Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 06.08.2018 № 33-25123/2018



Отсутствие на работе из-за болезни можно подтвердить справкой от врача, а не только больничным

« Истец, ссылаясь на наличие уважительной причины отсутствия на работе в период с 08 по 14 сентября 2017 г., представил работодателю и в суд выписку из медицинской карты амбулаторного больного, справку из Городской поликлиники »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 26.03.2018 № 33-10504/2018
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.11.2017 № 33-20400/2017

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-25123/2018

6 августа 2018 г.


Судья Виноградова Л.Е.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе
председательствующего судьи Владимировой Н.Ю.,
судей Нестеровой Е.Б., Рачиной К.А.,
при секретаре Завалишиной Н. В.,
с участием прокурора Левенко С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Нестеровой Е.Б. дело по апелляционной жалобе фио на решение Тверского районного суда адрес от 26 декабря 2017 г., по которому постановлено:

Отказать фио в удовлетворении исковых требований к Государственному бюджетному учреждению культуры города Москвы «Московский академический Музыкальный театр имени народных артистов К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича - Данченко» (адрес Москвы «МАМТ») о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов,

УСТАНОВИЛА:

фио обратился в суд с иском к ГБУК адрес «МАМТ» о признании незаконным приказа об увольнении от 04 октября 2017 г. № 404к, восстановлении на работе в должности артиста хора 2 категории, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда в размере 500 000 руб., судебных расходов в размере 17 000 руб. В обоснование иска указал, что с июля 1991 года работал в ГБУК адрес «МАМТ» в должности артиста хора.

Приказом № 404к от 04 октября 2017 г. трудовой договор с истцом расторгнут 05 октября 2017 г. по инициативе работодателя в связи с прогулом с 08 сентября по 14 сентября 2017 г., п.п. «а» п. 6 части первой ст. 81 ТК РФ.

С увольнением истец не согласен, полагает его незаконным и необоснованным, т.к. прогула не совершал, в период с 08 сентября 2017 г. по 14 сентября 2017 г. он действительно отсутствовал на работе по согласованию с инспектором хора фио, который разрешил ему не выходить на работу после отпуска ввиду незанятости его в спектакле «Обручение в монастыре», репетиции которого проводились в указанный период в театре; в указанный период он был болен и проходил амбулаторное лечение. Больничный лист он не оформлял, ввиду того, что данные дни по согласованию с инспектором хора фио являлись для него нерабочими днями.

14 сентября 2017 г. истец пришел на сбор труппы, после сбора у него ухудшилось самочувствие, поднялась температура, в связи с чем, истец вновь оформил листок нетрудоспособности в период с 15 сентября 2017 г. по 25 сентября 2017 г.

28 сентября 2017 г. истец представил справку от врача-терапевта из ГП № 67 (филиал № 3).

О причинах отсутствия на рабочем месте с 08 сентября 2017 г. по 14 сентября 2017 г. истец написал объяснительную записку, с актами об отсутствии на рабочем месте истец не ознакомлен.

До отпуска истца не было в списках на спектакль «Обручение в монастыре», находился в театре ежедневно с 11:00 до 21:00 с перерывом, а другие артисты запаса вообще не появлялись в театре.

05 октября 2017 г. истца в грубой и оскорбительной форме уведомили об увольнении за прогулы. После этого, как указал истец, ему стало плохо, была вызвана скорая помощь, в связи с чем, истец не смог ознакомиться с приказом об увольнении.

17 октября 2017 г. по почте истец получил письмо из театра, где находился приказ об увольнении и другие документы, послужившие основанием увольнения за прогул.

По мнению истца, ответчик уволил истца за прогул безосновательно, в связи с предвзятым отношением главного хормейстера театра фио и управляющей хором фио

Незаконными действиями работодателя истцу причинен моральный вред, который он оценивает в 500 000 руб.

Истец и его представитель в судебном заседании иск поддержали по изложенным в нем основаниям.

