Главная > Судебная практика > Увольнение по соглашению сторон > Апелляционное определение Московского городского суда от 26.02.2019 № 33-3938/2019


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Увольнение беременной по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по соглашению сторон) незаконно

« гарантия в виде запрета увольнения беременной женщины по инициативе работодателя, предусмотренная частью первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежит применению и к отношениям, возникающим при расторжении трудового договора по соглашению сторон »

Аналогичная позиция:
Апелляционное определение Московского городского суда от 06.06.2017 № 33-21774/2017
Апелляционное определение Московского городского суда от 28.02.2017 № 33-6369/2017
Апелляционное определение Московского городского суда от 16.12.2016 № 33-50491/2016
Определение Верховного Суда РФ от 20.06.2016 № 18-КГ16-45
Апелляционное определение Московского городского суда от 16.11.2015 № 33-33367/2015
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.05.2015 № 33-14983/2015
Определение Верховного Суда РФ от 05.09.2014 № 37-КГ14-4
Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.09.2009 № 12785

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-3938/2019

26 февраля 2019 г.


судья первой инстанции: Багринцева Н.Ю.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Владимировой Н.Ю. и судей Пильгановой В.М., Рачиной К.А. с участием прокурора Храмовой О.П., при секретаре С.А., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе... Екатерины Валерьевны, апелляционному представлению Тушинского межрайонного прокурора г. Москвы на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 24 июля 2018 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований... Екатерины Валерьевны к АО "Тройка-Д Банк" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, отказать,

УСТАНОВИЛА:

Истец... Е.В. обратилась в Тушинский районный суд г. Москвы с иском, уточненным в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к ответчику АО "Тройка-Д Банк" о признании приказа о расторжении трудового договора от 27 марта 2018 года N 05-01/14 незаконным, восстановлении на работе, взыскать среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 367357 руб., компенсации морального вреда в размере 150000 руб., судебных расходов в размере 50000 руб.

Требования мотивированы тем, что она с 21 января 2014 года работала в АО "ТРОЙКА-Д БАНК", занимая должность Управляющего Дополнительным офисом К.А. "ТРОЙКА-Д БАНК". 27 марта 2018 года в Головном офисе "Меркурий" ей было предложено уволиться по соглашению сторон, на что она сообщила, что беременна. В тот же день трудовые отношения между сторонами были прекращены по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, с ней произведен окончательный расчет и выдана трудовая книжка. После разговора с руководством она испытала сильный стресс, следствием чего явилась обращение в медицинское учреждение и назначение постельного режима. Полагала увольнение незаконным, поскольку ее вынудили подписать соглашение о расторжении трудового договора, несмотря на то, что намерения прекращать трудовые отношения она не имела.

Суд постановил приведенное выше решение.

...Е.В. и Тушинский межрайонный прокурор г. Москвы по доводам апелляционной жалобы и апелляционного представления просят решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав представителя истца С.В., возражения представителей ответчика ООО АО "Тройка-Д Банк" К.С., Х., заключение прокурора Храмовой О.П., полагавшей решение суда подлежащим отмене, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие основания для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы и апелляционного представления, изученным материалам дела - имеются.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что... Е.В. на основании трудового договора от 21 января 2014 года N 05-01/14 с 21 января 2014 года работала в АО "ТРОЙКА-Д БАНК", где на момент увольнения занимала должность управляющего, Дополнительный офис "Курский" АО "ТРОЙКА-Д БАНК" (л.д. 6, 10 - 13, 35, 36, 37, 38).

27 марта 2018 года между сторонами было заключено соглашение о расторжении трудового договора, в соответствии с которым, стороны пришли к соглашению о том, что трудовые отношения подлежат прекращению по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, срок действия трудового договора истекает 27 марта 2018 года (л.д. 8 - 8 об.).

Приказом N 05-01/14 от 27 марта 2018 года действие трудового договора от 21 января 2014 года N 05-01/14 прекращено, ... Е.В. была уволена 27 марта 2018 года по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (л.д. 7). С приказом истец ознакомлена, трудовая книжка получена.

Судом также установлено, что истец с 04 февраля 2018 года наблюдается по беременности в ООО "МЕДОК", срок беременности 15 - 16 недель на дату выдачи справки - 01 апреля 2018 года (л.д. 9).

Установив вышеуказанные обстоятельства и отказывая в удовлетворении требований истца о признании приказа о расторжении трудового договора от 27 марта 2018 года N 05-01/14 незаконным, восстановлении на работе, суд, исходил из того, что подписывав соглашение о расторжении трудового договора по соглашению сторон истец проявила добровольное волеизъявление на расторжение трудовых отношений по данному основанию, при том, что трудовое законодательство не содержит запрета на расторжение трудового договора с беременными женщинами по соглашению сторон.

Однако с данным выводом суда первой инстанции не может согласиться судебная коллегия ввиду следующего.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду и выбирать род деятельности и профессию.

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 27 декабря 1999 года N 19-П и от 15 марта 2005 года N 3-П, положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать справедливые условия найма и увольнения, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника, как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, при расторжении трудового договора по инициативе работодателя, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве (часть 1 статьи 1; статьи 2 и 7 Конституции Российской Федерации).

