Главная > Судебная практика > Увольнение по п.1 ч.1 ст.81 ТК РФ > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.03.2017 № 33-2870/2017



Работница была уволена по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на стадии конкурсного производства, до внесения в ЕГРЮЛ сведений о ликвидации организации-работодателя. Суд указал, что отсутствие в ЕГРЮЛ данных сведений на момент увольнения не свидетельствует о его незаконности, поскольку увольнение связано с ликвидацией предприятия в целом, а не с конечной стадией процедуры ликвидации


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Гр. дело № 33-2870/2017

7 марта 2017 г.

Судья: Лемехова Т.Л.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Петровой Ю.Ю.,
судей Подгорной Е.П., Сухаревой С.И.
с участием прокурора Штыга Т.В.
при секретаре Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании 07 марта 2017 года гражданское дело N 2-11284/2016 по апелляционной жалобе Ф. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2016 года по иску Ф. к ООО "СиЭсБиАй ИТС" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Петровой Ю.Ю., объяснения Ф., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, представителя ООО "СиЭсБиАй ИТС" конкурсного управляющего К.Е., конкурсного управляющего П., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора, полагавшей решение суда не подлежащим отмене, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Ф. первоначально обратилась в суд с иском к ООО "СиЭсБиАй ИТС" о восстановлении на работе, включении в реестр требований кредиторов требований о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, выходного пособия в размере <...> рублей, среднемесячного заработка на период трудоустройства в размере <...> рублей, компенсации за неиспользованный отпуск в размере <...> рублей, компенсации морального вреда в размере <...> рублей, включении требований в реестр кредиторов, ссылаясь в обоснование заявленных требований на то обстоятельство, что работала у ответчика в должности специалиста отдела диспетчеризации и контроля по бессрочному трудовому договору с 16 февраля 2012 года, 11 июля 2016 года была уволена по основанию п. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации. Истица не была в установленном порядке уведомлена о предстоящем увольнении, в период увольнения введенная в отношении ответчика процедура конкурсного производства еще не была завершена. Кроме того, в момент увольнения истица находилась в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет.

Определением судьи Московского районного суда Санкт-Петербурга от 04 августа 2016 года в принятии искового заявления было отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 сентября 2016 года определение судьи от 04 августа 2016 года отменено в части отказа в принятии иска о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, в этой части материал направлен в суд первой инстанции для рассмотрения со стадии принятия.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2016 года в удовлетворении исковых требований Ф. отказано.

В апелляционной жалобе Ф. просит решение суда отменить, считая его незаконным, постановленным при нарушении норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения участников процесса, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Исходя из буквального толкования статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовой договор с работником по основанию п. 1 ч. 1 указанной статьи, может быть расторгнут исключительно по инициативе работодателя.

В силу ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 16 января 2012 года Ф. была принята на работу в ООО "СиЭсБиАй ИТС" (ранее - ООО "Ай-Тетра") на должность специалиста группы эксплуатации, а затем 01 ноября 2013 года переведена на должность специалиста отдела диспетчеризации и контроля, что подтверждается приказом о приеме на работу N... от 16 января 2012 года /л.д. <...>/, личной карточкой работника /л.д. <...>/, трудовым договором /л.д. <...>/, копией трудовой книжки /л.д. <...>/.

Приказом N... от 24 февраля 2015 года Ф. был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до 1,5 лет на период с 14 марта 2015 года по 01 мая 2016 года. <...>

25 апреля 2016 года в единый государственный реестр юридических лиц в соответствии с п. 2 ст. 20 ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" внесена запись о том, что ООО "СиЭсБиАй ИТС" находится в стадии ликвидации /л.д. <...>/.

Исходя из положений ст. ст. 126 и 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника. Полномочия руководителя должника и иных органов управления должника осуществляет конкурсный управляющий с даты его утверждения и до даты прекращения производства по делу о банкротстве.