Представитель ответчика в судебном заседании иск не признала, представила письменный отзыв на иск.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого как незаконного просит в апелляционной жалобе истец фио, не соглашаясь с выводами суда, ссылаясь на то, что судом не учтены все обстоятельства, имеющие значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения истца фио и его представителя адвоката фио, поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика фио, возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей решение суда подлежащим отмене с вынесением по делу нового решения об удовлетворении заявленных требований, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ, работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

В силу ст. 21 ТК РФ, Работник обязан:

добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором;

соблюдать правила внутреннего трудового распорядка;

соблюдать трудовую дисциплину.

Согласно под. «а» п. 6 ч.1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, а именно, прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены);

Увольнение по указанному основанию отнесено ст. 192 ТК РФ к дисциплинарным взысканиям, при наложении которого работодатель обязан соблюдать требования ст. ст. 192, 193 ТК РФ.

В соответствии со ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

В соответствии с ч. 1, ч. 5, ч. 6 ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме, в случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под расписку в течение трех рабочих дней со дня его издания. В случае отказа работника подписать указанный приказ (распоряжение) составляется соответствующий акт.

В соответствии с п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено:

а) за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены);

б) за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места;

в) за оставление без уважительной причины работы лицом, заключившим трудовой договор на неопределенный срок, без предупреждения работодателя о расторжении договора, а равно и до истечения двухнедельного срока предупреждения (часть первая статьи 80 ТК РФ);

г) за оставление без уважительной причины работы лицом, заключившим трудовой договор на определенный срок, до истечения срока договора либо до истечения срока предупреждения о досрочном расторжении трудового договора (статья 79, часть первая статьи 80, статья 280, часть первая статьи 292, часть первая статьи 296 ТК РФ); д) за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный).

Как следует из материалов дела, 01 июля 1991 г. фио принят на работу в ГБУК адрес «МАМТ» на должность артиста хора.

01 февраля 2002 г. с истцом заключен трудовой договор.

На основании дополнительного соглашения от 01 марта 2015 г. к трудовому договору от 01 февраля 2002 г., истец занимал в театре должность артиста хора второй категории.

Согласно п. 2.1 дополнительного соглашения от 01 марта 2015 г. фио установлена продолжительность рабочего времени не более 40 часов в неделю, режим работы - шестидневная рабочая неделя, выходной день - вторник.

Приказом № 404к от 04 октября 2017 г. трудовой договор с фио расторгнут 05 октября 2017 г. по инициативе работодателя на основании подпункта «а» пункта 6 части первой ст. 81 ТК РФ (в связи с прогулом с 08 сентября 2017 г. по 14 сентября 2017 г.).

Из материалов дела следует, что приказом от 03 июля 2017 г. № 342 фио в период с 01 августа по 28 августа 2017 г. предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск.

В период с 27 июля 2017 г. по 10 августа 2017 г. фио был временно нетрудоспособен, в связи с чем, в соответствии с приказом от 10 августа 2017 г. № 495, отпуск истцу был продлен с 11 августа 2017 г. по 07 сентября 2017 г., 08 сентября 2017 г. истец должен был выйти на работу.

В период с 08 сентября 2017 г. по 14 сентября 2017 г. фио отсутствовал на рабочем месте, о чем работодателем составлены акты.

В период с 15 сентября 2017 г. по 25 сентября 2017 г. фио был временно нетрудоспособен, что подтверждено листками временной нетрудоспособности.

28 сентября 2017 г. у истца затребованы письменные объяснения причин не выхода на работу.

В своей объяснительной записке от 28 сентября 2017 г. фио указал, что не выходил на работу в период с 08 сентября 2017 г. по 14 сентября 2017 г. в связи с плохим самочувствием и представил справку из поликлиники от 14 сентября 2017 г.

