Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 21.06.2018 № 33-3990/2018


Юрист по трудовому праву в Москве

+7 (903) 219 00 24



Поделитесь этим судебным решением в соцсетях


Сокращение многодетного отца законно, если мать детей находится в отпуске по уходу за ребенком

« На истца указанные гарантии не распространяются, так как второй родитель (мать ребенка) состоит в трудовых отношениях. Нахождение работника в отпуске по уходу за ребенком возможно только при наличии трудовых отношений »

СУД ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА - ЮГРЫ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 33-3990/2018

21 июня 2018 г.


Судья: Соболевская Н.Ю.


Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе:
председательствующего Кульковой С.И.,
судей Мироненко М.И., Дроздова В.Ю.,
при секретаре Б.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б.Ю. к Бюджетному учреждению высшего образования ХМАО - Югры "Сургутский государственный университет" (БУ ВО ХМАО - Югры "СурГУ") о признании приказа о прекращении трудового договора незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, стимулирующих выплат, компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе Б.Ю. на решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 27 февраля 2018 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Мироненко М.И., объяснения истца Б.Ю. и его представителя К., поддержавших апелляционную жалобу, объяснения представителя ответчика Г., возражавшей относительно доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Леонович О.Ю., полагавшей решение подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Б.Ю. обратился в суд с вышеуказанным иском к БУ ВО ХМАО - Югры "СурГУ" (Университет), мотивируя свои требования тем, что состоял в трудовых отношениях с ответчиком, занимал должность ведущего научного сотрудника Научно-исследовательской лаборатории биокибернетики и биофизики сложных систем в Институте естественных и технических наук. (дата) истец уведомлен о сокращении занимаемой должности с (дата). Приказом от (дата) (номер) уволен с работы по сокращению штата работников организации в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. В связи с нарушением порядка увольнения истец считает увольнение незаконным. Ссылаясь на ст. 261 Трудового кодекса РФ, полагает, что на него распространяются гарантии, предусмотренные данной нормой права, поскольку он является единственным кормильцем в семье, имеет четырех иждивенцев, его супруга находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. По мнению истца, сокращение штата работников носило фиктивный характер. Работодателем не были предложены все имеющиеся вакантные должности, при увольнении не было получено мнение профсоюзного органа. Кроме того, не произведены все причитающиеся истцу выплаты, ответчиком нарушено право истца на предоставление очередного (основного) отпуска. В связи с незаконным увольнением истцу причинен моральный вред. На основании изложенного, с учетом уточнений, Б.Ю. просил суд признать незаконным приказ от (дата) (номер) о прекращении трудового договора, восстановить его на работе в должности ведущего научного сотрудника, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула в размере 45 036,64 руб., стимулирующие выплаты в размере 24 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.

Представители ответчика БУ ВО ХМАО - Югры "СурГУ" Г., Ж. исковые требования не признали по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск.

Представитель третьего лица Профессионального союза работников народного образования и науки РФ в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом. В соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ дело рассмотрено в отсутствие неявившегося представителя третьего лица.

Помощник прокурора г. Сургута Ширяева И.П. считала исковые требования не подлежащими удовлетворению.

Суд постановил изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе истец Б.Ю. выражает несогласие с постановленным по делу решением, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении заявленных требований. В обоснование апелляционной жалобы указывает на незаконность увольнения, повторяя доводы искового заявления о недействительности сокращения штата и нарушении ответчиком порядка расторжения трудового договора. По мнению истца, суд неверно применил положения ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса РФ, расценив пребывание супруги истца (ФИО)1 в отпуске по уходу за ребенком до трех лет, как факт нахождения в трудовых отношениях. Вывод суда о сокращении численности работников не соответствует обстоятельствам дела. Подразделение, в котором работал истец, штатной численностью 5 единиц исключено из состава Института, при этом создан Научно-образовательный центр штатной численностью 17,5 единиц. Сокращение штата являлось фиктивным, так как в штате Научно-образовательного центра имеется должность ведущего научного сотрудника с трудовой функцией, аналогичной трудовой функции по ранее занимаемой истцом должности. В действительности произошли изменения организационных условий труда. Вывод суда о том, что работодателем предложены истцу все имеющиеся вакантные должности, является неправильным, так как предложенные ответчиком вакансии не соответствуют образованию и квалификации истца. Суд первой инстанции принял во внимание лишь устные объяснения представителя ответчика об отсутствии вакансий. Представленные ответчиком документы содержат неполную информацию по вакантным должностям. Судом не дана надлежащая оценка доводам истца о переводе на одну из вакантных должностей сотрудника, не имеющего преимущественного права на оставление на работе. Ссылка ответчика на то, что истцу было предложено участие в конкурсе на замещение должностей научных работников не имеет юридического значения для дела. Выражает несогласие с выводом суда о том, что ему произведены все причитающиеся при увольнении выплаты.