Письмом от 26 апреля 2016 года N 11/К, полученным Ф. 11 мая 2016 года, конкурсный управляющий уведомил Ф. о предстоящем увольнении.

Обстоятельство надлежащего уведомления истца подтверждено описью вложения в ценное письмо с почтовым штемпелем, почтовой квитанцией, а также распечаткой сервиса отслеживания почтовых отправлений Почты России /л.д. 123 - 125/.

Приказом от 08 июля 2016 года N итс03-4/16 Ф. уволена с должности специалиста на основании пункта 1 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации /л.д. <...>/.

Отказывая в удовлетворении требований о восстановлении на работе, суд первой инстанции исходил из того, что расторжение трудового договора с Ф. по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, с соблюдением требований, установленных ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации, осуществлено конкурсным управляющим в рамках полномочий, предоставленных ему ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и пришел к выводу о правомерности увольнения Ф., в связи с чем ее исковые требования о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула не подлежащими удовлетворению.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции и считает, что при разрешении возникшего спора суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующих возникшие спорные правоотношения.

Доводы апеллянта относительно возможности увольнения по п. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации только при наличии решения о ликвидации, а не при инициации процедуры банкротства, и невозможности увольнения работников по данному основанию в течение всего периода конкурсного производства, судебная коллегия находит ошибочными, поскольку отсутствие в ЕГРЮЛ сведений о ликвидации ответчика на момент рассмотрения дела судом первой инстанции о незаконности увольнения не свидетельствует, поскольку увольнение связано с ликвидацией предприятия в целом, а не с конечной стадией процедуры ликвидации.

В силу ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо ликвидируется либо по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе, в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано, либо по решению суда.

Процедура ликвидации юридического лица по решению его учредителей начинается с момента принятия ими соответствующего решения и считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц.

В части 1 п. 6 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что юридические лица по решению суда могут быть признаны несостоятельными (банкротами) и ликвидированы.

Отношения, связанные с признанием юридических лиц несостоятельными (банкротами) и ликвидацией, регламентируются законодательством о несостоятельности (банкротстве) и ст. 65 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей правовые основания несостоятельности (банкротства) юридического лица, а также последствия признания юридического лица банкротом.

От принятия решения о ликвидации юридического лица, до его прекращения, осуществляется ряд необходимых мероприятий, направленных на ликвидацию организации и ее расчет с кредиторами, в том числе, предупреждение работников организации о предстоящем увольнении, их последующее увольнение и выплата им полагающихся при увольнении сумм, поскольку согласно статье 64 Гражданского кодекса Российской Федерации работники относятся к кредиторам второй очереди, сведения о завершении расчетов с которыми вносятся в ликвидационный баланс. Только после завершения этих расчетов, составления ликвидационного баланса и выполнения остальных предписанных законом мероприятий возможно внесение записи о регистрации ликвидации юридического лица.

Принятие арбитражным судом решения о признании организации банкротом влечет за собой открытие конкурсного производства (ст. 124 Закона "О несостоятельности (банкротстве)"), в рамках которого и осуществляется ликвидация.

Конкурсный управляющий осуществляет полномочия руководителя организации и иных органов управления организации в пределах, порядке и на условиях, которые установлены ст. 129 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

В соответствии с абз. 6 ч. 2 ст. 129 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" в случае введения решением суда на предприятии конкурсного производства конкурсный управляющий обязан уведомить работников должника о предстоящем увольнении не позднее месяца со дня введения конкурсного производства.

Процедура конкурсного производства завершается после рассмотрения арбитражным судом отчета конкурсного управляющего.

После завершения конкурсного производства конкурсный управляющий выполняет обязанности по подготовке документов для государственной регистрации организации в связи с ее ликвидацией.

С внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации организации согласно п. 8 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации определяется момент прекращения существования юридического лица.

Анализ приведенных норм, свидетельствует о невозможности соблюдения работодателем процедуры увольнения работников после внесения записи о регистрации ликвидации юридического лица. Процедура конкурсного производства ликвидируемого должника является одной из стадий процедуры ликвидации, а внесение записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности юридического лица в связи с ликвидацией и завершением конкурсного производства - является результатом такой процедуры.

