Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 14.02.2018 № 33-1935/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Уведомить работника о сокращении можно по почте

« Обстоятельства получения истцом указанного уведомления 31.12.2016 подтверждаются почтовой квитанцией с отметкой о вручении ей данного почтового отправления и ее подписью в квитанции о его получении. Доводы истцом о том, что указанное уведомление не было вручено ей персонально под роспись, судебной коллегией отклоняются, поскольку в ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации не установлено, в какой конкретно форме и каким способом работодатель обязан персонально предупредить работника о предстоящем увольнении »

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-1935/2018

14 февраля 2018 г.


Судья Иванова О.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего судьи Колесниковой О.Г.,
судей Федина К.А., Сорокиной С.В.,
при секретаре П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Т. к обществу в ограниченной ответственностью "Агрофирма "Светлое" о признании увольнения незаконным, изменении формулировки и даты увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, задолженности по заработной плате и компенсации за неиспользованный отпуск, по апелляционной жалобе Т. на решение Ленинского районного суда города Екатеринбурга от 18.09.2017. Заслушав доклад судьи Федина К.А., объяснения истца и ее представителя К. (доверенность от 07.04.2017 N 66АА4225374), поддержавшими доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика С. (доверенность от 23.01.2018), возражавшей по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Т. обратилась в суд с иском к ООО "Агрофирма "Светлое" о признании увольнения незаконным, изменении формулировки и даты увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, задолженности по заработной плате и компенсации за неиспользованный отпуск.

В обоснование заявленных требований указала, что с 01.01.2008 между Т. и ООО "Агрофирма "Светлое" был заключен трудовой договор N 2, согласно которому истец была принята на должность главного бухгалтера с окладом 15000 руб. 00 коп. 13.03.2017 получила по почте уведомление от работодателя о том, что уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности или штата работников с 10.03.2017. Считает, что работодателем был нарушен порядок увольнения, поскольку уведомление о сокращении штатов она персонально под роспись не получала, другая имеющаяся ей работа ответчиком предложена не была.

С учетом уточнений в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просила признать незаконным увольнение, изменить формулировку и основания увольнения, взыскать компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 186869 руб. 02 коп., задолженность по заработной плате в размере 106534 руб. 00 коп., компенсацию морального вреда в размере 30000 руб. 00 коп., взыскать средней заработок за время вынужденного прогула, а также задолженность по авансовым отчетам в размере 8891 руб. 80 коп.

Решением Ленинского районного суда города Екатеринбурга от 18.09.2017 исковые требования Т. удовлетворены частично. Суд взыскал с ООО "Агрофирма "Светлое" в пользу Т. компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 153 412 рублей 92 копейки за вычетом НДФЛ с перечислением ответчиком страховых взносов в Пенсионный фонд, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей 00 копеек, всего на общую сумму 158 412 рублей 92 копейки. В удовлетворении остальных исковых требований отказал.

В апелляционной жалобе Т. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме, указав, что работодателем нарушена процедура увольнения, поскольку ей не были предложены все имеющиеся вакансии. В дополнениях к апелляционной жалобе Т. выражает несогласие с произведенным расчетом компенсации за неиспользованный отпуск, поскольку при расчете учитывались месяцы, в которые она не работала.

Проверив в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В силу ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

Согласно статье 180 Трудового кодекса Российской Федерации в качестве гарантий и компенсаций работникам при сокращении численности или штата работников организации предусмотрено, что при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса. О предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Из содержания части третьей статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

В силу статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

Согласно п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17.03.2004 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии с п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17.03.2004, в соответствии с частью третьей статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, из смысла приведенных выше норм действующего трудового законодательства следует, что право определять численность и штат работников принадлежит работодателю.

Вместе с тем, реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) при условии соблюдения закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения: преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией; одновременно с предупреждением о предстоящем увольнении, осуществляемым работодателем в письменной форме не менее чем за два месяца до увольнения, работнику должна быть предложена другая имеющаяся у работодателя работа (вакантная должность), причем перевод на эту работу возможен лишь с письменного согласия работника (часть первая статьи 179, части первая и вторая статьи 180, часть третья статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации).

При этом работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся у работодателя в данной местности работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 01.01.2008 между Т. и ООО "Агрофирма "Светлое" был заключен трудовой договор N 2, согласно которому истец была принята на должность главного бухгалтера с окладом 15000 руб. 00 коп. согласно 5.1 трудового договора. Трудовой договор был заключен на неопределенный срок.

В соответствии с п. 1.2 указанного трудового договора метом работы истца являлось ООО "Агрофирма "Светлое", которое, как следует из раздела трудового договора от 01.01.2008 "Адреса и реквизиты сторон" располагалось по адресу: <...>.

Также из приказа о приеме работника на работу от 01.01.2008 N 2 следует, что Т. принята на должность главного бухгалтера в Управление.

