Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с сокращением > Апелляционное определение Московского городского суда от 20.07.2017 № 33-28177/2017



В нарушение ч. 2 ст. 180 ТК РФ увольнение работницы в связи с сокращением произведено до истечения двух месяцев со дня предупреждения о предстоящем увольнении, при том, что она письменного согласия на увольнение до истечения указанного срока, как то предусмотрено ч. 3 ст. 180 ТК РФ, не давала


судья суда первой инстанции: Клейн И.М.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 33-28177/2017

20 июля 2017 г.


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Котовой И.В. и судей Пильгановой В.М., Климовой С.В., с участием прокурора Левенко С.В., при секретаре К., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Т. на решение Головинского районного суда г. Москвы от 15 февраля 2017 года, которым постановлено:

Исковые требования удовлетворить частично.

Признать приказ N 480-к от 28 октября 2016 года в части расторжения трудового договора с Т. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации с 31 октября 2016 года в связи с сокращением штата работников организации незаконным.

Восстановить Т. на работе в должности доцента кафедры менеджмента и маркетинга туризма Государственного автономного образовательного учреждения Московский государственный институт индустрии туризма имени Ю.А. Сенкевича с 01 ноября 2016 года.

Взыскать с Государственного автономного образовательного учреждения Московский государственный институт индустрии туризма имени Ю.А. Сенкевича в доход государства государственную пошлину в сумме 300 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований - отказать.

В части восстановления на работе решение суда подлежит немедленному исполнению,

УСТАНОВИЛA:

Истец Т. обратилась в Головинский районный суд г. Москвы с иском к ответчику Государственному автономному образовательному учреждению Московский государственный институт индустрии туризма имени Ю.А. Сенкевича о признании незаконным увольнения по сокращению штата сотрудников и восстановлении на работе.

Требования мотивированы тем, что она с 16 марта 2012 года работала у ответчика доцентом кафедры менеджмента и маркетинга туризма. 27 августа 2016 года она обнаружила, что в расписании на новый учебный год не включены ее дисциплины, в связи с чем у нее обострилось хроническое заболевание и она до 17 октября 2016 года была нетрудоспособна. 17 октября 2016 года ей вручили уведомление, датированное 31 августа 2016 года, о предстоящем сокращении ее должности. Приказом от 28 октября 2016 года она была уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, полагала увольнение незаконным, поскольку увольнение произведено до истечения двух месяцев со дня предупреждения, ответчик не исследовал ее преимущественное право оставления на работе и не учел ее семейное положение.

В суде первой инстанции истец поддержала исковые требования, представитель ответчика иск не признал.

Суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Т. ставит вопрос об изменении решения.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы и дополнений к ней, выслушав объяснения Т., заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным по материалам дела, не имеется.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Т. приказом N 53-к от 05 февраля 2013 года на основании трудового договора от 04 февраля 2013 года N 18-тд была принята на работу доцентом кафедры менеджмента и маркетинга туризма на период с 05 февраля 2013 года по 30 июня 2013 года (т. 1 л.д. 92).

30 мая 2013 года стороны заключили Дополнительное соглашение к трудовому договору от 04 февраля 2013 года N 18-тд, которым срок окончания работы установлен 30 июня 2018 года (т. 1 л.д. 99).

30 августа 2016 года был издан приказ N 380-к о сокращении численности штата, согласно которому с 01 ноября 2016 года из штатного расписания подлежали исключению ряд должностей, в том числе должность доцента кафедры менеджмента и маркетинга туризма (2 ставки), одну из которых занимала истец (т. 1 л.д. 125 - 128). С данным приказом истец не была ознакомлена, между тем, указанное обстоятельство не свидетельствует о нарушении порядка увольнения, поскольку, как правильно указал суд первой инстанции, действующим законодательством не предусмотрена обязанность работодателя знакомить работников с приказами о проведении мероприятий по сокращению.

30 августа 2016 года состоялось заседание комиссии по определению преимущественного права оставления на работе работников в связи с сокращением численности штата, в ходе которого были исследованы личные дела и должностные инструкции сотрудников ликвидируемого факультета экономики и управления и входящих в его состав кафедр, в том числе истца, по результатам рассмотрения комиссия признала всех кандидатов на увольнение обладающими высокой квалификацией, однако, учитывая, что декан факультета экономики и управления и доцент кафедры менеджмента и маркетинга туризма Т. читают одни дисциплины, принято решение оставить на работе декана факультета, при этом учтено наличие у на иждивении жены инвалида и несовершеннолетнего ребенка в возрасте до 14 лет. Из протокола заседания комиссии следует (т. 2 л.д. 50-54), что документами о семейном положении Т. комиссия не располагала, в суд первой инстанции истец также не представила документов, подтверждающих наличие у нее преимущественного права оставления на работе в связи с семейным положением.

