Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.11.2017 № 33-20400/2017



Подтверждением уважительной причины отсутствия на работе по причине болезни может быть не только листок нетрудоспособности, но и справка об освобождении от работы


СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 33-20400/2017

24 ноября 2017 г.

Судья Прядко А.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего судьи Колесниковой О.Г.,
судей Зоновой А.Е., Ивановой Т.С.,
при секретаре Б.А.А.,
с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Свердловской области Волковой М.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ч. к обществу с ограниченной ответственностью "Новолялинский целлюлозно-бумажный комбинат" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании утраченного заработка и компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе представителя ответчика Б.А.С. (доверенность N 6/17-НЦБК от 17.04.2017 сроком по 17.04.2018) на решение Новолялинского районного суда Свердловской области от 13.09.2017.

Заслушав доклад судьи Колесниковой О.Г., заключение прокурора Волковой М.Н., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ч. обратилась в суд с иском к ООО "Новолялинский целлюлозно-бумажный комбинат" (далее по тексту - Комбинат, ответчик) об оспаривании законности привлечения ее к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

В обоснование исковых требований указала, что с 15.02.2017 работала на Комбинате съемщиком 2 разряда в мешочном цехе, приказом от 19.06.2017 N 260/к к ней применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за отсутствие на рабочем месте 03 и 12 мая 2017 г. Увольнение полагала незаконным, поскольку в указанные даты прогулов не совершала, отсутствовала на рабочем месте по уважительной причине: в период с 27.04.2017 по 11.05.2017 находилась на стационарном лечении, а 12.05.2017 была на приеме в женской консультации, в подтверждение чего представила работодателю листок нетрудоспособности и справку об освобождении от работы. Кроме того, просила учесть, что в приказе от 19.06.2017 N 260/к изложены только обстоятельства, предшествовавшие увольнению, дата и основание увольнения со ссылкой на конкретную норму Трудового кодекса РФ в приказе отсутствуют.

На основании изложенного, с учетом последующего уточнения иска в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса РФ, Ч. просила признать увольнение незаконным, восстановить ее на работе в прежней должности, взыскать с ответчика в ее пользу заработную плату за время вынужденного прогула, начиная с 19.06.2017, а также компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб.

Представитель ответчика Б.А.С. иск не признал. Пояснил суду, что 03.05.2017 истец, действительно, отсутствовала на работе по болезни, указанная дата ошибочно внесена в приказ об увольнении в качестве дня прогула. Основанием для наложения дисциплинарного взыскания явился факт отсутствия истца на работе без уважительных причин 12.05.2017 в течение всей рабочей смены, что подтверждено составленным работодателем актом. Выданная врачом женской консультации справка об освобождении от работы об уважительности причин отсутствия истца на работе 12.05.2017 не свидетельствует, поскольку листок нетрудоспособности на указанную дату истцом не представлен. Процедура привлечения к дисциплинарной ответственности работодателем соблюдена, до применения взыскания у Ч. отобраны письменные объяснения, срок наложения взыскания, исчисляемый с даты обнаружения проступка, не нарушен.

Прокурор Колоколова Е.О. полагала исковые требования Ч. обоснованными и подлежащими удовлетворению ввиду недоказанности ответчиком факта отсутствия истца на работе без уважительных причин.

Решением Новолялинского районного суда Свердловской области от 13.09.2017 иск Ч. удовлетворен частично: приказ от 19.06.2017 N 260/к признан незаконным и истец восстановлена на работе в должности съемщика 2 разряда мешочного цеха Комбината; с ответчика в пользу истца взысканы средний заработок за время вынужденного прогула за период с 20.06.2017 по 12.09.2017 в размере 28641,94 руб. за вычетом предусмотренных законом налогов, компенсация морального вреда - 5 000 руб. Решение суда в части восстановления на работе и взыскания среднего заработка обращено к немедленному исполнению.

Представитель ответчика Б.А.С. в апелляционной жалобе выражает несогласие с постановленным судом решением, полагая его незаконным и необоснованным.

В возражениях на апелляционную жалобу истец Ч., прокурор Колоколова Е.О. просят оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу ответчика без удовлетворения.