При таком положении, трудовые правоотношения с работниками должника в конкурсном производстве подлежат прекращению, поскольку цель конкурсного производства - соразмерное удовлетворение требований кредиторов - предполагает продажу всего имущества должника и прекращение его деятельности.

Ссылки истицы на несоблюдение судом при разрешении спора положений п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" несостоятельны.

В силу вышеназванного п. 28 Верховным судом Российской Федерации разъяснено, что обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения исков о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми расторгнут в связи с ликвидацией организации, обязанность доказать которое возлагается на ответчика, в частности, является действительное прекращение деятельности организации. Основанием для увольнения работников по пункту 1 части первой статьи 81 Кодекса может служить решение о ликвидации юридического лица, т.е. решение о прекращении его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, принятое в установленном законом порядке.

Таким образом, при рассмотрении дел указанной категории суду необходимо установить, действительно ли организация, в которой работал уволенный работник, прекратила свою деятельность.

Судом была получена выписка ЕГРЮЛ в отношении ответчика с внесенными в соответствии с требованиями законодательства сведениями о всех юридически значимых изменениях в деятельности ответчика.

Частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

На необходимость суда апелляционной инстанции оказывать содействие в собирании и истребовании доказательств указано в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", согласно абзацу второму которого, если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Учитывая указанные положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции в качестве дополнительного доказательства по делу были приняты: решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28 марта 2016 года, определение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 сентября 2016 года, определение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28 декабря 2016 года по заявлению Ф. о включении требований в реестр требований кредиторов, решение N 3-2015 от 14 декабря 2015 года единственного участника ООО "СиЭсБиАй ИТС".

Из представленных документов усматривается, что решением единственного участника ООО "СиЭсБиАй ИТС" N 3-2015 от 14 декабря 2015 года начата процедура добровольной ликвидации общества в связи с экономической нецелесообразностью дальнейшей деятельности и невозможностью достижения поставленных при его создании целей.

Решением от 28 марта 2016 арбитражный суд признал ООО "СиЭсБиАй ИТС" несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника, открыл в отношении должника процедуру конкурсного производства, утвердил конкурсным управляющим К.А.

Согласно определению Арбитражного суда СПб и ЛО от 19 сентября 2016 года, реестр требований кредиторов сформирован и закрыт 30 июня 2016 года.

Соответствующие сведения внесены в ЕГРЮЛ.

Процедуры оздоровления предприятия в отношении ответчика не вводились, мер по восстановлению экономической работоспособности предприятия не принималось. Из содержания совокупности представленных судебных актов следует, что принимаемые меры составляют исключительно комплекс мероприятий направленных на ликвидацию общества. Представители ответчика в пояснениях суду также указывали, что деятельность общества фактически прекращена.

В нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истицей представленные ответчиком доказательства не опровергнуты, доказательств продолжения экономической деятельности общества, направленной на получение прибыли, не представлено.

При таких обстоятельствах, доводы апелляционной жалобы Ф. о ее преждевременном увольнении являются ошибочными, а расторжение трудового договора конкурсным управляющим до вынесения арбитражным судом определения о завершении конкурсного производства правомерно осуществлено в рамках выполнения возложенных на него законодательством о банкротстве полномочий.

Соблюдение конкурсным управляющим процедуры уведомления подтверждено материалами дела.

Беременность истицы в силу ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации не могла являться препятствием к ее увольнению по основанию ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с ликвидацией организации.

Доводы апелляционной жалобы основаны на ошибочном толковании норм материального права, не свидетельствуют о наличии оснований к отмене постановленного по делу решения в пределах действия ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не подтверждают наличие обстоятельств, влекущих удовлетворение заявленных в жалобе требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ф. - без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по п.1 ч.1 ст.81 ТК РФ > Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.03.2017 № 33-2870/2017