрудоспособности работодателю почтовой корреспонденцией по юридическому адресу работодателя, приняв в качестве доказательства направления листка нетрудоспособности, представленную истцом квитанцию с описью вложения, не приняв во внимание доводы ответчика о том, что указанная корреспонденция в их адрес не поступала.

Однако с данными выводами суда первой инстанции не может согласиться судебная коллегия.

В соответствии с пп. "а" п. 6 ч. 1 и ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Согласно ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В силу п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, как и запрещение дискриминации при осуществлении прав и свобод, в полной мере распространяются на сферу трудовых отношений.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

В данном случае под злоупотреблением правом следует понимать именно злоупотребление материальным правом в трудовых отношениях, то есть умышленные недобросовестные действия (бездействие) работника при реализации трудовых прав.

Как указывалось выше, поводом для увольнения истца послужило его отсутствие на работе 05, 06 и 10 марта 2015 года, что подтверждено служебными записками Главы представительства Л.О.Е. от 06 марта 2015 года и коммерческого агента П.Л.Ю. от 10 марта 2015 года (л.д. 55, 56), актом от 10 марта 2015 года об отсутствии истца на рабочем месте 10 марта 2015 года в течение всего рабочего дня (л.д. 52).

До наложения на истца указанного дисциплинарного взыскания в виде увольнения в соответствии с пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации уведомлением от 11 марта 2015 года от истца было затребовано объяснение о причинах его отсутствия на рабочем месте 05, 06 и 10 марта 2015 года, от ознакомления и подписания уведомления истец отказался, в связи с чем оно было зачитано ему вслух, о чем был составлен соответствующий акт (л.д. 59, 60).

Данное обстоятельство подтвердил в суде первой инстанции допрошенный 15 июля 2015 года в качестве свидетеля Уполномоченный представитель акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" Л.О.Е., который также показал, что 11 марта 2015 года он находился в офисе представительства по адресу: г. Москва, ул. Трубная, д. 12, при встрече с А.А.В. последний не сообщал ему о том, что 05, 06 и 10 марта 2015 года он был нетрудоспособен и листок нетрудоспособности не представил. Кроме того, из показаний Л.О.Е. усматривается, что электронное сообщение о нетрудоспособности истца в его адрес не поступало, почтовое отправление с листком нетрудоспособности истца в офис представительства также не поступало. Также Л.О.Е. пояснил, что в офис можно пройти как по карточки, так без ее предъявления, поскольку сотрудники охраны знают сотрудников в лицо. Данные показания были оглашены в судебном заседании 22 июля 2015 года в порядке ст. 180 ГПК Российской Федерации. (л.д. 153 - 154, 220).

От предоставления объяснений по факту своего отсутствия на рабочем месте А.А.В. также отказался, о чем 30 марта 2015 года был составлен акт (л.д. 61).

Суд первой инстанции, принимая во внимание в качестве доказательства направления ответчику 13 марта 2015 года копии листка нетрудоспособности представленную истцом квитанцию (л.д. 104), необоснованно отверг представленное представителем ответчика письмо УФПС г. Москвы - филиала ФГУП "Почта России" от 21 июля 2015 года № В-123, согласно которому в ходе проверки производственных документов отделения почтовой связи №... за 13 марта 2015 года установлено, что почтовые отправления с объявленной ценностью от отправителя А.А.В. в приеме не значится (л.д. 217). Из данного письма также следует, что в нарушение п. 31 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных приказом Министерства связи и массовых коммуникаций от 31 июля 2014 года № 234, в данной квитанции не указан вид почтового отправления, фамилия адресата (наименование юридического лица), наименование объекта почтовой связи места назначения, номер почтового отправления; в описи вложения не указан номер штрихового почтового идентификатора, как то предусмотрено п. 5.6 Порядка приема и вручения регистрируемых почтовых отправлений, утвержденного приказом ФГУП "Почта России" № 114-п от 17 мая 2012 года.