Приказом от 10.03.2017 N 1-к трудовой договор от 01.01.2008, заключенный между сторонами, был расторгнут по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Материалами дела подтверждается, что приказом ООО "Агрофирма "Светлое" от 27.12.2016 N 1/с сокращен штат работников предприятия, в том числе должность главного бухгалтера. В этот же день 27.12.2016 истцу направлено уведомление о сокращении ее должности и предупреждении об увольнении по истечении двух месяцев с момента получения данного уведомления. При этом как следует из текста уведомления вакантные должности на момент уведомления истца о ее предстоящем увольнении отсутствовали, в связи с чем не были предложены Т.

Обстоятельства получения истцом указанного уведомления 31.12.2016 подтверждаются почтовой квитанцией с отметкой о вручении ей данного почтового отправления и ее подписью в квитанции о его получении.

Доводы истцом о том, что указанное уведомление не было вручено ей персонально под роспись, судебной коллегией отклоняются, поскольку в ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации не установлено, в какой конкретно форме и каким способом работодатель обязан персонально предупредить работника о предстоящем увольнении. Факт получения истцом данного уведомления был установлен в ходе судебного заседания.

Ссылки истца на то, что ее работа носила удаленный характер и осуществлялась не по месту нахождения работодателя, материалами дела не подтверждается, дополнительных соглашений касающихся изменения места работы истца суду представлено не было, а ответчиком данный факт опровергался.

Также судом установлено, что в уведомлении об увольнении от 27.12.2016 указано об отсутствии вакантных должностей. Преимущественного права на оставление на работе истец не имела. Должность главного бухгалтера являлась единственной и представленные ответчиком копии штатного расписания на момент уведомления истца о предстоящем увольнении и не момент ее увольнения, а также справке об укомплектованности штата работников за период предупреждения истца о предстоящем увольнении подтверждают доводы ответчика об отсутствии иных любых вакантных должностей, в связи с чем они не могли быть предложены истцу ответчиком.

При этом суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что процедура увольнения истца ответчиком была соблюдена. Ввиду отсутствия истца на рабочем месте в день увольнения ООО "Агрофирма "Светлое" 10.03.2017 направило уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на ее направление по почте.

При указанных обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения исковых требований в части признания незаконным приказа от 10.03.2017 N 1-к об увольнении истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации по сокращению штатов, и как следствие в удовлетворении производных требований в части изменения формулировки увольнения и взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что реальное сокращение штатной численности подтверждено представленными доказательствами, истец была уведомлена о предстоящем сокращении, ей были предложены вакантные должности, от занятия которых она отказалась, в связи с чем пришел к выводу о законности и обоснованности увольнения Т.

Ссылка истца на отсутствие доказательств, подтверждающих реальное сокращение штата, является необоснованной, поскольку противоречит установленным по делу обстоятельствам, согласно которым факт реального сокращения штата и занимаемой истцом должности нашел подтверждение в процессе судебного разбирательства, и, более того, в силу положений действующего трудового законодательства, издание приказа о сокращении работников и проведение соответствующих мероприятий по сокращению штата работников относится к компетенции работодателя, как хозяйствующего субъекта, вследствие чего суд не вправе вмешиваться в вопросы расстановки кадров и законности изменения штатного расписания работодателем.

Ссылка в апелляционной жалобе на несоответствие выводов суда относительно размера заработной платы, с учетом установления в ходе судебного заседания отсутствия перед истцом задолженности по оплате, правового значения не имеет.

Довод истца о нарушении ответчиком процедуры сокращения в связи с неуведомлением органа службы занятости о предстоящем увольнении Т., не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку неисполнение работодателем данной обязанности не свидетельствует о незаконности увольнения.

К тому же, за непредставление или несвоевременное представление работодателем-организацией в органы службы занятости необходимых для осуществления этим органом его законной деятельности сведений (информации), предусмотренных пунктом 2 статьи 25 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 года N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации", наступает административная ответственность по статье 19.7 КоАП РФ.

Относительно доводов истца о необоснованном отказе во взыскании задолженности по авансовым отчетам, судебная коллегия находит обоснованным выводы суда первой инстанции о том, что авансовые отчеты о несении истцом расходов на сумму 8891 руб. 80 коп., не отвечают требованиям ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку ответчиком не подписаны, а также отсутствуют доказательства несение Т. расходов, указанных в данных авансовых отчетах.

Взыскивая с ответчика в пользу истца компенсацию за неиспользованный отпуск, суд исходил из расчета среднедневного заработка, произведенного ответчиком (л. д. 88).

С данным расчетом судебная коллегия согласиться не может с учетом нижеследующего.

В соответствии с п. 6 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы (утв. Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 N 922 (далее - Положение) в случае, если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период или за период, превышающий расчетный период, либо этот период состоял из времени, исключаемого из расчетного периода в соответствии с п. 5 Положения, средний заработок определяется исходя из суммы заработной платы, фактически начисленной за предшествующий период, равный расчетному.