Согласно п. 5.1.1. Правил внутреннего трудового распорядка театра, время начала и окончания работы и обеденного перерыва устанавливается руководством театра по следующему графику: начало дневных репетиций не ранее 10 часов, сценических с оркестром не ранее 10:30, сценических с оркестром в костюме и гриме не ранее 11:00. Дневные массовые репетиции должны заканчиваться не позднее 15:00 (при двух вызовах в день), вечерние не позднее 22 часов.

Согласно п. 5.1.6. Правил внутреннего трудового распорядка театра учет прихода солистов и артистов на спектакли, репетиции производится посредством явочных листов. Отсутствие подписи в явочном листе может расцениваться как отсутствие на работе без уважительной причины.

Согласно п. 6.2. Правил внутреннего трудового распорядка театра, расписания текущих репетиций оперы и балета составляются не менее чем на 3 дня; расписания оркестра и хора на 7 дней. Все расписания вывешиваются на специальных досках объявлений.

Согласно п. 6.4 Правил внутреннего трудового распорядка театра, специальные извещения участникам спектаклей и репетиций делаются режиссерскими управлениями лишь в случаях: при замене спектакля или репетиции и изменении в составе исполнителей; если солисты оперы или балета не заняты в конкретных спектаклях и репетициях свыше трех месяцев. Во всех остальных случаях ответственные лица режиссерских управлений вывешивают расписания репетиций и репертуара на специальных досках.

Согласно п. 6.6 Правил внутреннего трудового распорядка театра, работники театра обязаны заблаговременно знакомиться с расписанием репетиций и репертуаром и ежедневно следить за возможными изменениями в них. Никто из работников не имеет права ссылаться на незнание расписания.

Из объяснений ответчика следует, что в период с 09 сентября по 14 сентября 2017 г. проводились ежедневные репетиции с участием мужского хора. Согласно явочных листов фио должен был являться на репетиции как солист хора - запас.

Истец в период с 08 сентября 2017 г. по 14 сентября 2017 г. на репетиции не являлся, что не оспаривал в судебном заседании.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что в указанный период времени, с 08 по 14 сентября 2017 г., истец отсутствовал на работе без уважительной причины, его доводы о согласовании возможности невыхода на работу в указанные дни не нашли подтверждения, поскольку свидетель фио, инспектор хора, давая показания в суде, данное обстоятельство не подтвердил. Доводы истца о болезни и прохождении курса лечения в указанный период времени суд также посчитал не подтвержденными надлежащими доказательствами, поскольку листок нетрудоспособности за указанный период времени истцом не представлен. Процедура привлечения работника к дисциплинарной ответственности ответчиком в полной мере соблюдена.

С выводами суда коллегия согласиться не может ввиду следующего.

Как следует из положений подп. «а» п. 6 ч.1 ст. 81 ТК РФ, вышеприведенных разъяснений Верховного Суда РФ, прогулом может быть признано лишь отсутствие работника на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены), либо нахождение работника более четырех часов подряд вне пределов рабочего места, если такие действия совершены работником без уважительных причин.

Делая вывод о совершении истцом фио прогула, суд исходил из того, что доказательств наличия таких уважительных причин отсутствия на работе в период с 08 по 14 сентября 2017 г. истец в ходе рассмотрения дела не представил, его доводы о заболевании и прохождении амбулаторного лечения в указанные дни не подтверждены надлежащими доказательствами.

При этом суд исходил из того, что факт заболевания работника и невозможности его присутствия на работе по этой причине может быть подтвержден лишь листком нетрудоспособности, который истцом за указанный период оформлен не был.