Указанные обстоятельства повторно подтверждены в письме УФПС г. Москвы - филиала ФГУП "Почта России" от 31 июля 2015 года, из которого помимо вышеизложенного следует, что согласно данным контрольных лент контрольно-кассовых машин ОПС Москва 115201 письмо с объявленной ценностью и описью вложения от 13 марта 2015 года на имя АО "Мелиа Хотелс Интернешнл, С.А." по адресу: 125040, г. Москва, ул. Скаковая, д. 17, стр. 1, в приеме не значится. По представленной копии квитанции была оказана услуга по продаже знаков почтовой оплаты - трех конвертов с литерой "А". Также из данного письма следует, что календарный штемпель, оттиск которого проставлен на описи вложения ф. 107, не является именной вещью ОПС Москва 115201 и не соответствует требованиям нормативных документов (л.д. 246 - 247).

Из объяснений А.А.В., данных в суде апелляционной инстанции, следует, что в почтовом отделении связи 13 марта 2015 года не работал компьютер, поэтому не могли отпечатать квитанцию по установленной форме, в связи с чем он попросил сотрудников почты поставить печать на описи вложений. Однако указанное обстоятельство не подтверждено какими-либо относимыми и допустимыми доказательствами, в связи с чем не принимается во внимание судебной коллегией. При этом истец не отрицал, что по представленной квитанции была произведена оплата стоимости марок и конвертов.

Таким образом, довод А.А.В. о том, что он 13 марта 2015 года направил копию листка нетрудоспособности в адрес работодателя почтовым отправлением, не нашел своего подтверждения.

Из объяснений истца, данных в суде апелляционной инстанции, следует, что 11 марта 2015 года листок нетрудоспособности за период с 03 марта 2015 года по 10 марта 2015 года он оставил в лотке для бумаг в офисе представительства, однако доказательств, подтверждающих данное обстоятельство, в материалах дела не имеется. При этом судебная коллегия отмечает, что истец не был лишен возможности передать листок нетрудоспособности 11 марта 2015 года непосредственно руководителю представительства Л.О.Е., который в указанный день истребовал от истца объяснение о причинах отсутствия на работе 05, 06 и 10 марта 2015 года.

Ссылка истца на то, что Л.О.Е. 11 марта 2015 года отсутствовал в офисе представительства, что, по его мнению, подтверждается электронными данными с контролера доступа входа-выхода в здание, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Трубная, дом 12, по месту нахождения офиса компании, несостоятельна, поскольку как следует из показаний свидетеля Л.О.Е. и из объяснений самого истца, данных в судебном заседании суда первой инстанции 23 июня 2015 года (л.д. 74), пройти в офис можно пройти и без предъявления магнитной карты.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что со стороны истца имело место злоупотребление правом, выразившееся в не сообщении работодателю о нетрудоспособности и в непредставлении листка нетрудоспособности работодателю.

При этом, судебная коллегия обращает внимание, что в данном случае бремя доказывания отсутствия признаков злоупотребления правом со стороны работника возложено на истца, однако, таких доказательств со стороны А.А.В. представлено не было.

Таким образом, у работодателя имелись основания для увольнения истца с работы по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Порядок применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения по указанному основанию, установленный ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком соблюден.

Также судебная коллегия не может согласиться с решением суда в части удовлетворения требований истца о взыскании компенсации за 78 дней неиспользованного отпуска за период работы с 2013 года по 2015 год в размере 1 387 846 руб. 20 коп., поскольку решение суда постановлено при неправильном применении ст. 127 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающей возможность выплаты компенсации за неиспользованный отпуск только при увольнении работника. Учитывая, что суд восстановил истца на работе, то оснований для взыскания компенсации за неиспользованный отпуск у суда первой инстанции не имелось, та как истец вправе был использовать ежегодный отпуск в натуре, и только лишь часть ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающая 28 календарных дней, по письменному заявлению истца могла быть заменена денежной компенсацией (ст. 126 Трудового кодекса Российской Федерации). Кроме того, судебная коллегия отмечает, что количество дней неиспользованного отпуска, а также размер среднедневного заработка для расчета компенсации определены судом неверно.