В возражении на апелляционную жалобу ответчик БУ ВО ХМАО - Югры "СурГУ" просит оставить решение суда без изменения, указывая на необоснованность доводов жалобы.

Проверив решение в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия не находит оснований к отмене оспариваемого судебного постановления.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч. 3 ст. 81 настоящего Кодекса.

О предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Как следует из материалов дела и установлено судом, истец Б.Ю. находился в трудовых отношениях с ответчиком, занимал должность ведущего научного сотрудника Научно-исследовательской лаборатории биокибернетики и биофизики сложных систем Института естественных и технических наук.

Приказом БУ ВО ХМАО - Югры "СурГУ" от (дата) (номер) в связи с изменением финансирования государственных заданий и структурными изменениями работодателем принято решение о сокращении численности работников и должностей в организационно-штатной структуре университета с (дата).

(дата) истец Б.Ю. уведомлен о сокращении занимаемой им должности с (дата), истцу предложены имеющиеся у ответчика вакантные должности, от которых он отказался.

Приказом БУ ВО ХМАО - Югры "СурГУ" от (дата) внесены изменения в штатное расписание, в частности, выведены из штата все должности, занимаемые научными сотрудниками Научно-исследовательской лаборатории биокибернетики и биофизики сложных систем, в том числе, занимаемая истцом должность ведущего научного сотрудника.

Уведомлениями от (дата), от (дата) истцу также предложены вакантные должности, кроме того, истец уведомлен о возможности участия в конкурсе на замещение должностей научных работников и профессорско-преподавательского состава.

Приказом от (дата) (номер) Б.Ю. уволен с (дата) по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (в связи с сокращением штата работников организации).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, исходил из того, что имело место сокращение численности работников учреждения, увольнение истца произведено на законных основаниях, порядок увольнения не нарушен, поскольку о предстоящем увольнении истец был предупрежден за два месяца до увольнения, истцу предлагались имеющиеся у работодателя вакантные должности и участие в конкурсах на замещение вакантных должностей. Судом указано, что истец не подпадает под категорию работников, с которыми трудовой договор не может быть прекращен в силу требований ст. 261 Трудового кодекса РФ, поскольку супруга истца, будучи трудоустроенной, находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Судебная коллегия находит выводы суда правильными. Мотивы, по которым суд пришел к таким выводам, подробно изложены в решении, выводы суда основаны на правильно примененных и истолкованных нормах материального закона, подлежащих применению к правоотношениям сторон, не противоречат материалам дела и истцом не опровергнуты.

Доводы истца о несоблюдении работодателем порядка увольнения, в том числе о нарушении преимущественного права на оставлении на работе, невыполнении обязанности по предложению вакантных должностей, были предметом подробного рассмотрения суда первой инстанции, мотивированно отклонены, оснований для переоценки выводов суда первой инстанции судебная коллегия не находит. В мотивировочной части судебного акта подробно указано, на каком основании суд не принял во внимание доводы истца, положенные в обоснование заявленных требований.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции не нашли подтверждения доводы истца о фиктивном характере сокращения штатов. Материалами дела подтверждено, что сокращение штата работников являлось реальным, было изменено штатное расписание учреждения, занимаемая истцом должность ведущего научного сотрудника Научно-исследовательской лаборатории биокибернетики и биофизики сложных систем исключена из штатного расписания. При этом судом правильно указано, что решение об изменении структуры учреждения и штатного расписания относится к исключительной компетенции работодателя.