Согласно пункту 1 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон (статья 78 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статьей 78 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что трудовой договор может быть в любое время расторгнут по соглашению сторон трудового договора.

Как разъяснено в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении споров, связанных с прекращением трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77, статья 78 Трудового кодекса Российской Федерации), судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 78 Кодекса при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

В соответствии со ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 года N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" учитывая, что увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе.

В силу части 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является согласно Конвенции Международной организации труда N 183 "О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства" (заключена в г. Женеве 15 июня 2000 года) общей обязанностью правительств и общества (преамбула).

Отказывая в удовлетворении иска... Е.В., суд не применил приведенные выше нормы Конституции Российской Федерации, международного и трудового права, а также не учел разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, что привело к лишению истца гарантий, установленных для беременных женщин при расторжении трудового договора, и ограничению конституционного принципа свободы труда, поскольку прекращение трудового договора по соглашению сторон в период беременности... Е.В., что было установлено и подтверждено при рассмотрении дела в суде первой инстанции, безусловно влечет для нее такой материальный ущерб, который в значительной степени лишает ее и ее ребенка того, на что она могла бы рассчитывать при сохранении трудовых отношений с ответчиком.

По смыслу подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права в совокупности с доводами истца об отсутствии волеизъявления на увольнение, следует, что соглашение сторон о расторжении трудового договора не может сохранить свое действие ввиду отсутствия на это волеизъявления работника. В противном случае фактически имеет место прекращение трудового договора не по соглашению сторон, а по инициативе работодателя с нарушением запрета, предусмотренного частью первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.

Иное толкование указанных нормативных положений привело бы к ограничению объема трудовых прав работника, заключившего соглашение с работодателем о расторжении трудового договора и лишенного возможности в силу сложившихся обстоятельств отказаться от исполнения соглашения, и, как следствие, к отказу в предоставлении законных гарантий работнику, в частности гарантии от увольнения беременной женщине.

Следовательно, гарантия в виде запрета увольнения беременной женщины по инициативе работодателя, предусмотренная частью первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, подлежит применению и к отношениям, возникающим при расторжении трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации).

Резюмируя изложенное, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требования истца о признании приказа о расторжении трудового договора от 27 марта 2018 года N 05-01/14 незаконным подлежит отмене с принятием по делу нового решения о признании приказа об увольнении незаконным.

Поскольку увольнение В.Е.В. признано незаконным, то исходя из положений ч. ч. 1, 2 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, судебная коллегия принимает решение о восстановлении истца на работе в ранее занимаемой должности и взыскании среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В данном случае временем вынужденного прогула является период с 28 марта 2018 года по 26 февраля 2019 года, согласно производственному календарю за 2018 и 2019 годы в указанном периоде было 229 рабочих дней {2018 год - (3 + 21 + 20 + 20 + 22 + 23 + 20 + 23 + 21 + 21) + (17 + 18) - 2019 год}.

В соответствии с ч. ч. 2, 3 ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

В данном случае для расчета среднего заработка истца следует брать период с 01 марта 2017 года по 28 февраля 2018 года. Согласно справке о среднем дневном заработке истца, представленной ответчиком следует, что за вышеуказанный период ей начислена заработная плата за фактически отработанное время (205 рабочих дней) в размере 891506 руб. 02 коп., в связи с чем, средний дневной заработок истца составляет 5179 руб. 55 коп., соответственно исходя из данного среднего дневного заработка средний заработок за время вынужденного прогула составит 1186116 руб. 95 коп. (2159,51 x 229), который подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

Поскольку увольнение истца судебной коллегией признано незаконным, подлежит частичному удовлетворению требование истца о взыскании компенсации морального вреда.

Согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из разъяснений п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" следует, что поскольку Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Учитывая конкретные обстоятельства по делу, принципы справедливости и соразмерности, судебная коллегия полагает, что к взысканию в пользу истца в счет компенсации морального вреда подлежит сумма 1000 руб.

В соответствии со ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации и в соответствии с порядком, установленным ст. 50, 61.1, 61.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации с ответчика с общей суммы удовлетворенных исковых требований материального характера и с удовлетворенных требований неимущественного характера о компенсации морального вреда подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета г. Москвы в сумме 14430 руб. 58 коп. {13200 + (1186116,95 - 1000000) x 0,5% + 300}.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 24 июля 2018 года отменить, принять по делу новое решение.

Признать приказ от 27 марта 2018 года N 05-01/14 о расторжении трудового договора незаконным, восстановить В.Е.В. на работе в должности управляющего, Дополнительный офис "Курский" АО "ТРОЙКА-Д БАНК" с 28 марта 2018 года.

Взыскать с АО "ТРОЙКА-Д БАНК" в пользу... Екатерины Валерьевны средний заработок за время вынужденного прогула в размере 1186116 руб. 95 коп., компенсацию морального вреда в размере 1000 руб.

В остальной части в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда... Екатерины Валерьевны отказать.

Взыскать с АО "ТРОЙКА-Д БАНК" государственную пошлину в доход бюджета г. Москвы в размере 14430 руб. 58 коп.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по соглашению сторон > Апелляционное определение Московского городского суда от 26.02.2019 № 33-3938/2019