Соответственно при указанных обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований и для удовлетворения исковых требований истца о взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов.

Учитывая установленные обстоятельства, а также наличие злоупотребление правом со стороны истца, которое дает основание для отказа в удовлетворении заявленных исковых требований, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене с принятием нового решения об отказе А.А.В. в удовлетворении требований о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Что касается требований о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, то поскольку в иске о восстановлении на работе истцу отказано, то он лишен возможности реально использовать отпуск.

Разрешая данные требования, судом апелляционной инстанции установлено, что пунктом 4.2 Трудового договора предусмотрено предоставление истцу ежегодного оплачиваемого отпуска продолжительностью 35 календарных дней.

Ответчиком не представлено доказательств предоставления истцу ежегодного оплачиваемого отпуска в период его работы с 01 апреля 2013 года по 30 марта 2015 года, следовательно, истцом не использовано 75 календарных дней отпуска, в связи с чем ответчик в соответствии с требованиями ст. 127, 140 Трудового кодекса Российской Федерации должен был при увольнении А.А.В. выплатить ему компенсацию за указанные дни неиспользованного отпуска. Между тем, доказательств выплаты компенсации за неиспользованный отпуск ответчиком также не представлено, в связи с чем исковые требования о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск являются обоснованными.

В соответствии с ч. 3 ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации при любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

Согласно п. 10 Положения "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года № 922 (ред. от 15.10.2014) средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в календарных днях, и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за расчетный период, на 12 и на среднемесячное число календарных дней (29,3).

Согласно справке ответчика истцу за период с 01 апреля 2014 года по 30 марта 2015 года начислена заработная плата в размере 5 927 054 руб. 42 коп. (л.д. 299), исходя из которого средний дневной заработок истца для определения компенсации за неиспользованный отпуск составит 16 857 руб. 38 коп., а компенсация за 70 календарных дней неиспользованного отпуска - 1 180 016 руб. 60 коп. (16 857,38 x 70).

Поскольку в суде апелляционной инстанции нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца со стороны работодателя, выразившееся в невыплате истцу при увольнении компенсации за неиспользованный отпуск, то в соответствии с положениями ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, учитывая степень и характер данных нарушений, конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 5000 руб., полагая заявленную истцом ко взысканию сумму данной компенсации в размере 15 000 руб. явно завышенной.

На основании ст. 100 ГПК Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Судебная коллегия находит требование истца о взыскании с ответчика расходов на оплату услуг представителя подлежащим частичному удовлетворению, с учетом разумности, сложности, объема оказанных услуг, и полагает возможным взыскать с ответчика в пользу А.А.В. сумму в размере 15 000 руб.

Размер государственной пошлины, подлежащей взысканию с ответчика в доход бюджета города Москвы в соответствии с положениями ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации и ст. 103 ГПК Российской Федерации, учитывая, что истец освобожден от ее уплаты, составит 14 400 руб. 09 коп. (в том числе 300 руб. с требований неимущественного характера о компенсации морального вреда).

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 22 июля 2015 года отменить, принять по делу новое решение, которым исковые требования А.А.В. к Представительству акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" удовлетворить частично.

А.А.В. в иске к Представительству акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула - отказать.

Взыскать с Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в пользу А.А.В. компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 1 180 016 (Один миллион сто восемьдесят тысяч шестнадцать) руб., 60 коп., компенсацию морального вреда в размере 5000 (Пять тысяч) руб. 00 коп., судебные расходы в размере 15 000 (Пятнадцать тысяч) руб. 00 коп.

Взыскать с Представительства акционерного общества "Мелиа Хотелс Интернешнл" в доход бюджета города Москва государственную пошлину в размере 14 400 (Четырнадцать тысяч четыреста) руб. 09 коп.


Председательствующий

Судьи




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 02.02.2016 № 33-1787/2016