То обстоятельство, что общее количество должностных ставок в Институте после проведенных организационно-штатных мероприятий и сокращения должности истца увеличилось, само по себе не свидетельствует о фиктивности сокращения.

Довод истца о том, что должностные обязанности по введенной в штат должности ведущего научного сотрудника (Научно-образовательного центра) соответствуют должностным обязанностям по ранее занимаемой истцом должности, противоречит материалам дела. Из сравнительного анализа должностной инструкции ведущего научного сотрудника Научно-исследовательской лаборатории биокибернетики и биофизики сложных систем и должностной инструкции ведущего научного сотрудника Научно-образовательного центра следует, что указанные должности не являются тождественными, поскольку предусматривают различный порядок назначения на должность и разный объем должностных обязанностей.

Ошибочный вывод суда об имеющемся сокращении численности работников не повлиял на законность принятого по делу решения.

Согласно ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса РФ не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях.

На истца указанные гарантии не распространяются, так как второй родитель (мать ребенка) состоит в трудовых отношениях. Нахождение работника в отпуске по уходу за ребенком возможно только при наличии трудовых отношений.

Доводы истца о несоблюдении работодателем порядка увольнения, в том числе, утверждение о невыполнении ответчиком обязанности по предложению вакантных должностей, подробно исследовались судом и правомерно отклонены, как не нашедшие своего подтверждения.

Довод истца относительно имеющихся вакантных должностей, замещаемых на конкурсной основе, на которые он мог быть переведен, представляется необоснованным. При сокращении штата представитель работодателя не может предложить сотруднику для замещения без конкурса вакантную должность, которая должна замещаться только по конкурсу. Вместе с тем, сотрудник имеет право на участие в конкурсе на вакантную должность на общих основаниях независимо от того, будет ли ему предложено такое участие. Истец в установленном порядке заявлений на участие в конкурсе на замещение вакантных должностей научно-педагогических работников не подавал.

Суд обоснованно не согласился с доводом истца о наличии у него преимущественного права на оставление на работе. Действующим законодательством не предусмотрена обязанность работодателя проводить анализ квалификации работников при кадровой расстановке. Вопрос о наличии либо отсутствии у работника преимущественного права на оставление на работе должен рассматриваться работодателем лишь при решении вопроса о том, кто из работников, занимающих одинаковые штатные должности, часть из которых подлежит сокращению, должен быть оставлен на работе. Работодатель вправе самостоятельно определять кому из работников, в том числе и подлежащих сокращению, предложить вновь вводимую в штатное расписание должность. Из материалов дела следует, что должность, занимаемая истцом, исключена из штатного расписания. Иных лиц, чьи должностные обязанности соответствовали бы должности истца, судом не установлено, соответственно, необходимость исследовать вопрос о преимущественном праве истца на оставление на работе у работодателя отсутствовала. Положения ст. 179 Трудового кодекса РФ в рассматриваемом случае не применяются.

Доводы жалобы о противоречии показаний свидетеля (ФИО)2 носят субъективный характер и не могут быть основанием для переоценки доказательств по делу, поскольку показания допрошенного свидетеля оценены судом первой инстанции с учетом положений ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ в совокупности с иными исследованными судом доказательствами.

Не находят своего подтверждения и доводы жалобы о необоснованном отказе во взыскании стимулирующей выплаты. Нарушений прав истца в данном случае ответчиком не допущено, поскольку на момент его увольнения отсутствовали основания для установления выплаты, предусмотренные локальным нормативным актом работодателя.

Таким образом, по доводам жалобы оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права не усматривается, при разрешении спора судом верно определены юридически значимые обстоятельства, правильно применены нормы материального и процессуального права, собранным по делу доказательствам дана верная правовая оценка, постановлено законное и обоснованное решение.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Сургутского городского суда от 27 февраля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Б.Ю. - без удовлетворения.




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение по сокращению > Апелляционное определение суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 21.06.2018 № 33-3990/2018