Такой вывод суда не может быть признан судебной коллегией правильным. Закон не содержит исчерпывающего перечня доказательств, которыми могут подтверждаться те или иные обстоятельства, и в каждой конкретной ситуации суду следует оценивать доказательства, на которые ссылаются стороны, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, и на основании такой оценки совокупности доказательств делать выводы о тех или иных обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Истец, ссылаясь на наличие уважительной причины отсутствия на работе в период с 08 по 14 сентября 2017 г., представил работодателю и в суд выписку из медицинской карты амбулаторного больного, справку из Городской поликлиники № 67, из которых следует, что в указанный период фио проходил амбулаторное лечение и обследование по поводу острого трахеобронхита, острого отита, получал лечение: амоксиклав, мукалтин, стрепсилс. Листком нетрудоспособности не воспользовался, т.к. были нерабочие дни, а с 15 сентября 2017 г. ему был открыт больничный лист с диагнозом «острый леринготрахеит», затянувшееся течение.

Оснований подвергать сомнению данные документы у суда не имелось. При этом, из данных документов следует, что больничный лист не был открыт в указанные дни не по той причине, что он не полагался при имеющихся у истца заболеваниях, а по причине отказа фио, полагавшего, что данные дни для него являются не рабочими, от оформления листка нетрудоспособности, а с 15 сентября 2017 г. листок нетрудоспособности истцу был открыт.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает неправильным, не соответствующим установленным обстоятельствам, вывод суда об отсутствии истца на работе в спорный период без уважительных причин.

Согласно ст. 192 ТК РФ, при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В пункте 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" дано разъяснение о том, что в силу статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной (абзац первый пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

Учитывая это, а также принимая во внимание то, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен (абзацы второй, третий, четвертый пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

В нарушение приведенных положений Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда по их применению суд первой инстанции оставил без внимания факт непредставления ответчиком в материалы дела доказательств, свидетельствующих о том, что при принятии в отношении фио решения о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде увольнения учитывалась тяжесть вменяемого ему в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также то, что ответчиком учитывалось предшествующее поведение фио, его отношение к труду, длительность работы в организации ответчика. Ответчик, расценивая действия истца как дисциплинарный проступок, не представил доказательств исследования возможности применения к фио иного, менее строгого вида дисциплинарного взыскания.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с вводом суда о законности увольнения истца.

Согласно ст. 330 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Поскольку суд, разрешая дело, сделал выводы, не соответствующие обстоятельствам дела, допустил ошибки в применении норм материального и процессуального права, решение суда не может быть признано законным и обоснованным, поэтому оно подлежит отмене.

С учетом установленных по делу доказательств, положений трудового законодательства, по делу подлежит вынесению новое решение, которым исковые требования фио об оспаривании законности увольнения подлежат удовлетворению. Истец подлежит восстановлению на работе в занимаемой должности.

Согласно ст. 394 ТК РФ, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

С ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула, с 06 октября 2017 г. по 06 августа 2018 г. Исходя из имеющихся в материалах дела сведениях о размере среднедневного заработка истца – 1930 руб. 77 коп., количества рабочих дней в периоде вынужденного прогула истца (204 рабочих дня), в пользу истца подлежит взысканию средний заработок в сумме 393 720 руб.

Согласно ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Ввиду нарушения ответчиком трудовых прав истца в связи с его незаконным увольнением, подлежит частичному удовлетворению требование истца о компенсации причиненного ему ответчиком морального вреда. Размер данной компенсации судебная коллегия, учитывая конкретные обстоятельства нарушения трудовых прав истца, определяет в 3000 руб.

С ответчика также подлежит взысканию госпошлина в доход бюджета адрес.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тверского районного суда адрес от 26 декабря 2017 г. отменить.

Постановить по делу новое решение.

Восстановить фио на работе в ГБУК адрес академический Музыкальный театр имени народных артистов фио и фио» в должности артиста хора 2 категории.

Взыскать с ГБУК адрес академический Музыкальный театр имени народных артистов фио и фио» в пользу фио заработок за время вынужденного прогула 393 720 руб., компенсацию морального вреда – 3000 руб.

Взыскать с ГБУК адрес академический Музыкальный театр имени народных артистов фио и фио» госпошлину в доход бюджета адрес - 7 437 руб. 20 коп.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение за прогул > Апелляционное определение Московского городского суда от 06.08.2018 № 33-25123/2018