31 августа 2016 года на имя истца было подготовлено уведомление N 8 о расторжении 31 октября 2016 года трудового договора с истцом в связи с проведением мероприятий по сокращению штата работников, при этом было сообщено о невозможности перевода истца на другую должность в связи с отсутствием вакансий. Однако из-за отсутствия истца на рабочем месте 31 августа 216 года в период с 09 час. 00 мин. до 11 час. 11 мин. и в период с 11 час. 19 мин. до 18 час. 09 мин. вручить данное уведомление истцу не представилось возможным, в связи с чем 01 сентября 2016 года данное уведомление было направлено истцу посредством почтовой связи, которое вернулось в адрес ответчика 04 октября 2016 года в связи с истечением срока хранения (т. 1 л.д. 71).

С данным уведомлением истец ознакомлена под роспись 17 октября 2016 года (т. 1 л.д. 8).

Приказом N 480-к от 28 октября 2016 года действие трудового договора от 04 февраля 2013 года N 18-тд прекращено, а Т. 31 октября 2016 года была уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (т. 1 л.д. 93 - 95).

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Суд первой инстанции, исследовав представленные сторонами доказательства, оценив их по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями ст. ст. 81, 179, 180 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", пришел к правильному выводу о нарушении ответчиком порядка увольнения, поскольку в нарушение части второй статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение истца произведено до истечения двух месяцев со дня предупреждения истца под роспись о предстоящем увольнении, при том, что истец письменного согласия на увольнение до истечения указанного срока, как то предусмотрено ч. 3 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации, не давала.

Соответственно при указанных обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно удовлетворил исковые требования истца о признании приказа N 480-к от 28 октября 2016 года в части расторжения трудового договора с Т. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации с 31 октября 2016 года в связи с сокращением штата работников организации незаконным и о восстановлении на работе, что отвечает положениям ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации.

Отказывая истцу в удовлетворении требований о признании незаконным приказа от 30 августа 2016 года N 380-к о сокращении численности штата, суд первой инстанции правильно исходил из того, что реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34 часть 1; статья 35 часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

Доводы апелляционной жалобы Т. о том, что судом не рассматривался вопрос о законности соблюдения процедуры сокращения штата сотрудников, не проверялась законность издания приказа от 30 августа 2016 года N 380-к о сокращении численности штата и не исследовалось ее преимущественное право оставления на работе, судебная коллегия признает несостоятельными, поскольку указанные обстоятельства были предметом исследования суда первой инстанции, который дал им надлежащую правовую оценку, с которой судебная коллегия соглашается.

При этом судебная коллегия отмечает, что из смысла положений ст. ст. 81, 179, 180 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что право определять численность и штат работников принадлежит работодателю. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии соблюдения установленного порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что ее восстановление на работе фактически невозможно из-за отсутствия в штатном расписании кафедры менеджмента и маркетинга туризма, а также о том, что суд не определил ее рабочее место и не сформировал нагрузку, соответствующую должности доцента, также несостоятельны, поскольку в силу ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Учитывая, что истец была уволена с должности доцента кафедры менеджмента и маркетинга туризма, то суд первой инстанции правильно восстановил ее в указанной должности. Соответственно довод истца о том, что в исковом заявлении от 25 декабря 2016 года она не просила о восстановлении ее на несуществующей кафедре, также является несостоятельным. Что касается доводов о том, что суд не определил ее рабочее место и не сформировал нагрузку, соответствующую должности доцента, то указанные вопросы не входят в компетенцию суда.

В апелляционной жалобе Т. ссылается на то, что суд не выплатил ей заработную плату за время вынужденного прогула, между тем, как следует из искового заявления истца от 25 декабря 2016 года (т. 1 л.д. 11 - 12) истец требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула не заявляла, впоследствии в письменном виде предмет иска, как это предусмотрено ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не изменяла. При указанных обстоятельствах суд первой инстанции принял решение по заявленным истцом требованиям, что соответствует положениям ч. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы, направленные на оспаривание судебного решения судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку отсутствуют правовые основания для иной оценки представленных сторонами и исследованных судом доказательств, приведенные выводы суда не противоречат материалам настоящего дела и Т. не опровергнуты.

Разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Доводы жалобы не опровергают выводов решения суда и потому не могут служить основанием к отмене этого решения.

Таким образом, оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛA:

Решение Головинского районного суда г. Москвы от 15 февраля 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Т. - без удовлетворения.


Председательствующий:

Судьи:




Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

+7 (903) 219 00 24 (Москва)


юрист по трудовому праву


Главная > Судебная практика > Увольнение в связи с сокращением > Апелляционное определение Московского городского суда от 20.07.2017 № 33-28177/2017