Согласно п. 5 Положения из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если, в частности: за работником сохранялся средний заработок в соответствии с законодательством РФ; работник получал пособие по временной нетрудоспособности или пособие по беременности и родам; работник в других случаях освобождался от работы с полным или частичным сохранением заработной платы или без оплаты в соответствии с законодательством РФ.

На основании п. п. 7, 8 Положения в случае, если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период и до начала расчетного периода, средний заработок определяется исходя из размера заработной платы, фактически начисленной за фактически отработанные работником дни в месяце наступления случая, с которым связано сохранение среднего заработка.

В случае если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период, до начала расчетного периода и до наступления случая, с которым связано сохранение среднего заработка, средний заработок определяется исходя из установленной ему тарифной ставки, оклада (должностного оклада).

Тем не менее для общего случая расчета среднего дневного заработка для оплаты отпусков, предоставляемых в календарных днях, и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска ст. 139 Трудового кодекса РФ и п. 10 Положения предусмотрено среднемесячное число календарных дней (29,3).

Кроме того, п. 10 Положения установлено, что количество календарных дней в неполном календарном месяце рассчитывается путем деления среднемесячного числа календарных дней (29,3) на количество календарных дней этого месяца и умножения на количество календарных дней, приходящихся на время, отработанное в данном месяце.

Согласно расчету начислений для расчета компенсации отпуска для расчета ответчиком использовался период с марта 2016 года по февраль 2017 года с учетом отсутствия истица с 16 декабря 2016 года по дату увольнения.

На основании изложенных положений законодательства судебная коллегия полагает, что в рассматриваемой ситуации, в случае если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период, то данные периоды не подлежат включению. Следовательно, при расчете отпуска не учитываются январь и февраль 2017 года, поскольку в указанный период Т. не работала.

К тому же для определения среднего дневного заработка за декабрь 2016 года следует разделить начисленную ей заработную плату в месяце увольнения на расчетное число календарных дней в этом месяце, определяемое путем деления 29,3 на число календарных дней этого месяца и умножения на число календарных дней, приходящихся на отработанное время в этом месяце. Соответственно, за 15 дней декабря 2016 года подлежит учету не 29,3 дня, а 14,17 дней (29,3 / 31 x 15).

Согласно расчету начислений за период с марта 2016 года по ноябрь 2016 года истцу учтено 238,78 дней, начислено 390645 рубля 14 копеек, выплачено отпускных за 33 дня в сумме 39462 рубля 39 копеек.

Учитывая изложенное среднедневная заработная плата Т. составляет 1544 рубля 39 копеек (390654 рубля 14 копеек / (238,78 дней + 14,17 дней).

Судом первой инстанции установлено и не оспаривается сторонами, что истцом не использован ежегодный оплачиваемый отпуск за период с 01.01.2008 по 10.03.2017 в количестве 157 дней.

Таким образом, размер компенсации за неиспользованный отпуск с учетом ее частичной выплаты составляет 203007 рублей 27 копеек (1544 рубля 39 копеек x 157 дней отпуска - выплата 34332 руб. 39 коп.), которую подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

Взыскивая данную сумму в пользу истца судебная коллегия не выходит за пределы исковых требований, поскольку в расчете компенсации за неиспользованный отпуск Т. указывала компенсацию за неиспользованный отпуск с вычетом НДФЛ.

При указанных обстоятельствах решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18.09.2017 подлежит изменению в части взыскания с компенсации за неиспользованный отпуск.

Остальные доводы апелляционной жалобы сводятся с несогласием оценкой суда фактических обстоятельств по делу. Оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права у суда второй инстанции не имеется, поскольку установленные ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правила оценки доказательств судом нарушены не были, выводы суда первой инстанции полностью соответствуют обстоятельствам данного дела, нарушений норм материального и процессуального права, приведших к неправильному разрешению спора, судом не допущено, и спор по существу, с учетом конкретных обстоятельств дела, разрешен верно.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебного постановления, судом не допущено.

В связи с изменением суммы, подлежащий взысканию с ответчика в пользу истца, изменению подлежит сумма государственной пошлины, подлежащая взысканию с ответчика в доход местного бюджета. На основании ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. ст. 50, 61.1. Бюджетного кодекса Российской Федерации, ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации взысканию с ответчика и зачислению в доход местного бюджета подлежит государственная пошлина в размере 5530 рублей 07 копеек.

Руководствуясь ст. ст. 328 - 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ленинского районного суда города Екатеринбурга от 18.09.2017 изменить в части взыскания компенсации за неиспользованный отпуск, государственной пошлины.

Взыскать с ООО "Агрофирма "Светлое" в пользу Т. компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 203007 рублей 27 копеек, с удержанием при выплате НДФЛ с перечислением ответчиком страховых взносов в Пенсионный фонд.

Взыскать с ООО "Агрофирма "Светлое" в доход местного бюджета расходы по оплате государственной пошлины в размере 5530 рублей 07 копеек.

В остальной части решение Ленинского районного суда города Екатеринбурга от 18.09.2017 оставить без изменения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение Свердловского областного суда от 14.02.2018 № 33-1935/2018