Стороны о месте и времени апелляционного рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке ст. 113 Гражданского процессуального кодекса РФ (истец - СМС-извещением от 08.11.2017, ответчик - извещением на адрес электронной почты представителя Б.А.С., указанный в апелляционной жалобе, 07.11.2017), о причинах неявки не уведомили, ходатайств, препятствующих рассмотрению дела в данном судебном заседании, не заявили.

Судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ, определила о рассмотрении дела в отсутствие сторон.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из этих доводов (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ), судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения обжалуемого решения суда.

Судом установлено, следует из материалов дела (приказ о приеме на работу, трудовая книжка, трудовой договор N 857 от 15.02.2017 - л. д. 7, 9, 10), что с 15.02.2017 Ч. работала в мешочном цехе Комбината по профессии съемщика бумажного производства 2 разряда.

Приказом от 19.06.2017 N 260/к директора Комбината <...> на истца наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за прогул, совершенный 03 и 12 мая 2017 г. (л. д. 147, 148).

Удовлетворяя иск Ч. и признавая незаконным приказ о наложении на нее дисциплинарного взыскания от 19.06.2017 N 260/к, суд, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, руководствуясь положениями ст. 81 Трудового кодекса РФ, пришел к выводу о незаконности привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения ввиду недоказанности ответчиком факта совершения истцом вмененных ей в вину дисциплинарных проступков - прогулов 03 и 12 мая 2017 г.

Судебная коллегия находит такой вывод суда правильным.

В соответствии со ст. 192 Трудового кодекса РФ под дисциплинарным проступком, за совершение которого работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей. К дисциплинарным взысканиям, которые могут быть применены за совершение дисциплинарного проступка, относится, в том числе, увольнение по соответствующим основаниям, в том числе, предусмотренным п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Как разъяснено в п. 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ", неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.). К таким нарушениям, в частности, относится отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте.

Согласно подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работодателя в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В соответствии с ч. 1 ст. 91 Трудового кодекса РФ рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ относятся к рабочему времени.

Пунктом 1.3 трудового договора N 857 от 15.02.2017, заключенного между сторонами, предусмотрено, что работник, в том числе, обязан подчиняться внутреннему трудовому распорядку, принятому на Комбинате, выполнять другие обязанности, предусмотренные ст. 21 Трудового кодекса РФ.

Как пояснил представитель ответчика, оспариваемым приказом от 19.06.2017 N 260/к истцу вменено в вину нарушение трудовой дисциплины - прогул 12.05.2017, что выразилось в отсутствие истца в указанный день на рабочем месте без уважительных причин в течение всей рабочей смены.

В соответствии с п. п. 4.1, 4.3 трудового договора истцу установлен нормированный рабочий день с выходными днями по графику работы цеха. Как следует из неопровергнутых ответчиком пояснений истца, она работала по графику: два дня в первую смену - с 08:00 до 16:00, два дня во вторую смену - с 16:00 до 24:00.

Согласно акту об отсутствии работника на рабочем месте N 04/17 от 12.05.2017, истец отсутствовала на рабочем месте 12.05.2017 с 08:00 до 16:00, о своем отсутствии непосредственного руководителя не информировала (л. д. 90).

Факт невыхода на работу 12.05.2017 Ч. не оспаривала, однако настаивала, что отсутствовала на рабочем месте по уважительной причине, так как находилась на приеме в женской консультации и была освобождена врачом от работы в указанный день.

В силу приведенных выше положений Трудового кодекса РФ и разъяснений высшей судебной инстанции отсутствие истца на рабочем месте 12.05.2017 может быть расценено в качестве дисциплинарного проступка только при доказанности ответчиком неуважительности причин такого отсутствия.

Однако ответчик в нарушение положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ таких доказательств не представил.

Напротив, совокупность представленных истцом доказательств, которым судом дана соответствующая требованиям ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ и правильная по существу правовая оценка, подтверждает уважительность причин ее отсутствия на работе <...>.

Так, из представленной истцом справки б/н от 12.05.2017 за подписью врача ГБУЗ Свердловской области "Новолялинская районная больница" <...> следует, что 12.05.2017 Ч., действительно, находилась у него на приеме в женской консультации с диагнозом <...> (л. д. 75). Согласно отметке врача на справке, истец освобождается от работы на 12.05.2017. Данная справка была представлена истцом работодателю 18.05.2017 вместе с письменными объяснениями по факту отсутствия на работе, что представитель ответчика не отрицал.

Нахождение Ч. в спорный день на приеме в женской консультации, а также выдача ей справки об освобождении от работы на 12.05.2017 подтверждены также показаниями допрошенного судом в качестве свидетеля врача акушера-гинеколога <...>, ответом и.о. главного врача ГБУЗ Свердловской области "Новолялинская районная больница" на запрос работодателя от 23.05.2017 (л. д. 70). При этом свидетель <...> в ходе судебного заседания подтвердил, что в справке им, действительно, сделана запись о том, что на 12.05.2017 Ч. освобождается от работы.

Суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы ответчика о том, что невозможность выполнения трудовых обязанностей может быть подтверждена только листком нетрудоспособности и потому представленная истцом справка об освобождении от работы на 12.05.2017 не может являться надлежащим доказательством уважительности причины ее отсутствия на работе.

Приказом N 12 от 12.07.2017, изданным и.о. главного врача ГБУЗ Свердловской области "Новолялинская районная больница", врач акушер-гинеколог <...> привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за несоблюдение стандарта оказания медицинской помощи при <...>, <...>, а также нарушение порядка ведения медицинской документации, выразившееся в выдаче справки об освобождении от работы вместо листка нетрудоспособности при имеющемся заболевании, подтвержденном результатами УЗИ (л. д. 131).

Таким образом, выдача истцу справки об освобождении от работы вместо листка нетрудоспособности явилась следствием ненадлежащего ведения медицинской документации врачом акушером-гинекологом <...> и не может быть поставлена в вину истцу.

При указанных обстоятельствах, поскольку факт освобождения истца от работы на 12.05.2017 по медицинским показаниям подтвержден надлежащими доказательствами и ответчиком не опровергнут, притом что обязанность доказать наличие оснований для привлечения работника к дисциплинарной ответственности, т.е. факт совершения работником дисциплинарного проступка, лежит именно на работодателе, оснований для привлечения истца к дисциплинарной ответственности за совершение прогула 12.05.2017 у работодателя не имелось. Не было оснований расценивать в качестве прогула и отсутствие истца на работе 03.05.2017, поскольку материалами дела достоверно подтверждено, что в указанную дату истец была временно нетрудоспособна (листок нетрудоспособности - л. д. 16).

При таком положении, суд правомерно признал незаконным приказ о наложении на Ч. дисциплинарного взыскания в виде увольнения, соответственно, правильным, соответствующим требованиям ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса РФ, является и решение суда о взыскании в пользу истца среднего заработка за время вынужденного прогула, при определении размера которого суд исходил из представленной ответчиком справки о заработной плате истца и ее среднедневном заработке, которая истцом не оспорена и не опровергнута (л. д. 76).

Установив факт нарушения трудовых прав истца в связи с незаконным увольнением, чем истцу, безусловно, причинен моральный вред, суд в соответствии с ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса РФ, ст. ст. 151, 1101 Гражданского кодекса РФ пришел к правильному выводу о наличии оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд, учитывая фактические обстоятельства дела, характер причиненных истцу нравственных страданий, а также требования разумности и справедливости, счел необходимым удовлетворить требование истца о взыскании компенсации морального вреда частично, в сумме 5 000 руб. Определенный судом размер компенсации морального вреда судебная коллегия находит разумным и справедливым, соответствующим положениям ст. ст. 151, 1101 Гражданского кодекса РФ.

Доводов, которые бы свидетельствовали о наличии предусмотренных ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ оснований для отмены обжалуемого решения суда, апелляционная жалоба ответчика не содержит.

Нарушений судом норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судебная коллегия по материалам дела не усматривает.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Новолялинского районного суда Свердловской области от 13.09.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика - без удовлетворения.


Председательствующий
О.Г.КОЛЕСНИКОВА

Судьи
А.Е.ЗОНОВА
Т.С.ИВАНОВА




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.11.2017 № 33-20400/2017